Боеспособность русской артиллерии

Весьма интересны применявшиеся тогда способы стрельбы, а также внутренняя организация наряда. В «Записках о Московской войне» следующим образом описывается процесс стрельбы: «У москвитян такой способ управления орудиями: они зарывают пушки в землю; впереди их, там, где приходится дуло, проводят ров надлежащей глубины, в нем прячутся те, которые заряжают пушку; к жерлу пушки прикрепляют веревку, и когда нужно зарядить ее, то пушку пригибают ко рву, когда же нужно стрелять — снова отпускают». Нельзя сказать, чтобы это описание процесса стрельбы было очень ясным, но все же некоторое представление о том, как стреляли в XVI в. из пушек, оно дает. К концу века уже выработались определенные приемы в использовании орудий, главным образом при осаде.

Почти все свидетельства иностранцев подтверждают высказанное выше положение, что русская артиллерия действовала гораздо сильнее в крепостях, чем в открытом поле. Все они поражаются количественным составом русской артиллерии. Ричард Ченслер (1553–1554) отмечает, что «московские крепостные сооружения хорошо снабжены всевозможной артиллерией». Самуил Кихель, побывавший в Пскове в 1568 г., отмечает: «Здешние жители способнее к сопротивлению в крепостях и в городах, чем в открытом поле». То же говорит и Флетчер (1588): «Полагают, что ни один из христианских государей не имеет такого хорошего запаса военных снарядов, как Русский царь, чему отчасти может служить подтверждением оружейная палата в Москве, где стоят в огромном количестве всякого рода пушки, все литые из меди и весьма красивы. Русский солдат, по общему мнению, лучше защищается в крепости или городе, нежели сражается в открытом поле».

Иоанн Кобенцель в декабре 1575 г. писал: «Кроме других, в двух только местах хранятся 2 тысячи орудий с множеством разнородных махин. Некоторые из этих орудий так велики, широки и глубоки, что рослый человек в полном вооружении, стоя на дне орудия, не может достать его верхней части. Один немец, бывший самовидцем, сказывал мне, что при осаде Полоцка не более „как от троекратного залпа этих орудий рушились стены крепости, впрочем весьма сильно, и гром от орудий был столь ужасен, что небо и земля, казалось, готовы были обрушиться“».

Таким образом, высказывания иностранцев подтверждают тезис о превосходстве русской артиллерии при осаде крепостей. Если в области технической русская артиллерия кое в чем отставала от европейской, то ее многочисленность и умение русских пушкарей компенсировали указанные недостатки и делали русский наряд одним из могущественнейших.

Используя артиллерию наиболее эффективно в крепостях, русские все же употребляли прием, который давал им возможность использовать преимущества артиллерии и в поле. Мы имеем в виду «гуляй-город» — подвижную деревянную крепость, которая следовала за войсками в обозе, могла быть собрана и поставлена в короткое время и служила защитой для солдат и орудий. В летописи мы находим упоминание о том, что впервые этот способ был применен при осаде Казани в 1529 г.

Русская артиллерия находилась на определенных базах, из которых она вывозилась в походы. К таким базам надо отнести: для юга — Коломну, Серпухов, для запада — Псков, Великие Луки. Но во всех походах неизменно участвовал наряд Московский. В течение всего XVI в. основной базой артиллерии была Москва. Возможно, что во время продолжительных осад часть наряда отливалась на месте. Герберштейн сообщает, что «Василий осаждал и громил г. Смоленск, придвинув к его стенам пушки, которые отчасти привез с собой из Москвы, отчасти отлил там во время осады».

С середины XVI в. артиллерия выделяется в самостоятельную часть войск, во главе которой ставятся один или два начальника-воеводы. В разрядных книгах 1538 г. впервые в росписи воевод по полкам помечены отдельно воеводы «у наряда». У наряда вместе с воеводами служили дьяки.

С 1549 г. помощниками воевод становятся «головы», число которых колеблется от 10 до 2, иногда их вообще разрядные книги не упоминают. Головами служили дворяне («а выбрать к наряду из дворян добрых»). Под начальством воевод и голов у наряда служили дети боярские и московские пушкари. В качестве рабочей силы у наряда выступала «посоха» (даточные люди, которые собирались в определенном количестве с каждой сохи, т. е, единицы податного обложения).

Руководили стрельбой пушкари. Это были специалисты (в начале XVI в. они же и мастера-литейщики). Из росписи Смоленска 1609 г. видно, что для осадного времени полагалось по одному пушкарю на орудие, а остальная прислуга набиралась из местных жителей. Пушкари служили на определенном жаловании. Кроме пушкарей, у наряда служили кузнецы и плотники.

Краткий обзор состояния русской артиллерии за XV и XVI вв. позволяет сделать вывод, что артиллерия в XVI в. была самым передовым из всех родов войск в России. Она не отставала от европейской, а кое в чем даже и опережала ее (полковые пушки). Выше указывалось на отсутствие чугунных пушек, но это объяснялось общей промышленной отсталостью. К тому же этот недостаток вполне компенсировался меднопушечным литьем, по которому Россия занимала тогда одно из первых мест. Во второй половине XVI в. русская артиллерия становится одной из самых могущественных в Европе.

Похожие книги из библиотеки

Р-47 «Thunderbolt» Тяжелый истребитель США

Самолет должен быть достойным своего имени. Без сомнения, Р-47 по праву носил звучное имя громовержца. Аэроплан гигантских пропорций обладал неплохой маневренностью. «Тандерболт» стал линкором среди истребителей. Он впитал в себя дух двух великих наций, чьи представители стоят у колыбели этого «младенца». Русские и американцы объединили свои усилия, в результате получился выдающийся боевой самолет. Даже на Западе Россию называют родиной инженеров, в США же инженеру найти свое призвание наверное проще, чем в любой другой стране мира. Поэтому нет ничего удивительного в том, что так много русских вписали золотые страницы в историю американской техники: Григоришвили, Картвелишвили (наверняка — оба из-под Рязани!), Колчаков, Марчев, Северский, Сикорский, Струков — список далеко не полный.

Морские солдаты Российской империи

Книга представляет собой обзор возникновения и развития морской пехоты в России с конца XVII до начала XX века. За время своего существования она познала и триумфы и забвение. Будучи универсальными военными, морские пехотинцы в разное время и в силу обстоятельств выполняли функции матросов, воевали в окопах, наводили переправы, занимались минерным делом. Численность морской пехоты всегда была невелика, но от этого ее значение в российской военной истории отнюдь не снизилось. Читатель узнает о формировании этого рода войск, его участии в боевых действиях, истории обмундирования, снаряжения и вооружения морских солдат.

Британские асы пилоты «Спитфайров» Часть 2

Лобастые истребители фирмы Фокке-Вульф появились в небе Ла-Манша десятью месяцами ранее — в сентябре 1941 г. Новое оружие Геринга по всем статьям превосходила основной истребитель Истребительного командования Royal Air Force — «Спитфайр» Mk V. Максимальная скорость Fw-190 была на 20 миль/ч выше, чем у «пятерки», на всех высотах немецкий истребитель превосходил своего британского визави по скороподъемности, скорости пикирования и имел меньший радиус виража. Потери истребителей в перешедших к наступательным операциям над Европой Королевских ВВС Великобритании стали угрожающе расти. Летчики «Спитфайров» в своих рапортах высоко оценивали своих оппонентов. Рапорты передавались по инстанции, пока не легли на стол командующего Истребительным командованием Royal Air Force маршала сэра Шолто Дугласа. Дуглас сочинил гневное послание в адрес министра авиационной промышленности. потребовав от последнего самолет превосходящий или, по крайне мере, равный фокке-вульфу. В свою очередь министр переадресовал словесные и письменные тирады, славящегося громовым голосом маршала, руководителям авиационных фирм.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.