Основные недостатки гладкоствольной артиллерии

К середине XIX в. на вооружении русской артиллерии состояли пушки времен Петра I, модернизированные единороги и пушки, принятые на вооружение в 1838–1856 гг. Принцип устройства и действия всех этих орудий одинаков. Различались они лишь некоторыми конструктивными особенностями.

Орудийный ствол представлял собой гладкостенную бронзовую или чугунную трубу с глухим дном, возле которого имелось затравочное отверстие. Такой ствол крепился цапфами на стенке лафета, установленного на колеса.

Заряжали орудия с дула: сначала закладывали заряд, потом пыж, а затем уже снаряд. Выстрел производили, поджигая порох в затравочном отверстии, откуда пламя попадало к заряду.

Стрельба велась только прямой наводкой. Наведение осуществлялось по горизонтали (в боковом направлении) путем визирования ствола на цель по целику и мушке и перемещения хоботовой (задней) части лафета. Для вертикальной наводки на лафете был приспособлен винт, при помощи которого поднималась или опускалась задняя часть ствола.

Это была высшая ступень развития гладкоствольной артиллерии, однако и она не могла удовлетворить передовых артиллеристов. Они искали новых путей и новых возможностей повышения мощности орудий.

Основными недостатками гладкоствольной артиллерии являлись:

— малая дальность стрельбы (всего 1,5–2 км);

— недостаточная меткость стрельбы;

— малая мощность снаряда;

— малая скорострельность.

Дальность стрельбы гладкоствольных орудий была мала вследствие того, что литые чугунные и бронзовые стволы были недостаточно прочны. Они не позволяли пользоваться большим зарядом. На большие расстояния не позволяли стрелять и лафеты, так как они не выдерживали большой силы отдачи.

Основной причиной малой дальности стрельбы гладкоствольной артиллерии было несовершенство снаряда. Он имел относительно малый вес и крайне невыгодную (шаровую) форму. При полете снаряд встречал сильное сопротивление воздуха и быстро терял скорость. Причина плохой меткости стрельбы гладкоствольных орудий объясняется тем, что снаряд входил в ствол неплотно. При выстреле он ударялся о стенки канала то в одном, то в другом месте, поэтому снаряды вылетали из ствола не строго в одном направлении.

Для повышения дальности и точности стрельбы гладкоствольной артиллерии пробовали применять более тяжелые продолговатые снаряды, но они оказались настолько неустойчивыми в полете, что, встречая сопротивление воздуха, начинали кувыркаться.

Делались попытки заставить каждый снаряд вращаться в воздухе в одну и ту же сторону. С этой целью проводились опыты по устройству орудий с эксцентрическими зарядными каморами. При этом предполагалось, что, поскольку ось зарядной каморы у такого орудия располагается выше оси канала ствола, при выстреле газы будут больше толкать верхнюю часть снаряда, заставляя его постоянно прижиматься к нижней образующей ствола и катиться по ней.

Пытались с этой же целью сделать эксцентрический пустотелый снаряд. Внутренняя полость его была расположена ближе к одной из сторон. Другая сторона, имевшая более толстую стенку, была тяжелее.

В ствол орудия такой снаряд вставляли тяжелой стороной кверху, рассчитывая на то, что при движении снаряда более тяжелая его сторона будет стремиться опуститься вниз, что и придаст снаряду однообразное положение при вылете из ствола.

Орудия с эксцентрической каморой заметных улучшений в стрельбе не дали, поэтому практического применения не нашли. При стрельбе эксцентрическими снарядами дальность полета снаряда несколько повышалась, однако сложность изготовления и применения таких снарядов (необходимость строго однообразного положения в стволе), а также понижение скорострельности послужили препятствием к их широкому внедрению.

При самообороне и отражении атак пехоты наибольший эффект давала картечь. Дальность стрельбы ею из гладкоствольных орудий достигала 300 саженей (650 м). До середины XIX в. картечь вполне себя оправдывала. С появлением нарезных ружей (60-е гг. XIX в.), имевших дальность стрельбы 400 саженей, артиллерия, подвергаясь обстрелу со стороны пехоты противника, не могла уже поражать ее картечью. Это привело к резкому сокращению применения картечи.

Так как разрывные снаряды имели относительно небольшой объем, то в них можно было закладывать немного разрывного заряда. Если еще учесть, что снаряды снаряжались дымным порохом, то станет понятным, почему мощность таких снарядов при разрыве была небольшая.

Причину низкой скорострельности гладкоствольной артиллерии также нетрудно понять. Достаточно представить себе процесс заряжания орудия и производства стрельбы, чтобы увидеть, как много времени требовалось на каждый выстрел.

После каждого выстрела нужно было пробанить ствол, т. е. очистить его специальной щеткой — банником от несгоревших частей пороха и картуза, вложить в канал ствола пороховой заряд и прибить его (прижать к задней стенке ствола прибойником — шестом с утолщенным наконечником), вложить и прибить пыж и потом уже опустить снаряд. Поскольку снаряд входил в канал ствола свободно, имеющиеся между снарядом и стенками канала зазоры забивались просмоленной веревкой или паклей. Зарядив таким образом орудие, требовалось еще проткнуть картуз заряда, вставить в запальное отверстие трубку, навести орудие в цель и поджечь трубку.

Стрельба нагретыми (калеными) ядрами в принципе велась так же. Разница была лишь в том, что за пороховым зарядом закладывали более надежный пыж (деревянную пробку, мокрые тряпки, дерн и т. п.), предохраняющий заряд от воспламенения ядром.

Недостатки гладкоствольной артиллерии особенно остро сказались в Крымской (Восточной) войне России 1853–1855 гг., когда имелись уже нарезные ружья с гораздо лучшими боевыми свойствами, чем артиллерийские орудия.

Похожие книги из библиотеки

Me 262 последняя надежда люфтваффе Часть 3

Очевидно, ни один из немецких самолетов не ролучал такого приоритета для своего производства, как Ме-262 «Швальбе». В драматичный для Третьего Рейха период конца войны в нем видели одно из чудотворных орудий, которое могло бы помочь избежать поражения и проложить путь в будущее. Проблемы производства этого самолета могли бы послужить темой отдельного большого исследования. Но мы рассмотрим эту проблему только коротко.

Продолжение выпуска № 30

Истребитель Ла-9

Очередной номер журнала «Авиаколлекция» посвящён советскому истребителю Ла-9, принявшему участие в войне в Корее. Вы познакомитесь с историей создания, описанием конструкции, модификациями, опытом боевого применения и вариантами окраски этой машины.

Флаг Святого Георгия: Английский флот во Второй мировой войне

Аннотация издательства: Труд Стефена Уэнтворта Роскилла — одного из крупнейших военных историков — готовился по заказу Военно-морского института Аннаполиса (USNI) для серии «Действия флотов во Второй мировой войне» — самого авторитетного издания по этой тематике. «Охота за Бисмарком» и битва за Средиземное море, полярные конвои и борьба с немецкими подводными лодками, боевые действия на Тихом океане и десантные операции — все фазы войны нашли отражение в этой книге. Боевые действия одного из крупнейших флотов Второй мировой войны, описанные с великолепным знанием предмета, не оставят равнодушными любителей военной истории.

Бронеавтомобили Красной Армии 1918-1945

На вооружении Красной Армии бронеавтомобили появились гораздо раньше танков. Процесс создания броневых частей начался вскоре после Октябрьской революции. Так, уже 20 декабря 1917 года открылся 2-й «Броневой съезд», депутаты которого в основном придерживались большевистской ориентации и представляли далеко не все броневые части Русской армии. Съезд избрал из своего состава исполнительное бюро, которое 31 января 1918 года распоряжением Совнаркома было преобразовано в Центральный совет броневых частей — Центробронь — для управления всеми броневыми силами РСФСР и создания красных бронеотрядов. С этой целью Центробронь занялся демобилизацией бронедивизионов и инвентаризацией их имущества.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»