Глав: 11 | Статей: 40
Оглавление
«Давным-давно, в очень далекой галактике…» — с этого титра начинался всемирно известный кинофильм Джорджа Лукаса «Звездные войны». Со временем это словосочетание стало настолько общеупотребительным, что никто не удивился, когда им стали обозначать вполне реальные программы создания вооруженных сил космического базирования.

Книга, которую вы держите в руках, посвящена истории «звездных войн», но не выдуманных, бушующих в далекой галактике, а реальных, начинавшихся здесь, на Земле, в тиши конструкторских бюро и вычислительных центров. Вы прочитаете о ракетопланах люфтваффе, РККА и ВВС США, о космических бомбардировщиках и орбитальных перехватчиках, о программе противоракетной обороны и способах ее преодоления.

И в настоящее время еще не поставлена точка в истории военной космонавтики. Мы переживаем очередной эпизод «звездных войн», и пока не ясно, кто выйдет победителем из вечной схватки между добром и злом.

Боевые орбитальные станции СССР

Боевые орбитальные станции СССР

В Советском Союзе работы над проектом военной станции велись в ОКБ-52 с 12 октября 1964 года, когда глава этого бюро Владимир Челомей предложил своим сотрудникам заняться созданием посещаемой орбитальной пилотируемой станции со сменяемым экипажем из 2 или 3 человек и сроком существования на орбите от

2 до 3 лет. Станция, получившая название «Алмаз», предназначалась для решения задач научного, народнохозяйственного и оборонного значения и выводилась на орбиту носителем «УР-500К» («Протон-К»).

Станция была вдвое тяжелее той, которую предлагал сделать Дмитрий Козлов в рамках проекта «Союз-Р». В начале 1966 года, рассмотрев на конкурсной основе оба проекта: «Союз-P» и «Алмаз», Научно-технический совет Министерства обороны поддержал проект челомеевской станции. Пожалуй, это был первый случай в истории советской космонавтики, когда на конкурсной основе делался выбор между двумя равноценными проектами.

«Алмаз» унаследовал индекс «11Ф71» от орбитального блока «Союза-P». Все наработки куйбышевского филиала по разведывательной орбитальной станции были переданы в Реутов.

Транспортный корабль снабжения «7К-ТК» («11Ф72»), который должен был обслуживать станцию Козлова, решили сохранить. Только теперь он перешел в тему «Алмаз» — в ней он использовался как средство доставки космонавтов на орбиту. Предложение Челомея о создании собственного транспортного корабля снабжения тогда поддержки не получило. В 1966 году в бюро Козлова был выполнен эскизный проект транспортного корабля «7К-ТК» для комплекса «Алмаз» и началась разработка технической документации. Прототипом его оставался все тот же «7К-ОК» («Союз»).

Эскизный проект станции «Алмаз» («11Ф71»), был принят в 1967 году Межведомственной комиссией, состоявшей из 70 известных ученых и руководителей КБ и НИИ промышленности и Министерства обороны.

В 1968 году появились макеты комплекса «Алмаз». На заводе № 22 (ныне — завод имени Хруничева) полным ходом шло изготовление корпусов станции. Для конструкторского коллектива Владимира Мясищева (бывшего ОКБ-23), вошедшего филиалом в челомеевский ОКБ-52, разработка больших корпусов космической орбитальной станции была задачей не слишком трудной.

Формально «Алмаз» разрабатывался по техническому заданию Министерства обороны и задумывался как космический наблюдательный пункт с комфортными условиями для экипажа, хорошо оснащенный оптической, фотографической, радиолокационной аппаратурой, с точной системой ориентации и стабилизации станции для наведения аппаратуры в заданный район земной поверхности. Он состоял из орбитальной пилотируемой станции, возвращаемого аппарата и большегрузного транспортного корабля снабжения «ТКС». Комплекс включал ракету-носитель, техническую и стартовую позиции, наземный пункт приема информации и использовал сеть наземных пунктов командно-измерительного комплекса (КИК) для управления станцией. Предусматривалось создание тренажерных средств для подготовки экипажей.

По проекту предполагалось, что «Алмаз» будет более совершенным космическим разведчиком, чем «Зениты» — автоматические беспилотные аппараты-фоторазведчики. Большой фотоаппарат «Алмаза» расходовал пленку на фотографирование наземных объектов только по воле космонавтов. Космонавты могли разглядывать Землю в видимом или инфракрасном спектре через мощный «космический бинокль». Увидев нечто подозрительное, они давали бы команду на производство серии снимков. Фотопленка проявлялась на борту под контролем экипажа. Достойные внимания военной разведки фрагменты изображения передавались на Землю по телевизионному каналу.

Эти же или любые другие участки планеты также могли просматриваться с помощью радиолокатора бокового обзора. Условия разведки требовали постоянной ориентации станции на Землю с возможностью разворотов для поиска и нацеливания фотоаппаратуры на различные объекты. Потому от системы управления «Алмаза» требовались высокая точность длительного поддержания трехосной ориентации, развороты вдоль продольной оси на заданные углы, ориентация солнечных батарей на Солнце, и при всем этом расход рабочего тела должен был позволить активно работать не менее трех-четырех месяцев.

При проектировании станции «Алмаз» были выбраны следующие габариты: полная длина — 14,6 м, максимальный диаметр — 4,2 м, обитаемый объем — 100 м3, полная масса — 17,8 т, полезная нагрузка — 5 т. Станция рассчитывалась на экипаж из 2 человек и время работы па орбите 410 дней. Электроснабжение осуществлялось панелями солнечных батарей общей площадью 52 м2, мощность — 3,12 кВт.

Конструктивно гермоотсек станции разделялся на две зоны, которые можно условно назвать зоной большого и зоной малого диаметра. Зона малого диаметра располагалась в передней части станции и закрывалась при выведении коническим головным обтекателем. Далее шла зона большого диаметра. Стыковка транспортных кораблей должна была осуществляться с задней торцевой части станции, где находилась сферическая шлюзовая камера, соединявшаяся с гермоотсеком большим переходным люком. В задней части шлюзовой камеры размещался пассивный стыковочный узел, в верхней — люк для выхода в открытый космос, в нижней — люк в камеру, из которой можно было спускать на Землю капсулы с результатами наблюдений и исследований.

Капсула имела свой пороховой двигатель, парашютную систему, сбрасываемый теплозащитный экран и спускаемый отсек с маяком. Стабилизация ее перед включением двигателя осуществлялась закруткой после необходимой ориентации перед выпуском со станции. Вокруг шлюзовой камеры размещались агрегаты двигательных установок станции, развертываемые антенны и две большие панели солнечных батарей. Хвостовая часть станции с шлюзовой камерой закрывалась конусообразным щитом из экранно-вакуумной теплоизоляции.

В передней части гермоотсека в зоне малого диаметра размещался бытовой отсек экипажа со спальными местами, столиком для приема пищи, креслом для отдыха и иллюминаторами обзора.

За бытовым — рабочий отсек с пультом управления, рабочим местом, оптическим визиром, позволяющим наблюдать отдельные детали поверхности Земли, панорамно-обзорное устройство для широкого обзора Земли, перископическое устройство для осмотра окружающего космического пространства. Задняя часть гермоотсека была занята аппаратурой наблюдения и системой управления.

Большой оптический телескоп для наблюдения Земли занимал место позади рабочего отсека от пола до потолка станции.

Учитывая, что в период проектирования станции «Алмаз» в США велись работы над различного рода космическими перехватчиками, на станции были приняты меры для защиты от подобных вражеских объектов: станция оснащалась скорострельной пушкой конструкции Нудельмана-Рихтера НР-23. По утверждению разработчиков станции, в наземных испытаниях на дальности более километра залп из пушки перерезал пополам металлическую бочку из-под бензина. При стрельбе в космосе отдача пушки требовали компенсации, с чем легко справлялись два маршевых двигателя или двигатели жесткой стабилизации. Пушка устанавливалась жестко «под брюхом» «Алмаза». Ее можно было наводить в нужную точку через прицел, поворачивая всю станцию вручную или дистанционным управлением, чтобы сопровождать цель. Стрельбой из пушки управлял Программно-контрольный аппарат, который вычислял залп, требуемый для разрушения цели при полете снаряда до нее от 1 до 5 секунд.

Нападать на кого-либо, подобно «Звезде», «Алмаз» не мог — какой смысл использовать против полутонного автоматизированного истребителя пилотируемый наблюдательный пункт массой под 20 т с гигантским фотоаппаратом и другой ценной аппаратурой? А вот для обороны эта пушка вполне подходила и могла при случае удивить любого агрессора.

На одном из этапов работы от первоначального проекта транспортного корабля снабжения «7К-ТК» по проекту куйбышевского бюро Дмитрия Козлова отказались. Дело в том, что для регулярной работы «Алмаза» такие «грузовики» пришлось бы запускать раз в месяц. С другой стороны, габариты самого «Алмаза» неоднократно пересматривались — в интерьеры станции никак не удавалось вписать все служебные системы и специальное оборудование, требовавшееся военным в космосе.

В конечном итоге желание Челомея строить свой собственный транспортный корабль возобладало. Эскизный проект ракетно-космической системы «Алмаз» был подписан Челомеем 21 июля 1967 года — в составе станции «11Ф71» предполагалось использовать возвращаемый аппарат «11Ф74», который планировалось поставить на носу орбитального блока. Также этот эскизный проект предусматривал отказ от использования «7К-ТК».

В 1969 году в ОКБ-52 был завершен выпуск эскизного проекта собственного транспортного корабля снабжения «ТКС». Этот корабль предназначался для доставки на станцию «11Ф71» трех космонавтов и расходуемых грузов для экспедиции длительностью в 90 суток.

Тут имелся нюанс. Вплоть до первой половины семидесятых никто не мог ответить на простой вроде бы вопрос: а сможет ли человек жить и работать в космосе целых три месяца? Дело в том, что к моменту начала разработки «ТКС» у конструкторов не было информации о состоянии человека даже в трехнедельном полете. Поэтому при разработке «ТКС» многие решения подразумевали «запас» — ведь экипаж, согласно заданию, должен был решать все свои задачи в автономном режиме, то есть рассчитывая только на собственные силы.

Разработка челомеевского «ТКС» и окончательный отказ от козловского «7К-ТК» были закреплены соответствующим постановлением Совета Министров от 13 июня 1970 года.

Новый корабль, унаследовавший индекс «11Ф72», состоял из возвращаемого аппарата «11Ф74» и функционально-грузового блока «11Ф77».

В отличие от космического корабля «Союз», где спускаемый аппарат располагался под бытовым отсеком, возвращаемый аппарат «ТКС» занимал верхнее место, чем обеспечивалось его надежное спасение в аварийной ситуации. Такая компоновка потребовала наличия люка в днище возвращаемого аппарата для перехода экипажа в функционально-грузовой блок. Это решение (принятое и для «Звезды») вызывало споры, однако натурные запуски возвращаемого аппарата подтвердили надежность данной конструкции при спуске с орбиты.

Стыковочный агрегат «ТКС» располагался на заднем торце грузового блока в зоне увеличенного диаметра, в которой предполагалось размещать капсулы для сброса информации с «Алмаза». Космонавты в скафандрах при сближении со станцией должны были располагаться непосредственно у стыковочного агрегата и наблюдать за операциями через иллюминаторы. Это упрощало процедуру стыковки, расширяло обзор и позволяло уйти от системы перископов и телекамер, как на корабле «Союз».

По проекту корабль мог находиться в автономном полете до 4 суток, в состыкованном с орбитальной станцией положении — до 90 суток. Стартовая масса «ТКС» при запуске составляла 21,62 т, на орбите — 17,57 т. Объем внутренних отсеков корабля — 49,88 м3. Длина «ТКС» в стартовом положении — 17,51 м, на орбите — 13,2 м.

Поскольку «ТКС» еще нуждался в отработке, на первом этапе создания системы «Алмаз» экипажи на станцию должны были доставляться кораблями «Союз».

Кстати, об экипажах. Первая группа космонавтов, ориентированная на бюро Челомея, была создана в Центре подготовки в сентябре 1966 года. В нее были включены кандидаты Воробьев, Демин, Матинченко, Лазарев. Возглавил группу летчик-космонавт Павел Беляев. Поначалу космонавты занимались теоретическим изучением конструкции космического разведывательного комплекса «Алмаз», его бортовых систем и спец-аппаратуры.

Работа предстояла большая, и поэтому группа «Алмаз» все время пополнялась новыми космонавтами. Так, в январе 1968 года в нее были зачислены космонавты третьего набора Центр подготовки космонавтов ВВС: Владимир Преображенский, Валерий Рождественский, Анатолий Федоров, Евгений Хлудеев, Василий Щеглов и Олег Яковлев. В конце того же года в группу были назначены Жолобов и Добровольский, которые до этого готовились По программе облета Луны.

В начале 1969 года в результате реорганизации Центры подготовки были образованы отдельные отряды космонавтов по направлениям деятельности. В отряд второго отдела (военных программ) вошли две группы, готовившиеся по военным программам «Алмаз» и «7К-ВИ» («Звезда»). А в августе 1970 года на программу «Алмаз» были переведены все космонавты из группы «7К-ВИ».

К тому времени были уже созданы макеты и отдельные системы как самой орбитальной станции, так и возвращаемого аппарата. Пришло время начинать этап наземных испытаний. Разумеется, к этой работе подключились и космонавты. В Центре подготовки для проведения этих испытаний были сформированы три экипажа: первый — Федоров, Демин, Преображенский; второй — Яковлев, Жолобов, Степанов; третий — Зудов, Глазков, Лисун.

В 1970 году эти экипажи проводили испытания возвращаемого аппарата в условиях кратковременной невесомости во время полетов на летающей лаборатории «Ту-104ЛЛ» с аэродрома Чкаловский. В салоне самолета была установлена пилотская кабина от возвращаемого аппарата, в которой размещались центральное кресло командира экипажа и приборные панели управления. Космонавты отрабатывали там свои действия, имитируя различные этапы полета, в том числе при нештатных и аварийных ситуациях. Отрабатывался также процесс открытия люка с переходом в функционально-грузовой блок — при этом, правда, космонавты выходили в салон самолета (функционально-грузового блока еще не было).

Однако дальнейшая отработка и изготовление возвращаемого аппарата и особенно функционально-грузового блока затягивались. В то же время сама станция «Алмаз» была уже почти готова, поэтому в 1971 году было принято решение на проведение первого этапа летноконструкторских испытаний с использованием в качестве транспортного корабля модифицированного двухместного «Союза» («7К-Т», «11Ф615А9»).

А время поджимало. Руководство отрасли требовало новых космических достижений к 100-летию со дня рождения Ленина и к началу XXIV съезда КПСС. Тогда группа конструкторов в ЦКБЭМ во главе с Константином Феоктистовым предложила взять готовый корпус станции «Алмаз», поставить на него увеличенные панели солнечных батарей, смонтировать систему жизнеобеспечения и отработанную аппаратуру стыковки «Игла», а экипаж отправить на любом из кораблей «7К-ОК». И станцию, и корабль с экипажем можно запустить с помощью ракеты «Протон-К».

Идея в конце концов овладела умами руководства Министерства общего машиностроения, и под его нажимом изготовленные корпуса, оснастка, часть аппаратуры и документация были переданы в ЦКБЭМ, где на основе «Алмаза» с применением систем кораблей «Союз» в кооперации с филиалом № 1 ЦКБМ менее чем за год была создана долговременная орбитальная станция «ДОС», проходившая в документах под обозначением «Изделие 17К».

«ДОС» отличалась от станции «Алмаз» переходным отсеком в передней части зоны малого диаметра, к которому производилась стыковка кораблей «Союз». В хвостовой части станции был установлен модифицированный приборно-агрегатный отсек корабля «Союз». Энергопитание станции предполагалось осуществлять с помощью четырех небольших солнечных батарей, также взятых от «Союза» и смонтированных попарно в районе зоны малого диаметра и приборно-агрегатного отсека.

Орбитальная станция «ДОС-1» (или «Салют») была запущена 19 апреля 1971 года. Так началась эпоха орбитальных станций серии «Салют», продлившаяся до весны 1986 года, когда космонавты Леонид Кизим и Владимир Соловьев, поставили «Салют-7» на консервацию, после чего перебрались на новую орбитальную станцию «Мир».

* * *

Работа над проектами «Алмаза» и «ТКС» продолжались и после того, как первый «Салют» вышел на орбиту.

Так, в ЦКБМ была создана станция № 0104. На ее борт экипаж должен был доставляться не кораблем «7К-Т», а штатным «ТКС». Кроме того, на 0104-й решили испытать другой состав аппаратуры наблюдения за наземными объектами, а также радиолокационную станцию «Меч-А» с изготовленной к тому времени большой радиолокационной антенной, раскрывающейся в полете.

Изменилась и система вооружения. Теперь для обороны вместо пушки (система «Щит-1») на станцию устанавливались два снаряда «космос-космос» (система «Щит-2») конструкции того же Александра Нудельмана.

В 1971 году «алмазный» отряд был пополнен опытными космонавтами Борисом Волыновым, Виктором Горбатко, Евгением Хруновым и Юрием Артюхиным, которые хорошо знали корабль «Союз», а первые трое уже слетали на нем в космос. Группа «Алмаз», насчитывавшая в 1966 году пять человек, к концу 1971 году стала самой многочисленной группой в Центре подготовки космонавтов — в ней числились 28 кандидатов на полет в космос. Причем все они были только из отряда Центра подготовки космонавтов ВВС, потому что программа «Алмаз» была военной и совершенно секретной.

В ноябре 1971 года были сформированы новые условные экипажи, теперь для тренировок на тренажере корабля «Союз» с целью отработки операций стыковки с орбитальной станцией: Попович-Демин, Волынов-Хлудеев, Горбатко-Жолобов, Федоров-Артюхин, Сарафанов-Степанов. Спустя некоторое время Артюхин перешел в экипаж к Поповичу, а Демин стал тренироваться с Федоровым. Плановые занятия этих экипажей проводились до апреля 1972 года.

В сентябре 1972 года начались комплексные наземные испытания «Алмаза» с подключением систем терморегулирования и жизнеобеспечения. Испытания проводились на макете станции (изделие 04-11Ф71) в НИИ-7 ВВС (Институт авиационной и космической медицины). С сентября 1972 по февраль 1973 года в этом макете длительно отработали два условных экипажа: Глазков-Хлудеев и Лисун-Преображенский.

Тогда же началась непосредственная подготовка четырех летных экипажей для первой станции: Попович-Артюхин, Волынов-Жолобов, Сарафанов-Демин, Зудов-Рождественский. В декабре 1972 года экипажи приступили к занятиям на комплексном тренажере орбитальной станции, который получил название «Иртыш».

Летно-конструкторские испытания станции «Алмаз» начались в апреле 1973 года. Председателем Госкомиссии по «Алмазу» был назначен летчик-космонавт Герман Титов.

Первая станция «Алмаз» («Салют-2»), отправленная на орбиту 3 апреля 1973 года, разгерметизировалась вскоре после запуска, и экипажи продолжили подготовку к полету на следующую станцию.

В 1974 году на борту второго «Алмаза» («Салют-3») работал экипаж Поповича, а экипаж Сарафанова слетал неудачно (стыковка не состоялась). В январе 1975 года началась подготовка сразу пяти экипажей для полетов на третий «Алмаз» («Салют-5»): Волынов-Жолобов, Зудов-Рождественский, Горбатко-Глазков, Березовой-Лисун, Козельский-Преображенский. В космос слетали первые три экипажа из перечисленных.

Состав «алмазного» отряда постоянно менялся, так как некоторые космонавты переводились на другие программы, а некоторые по различным причинам вообще отчислялись из отряда.

К середине 70-х годов были завершены наземные испытания и отработка возвращаемого аппарата и «ТКС» в целом. В частности, в период с 1974 по 1977 год с 51-й площадки Байконура было проведено пять отстрелов возвращаемого аппарата с целью отработки аварийно-двигательной установки системы аварийного спасения.

По согласованному с заводом графику все доработки предполагалось закончить в ноябре 1978 года. Но опять работы задержались из-за того, что не был доведен «ТКС». Тогда было решено перепроектировать станцию под стыковку с «Союзами». С этой задачей конструкторы ЦКБМ справились. Опираясь на имевшийся люк в переднем днище станции и ферменную конструкцию, крепящуюся к переднему шпангоуту гермоотсека, решили срочно изготовить автономный отсек стыковки, закрепить его на ферму и соединить герметичным сильфоном с основным объемом станции, а на переднее днище автономного отсека установить пассивный узел корабля «7К-Т» — агрегат «Г-3000».

Уже на начальном этапе работ на станциях первого поколения стало ясно, что их возможности ограничены запасами расходуемых компонентов. Одновременно в двух ОКБ, возглавляемых Мишиным и Челомеем, появилась идея создания станции с двумя стыковочными узлами и возможностью дозаправки двигательной установки топливом в полете. Наиболее важной отличительной чертой этого проекта было то, что экипаж из 4 или 5 человек должен был выводиться совместно с «Алмазом» в возвращаемом аппарате больших размеров, установленном в передней части станции. Дальнейшая работа станции должна была обеспечиваться запусками «ТКС», которые могли причаливать к двум стыковочным агрегатам станции. Для запуска такой станции предполагалось разработать специальную ракету-носитель грузоподъёмностью свыше 35 т.

Однако средств для финансирования проекта нового носителя и станции не нашлось. Постановлением правительства от 28 июня 1978 года работы по пилотируемой космонавтике в бюро Владимира Челомея были прекращены.

Тогда конструкторы ЦКБМ стали разрабатывать беспилотную версию военно-космической станции «Алмаз-Т». За счет отказа от систем, связанных с пребыванием на станции космонавтов, на «Алмазе» удалось разместить большой комплекс аппаратуры для дистанционного исследования Земли, в том числе уникальный радиолокатор бокового обзора с высоким разрешением. Эта станция могла находиться на орбите долгие годы, а для увеличения срока эксплуатации предполагалось периодически направлять к ней космонавтов для ремонта и профилактики бортовой аппаратуры. В том же году в ЦКБМ были заложены сразу три «Алмаза-Т», а «Алмаз-4», находившийся уже на электроиспытаниях, был законсервирован (он до сих пор хранится в фирме в Реутово).

Подготовленная к старту в 1981 году автоматическая станция «Алмаз-Т» пролежала в одном из цехов монтажно-испытательного корпуса космодрома Байконур до 1985 года. После многолетних задержек, не связанных с работами по станции, была предпринята попытка запуска этой станции, оказавшаяся неудачной из-за отказа системы управления ракеты-носителя «Протон-К».

18 июля 1987 года состоялся удачный запуск автоматического варианта станции «Алмаз» под обозначением «Космос-1870». С нее были получены высококачественные радиолокационные изображения земной поверхности.

И наконец, 31 марта 1991 года модифицированный автоматический вариант орбитальной станции разработки ЦКБМ со значительно улучшенными характеристиками бортовой аппаратуры был выведен на орбиту под своим настоящим именем «Алмаз-1».

Кстати, пушка, разработанная для защиты «Алмаза», в космосе побывала — она стояла на «Салюте-3». И, разумеется, оружейники не смогли побороть соблазна проверить ее в действии. 24 января 1975 года, когда станция, полностью выполнив автономный полет по основной и дополнительной программам, была сведена с орбиты, пушка дала свой первый и последний залп — разработчикам хотелось на натуре проверить, как стрельба из орудия влияет на динамику и вибрационную устойчивость «Алмаза». Испытания прошли успешно, а снаряды, выпущенные против вектора орбитальной скорости, вошли в атмосферу и сгорели даже раньше станции.

* * *

Параллельно шли работы над «альтернативным» кораблем снабжения «ТКС». Первый «ТКС» (№ 16101) планировалось использовать как комплексный стенд для наземной отработки корабля. Однако для ускорения начала летно-конструкторских испытаний под этот стенд пошел второй корабль (№ 16201). Первый же был выведен на орбиту 17 июля 1977 года под названием «Космос-929». Через месяц от него отделился и совершил посадку возвращаемый аппарат; автономный полет грузового блока продолжался до 3 февраля 1978 года.

К началу 1981 года был подготовлен запуск следующего «ТКС» (№ 16301); еще два корабля (№ 16401 и 16501) находились на заводе в стадии изготовления. Проектными службами КБ «Салют» было предложено продолжить испытания «ТКС» в рамках программы «ДОС».

«ТКС» № 16301 под названием «Космос-1267» был запущен 25 апреля 1981 года. 24 мая от корабля отделился возвращаемый аппарат. 19 июня оставшийся на орбите блок причалил к станции «Салют-6». Из-за того, что стыковочный узел станции не был рассчитан на прием «ТКС», аппараты были только стянуты (механические замки не закрывались). Совместный полет «ТКС» и «Салюта-6» продолжался более года. Экипажи за это время на станцию не прилетали. 29 июля 1982 года связка «Салют-6»-«Космос-1267» была сведена с орбиты.

ТКС № 16401 совершил полет к станции «Салют-7», на которой были приняты специальные меры по совместимости стыковочных узлов, вследствие чего на его борту смогли поработать космонавты. Корабль стартовал под именем «Космос-1443» 2 марта 1983 года и состыковался с орбитальной станцией 10 марта, доставив туда различные грузы. 14 августа «ТКС» отчалил от «Салюта-7», а 23 августа от него отделился возвращаемый аппарат, успешно севший на Землю. Корабль «ТКС» впервые выполнил возложенные на него грузовые функции.

В 1982 году было принято решение установить на последний модернизированный корабль «ТКС-М», летящий к «Салюту-7», комплекс «Пион-К». Этот комплекс массой около 1400 кг создавался под руководством Главного конструктора Германа Рудольфовича Пекки в ЦКБ «Фотон» (Казань). «Пион-К» предназначался в первую очередь для наблюдения за морскими военными базами и кораблями, а также за различными наземными объектами потенциального противника.

Корабль «ТКС-М» стартовал 27 сентября 1985 года, получив обозначение «Космос-1686». С комплексом «Пион-К» на «Салюте-7» поработать не удалось. Космонавты перенесли его на «Мир», там починили и только после этого выполнили всю программу испытаний. Вспоминает космонавт Виктор Савиных:

«…когда мы провели первые наблюдения на “Пионе”, то разрешающая способность оказалась ниже, чем была записана в документах. Я сравнивал по некоторым участком поверхности Земли и понял, что прибор несколько не дотянул до заявленных характеристик. Толи где-то что-то было разъюстировано, то ли еще что…

Я потом собирался поработать с “Пионом ”, понаблюдать с его помощью заходы и восходы солнца. Там была хорошая оптика, было сильное увеличение, и можно было разглядеть “ступеньки” (образуются в атмосфере из-за разных оптических свойств слоев атмосферы). В “Пионе” был еще спектрометр. Можно было посмотреть спектры разных слоев верхней атмосферы. Но мне так и не разрешили провести такие наблюдения <…>. Планировалось запустить с ТКС-М и отслеживать несколько целей. Но проведение этих экспериментов нам запретили. Не знаю, по каким причинам.

На мои же просьбы поработать с “Пионом” мне сказали: “Только в конце экспедиции мы тебе разрешим, потому что ты можешь там что-нибудь сжечь". Потому что солнце имеет большую яркость, на которую этот прибор рассчитан не был. Я тогда предложил просканировать атмосферу при заходе и восходе луны или звезд. Это тоже было бы интересно».

7 февраля 1991 года связка «Салют-7»-«Космос-1686» неконтролируемо сошла с орбиты и прекратила существование в плотных слоях атмосферы. Несгоревшие обломки упали в малонаселенных районах на границе Чили и Аргентины, не причинив особого вреда.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.216. Запросов К БД/Cache: 3 / 1