Глав: 4 | Статей: 91
Оглавление
Артиллерию называют «богом войны». Она создана и поныне существует на перекрестке многих наук. Издавна повелось, что высокое звание «артиллерист» подразумевает осведомленность в точных науках, умение быстро и безошибочно принимать решения. В книге прослеживается путь развития мировой и русской артиллерии, рассказывается о выдающихся достижениях русских конструкторов, создававших грозную боевую технику.

Потешное войско

Потешное войско

В окрестностях Москвы, в селе Преображенском, на живописном берегу Яузы стоял деревянный дом — дворец, где Петр I проводил детство. Жил он здесь со своей матерью, без отца, которого, как известно, потерял очень рано.

Берега Яузы поблизости от обширного Сокольничьего поля и Немецкой слободы представляли полное раздолье для военных игр, или «потех», как их называли в то время. Здесь при участии детей многочисленных дворовых слуг и происходили бесконечные игры в войну. Самыми любимыми игрушками Петра были две деревянные пушки, стрелявшие деревянными ядрами с помощью небольшого заряда настоящего пороха.

В 1682 г. десятилетний Петр стал царем, но за его малолетством управление государством взяла в свои руки царевна Софья. Петр остался жить в Преображенском. Большую часть времени он проводил по-прежнему в потешных играх с «робятками», дворовыми мальчишками, которых прозвал «бомбардирами» и составил им список. Себя он также включил в этот список. Откуда Петру пришло в голову назвать себя и своих «робяток» бомбардирами, можно только догадываться: о существовании бомбардиров Петр мог узнать от иностранцев, проживавших по соседству в Немецкой слободе.

30 мая 1683 г. справлялся день рождения Петра. В этот день на Воробьевых горах была проведена в присутствии царя стрельба из пушек. Ею руководил иностранец Зоммер, служивший в русских войсках иноземного строя.

Стрельба произвела ошеломляющее впечатление на мальчика, но, как он ни порывался подойти поближе к стреляющим орудиям, его к ним не подпустили. С тех пор Петр еще больше заинтересовался артиллерией: ему хотелось не только наблюдать за стрельбой, а самому стрелять, даже завести для этой цели свою артиллерию.

Как раз в это время Петр занимался формированием для своих военных игр потешного полка из взрослых, которые могли бы стать настоящими солдатами. Приготовления к этому шли полным ходом. По требованию Петра из Оружейной палаты Московского Кремля доставлялись в Преображенское луки, стрелы, копья, барабаны, трубы. Недостающее вооружение и снаряжение изготовлялось в мастерских в Преображенском.

Петр потребовал также, чтобы ему привезли из Кремля артиллерийские орудия для его собственной артиллерии. Орудия доставили, но в таком виде, что долго пришлось их ремонтировать и приводить в порядок.

Чтобы подобрать себе потешных солдат, Петр вызвал желающих поступить к нему на службу. Первым пришел конюх Сергей Бухвостов, здоровый двадцатилетний парень, Петр так ему обрадовался, что отдал распоряжение отлить из бронзы фигуру Бухвостова, чтобы увековечить этого «первого русского солдата», как его назвал Петр.

Примеру Бухвостова последовали многие другие, преимущественно дворовые: некоторые из них впоследствии стали замечательными артиллеристами, например, Хабаров, Воронин, Буженинов, Лукин.

Формирование артиллерии при потешном полку Петр поручил Хабарову, человеку расторопному, обладавшему хозяйственными способностями и хорошо знакомому с ремеслами.

Петр все чаще стал назначать стрельбы из пушек. Во время одной из таких стрельб, происходившей в 1684 г., Петр добился, наконец, осуществления заветного желания — выстрелить самому из пушки. Как ни упрашивали, как ни удерживали его бояре, стращая всякими опасностями, но удержать не смогли: двенадцатилетний мальчик пошел прямо на батарею, взял зажженный фитиль, подошел к одной из заряженных пушек и выстрелил из нее.

Летом того же года Петру пришла в голову новая затея: построить крепость-городок. Постройку крепости Петр поручил Зоммеру. Назвали ее Пресбург, или искаженно Прешпур. Крепость обнесли земляным валом с башнями по углам и вооружили пушками.

Окончание постройки крепости было ознаменовано потешной игрой, в которой одна часть потешных представляла гарнизон крепости и защищала, а другая часть брала ее штурмом. В этой игре обе стороны применяли артиллерию, употребляя вместо настоящих снарядов пыжи и папковые снаряды, наполненные порохом. Грохот выстрелов и клубы порохового дыма, окутывавшие сражавшихся, создавали полную иллюзию настоящего боя. Потехой руководил Зоммер, а сам Петр, вместе со своими бомбардирами, принимал участие в штурме Прешпура.

Так постепенно Петр стал переходить от детских игр в солдатики к настоящим военным играм, в которых участвовали уже взрослые потешные, применявшие настоящее оружие и артиллерию. Вскоре он получил и настоящие военные знания.

С ним занимался голландский ремесленник Франц Тиммерман из Немецкой слободы — весьма знающий человек. Под его руководством Петр начал изучать арифметику, геометрию, военно-инженерное дело и артиллерию.

Петр привязался к своему новому учителю и «гораздо пристал с охотой учиться». Он сдружился с ним и втянул его в потешные игры. «Сей Франц, — писал Петр, — стал при дворе беспрестанно в компаниях с нами».

Петр получил от Тиммермана сведения о порохе, об устройстве орудий, лафетов, снарядов, о стрельбе. Практически знакомясь с порохами, он пристрастился к пиротехнике и это увлечение сохранил на всю жизнь. Вместе со своими бомбардирами, под руководством Тиммермана, Петр занялся изготовлением фейерверочных составов и фейерверков и в этом искусстве скоро обогнал своего учителя. Он уже сам изобретал сложнейшие и замысловатые фейерверки, поразительные по раскраске цветных огней, необычайные по своей продолжительности. Однажды, в праздничный день, Петр пустил при готовленный им фейерверк, который горел три часа. Все присутствовавшие с изумлением глядели на это зрелище.

Благодаря пиротехническим занятиям Петр приобретал навыки в обращении с опасными взрывчатыми веществами. «Тем менее страшимся мы военного пламени, чем более привыкаем обходиться с увеселительными огнями», — говорил он.

В артиллерийском деле Петра заинтересовала стрельба бомбой. Недаром он еще в детстве назвал себя и своих сотоварищей бомбардирами. Но, к сожалению, Тиммерман, всезнающий Тиммерман, не мог удовлетворить любопытство мальчика.

Но Петра это не остановило. Совместно с бомбардирами устраивались опытные стрельбы, на которых Петр практически усваивал то, чего не мог объяснить ему Тиммерман.

В одной из учебных тетрадей Петра находим следующую запись о том, как надо стрелять из мортир: «Градусы, которые внизу, когда стрелять — отведать перво так, сколько положит пороху записать; также на сколько градусов мортир поставлен записать же; а потом стрелять, сколько далече бомба по опыту пала. Потом когда хочешь на уреченное место стрелять, тогда взяв дистанцию, потом взять циркулем на такие же градусы, которые при опыте на квадранте были, а тою мерью искать на таблице с правой стороны того числа сколько на опыте далече бомба числом сколько легла, и когда найдешь, тогда по той линии искать той далины, куда бродить хочешь, и взяв ту меру поставить на градусы, и сколько укажет, и на квадранте ставь».

В 1689 г. Петр начал лично управлять государством, устранив царевну Софью. Он приблизил к себе людей, доказавших ему свою преданность и верность. Среди них отметим Ромодановского, управлявшего Преображенским приказом и назначенного начальником всех потешных и регулярных войск, шотландца Гордона, служившего в войсках иноземного строя, Брюса, который, будучи уже в командных должностях, первым пришел к Петру заявить о своей преданности.

Став полновластным царем, Петр, однако, не только не прекратил потешных занятий, но придал им еще больший размах: наряду с обычными «экзерцициями» стали устраиваться походы и маневры, длившиеся нередко неделями и даже месяцами. В этих походах участвовали не только потешные войска, но и регулярные полки.

Во время походов разыгрывались «примерные» сражения. Насколько серьезны были эти «примерные» сражения, видно из описания, помещенного в дневнике Гордона и относящегося к потешному сражению 4 сентября 1690 г. между потешными и стрельцами: «Мы бились партиями и целыми корпусами до темной ночи, и с такой запальчивостью, что многие были ранены и обожжены порохом».

При штурме Семеновского потешного двора в 1690 г. пострадал сам Петр: он неудачно бросил ручную гранату, и она, разорвавшись, обожгла ему лицо. На том потеха и кончилась. Несколько месяцев лечился царь от последствий ожогов. А как встал на ноги, все пошло по-прежнему.

Наиболее замечательным из всех походов был так называемый Кожуховский поход. Он заслуживает того, чтобы на нем остановиться подробнее.

Оглавление книги

Реклама
Похожие страницы

Генерация: 0.167. Запросов К БД/Cache: 3 / 1