Глав: 4 | Статей: 91
Оглавление
Артиллерию называют «богом войны». Она создана и поныне существует на перекрестке многих наук. Издавна повелось, что высокое звание «артиллерист» подразумевает осведомленность в точных науках, умение быстро и безошибочно принимать решения. В книге прослеживается путь развития мировой и русской артиллерии, рассказывается о выдающихся достижениях русских конструкторов, создававших грозную боевую технику.

Реформирование армии

Реформирование армии

По возвращении из-за границы Петр принялся за проведение военных реформ, неотложность которых диктовалась предстоявшей войной со Швецией.

Реорганизацию армии Петр начал с уничтожения политически ненадежного стрелецкого войска. Взамен формировавшихся только на время войны ополчений Петр решил создать постоянную армию и таким образом поднять на должную высоту подготовку бойца. Постоянные армии уже давно существовали в Западной Европе. 8 ноября 1699 г. Петр издал указ о введении в России рекрутского набора. Рекруты должны были оставаться на военной службе пожизненно.

По первому набору взяли в войска 32 тысячи человек, из которых сформировали 30 пехотных и 2 кавалерийских полка, вооруженных и снаряженных по европейскому образцу. Полкам была придана артиллерия.

В самом разгаре этих работ по воссозданию русской армии Швеция, узнав об образовавшемся против нее союзе Польши, Дании и России, решила предупредить совместное выступление союзников и разбить их по частям, каждого в отдельности. Карл XII бросился сначала на Данию и, заняв ее столицу, принудил Данию выйти из союза. Затем он пошел против польского короля Августа. Петр решил не мешкать. 19 августа 1700 г. он объявил Швеции войну, а через два дня русская армия выступила из Москвы, имея ближайшей задачей овладение шведской крепостью Нарва.

Так началась Великая Северная война, длившаяся 21 год.

Под Нарву Петр стянул до 40 тысяч войск при 145 орудиях — почти все, с чем он мог выступить против шведов. Главная масса артиллерии, необходимой для ведения осады, была доставлена из ближайших крепостей: Пскова и Новгорода. В большинстве это были старые, изношенные орудия, из которых многим насчитывалось уже по 100 лет и больше. Неудивительно, что при стрельбе случались частые разрывы стволов, а лафеты и станки разваливались; не обходилось, конечно, и без несчастных случаев с людьми.

Все эти артиллерийские орудия самых произвольных калибров, изготовленные по старинке, сильно затрудняли подбор снарядов. Из 44 тысяч ядер, доставленных под Нарву, подошла по своему размеру к пушкам едва одна треть! Остальные снаряды нельзя было использовать для стрельбы, так как они или вовсе не входили в канал, или входили слишком свободно. Многие орудия вовсе бездействовали, так как из 44 тысяч ядер не нашлось для них ни одного подходящего! А сколько труда и времени ушло на то, чтобы к сотне пушек подобрать снаряды, перебрав для этого десятки тысяч ядер. Вдобавок ко всему порох был весьма низкого качества.

Не приходится удивляться тому, что меткость огня оставляла желать много лучшего.

Но даже при такой скверной артиллерии русские пушкари, бомбардируя крепость, добились образования в стене проломов и обвалов. На это было израсходовано непомерно большое количество снарядов и пороха, и уже в начале второго месяца осады обнаружился в них недостаток. Пришлось послать в Новгород за боеприпасами.

Между тем среди командиров, в большинстве своем иностранцев, и на этот раз нашелся изменник; перебежав в лагерь шведов, он передал им все сведения о расположении русской осадной армии. Как раз в это время Петр отправился в Новгород, чтобы ускорить высылку оттуда подкреплений и артиллерийских боеприпасов; кроме того, ему необходимо было встретиться с королем Августом для выработки плана дальнейших совместных действий.

В отсутствие Петра на выручку осажденной Нарвы подоспел Карл XII со своей армией. Он напал на русские войска, которыми остались командовать наемные немецкие генералы. В самый решительный момент они дезертировали и перешли на сторону шведов. Русские войска, растянутые в тонкую линию и потерявшие управление, не могли оказать сопротивления стремительной атаке шведской пехоты и начали отступать.

Только два петровских полка, Преображенский и Семеновский, и петровская бомбардирская рота не дрогнули и не растерялись. Отбивая атаки наседавших шведов, эти полки отошли в полном порядке к расположению войскового обоза и там огородились повозками; бомбардиры перетащили на себе шесть пушек и расставили их за повозками дулами в сторону шведов. Устроившись наскоро на новой позиции, эти геройские части остановили дальнейшее продвижение шведов.

Чтобы окончательно сломить сопротивление русских, сюда прискакал сам Карл XII. Появление короля внесло оживление в ряды шведов, удвоивших стремительность своих атак. Но преображенцы и семеновцы, неся большие потери, не сдавали позиций, а стойкие бомбардиры поражали атакующих в упор ядрами и картечью. Под Карлом XII была убита ядром лошадь. Король свалился на землю. «Каковы московские мужики!» — невольно вырвалось у него.

Только наступившая темнота прекратила сражение. Преображенский и Семеновский полки с бомбардирской ротой отстояли свою позицию и сохранили артиллерию. В полном порядке они отступили к Новгороду. Вся же остальная русская артиллерия, участвовавшая в осаде Нарвы, досталась шведам.

Катастрофа под Нарвой не сломила воли Петра. Он ясно сознавал причины поражения своей молодой армии, состоявшей из наскоро обученных рекрутов и ненадежных командиров, набранных из иностранцев.

Вместе с тем геройство и мужество, проявленные преображенцами, семеновцами и бомбардирами, внушали уверенность в победоносном исходе войны. «Я знаю, — сказал Петр при получении известия о поражении своих войск под Нарвой, — шведы могут еще раз-другой победить вас, но у них же научимся мы побеждать их».

После победы под Нарвой Карл XII оставил русских в покое и погнался за Августом в стремлении принудить польского короля к сепаратному миру. Этой передышкой и воспользовался Петр. Со свойственной ему энергией и при содействии своих деятельных помощников он принялся за восстановление армии.

В короткий срок нужно было привести в порядок и пополнить войска, вооружить их и обеспечить надежным и подготовленным командным составом. Для вооружения армии требовалось много артиллерии, оружия, пороха. Откуда все это было достать, да еще в короткий срок? Изготовить в кустарных малопроизводительных мастерских не представлялось возможным. О приобретении за границей нечего было и думать. Оставалось одно — перестроить на новых началах промышленность, оборудовать предприятия более новой техникой. Сама жизнь поставила перед Петром вопрос о коренной реорганизации производства оружия, артиллерийских орудий и пороха.

Петр начал с назначения на ответственные места надежных, распорядительных и знающих людей. На Брюса он возложил управление всей артиллерией. Общее руководство изготовлением артиллерийских орудий поручил голландцу Виниусу, а заготовку пороха и снарядов — Ромодановскому.

Для отливки стволов артиллерийских орудий требовалась бронза, а взять ее было неоткуда. Тогда Петр издал свой знаменитый указ о том, «чтобы собрать часть колоколов со всего государства с знатных городов, от церквей и монастырей для делания пушек и мортир». Преодолевая ожесточенное сопротивление церковников, стали снимать колокола и переливать их на пушки и мортиры.

От Виниуса, руководившего отливкой бронзовых орудий, Петр требовал энергичного развертывания работ и хорошего качества продукции.

«Поспешайте артиллерией, — писал он Виниусу, — бурмистрам скажи, чтобы дали деньги немедля и для уверения покажи сие письмо». Петр требовал, чтобы местные городские власти не задерживали со сбором металла и отпуском денежных средств:

«Бурмистрам скажи и сие покажи, что если не будут за их удержкою станки готовы, то не только деньгами, но и головами платить будут. Артиллерии отпускать вели не мешкая».

В результате всех этих мер в течение 1701 г. было собрано около 180 тонн бронзы и отлито из нее 268 орудий разного калибра.

Одновременно Петр принимал меры к увеличению производства чугунных орудий, обходившихся много дешевле бронзовых. Он сам размещал заказы и следил за их выполнением. Так, указом 5 января 1702 г. Петр требовал «вылить тотчас 100 пушек чугунных самых добрых без всяких изъянов на заводе Бутенапта».

Петр не останавливался перед самыми крутыми мерами, когда задерживалось выполнение заказов или когда изготовленные орудия, снаряды и порох оказывались недоброкачественными.

В феврале 1703 г. он прибыл в Шлиссельбург для ознакомления на месте с состоянием осадного корпуса, назначенного для операций против шведских крепостей, расположенных в устье Невы. Здесь он нашел «великую недовозку артиллерии, запасов и мастеров, отчего прошлогодние пушки ни одна в поход не годна будет, отчего должна произойти великая остановка делу». Петр тотчас назначил следствие. Главным виновником непорядков оказался сам Виниус. По распоряжению Петра Виниус был немедленно уволен с государственной службы, присужден к большому денежному штрафу и «нещадно бит кнутом».

Для удовлетворения всевозраставших потребностей в оружии и боеприпасах Петр распорядился строить новые заводы. В 1703 г. были заложены Олонецкие, а несколько позднее Сибирские чугунолитейные заводы, в 1710 г. были основаны пороховые заводы в Петербурге и Сестрорецкий оружейный завод, в 1712 г. — Оружейный двор в Туле, в 1714 г. — Литейный двор в Петербурге, в 1715 г. — Охтинский пороховой завод.

Насколько выросло в России артиллерийское производство в течение первой четверти XVIII столетия, видно хотя бы из того, что в 1701 г. было изготовлено 268 орудий, а в 1718 г. только на судах балтийского флота числилось уже 2 048 орудий. К концу же царствования Петра в русской артиллерии числилось свыше 9 тысяч орудий, из них около 5 тысяч орудий сухопутной артиллерии, остальные — морской.

Петр лично вникал во все вопросы, касавшиеся устройства, изготовления, сбережения и боевого использования артиллерийских орудий, интересуясь всеми новинками, появлявшимися за границей. Он ввел обязательное калибрование пушек и ограничил число артиллерийских калибров восемью; этим самым он уничтожил царивший до того времени произвол при определении размеров изготовляемых орудий.

Петр требовал от артиллерии «скорой стрельбы и скорого вождения пушек». Особенно важно было иметь легкие и подвижные орудия в полковой артиллерии, которая должна всюду поспевать за своими полками. В гораздо меньшей степени подвижность требовалась от артиллерии, предназначавшейся для осады крепостей, и почти совсем она не нужна была орудиям, которыми вооружались крепости.

На основании этих соображений Петр ввел разделение всей артиллерии на полковую, полевую, осадную и крепостную, установив предельный вес для каждого рода орудий. Такое разделение артиллерии являлось новшеством не только в России, но и для Европы.

Заботы о придании артиллерии возможно большей подвижности привели Петра к организации конной артиллерии, которая могла бы поспевать за кавалерией и вовремя оказать ей поддержку. Конная артиллерия оправдала себя в первых же сражениях петровских войск со шведами при Эрестфере, Гуммельсгофе, Лесной. В Западной Европе конная артиллерия была введена пол столетия спустя.

Все преобразования, касавшиеся артиллерии, проводились в жизнь одним из ближайших соратников Петра, знаменитым Брюсом, человеком широко образованным, неутомимым и энергичным. Огромное значение для развития русской артиллерии имела введенная им артиллерийская шкала, за которой сохранилось наименование шкалы Брюса. В основу ее был положен артиллерийский фунт, представлявший собою вес чугунного ядра, диаметром в два английских дюйма. Эта шкала просуществовала с незначительными изменениями более полутораста лет.

Очень много внимания уделял Петр подготовке кадров рядового и командного состава для новой артиллерии.

Занятый сложными государственными делами, Петр поддерживал связь с бомбардирами, обучавшимися за границей, интересовался их успехами в прохождении артиллерийских наук. Бомбардир Корчмин, например, в одном из своих писем сообщал царю из Берлина: «Мы со Степкой Бужениновым, благодаря богу, по 20 марта выучили фейерверк и всю артиллерию; ныне учим тригонометрию. Мастер наш человек добрый, знает много и нам указывает хорошо, только нам в том не полюбился, что просит с нас за ученье денег, а без платы перестал было и учить, просит с человека хоть по 100 галерей. Пожалуй, батька наш, прикажи об мастере ведомость учинять».

Бомбардиров, возвращавшихся в Россию после обучения, Петр лично подвергал проверочным испытаниям. Во время этих испытаний наилучшее впечатление на царя произвел бомбардир Писарев. Петр отметил его способности и знания, назначив преподавать артиллерию при бомбардирской роте.

Когда после нарвского поражения для вновь создаваемой артиллерии потребовались в большом количестве артиллеристы, Петр сформировал особый полк, в котором специально обучали солдат прохождению артиллерийской службы. В том же году в Москве при Артиллерийском приказе были учреждены две школы для подготовки артиллеристов. В программу обучения входили: письмо, геометрия, пушечные и мортирные чертежи.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.183. Запросов К БД/Cache: 3 / 1