«Кожуховский поход»

В войнах того времени особо важное значение имели осада и оборона крепостей. Вызывалось это тем, что в целях зашиты от артиллерийского огня каждый пункт в стране, важный в военном отношении, представлял крепостное сооружение, и наступающей армии противника приходилось чуть ли не на каждом шагу прибегать к осаде таких крепостей.

Петру стало ясно, что надо русские войска обучить осаде и обороне крепостей, но не тех игрушечных крепостей, с которыми он имел дело в своих детских играх, а настоящих, построенных по всем правилам.

С этой целью он задумал произвести специальные маневры, которые и состоялись осенью 1694 г. Местом для них была выбрана «некая преизрядная равнина» в 3 километрах от Москвы, близ села Кожухова, откуда и поход стал известен под названием Кожуховского. Здесь на берегу Москвы-реки спешно соорудили крепость, огороженную высоким земляным валом и окруженную глубоким и широким рвом; вдоль вала тянулся плетень с проделанными в нем бойницами.

Для обороны крепости назначили 6 стрелецких полков с конницей. Во главе этого войска был поставлен капитан Преображенского полка Иван Бутурлин, который по этому случаю получил шуточный титул «царя Ивана Семеновского».

Другой отряд, который должен был осаждать крепость, состоял из двух потешных полков и двух полков новой организации с конными частями, гранатометчиками и артиллерией. Командование этим отрядом Петр поручил своему любимцу Федору Ромодановскому, который выступал как «царь Федор Плешбурский».

Общее руководство маневрами Петр возложил на Гордона, как на знатока военного дела, а сам, в звании рядового бомбардира Преображенского полка Петра Алексеева, определился в потешную артиллерию, назначенную для осады крепости. Вместе с Петром сюда вошли и все его сотоварищи-бомбардиры: Меншиков, Хабаров, Корчмин, Воронин, Лукин, Третьяков и другие.

Бомбардиры были одеты одинаково с пушкарями, но выделялись среди бородачей своими юношескими задорными лицами.

27 сентября оба войска столпились на противоположных берегах Москвы-реки и «вычитали друг другу неправды и ссоры, чего ради сия тяжкая война и от кого началась». Словом, потешные и стрельцы стали переругиваться между собой, разжигая этим пыл к предстоящей борьбе.

На другой день осаждающие вброд перешли реку, подступили к крепости и начали подготовку к штурму. Предстояло в намеченных местах засыпать ров, устроить удобные всходы на крутой земляной вал и проделать проходы в плетеной изгороди, наподобие того, как в настоящей крепостной стене пробивают перед штурмом бреши. Эти подготовительные работы организовали бомбардиры и сами приняли в них участие.

Стрельцы всеми мерами старались помешать работавшим, бросая в них из-за укрытий ручные гранаты и зажигательные снаряды.

Бомбардирам удалось подтащить к самому рву телегу с прикрепленным к ней спереди длинным железным копьем; на телеге имелись зажигательные и горючие материалы — сера, смола, а на стержень копья были нанизаны пучки соломы. Телегу раскатили так, что копье врезалось в плетень; после этого ее подожгли. Огонь быстро перекинулся на плетень. Стрельцы бросились тушить пожар, но потешные отгоняли их от места пожарища. В результате всей этой операции часть плетня сгорела и в нем образовался широкий проход для штурмующих. Отдельные смельчаки из потешных перебрались в этом месте через ров и, вскарабкавшись на вал, начали лопатами углублять проход, сбрасывая землю в ров. Однако эту работу до конца довести не удалось, так как стрельцы отогнали их палками с горящими пучками соломы.

Тогда было решено разрушить в этом месте вал подкопом. Этой работой руководил бомбардир Петр Алексеев. Потешные спустились в ров и начали земляные работы, но стрельцы забросали потешных ручными гранатами и не дали им возможности продолжать работу.

Тогда потешные пустили в ход свою артиллерию. Они открыли огонь из пушек по валу и крепости и прогнали стрельцов с вала; теперь можно было продолжать беспрепятственно рытье подкопа. В подкоп заложили ящики с горючими материалами, а в ров сбросили телегу, также наполненную горючими материалами, и подожгли ее.

Подкоп удался на славу: вал обрушился, обвалившейся землей засыпало ров.

Таким образом, все уже было подготовлено к окончательному штурму, который и состоялся 4 октября.

Потешные бросились на приступ, но стрельцы встретили их градом ручных гранат; среди атаковавших оказались пострадавшие, «меж которыми горшком огненным обожжен господин генерал Лафорт в самое лицо и ухо». Но после минутной заминки потешные все же взобрались на вал, и тут произошла ожесточенная схватка: стрельцы отчаянно защищали проделанный в изгороди проход.

Только к вечеру закончился рукопашный бой. В результате потешные сломили сопротивление стрельцов и овладели крепостью, взяв в плен весь ее гарнизон. Так «царь Федор Плешбурский разбил царя Ивана Семеновского».

Крепость была, таким образом, взята открытой силой, почти без участия артиллерии: роль артиллерии свелась только к тому, что под прикрытием ее огня велись подготовительные работы к штурму. Обычно при таком способе атаки крепости штурмующий нес большие потери. Поэтому на Западе предпочитали другой способ осады: прежде чем штурмовать крепость, ослабляли ее сопротивление длительной бомбардировкой, которая уничтожала артиллерию противника, разрушала крепостные стены и сооружения, вызывала пожары и наносила потери гарнизону крепости.

Такой способ атаки крепости и был применен при повторном учении под Кожуховым.

8 октября началась снова бомбардировка крепости. Царь Федор Плешбурский «повеле только бомбардирам непрестанно из девяти можжеров в город и по фольваркам кидати».

Падавшие в крепость бомбы «великий ужас в осадных людях учинили».

В этой бомбардировке принимал участие и бомбардир Петр Алексеев. «Того же дня по приказу господина генералиссимуса Преображенского полку бомбардир вышеупомянутый Петр Алексеев, с бомбардиры своим, не дал ни малого покоя неприятелю, из можжера несколько бомб в город и в обоз пустил и опричь одного все в самую середину города и по валам падали, а в обоз из двух бомбов одна пала на указанное место, на самой шатер генералиссима Ивана Ивановича».

Отсюда видно, что петровские бомбардиры хорошо освоили практику навесной стрельбы.

Бомбардировка крепости продолжалась с перерывами семь дней и вызвала многочисленные пожары и разрушения; защитники крепости были настолько потрясены, что при штурме, состоявшемся 15 октября, гарнизон оказал слабое сопротивление и скоро сдался в плен вместе с перепуганным досмерти «царем Иваном Семеновским».

Так вторично пала крепость, на этот раз при деятельном участии артиллерии.

Кожуховский поход дал много поучительного петровским потешным и бомбардирам. Прежде всего войска ознакомились с устройством крепостных сооружений и с приемами ведения осадной войны. Они на практике убедились, с какими трудностями приходится сталкиваться и обороняющемуся, и осаждающему. Обе стороны убедились в мощности и значении артиллерийского огня. Бомбардиры получили практику не только в артиллерийской стрельбе, но и в производстве разнообразных инженерных работ.

Хотя оружие, применявшееся обеими сторонами, не было боевым — штыки у ружей деревянные, ручные гранаты и бомбы пайковые, наполовину заполненные порохом, — но все же обе стороны понесли чувствительные потери: на поле потешной битвы осталось 24 убитых и свыше 50 раненых.

Похожие книги из библиотеки

Битва при Магнесии, 190 г. до н.э.

Материал опубликован в журнале "Воин", № 12, 2003, С. 2–12

Главнокомандующие фронтами и заговор 1917 г.

Новая книга известного российского историка М.В. Оськина рассказывает о главнокомандующих фронтами Русской императорской армии эпохи Первой мировой войны: Н.В. Рузском. А.Н. Куропагкине. А.Е. Эверте. А.А. Брусилове. Н.Н. Юдениче. Автор детально разбирает успехи и промахи каждого полководца, рассматривает взаимоотношения генералов с политической элитой дореволюционной России и их участие в заговоре и революционных событиях 1917 г.

Ju 87 «Stuka» часть 1

Пистолет-пулемет «шмайссер», тяжелый танк «тигр» и бомбардировщик «штука» — эти названия до сегодняшнего дня являются символическими для всего оружия вермахта во II мировой войне. Несмотря на то, что пикирующий бомбардировщик Юнкерс Ju 87 Stuka не был ни самым многочисленным, ни самым лучшим, ни самым мощным, ни самым современным самолетом Люфтваффе, его слава превзошла все другие типы немецких авиационных конструкций того времени. По сложившемуся мнению, именно эта машина с характерным изломом крыльев больше чем какое- нибудь другое оружие из немецкого арсенала стала причиной феноменальных побед, одержанных германской армией в начальный период войны.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Военно-морское соперничество и конфликты 1919 — 1939

В предлагаемой книге рассматриваются события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной политике 1920-х и 1930-х годов.

Суть первой в том, что после Великой войны 1914?1918 гг. правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что в дальнейшем смогут решать споры между собой путем переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций, пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям руководства великих держав, за двадцать лет в мире про-изошли свыше тридцати военных конфликтов и локальных войн. Здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся пожар новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первой.

Обе эти тенденции подробно рассмотрены в данной книге на материале фактов, связанных с развитием и применением военно-морских флотов великих и второстепенных морских держав.