Основные недостатки гладкоствольной артиллерии

К середине XIX в. на вооружении русской артиллерии состояли пушки времен Петра I, модернизированные единороги и пушки, принятые на вооружение в 1838–1856 гг. Принцип устройства и действия всех этих орудий одинаков. Различались они лишь некоторыми конструктивными особенностями.

Орудийный ствол представлял собой гладкостенную бронзовую или чугунную трубу с глухим дном, возле которого имелось затравочное отверстие. Такой ствол крепился цапфами на стенке лафета, установленного на колеса.

Заряжали орудия с дула: сначала закладывали заряд, потом пыж, а затем уже снаряд. Выстрел производили, поджигая порох в затравочном отверстии, откуда пламя попадало к заряду.

Стрельба велась только прямой наводкой. Наведение осуществлялось по горизонтали (в боковом направлении) путем визирования ствола на цель по целику и мушке и перемещения хоботовой (задней) части лафета. Для вертикальной наводки на лафете был приспособлен винт, при помощи которого поднималась или опускалась задняя часть ствола.

Это была высшая ступень развития гладкоствольной артиллерии, однако и она не могла удовлетворить передовых артиллеристов. Они искали новых путей и новых возможностей повышения мощности орудий.

Основными недостатками гладкоствольной артиллерии являлись:

— малая дальность стрельбы (всего 1,5–2 км);

— недостаточная меткость стрельбы;

— малая мощность снаряда;

— малая скорострельность.

Дальность стрельбы гладкоствольных орудий была мала вследствие того, что литые чугунные и бронзовые стволы были недостаточно прочны. Они не позволяли пользоваться большим зарядом. На большие расстояния не позволяли стрелять и лафеты, так как они не выдерживали большой силы отдачи.

Основной причиной малой дальности стрельбы гладкоствольной артиллерии было несовершенство снаряда. Он имел относительно малый вес и крайне невыгодную (шаровую) форму. При полете снаряд встречал сильное сопротивление воздуха и быстро терял скорость. Причина плохой меткости стрельбы гладкоствольных орудий объясняется тем, что снаряд входил в ствол неплотно. При выстреле он ударялся о стенки канала то в одном, то в другом месте, поэтому снаряды вылетали из ствола не строго в одном направлении.

Для повышения дальности и точности стрельбы гладкоствольной артиллерии пробовали применять более тяжелые продолговатые снаряды, но они оказались настолько неустойчивыми в полете, что, встречая сопротивление воздуха, начинали кувыркаться.

Делались попытки заставить каждый снаряд вращаться в воздухе в одну и ту же сторону. С этой целью проводились опыты по устройству орудий с эксцентрическими зарядными каморами. При этом предполагалось, что, поскольку ось зарядной каморы у такого орудия располагается выше оси канала ствола, при выстреле газы будут больше толкать верхнюю часть снаряда, заставляя его постоянно прижиматься к нижней образующей ствола и катиться по ней.

Пытались с этой же целью сделать эксцентрический пустотелый снаряд. Внутренняя полость его была расположена ближе к одной из сторон. Другая сторона, имевшая более толстую стенку, была тяжелее.

В ствол орудия такой снаряд вставляли тяжелой стороной кверху, рассчитывая на то, что при движении снаряда более тяжелая его сторона будет стремиться опуститься вниз, что и придаст снаряду однообразное положение при вылете из ствола.

Орудия с эксцентрической каморой заметных улучшений в стрельбе не дали, поэтому практического применения не нашли. При стрельбе эксцентрическими снарядами дальность полета снаряда несколько повышалась, однако сложность изготовления и применения таких снарядов (необходимость строго однообразного положения в стволе), а также понижение скорострельности послужили препятствием к их широкому внедрению.

При самообороне и отражении атак пехоты наибольший эффект давала картечь. Дальность стрельбы ею из гладкоствольных орудий достигала 300 саженей (650 м). До середины XIX в. картечь вполне себя оправдывала. С появлением нарезных ружей (60-е гг. XIX в.), имевших дальность стрельбы 400 саженей, артиллерия, подвергаясь обстрелу со стороны пехоты противника, не могла уже поражать ее картечью. Это привело к резкому сокращению применения картечи.

Так как разрывные снаряды имели относительно небольшой объем, то в них можно было закладывать немного разрывного заряда. Если еще учесть, что снаряды снаряжались дымным порохом, то станет понятным, почему мощность таких снарядов при разрыве была небольшая.

Причину низкой скорострельности гладкоствольной артиллерии также нетрудно понять. Достаточно представить себе процесс заряжания орудия и производства стрельбы, чтобы увидеть, как много времени требовалось на каждый выстрел.

После каждого выстрела нужно было пробанить ствол, т. е. очистить его специальной щеткой — банником от несгоревших частей пороха и картуза, вложить в канал ствола пороховой заряд и прибить его (прижать к задней стенке ствола прибойником — шестом с утолщенным наконечником), вложить и прибить пыж и потом уже опустить снаряд. Поскольку снаряд входил в канал ствола свободно, имеющиеся между снарядом и стенками канала зазоры забивались просмоленной веревкой или паклей. Зарядив таким образом орудие, требовалось еще проткнуть картуз заряда, вставить в запальное отверстие трубку, навести орудие в цель и поджечь трубку.

Стрельба нагретыми (калеными) ядрами в принципе велась так же. Разница была лишь в том, что за пороховым зарядом закладывали более надежный пыж (деревянную пробку, мокрые тряпки, дерн и т. п.), предохраняющий заряд от воспламенения ядром.

Недостатки гладкоствольной артиллерии особенно остро сказались в Крымской (Восточной) войне России 1853–1855 гг., когда имелись уже нарезные ружья с гораздо лучшими боевыми свойствами, чем артиллерийские орудия.

Похожие книги из библиотеки

Советская бронетанковая техника 1945 - 1995 (часть 2)

Во 2-ю часть вошли главы, посвященные бронетранспортерам и самоходно-артиллерийским установкам. (Последние формально не относятся к бронетанковой технике, так как находятся в ведении ГРАУ, а не ГБТУ.) Как бронетранспортеры, так и самоходные установки расположены по хронологии принятия их на вооружение. Исключение сделано только для МТ- ЛБ. Поскольку эту машину можно считать бронетранспортером условно, то информация о ней помещена в конце соответствующей главы.

Последнее наступление Гитлера. Разгром танковой элиты Рейха

В начале 1945 года Гитлер предпринял последнюю попытку переломить ход войны и избежать окончательной катастрофы на Восточном фронте, приказав провести в Западной Венгрии крупномасштабное наступление с целью выбить части Красной Армии за Дунай, стабилизировать линию фронта и удержать венгерские нефтяные прииски. К началу марта германское командование сосредоточило в районе озера Балатон практически всю броневую элиту Третьего Рейха: танковые дивизии СС «Лейбштандарт», «Рейх», «Мертвая голова», «Викинг», «Гогенштауфен» и др. — в общей сложности до 900 танков и штурмовых орудий.

Однако чудовищный удар 6-й танковой армии СС, который должен был смести войска 3-го Украинского фронта, был встречен мощнейшей противотанковой обороной и не достиг цели. Впоследствии даже сами немцы признавали, что советская противотанковая артиллерия действовала в этом сражении образцово. Десятидневная битва закончилась жесточайшим избиением последних боеспособных резервов Гитлера — немцы потеряли в районе Балатона около 400 танков и до 40 000 человек. После этого сокрушительного поражения германская армия окончательно лишилась способности вести наступательные действия.

До сих пор отечественный читатель мог судить о Балатонской операции лишь по советским источникам. В новой книге известного историка эта битва впервые показана с немецкой стороны — изучив всю доступную литературу, опираясь на оперативные документы Вермахта и никогда не переводившиеся на русский язык мемуары немецких солдат и военачальников, автор подробно анализирует ход боевых действий, разбирает тактические просчеты германского командования, из-за которых успешная поначалу операция завершилась полным крахом, лишив Гитлера последних надежд на мало-мальски приемлемый исход войны.

Подводные лодки Его Величества

Аннотация издательства: П. К. Кемп посвятил свою книгу истории подводного кораблестроения в Англии, особое внимание уделив британскому подводному флоту в годы Первой и Второй мировых войн. Книга содержит схемы и приложения и будет интересна как специалистам, так и всем любителям истории.

«Штурмгешютце» в бою

Фельдмаршал фон Манштейн отзывался об этой самоходке как о «лучшем средстве поддержки пехоты».

В Красной армии ее называли «артштурмом» и ненавидели не меньше «тигров» — эта приземистая малозаметная машина с мощным орудием и хорошей бронезащитой была крайне опасным противником.

«Артштурм», или правильнее «Штурмгешютц» (Sturmgeshutz — «штурмовое орудие») по праву считается наиболее универсальной и массовой самоходкой Вермахта, более того — самой массовой немецкой бронированной машиной Второй мировой войны. Созданные на базе популярного в войсках танка Pz. III, хорошо конструктивно отработанные, простые и надежные, StuG. III находились в производстве и на вооружении фактически всю войну — с 1940 по 1945 год, — став незаменимой «рабочей лошадкой» Вермахта.

Новая книга ведущего отечественного специалиста по истории бронетехники — единственное на сегодняшний день серьезное исследование создания, производства, модернизаций и боевого применения немецких штурмовых орудий — «Sturmgeshutze».