Глав: 11 | Статей: 40
Оглавление
«Давным-давно, в очень далекой галактике…» — с этого титра начинался всемирно известный кинофильм Джорджа Лукаса «Звездные войны». Со временем это словосочетание стало настолько общеупотребительным, что никто не удивился, когда им стали обозначать вполне реальные программы создания вооруженных сил космического базирования.

Книга, которую вы держите в руках, посвящена истории «звездных войн», но не выдуманных, бушующих в далекой галактике, а реальных, начинавшихся здесь, на Земле, в тиши конструкторских бюро и вычислительных центров. Вы прочитаете о ракетопланах люфтваффе, РККА и ВВС США, о космических бомбардировщиках и орбитальных перехватчиках, о программе противоракетной обороны и способах ее преодоления.

И в настоящее время еще не поставлена точка в истории военной космонавтики. Мы переживаем очередной эпизод «звездных войн», и пока не ясно, кто выйдет победителем из вечной схватки между добром и злом.

Советская ПРО

Советская ПРО

Разумеется, все эти планы по созданию и развертыванию ПРО нового типа не могут не вызывать беспокойства у российского правительства. Какие бы слова на дипломатическом уровне при этом ни произносились, программа НПРО нарушает практически все международные договоренности по ограничению современных видов вооружений и провоцирует на ответные меры те государства, которые США традиционно считают своими геополитическими соперниками.

В этом смысле совершенно по особому прозвучало предложение Москвы о создании общеевропейской системы НПРО на основе российских противоракетных технологий. Этот новый «несимметричный» ответ вызвал огромный интерес в европейских странах. И это понятно, ведь российские противоракетные системы имеют давнюю историю и по многим показателям превосходят аналогичные американские.

В Советском Союзе проблеме противоракетной обороны начали уделять внимание сразу после окончания Второй мировой войны. В начале 1950-х годов в НИИ-4 Минобороны СССР и в НИИ-885, занимавшихся разработкой и применением баллистических ракет, были проведены первые исследования возможности создания средств ПРО. В этих работах предлагались схемы оснащения противоракет двумя типами систем наведения. Для противоракет с телеуправлением предлагалась осколочная боевая часть с низкоскоростными осколками и круговым полем поражения. Для противоракет с самонаведением предлагалось использовать боевую часть направленного действия, которая вместе с ракетой должна была поворачиваться в сторону цели и взрываться по информации от головки самонаведения, создавая наибольшую плотность поля осколков в направлении на цель.

В 1955 году Григорий Кисунько, главный конструктор СКБ-30 (структурное подразделения крупной организации по ракетным системам СБ-1), подготовил предложения по полигонной экспериментальной системе ПРО «А».

Проведенные в СБ-1 расчеты эффективности противоракет показали, что при существующей точности наведения поражение одной баллистической ракеты обеспечивается применением 8-10 противоракет, что дела ло систему малоэффективной. Поэтому Кисунько предложил применить новый способ определения координат высокоскоростной баллистической цели и противоракеты — триангуляцию, то есть определение координат объекта по замерам дальности до него от РЛС, разнесенных на большое расстояние друг от друга и расположенных в углах равностороннего треугольника. В марте 1956 года силами СКБ-30 был выпущен эскизный проект противоракетной системы «А».

В состав системы входили следующие элементы: радиолокаторы «Дунай-2» с дальностью обнаружения целей 1200 километров, три радиолокатора точного наведения противоракет на цель, стартовая позиция с пусковыми установками двухступенчатых противоракет «В-1000», главный командно-вычислительный пункт системы с ламповой ЭВМ «М-40» и радиорелейные линии связи между всеми средствами системы.

Решение о строительстве 10-го государственного испытательного полигона для нужд ПВО страны было принято 1 апреля 1956 года, в мае была создана Государственная комиссия под руководством маршала Василевского для выбора места его размещения, а уже в июне военные строители приступили к созданию полигона в пустыне Бетпак-Дала.

Первая работа системы «А» по перехвату противоракетой баллистической ракеты «Р-5» прошла успешно 24 ноября 1960 года, при этом противоракета не оснащалась боевой частью. Затем последовал целый цикл испытаний, часть из которых закончились неудачно.

Главное испытание состоялось 4 марта 1961 года. В тот день противоракетой с осколочно-фугасной боевой частью была успешно перехвачена и уничтожена на высоте 25 километров головная часть баллистической ракеты «Р-12», запущенной с Государственного центрального полигона. Боевая часть противоракеты состояла из 16 тысяч шариков с карбид-вольфрамовым ядром, тротиловой начинки и стальной оболочки.

Успешные результаты испытаний системы «А» позволили к июню 1961 года завершить разработку эскизного проекта боевой системы ПРО «А-35», предназначенной для защиты Москвы от американских межконтинентальных баллистических ракет.

В состав боевой системы предполагалось включить: командный пункт, восемь секторных РЛС «Дунай-3» и 32 стрельбовых комплекса. Завершить развертывание системы планировалось к 1967 году — 50-летию Октябрьской революции.

Впоследствии проект претерпел изменения, но в 1966 году система все же была практически полностью развернута и готова к принятию на боевое дежурство.

В 1973 году генеральный конструктор Г. В. Кисунько обосновал основные технические решения по модернизированной системе, способной поражать сложные баллистические цели. Перед системой «А-35» была поставлена боевая задача по перехвату одной, но сложной многоэлементной цели, содержащей наряду с боевыми блоками легкие (надувные) и тяжелые ложные цели, что потребовало проведения существенных доработок вычислительного центра системы. Это была последняя доработка и модернизация системы «А-35», которая завершилась в 1977 году представлением Госкомиссии новой системы ПРО «А-35М».

Система «А-35М» была снята с вооружения в 1983 году, хотя ее возможности позволяли ей нести боевое дежурство до 2004 года.

* * *

Помимо создания традиционных средств ПРО в Советском Союзе велись исследования по разработке систем противоракетной обороны совершенно нового типа. Многие из этих разработок до сих пор не закончены и являются уже достоянием современной России.

Среди них в первую очередь выделяется проект «Терра-3», направленный на создание мощной наземной лазерной установки, способной уничтожать вражеские объекты на орбитальных и суборбитальных высотах. Работы по проекту вело ОКБ «Вымпел», и с конца 60-х годов на полигоне в Сары-Шагане строилась специальная позиция для проведения испытаний.

Опытная лазерная установка состояла из собственно лазеров (рубиновый и газовый), системы наведения и удержания луча, информационного комплекса, предназначенного для обеспечения функционирования системы наведения, а также высокоточного лазерного локатора «ЛЭ-1», предназначенного для точного определения координат цели. Возможности «ЛЭ-1» позволяли не только определить дальность цели, но и получить точные характеристики по ее траектории, форме объекта и размерам.

В середине 1980-х годов на комплексе «Терра-3» проводились испытания лазерного оружия, которые также предусматривали стрельбу по летающим мишеням. К сожалению, эти эксперименты показали, что мощности лазерного луча не хватает для разрушения боеголовок баллистических ракет.

В 1981 году США произвели первый запуск космического челнока «Space Shuttle». Естественно, это привлекло внимание правительства СССР и руководства Министерства обороны. Осенью 1983 года маршал Устинов предложил командующему Войсками ПРО Вотинцеву применить лазерный комплекс для сопровождения «шаттла». И 10 октября 1984 года во время 13-го полета челнока «Challenger», когда его витки на орбите проходили в районе полигона «А», эксперимент состоялся при работе лазерной установки в режиме обнаружения с минимальной мощностью излучения. Высота орбиты корабля в тот раз составляла 365 километров. Как сообщил потом экипаж «Challenger», при полете над районом Балхаша на корабле внезапно отключилась связь, возникли сбои в работе аппаратуры, да и сами астронавты почувствовали недомогание. Американцы стали разбираться. Вскоре поняли, что экипаж подвергся какому-то искусственному воздействию со стороны СССР, и заявили официальный протест.

В настоящее время комплекс «Терра-3» заброшен и ржавеет — Казахстану поднять этот объект оказалось не по силам.

* * *

Другая интересная разработка связана с созданием плазменной ПРО, способной поражать цели на высотах до 50 км. Исследования в этой области велись в НИИ радиоприборостроения под руководством академика Римилия Авраменко.

По мнению академика, плазменное оружие противоракетной обороны будет не только стоить на несколько порядков дешевле американской системы ПРО, но и многократно проще в создании и управлении.

Плазмоид на основе энергии наземных средств сверхвысоких частот или лазерным генератором создает перед летящей боеголовкой ионизируемый участок и полностью нарушает аэродинамику полета объекта, после чего цель уходит с траектории и разрушается от чудовищных перегрузок. При этом поражающий фактор доставляется к цели со скоростью света.

В 1995 году специалисты НИИ радиоприборостроения разработали концепцию международного эксперимента «Доверие» («Trust») для совместного с США испытания плазменного оружия на американском противоракетном полигоне Кваджелейн.

Проект «Доверие» заключался в проведении эксперимента с плазменным оружием, которое способно поразить любой движущийся в атмосфере Земли объект. Осуществляется это на основе уже существующей технологической базы, без вывода в космос каких-либо компонентов. Стоимость эксперимента оценивается в 300 миллионов долларов.

* * *

Однако создание ПРО на основе мощного лазерного комплекса или плазмоидов — дело будущего. Куда более реальными выглядят программы разработки систем ПРО авиационного базирования. Уже сегодня они могут успешно конкурировать с американской системой НПРО благодаря низкой стоимости и многофункциональности.

С 1978 года КБ «Вымпел» разрабатывало противоспутниковую ракету, имеющую возможность стартовать с самолета «МиГ-31».

В 1986 году ОКБ «МиГ» в рамках этой программы начало доработку двух истребителей «МиГ-31» под иной состав вооружения. Такой доработанный самолет получил обозначение «МиГ-31Д» («Изделие 07»). Изделию предстояло нести одну большую специализированную ракету, и система управления вооружением была полностью переделана под нее.

Доработка завершилась в 1987 году, и в том же году борт 072, носитель противоспутниковой ракеты, вышел на летные испытания в Жуковском. Программа испытаний продолжалась несколько лет, но была приостановлена в начале 90-х из-за неясной ситуации с появлением новой ракеты.

С 1983 года по 1987 год в рамках проекта «Терра-3» были проведены испытания лазерной установки весом около 60 тонн, установленной на летающей лаборатории «Ил-76МД» («А-60»), Для питания лазерной установки самолет был оснащен двумя турбогенераторами, сама лазерная пушка размещалась в убираемом в фюзеляж обтекателе, который располагался между задней кромкой крыла и килем. Планировалось, что с помощью этой установки можно будет сбивать как спутники, так и вражеские баллистические ракеты.

После проведения программы испытаний лаборатория «А-60» находилась на аэродроме Чкаловский, на котором в начале 1990-х сгорела. Тем не менее и этот проект можно возродить к жизни, если в том вдруг возникнет необходимость.

* * *

Однако особую опасность для американской НПРО представляют системы космического базирования. Возможность быстрого уничтожения американской спутниковой группировки ставит под сомнение надежность всей НПРО в целом. И такая возможность существует! Речь идет о боевой орбитальной станции «Скиф», способной успешно решать эту задачу, поражая бортовым лазерным комплексом не только спутники, но и ракеты противника.

Разработка станции началась в конце 70-х годов в НПО «Энергия», но из-за большой загруженности НПО с 1981 года тему «Скиф» передали в КБ «Салют».

Для испытаний боевой станции был спроектирован динамический аналог «Скиф-Д». В дальнейшем при подготовке испытательного запуска станции на ракете-носителе «Энергия» в срочном порядке был создан макетный образец «Скиф-ДМ» («Полюс»).

Станция «Скиф-ДМ» (под индексом 17Ф19ДМ) имела общую длину почти 37 м и диаметр до 4,1 м, массу около 80 т и состояла из двух основных отсеков: меньшего — функционально-служебного блока и большего — целевого модуля. Здесь размещались системы управления движением и бортовым комплексом, телеметрического контроля, командной радиосвязи, обеспечения теплового режима, энергопитания, разделения и сброса обтекателей, антенные устройства, система управления научными экспериментами.

В отсеке двигательной установки находились четыре маршевых двигателя, 20 двигателей ориентации и стабилизации и 16 двигателей точной стабилизации, а также баки, трубопроводы и клапаны пневмогидросистемы, обслуживающей двигатели. На боковых поверхностях были установлены солнечные батареи, раскрывающиеся после выхода на орбиту.

Тринадцатая орбитальная станция «Полюс» («Скиф-ДМ») была запущена 15 мая 1987 года в 21.30 по московскому времени, но из-за неполадки разгонного блока на орбиту не вышла.

За несколько дней до старта Байконура посетил президент СССР Михаил Горбачев. В его присутствии запустить «Полюс» не решились — миротворческие заявления президента могли быть скомпрометированы военными целями запуска…

Оглавление книги


Генерация: 0.135. Запросов К БД/Cache: 3 / 0