Боевые ракеты в России

История создания и применения ракет в России имеет более чем трехсотлетнюю давность. Сигнальные, осветительные и зажигательные ракеты, предназначенные для военных целей, были в России в конце XVI — начале XVII в. Несколько позднее, в 1680 г., в Москве было основано «Ракетное заведение», в котором сначала изготовлялись фейерверочные, а затем и сигнальные ракеты для освещения местности в бою.

При Петре I, в 1717 г., на вооружение русской армии была принята осветительная 25-мм ракета высотой подъема более 1 км. Эта ракета была очень удачной, поэтому не случайно она состояла на вооружении русской армии более 150 лет.

Первые образцы боевых ракет были разработаны в России после Отечественной войны 1812 г., однако на вооружение армии ракеты приняты не были из-за большого их разброса при стрельбе.

Впервые они поступили на вооружение в конце первой четверти XIX в. Их создателем является талантливый артиллерист, участник Отечественной войны 1812 г. генерал-майор А.Д. Засядко. Он основал (на собственные средства) в 1815 г. лабораторию и через два года изготовил опытные образцы ракет 2, 2,5 и 4-дюймового калибра с дальностью стрельбы 1600 и 2700 м и станки, с помощью которых направлялась ракета.

Вскоре первые боевые ракеты А.Д. Засядко получили боевое крещение в 1825 г. в боях на Кавказе и в Русско-турецкой войне 1828–1829 гг. Результаты своих многолетних исследований и опытов в области ракет А.Д. Засядко изложил в книге «О деле ракет зажигательных и рикошетных», которой положил начало теоретической разработке полевой реактивной артиллерии.

Колоссальную работу по совершенствованию боевых ракет и расширению сферы их боевого применения проделал известный военный инженер русской армии генерал А.А. Шильдер. Так, в 30-х гг. XIX в. им были сконструированы и испытаны специальные ракеты для обороны своих крепостей и осады крепостей противника. Шильдеру принадлежит первенство в использовании ракет в контрминной борьбе при обороне крепостей. Используя достижения своих соотечественников в области электричества (В.В. Петрова, Э.Х. Ленца, Б.С. Якоби и др.), Шильдер впервые в истории ракетной техники осуществил пуск боевой ракеты с помощью электричества. А.А. Шильдер сконструировал бронированную подводную лодку с ракетными станками, которая в 1834 г. была испытана на реке Неве. Конструкция станков и ракетных снарядов позволяла применять боевые ракеты из-под воды и над водой.

Одновременно с подводной лодкой по проекту генерала Шильдера был построен плот, служивший пристанью для подводной лодки и, кроме того, огневой единицей, вооруженной в носовой части ракетными станками. За ракетными станками была оборудована деревянная перегородка, за которой укрывалась прислуга во время стрельбы.

Неоценимые заслуги в конструировании и внедрении боевых ракет принадлежат ученику А.Д. Засядко выдающемуся ученому-артиллеристу и конструктору генералу К.И. Константинову. Деятельность Константинова в области развития отечественного ракетного оружия началась в 40-х гг. прошлого столетия. После окончания Михайловского артиллерийского училища Константинов, способности и талант которого были замечены, был назначен в 1845 г. начальником Петербургской пиротехнической школы, а в 1847 г. — начальником «Ракетного заведения».

К.И. Константинов значительно усовершенствовал производство ракет, сконструировав для этого несколько современных по тому времени машин и станков. Им были также созданы приборы, с помощью которых аналитическим путем исследовались процессы, происходящие в ракетной камере, и ряд вопросов внешней баллистики. В 1847–1850 гг. Константинов изобрел ракетный электробаллистический маятник, который дал возможность с высокой точностью измерять и исследовать движущую силу ракет и действие этой силы в различные моменты сгорания пороховой массы. Изобретения Константинова значительно обогатили теорию полета ракет.

В начале 50-х гг. Константинов, предварительно произведя большое количество опытов с использованием своих приборов над различными русскими и иностранными ракетами, создал новые боевые ракеты 2, 2,5 и 4-дюймовые (соответственно 51, 64 и 102-мм), которые были приняты на вооружение русской армии. Ему удалось найти наиболее выгодное сочетание размеров, формы, веса ракет и порохового заряда. Так, например, 4-дюймовые ракеты, снаряженные 10-фунтовыми (4 кг) гранатами, имели максимальную дальность стрельбы 4150 м, а 4-дюймовые зажигательные ракеты — 4260 м. Таким образом, дальность стрельбы ракет Константинова примерно в 2 раза превзошла дальность стрельбы из единорогов.

Благодаря усилиям К.И. Константинова русская армия перед Крымской войной получила грозное артиллерийское оружие, которое успешно было применено при героической обороне Севастополя в 1854–1855 гг.

Ракеты, имея легкие станки и вдвое большую, чем у гладкоствольных орудий, дальность стрельбы, размещались в домах и, будучи недосягаемыми для орудий неприятеля, наносили ему значительное поражение, особенно пехоте.

О большом значении полевых ракет в будущем Константинов писал в труде «О боевых ракетах», что ракеты есть оружие, могущее быть полезным в военном деле даже в своем нынешнем состоянии и сверх того надлежащее усовершенствованиям. которые призовут его оказать высокие заслуги военной силе нашего отечества.

После смерти Константинова (1871 г.) «Ракетное заведение» возглавил его ученик генерал В.В. Нечаев. Однако в 60-х гг. XIX в. на вооружение артиллерии стали поступать нарезные орудия, заряжающиеся с казенной части. После изобретения нарезных орудий ракеты были сняты с вооружения. Косность, рутина и преклонение перед Западом высших чиновников военного министерства взяли верх над идеями К.И. Константинова, В.В. Нечаева, А.А. Шильдера и многих других представителей передовой военной мысли России.

Идея ракетного оружия, получившая в России такое широкое распространение, не была забыта. В самом начале Великой Отечественной войны на полях сражений появилось новое грозное ракетное оружие, которое наносило гитлеровским захватчикам огромные потери. Это были знаменитые советские «катюши», огонь которых много раз обращал в бегство даже самые отборные гитлеровские войска.

Говоря о появлении и развитии русского ракетного оружия и его изобретателях, следует указать, что к числу ученых-энтузиастов, работавших в ракетной области, относится и известный революционер-демократ, народоволец Н.И. Кибальчич. Его научная работа «Проект воздухоплавательного прибора» была закончена в Петропавловской крепости накануне казни.

По расчетам Кибальчича, сила тяги порохового двигателя должна была помочь аппарату преодолеть силу земного притяжения и выйти за пределы атмосферы. Вытекающая струя пороховых газов должна использоваться не только для движения, но и для управления полетом. Эти положения были новыми в научной мысли. Воздухоплавательный прибор Кибальчича должен был действовать по принципу ракеты.

«Бомбист» Н.И. Кибальчич не может не вызывать восхищения своей преданностью науке, своей силой воли, позволившей ему совместить пребывание в камере приговоренных к смерти (за изготовление бомб для террористов) со сложнейшими математическими и физико-химическими расчетами. Находясь в застенках, он писал: «Я верю в осуществимость моей идеи, и эта вера поддерживает меня в моем ужасном положении. Если… моя идея после тщательного обсуждения учеными специалистами будет признана исполнимой, то я буду счастлив тем, что окажу громадную услугу родине и человечеству. Я спокойно тогда встречу смерть, зная, что моя идея не погибнет вместе со мной, а будет существовать среди человечества, для которого я готов был пожертвовать своей жизнью». Но мечте Кибальчича не суждено было сбыться. Оригинальный по замыслу проект талантливого изобретателя не был «обсужден учеными специалистами», а пролежал в Департаменте полиции 37 лет и впервые был опубликован в 1918 г.

Похожие книги из библиотеки

300 лет российской морской пехоте, том I, книга 1

27 ноября 2005 г. исполнилось 300 лет морской пехоте России. Этот род войск, основанный Петром Великим, за три века участвовал во всех войнах, которые вела Российская империя и СССР. На абордажах, десантах и полях сражений морские пехотинцы сталкивались с турками и шведами, французами и поляками, англичанами и немцами, китайцами и японцами. Они поднимали свои флаги и знамена над Берлином и Веной, над Парижем и Римом, над Будапештом и Варшавой, над Пекином и Бейрутом. Боевая карта морской пехоты простирается от фьордов Норвегии до африканских джунглей.

В соответствии с Планом основных мероприятий подготовки и проведения трехсотлетия морской пехоты, утвержденным Главнокомандующим ВМФ, на основе архивных документов и редких печатных источников коллектив авторов составил историческое описание развития и боевой службы морской пехоты. В первом томе юбилейного издания хронологически прослеживаются события от зарождения морской пехоты при Петре I и Азовского похода до эпохи Николая I и героической обороны Севастополя включительно. Отдельная глава посвящена частям-преемникам морских полков, история которых доведена до I мировой и Гражданской войн.

Большинство опубликованных в книге данных вводится в научный оборот впервые. Книга содержит более 400 иллюстраций — картины и рисунки лучших художников-баталистов, цветные репродукции, выполненные методом компьютерной графики, старинные фотографии, изображения предметов из музейных и частных коллекций, многие из которых также публикуются впервые. Книга снабжена научно-справочным аппаратом, в том числе именным указателем более чем на 1500 фамилий.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей, боевыми традициями русской армии и флота, а также всем, кто неравнодушен к ратному прошлому Отечества.

Артиллерийское вооружение советских танков 1940-1945

Как показывает практика, сегодняшние «танковые мэтры», уделяя большое внимание матчасти танков, как правило, не вникают в особенности танкового вооружения. Они могут часами смаковать подробности ТТХ боевых машин: толщину брони, скорость движения, запас хода и т.д. Познания же об артиллерийском вооружении танков у них определяются, в основном, калибром артсистемы и какими-то цифрами, определяющими ее броне пробиваемость (большей частью теоретическую). Тем не менее, танковые артсистемы заслуживают куда более пристального внимания, особенно, если это артсистемы отечественного производства.

Настоящее издание составлено человеком, который по одноименному анекдоту о «тридцати восьми попугаях» считает, что тезис «главное в танке — пушка» не лишен своей логики. И предлагая вашему вниманию краткое обозрение отечественных танковых пушек времен войны, он надеется, что в кругу любителей артиллерии поклонников прибавится, ну а если этого не случится, автор будет доволен, что постарался сказать свое слово в истории отечественной танковой артиллерии.

Гусеничный плавающий транспортер К-61

Гусеничный плавающий транспортер К-61 стал родоначальником целого направления отечественных инженерных машин. Многие конструкторские решения, предложенные его главным конструктором А. Ф. Кравцевым, стали классическими и поныне используются при создании переправочных средств. На базе транспортера К-61 было разработано несколько инженерных машин.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»