Дальнобойная артиллерия

Методика горячей обработки и закалки стальных стволов, разработанная Д.К. Черновым, метод рационального проектирования стволов Н.В. Маиевского и теория скрепленных стволов А.В. Гадолина явились базой для изготовления более легких и в то же время более прочных стальных орудий, способных выдерживать большие давления пороховых газов. Работы Н.В. Маиевского, а затем и Н.А. Забудского в области внутренней и внешней баллистики позволили создать более совершенные и мощные снаряды и заряды, правильно рассчитать форму и крутизну нарезки ствола, обеспечивающую устойчивость снаряда на всем пути его полета, и точно высчитать траекторию снаряда. Все это имело решающее значение в совершенствовании артиллерийской техники, в развитии способов стрельбы и в повышении дальности и меткости артиллерийского огня.

В 1877 г. в России на вооружение были приняты нарезные орудия новой конструкции, разработанной Маиевским и Гадолиным. Стволы этих орудий были стальные, скрепленные кожухами (у малых калибров) или кольцами в один, два и даже три слоя (у больших калибров). В каналах стволов этих орудий было сделано по две каморы — снарядная и зарядная, соединявшиеся коническим скатом. Запирание стволов осуществлялось цилиндро-призматическими клиновыми затворами.

Снаряды для орудий образца 1877 г. были модернизированы: длина их стала достигать 4,5 калибра и делались они не только из чугуна, но и из стали. Вместо свинцовых оболочек на снарядах стали делать медные.

Стальные снаряды изготовлялись с более тонкими стенками и длиннее чугунных. Это позволило вкладывать в снаряды большие разрывные заряды.

Снаряды к орудиям 1877 г. снаряжались не порохом, а пироксилином, затем нитроглицерином и другими дробящими взрывчатыми веществами, которые были изобретены к этому времени. Новые взрывчатые вещества в несколько раз усилили мощность снарядов при взрыве.

Заряды к орудиям 1877 г. стали изготовлять из пороха с крупными полированными зернами правильной призматической формы. Такой порох горел медленнее. Поэтому газы после воспламенения заряда образовывались не в мгновение. Наибольшее давление их было не велико, среднее же давление газов по всей длине ствола возрастало. Это имело большое значение для повышения начальной скорости, а следовательно, и дальности полета снарядов.

Перечисленные изменения привели к тому, что при стрельбе из пушек системы 1877 г. более тяжелые снаряды получали значительно большую начальную скорость и летели вдвое дальше прежних (легких). В этот период полевая артиллерия стала стрелять на дальность до 6500, а осадная и береговая — до 8500–9000 м.

Именно поэтому орудия системы 1877 г. получили название дальнобойных.

У пушек 1877 г. были значительно улучшены лафеты. В этом огромная заслуга офицеров русской армии — воспитанников Артиллерийской академии С.С. Семенова, Л.П. Энгельгардта.

Сконструированные ими лафеты сделаны из листового котельного железа. Чтобы облегчить работу ходовой части орудия, в лафетах был введен каучуковый буфер. При выстреле он смягчал удар, передаваемый от станка на боевую ось.

На хоботовой части лафета был предусмотрен небольшой сошник. Врезаясь в грунт, он тормозил откат орудия при выстреле, сокращая его длину в несколько раз.

Был усовершенствован подъемный механизм. Его стали делать в виде двойного винта. При вращении рукоятки наружный винт ввинчивался в специальную гайку (матку), укрепленную на лафете, а внутренний — внутрь наружного винта. Новый подъемный механизм позволил быстрее осуществлять наводку орудия в цель.

На храповике подъемного механизма были нанесены деления, соответствующие каждое одному делению прицела. Это также ускоряло и облегчало наведение орудия.

Благодаря указанным нововведениям и усовершенствованиям ствола и лафета меткость огня из орудий образца 1877 г. и скорострельность значительно возросли. Это были прекрасные по тому времени пушки. Не случайно они состояли на вооружении русской армии даже в период Первой мировой войны 1914–1918 гг.

По своему техническому совершенству и боевым свойствам русские орудия системы 1877 г. намного опередили свою эпоху. С небольшими улучшениями они прослужили русской армии 40 лет. Только скорострельные орудия, еще более совершенные, совсем вытеснили орудия 1877 г.

После окончания Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. перед русской артиллерией встали новые задачи. В этой войне широко применялись полевые укрепления, против которых настильный огонь пушек (стрельба с отлогой траекторией) был малоэффективным. Поэтому возникла необходимость создания орудий навесного огня. Такое орудие — тяжелую (6-дюймовую) полевую мортиру — создал в 1885 г. русский конструктор Энгельгардт.

Мортиры применялись и ранее, но от них отказались из-за несовершенства лафетов. Стрельбу из мортир вели под большими углами возвышения, поэтому на боевую ось и колеса при выстреле передавались сильные толчки и удары, отчего ходовая часть мортир быстро выходила из строя. В своей мортире Энгельгардт поставил под боевую ось амортизационные тумбы, благодаря которым поломка осей и колес была устранена.

Похожие книги из библиотеки

Ил-2 Ил-10 Часть 2

Не рискуя ошибиться, можно утверждать, что Ил-2 не был хорошим самолетом и все это прекрасно понимали. Тем не менее он строился в огромных количествах, так как был по существу единственным эффективным дневным ударным самолетом Красной Армии. 

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Основной боевой танк Т-80

История создание и описание танка Т-80 и его модификаций.

Т-62. Убийца «Центурионов» и «Олифантов»

Про этот танк шутили, что он был принят на вооружение лишь «благодаря молоту и такой-то матери». Несмотря на феноменальную огневую мощь и бронепробиваемость первого в мире гладкоствольного танкового орудия У-5ТС «Молот», установленного на Т-62, военные изо всех сил вставляли новому уральскому танку «палки в колеса», отдавая предпочтение харьковскому Т-64, на который уже были потрачены огромные средства, — и лишь прямое вмешательство маршала Чуйкова, обложившего подчиненных многоэтажным сталинградским матом, позволило запустить Т-62 в серийное производство.

Новые танки приняли боевое крещение на острове Даманский (где одна машина, подбитая из РПГ-7, провалилась под лед и впоследствии была поднята китайцами), воевали в Афганистане и Чечне (именно «шестьдесят вторыми» был вооружен полк А. Буданова), в Дагестане и Южной Осетии, Сирии и Египте, Ливане и Ираке, Анголе и Чаде, жгли израильские «Центурионы» в долине Бекаа, иранские «Чифтены» и M60 под Сусенгердом, юаровские «Олифанты» под Куито-Канавале…

Новая книга ведущего историка бронетехники прослеживает весь боевой путь знаменитого Т-62, увенчавшего первое послевоенное поколение советских танков. Цветное коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей, «боковиков» и фотографий.

Panzer III. Стальной символ блицкрига

Panzer III — самый известный немецкий танк начального периода Второй мировой войны! Именно его чаще всего можно увидеть в немецкой кинохронике тех лет. Крупный план — бешено вращающиеся гусеницы, перемалывающие пыль европейских дорог! Вот оно — зримое, конкретное воплощение блицкрига!

Между тем, ни в Польском, ни во Французском походах эта машина не составляла большинства в танковых дивизиях Вермахта. Лишь к началу операции «Барбаросса» Panzer III стал наиболее массовой немецкой боевой машиной. Хорошая маневренность, неплохая бронезащита и относительно мощное вооружение позволили этому танку вплоть до 1943 года уверенно противостоять советским танкам на Восточном фронте и английским — в Северной Африке. Но век Panzer III уже был отмерен: возможности модернизации были исчерпаны полностью и в строю немецких боевых машин на завершающем этапе Второй мировой войны места «тройке» не нашлось…