Глав: 4 | Статей: 91
Оглавление
Артиллерию называют «богом войны». Она создана и поныне существует на перекрестке многих наук. Издавна повелось, что высокое звание «артиллерист» подразумевает осведомленность в точных науках, умение быстро и безошибочно принимать решения. В книге прослеживается путь развития мировой и русской артиллерии, рассказывается о выдающихся достижениях русских конструкторов, создававших грозную боевую технику.

Героизм русских артиллеристов

Героизм русских артиллеристов

В многочисленных войнах, которые вела Россия, неувядаемой славой покрыла себя наша артиллерия. Мы рассказали о том, как создавалась русская артиллерия, как развивалась артиллерийская наука и техника. Вместе с улучшением материальной части артиллерии совершенствовались и методы использования ее в бою, росло мастерство артиллеристов. Русские ратники, мастера огневого дела всегда отличались мужеством, смелостью и находчивостью.

В 1578 г., во время Ливонской войны, русская армия осадила сильную крепость Венден. На выручку осажденным прибыли крупные силы под начальством польского короля Стефана Батория. Русские попали в тяжелое положение, которое усугубилось еще тем, что воеводы решили снять осаду и первыми покинули поле боя. В течение суток артиллеристы, окруженные со всех сторон врагами, смело отбивали атаки противника огнем своих пушек. Когда кончились снаряды, русские воины предпочли смерть плену.

Подобных примеров мужества и героизма немало в нашей славной истории. Конец XVI и начало XVII в. были периодом, трудным для русского народа. Польские захватчики рвались к Москве.

В 1608 г. тридцатитысячное польское войско под начальством пана Сапеги осадило Троице-Сергиев монастырь — крепость, имевшую большое стратегическое значение для обороны Москвы. Шесть недель интервенты вели артиллерийский огонь по крепости, а 12 октября пошли на приступ. Захватчиков встретил дружный огонь защитников крепости. Штурм был отбит. Началась длительная осада, продолжавшаяся 16 месяцев. Интервенты безуспешно штурмовали русскую твердыню. Защитники крепости проявляли чудеса героизма. Так, по свидетельству летописца, житель села Молокова по имени Суета, «ростом великан, силою и душою богатырь, всех затмил своею доблестью, сделался истинным воеводой». Ратники Тененев, Павлов и другие воодушевляли защитников личным примером. В успешной защите крепости большую роль сыграла артиллерия. Превосходя захватчиков и техникой и воинским умением, артиллеристы огнем своих орудий не раз обращали в бегство наемников польских панов.

Столь же успешно действовали русские пушкари и в 1615 г., когда войско шведского короля Густава Адольфа подошло к Пскову. Город встретил интервентов огнем своих орудий. Сколько ни ходили на приступ «непобедимые» шведские войска, каждый раз они были вынуждены отступить. Русская артиллерия в единоборстве с артиллерией врага одержала блестящую победу.

В течение XVII в. Россия не только укрепила свою военную мощь, но и освободила ряд западных областей, захваченных ранее иностранными интервентами. А в XVIII столетии, столь славном для русского оружия, наша родина вернула почти все свои исконные земли. Особенно много сделал для этого Петр I, который явился одним из основоположников русского военного искусства. Армия, созданная Петром, сокрушила могущество сильнейшей державы того времени — Швеции. Русские солдаты, руководимые толковыми, знающими свое дело офицерами, тщательно отбиравшимися Петром, поистине проявляли чудеса храбрости и героизма.

Северная война, которую Петр вел за выход в Балтийское море, была серьезным испытанием для русского оружия, для нашей артиллерии. Неудачи первых лет войны не сломили Петра.

Кульминационным пунктом Северной войны, как известно, была Полтавская битва. Русские тщательно подготовились к этому сражению. У них была хорошо обученная армия, сильная кавалерия, могучая артиллерия. Накануне боя Петр отдал приказ: «Воины! Се пришел час, который должен решить судьбу Отечества. Вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество…

Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого, которой ложь вы сами своими победами над ним неоднократно доказали. Имейте в сражении перед очами вашими правду и бога, а о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе для благосостояния вашего».

Эти слова выдающегося патриота России воодушевили русских воинов, и на поле боя они показали образцы мужества и героизма в сочетании с отличной выучкой.

На рассвете 27 июня 1709 г. первым повел свои войска в наступление на русские позиции шведский король Карл XII. Попав под губительный огонь русской артиллерии, шведские войска несли огромные потери. В шведской докладной о боевых действиях говорилось, например, что Кольмарский полк одною очередью выстрелов был уничтожен наполовину, вместе со своим командиром — полковником Ранком. Та же участь постигла Упсальский полк, который потерял и своего полковника Стернгека. В Полтавской битве русская артиллерия сразу же захватила инициативу, подавила огонь шведов и оказала этим решающее влияние на исход боя. Петр, находясь на артиллерийских позициях, лично руководил огнем батарей.

«Петр Алексеевич не уходил с батареи, от пороха был черен, не умывался, ел на ходу что придется, сам раздавал водку пушкарям. Спать ложился на часок под пушечный грохот, поблизости, под артиллерийской телегой. Инженера Коберта он отослал в большой обоз за то, что, хотя и ученый был мужик, но зело смирный, — „а смирных нам здесь не надо“», — так описывал эту битву А. Толстой.

Отразив натиск противника, русские войска построились для нанесения решительного удара. Артиллерия быстро заняла интервалы между батальонами и выдвинулась на флангах. В ходе сражения она оказала действенную и целеустремленную поддержку пехоте и кавалерии. Ее огонь наносил врагу огромные потери. Блестящие успехи русских войск, в том числе и артиллерии, в Полтавской битве были во многом обеспечены и высоким искусством русских военачальников. Сражение показало, что тактика русских войск и особенно тактика артиллерии, разработанная Петром I и его ближайшим сподвижником Я.В. Брюсом, превосходит тактику европейских армий.

В Полтавском бою шведы потеряли около 10 тысяч убитыми, а Карл, бросив разбитые войска, вместе с изменником Мазепой бежал в Турцию.

После победы над Швецией Россия стала одной из самых могущественных держав Европы, а русская армия — лучшей в мире. Эту славу она блестяще поддерживала на протяжении всего XVIII в.

Правда, при преемниках Петра во главе армии стояли иностранцы, которые мало заботились об укреплении могущества России. Однако армия продолжала свято хранить заветы своего создателя. Свидетельство этому — победы, одержанные над турками, крымскими татарами в тридцатых — сороковых годах XVIII в. и особенно над прусской армией Фридриха II.

В Семилетней войне русские войска добились ряда важных побед. Особенно отличились они при осаде крепости Кюстрин, в сражениях при Цорндорфе, Кунерсдорфе и под Пфальцигом. «Все и каждый, от генерала и до последнего солдата, так должность свою исполняли, как только от верных подданных и храбрых людей ожидать можно, а артиллерия чрезвычайно сильно и с успехом действовала», — писал главнокомандующий Салтыков о действиях наших войск.

23 сентября 1760 г. русские войска, разгромив в ряде сражений армию Фридриха II, подошли к Берлину. Штурм был коротким. Поддерживая своим мощным огнем пехоту и кавалерию, артиллеристы обращали в бегство прусских солдат и офицеров, громили вражеские батареи, разрушали земляные укрепления. Пример подлинного героизма при штурме прусской столицы показала батарея майора Лаврова. Получив приказ атаковать главную неприятельскую батарею, храбрый русский офицер смело выдвинул свои четыре 12-фунтовые пушки и два 24-фунтовых «единорога» и открыл ураганный огонь с близкой дистанции. Пруссаки не ожидали таких решительных действий. Пользуясь замешательством врага, русские артиллеристы меткими выстрелами из «единорогов» подожгли неприятельский склад с боеприпасами, а затем заставили замолчать пушки врага.

В Семилетней войне русские артиллеристы первые в мире применили стрельбу через головы своих войск.

Неувядаемой славой покрыли себя чудо-богатыри великого русского полководца А.В. Суворова. В шестидесяти больших и малых сражениях участвовали под его начальством русские войска и всегда выходили победителями. Исключительно большое значение придавал великий полководец артиллерии. «Конная артиллерия скачет впереди как сама хочет», — говорил Суворов, тем самым предоставляя артиллеристам широкую инициативу.

В наступлении Суворов размещал артиллерию несколько впереди пехоты и, как правило, организовывал перед сражением артиллерийскую подготовку атаки. В сражении при Рым- нике, при штурме Измаила и Праги (предместье Варшавы), в итальянских походах суворовская артиллерия показала свою маневренность, быстроту ведения огня, меткость стрельбы. В полной мере это проявилось при знаменитом штурме Измаила. Здесь великий полководец впервые в военной истории использовал основную массу артиллерии в направлении главного удара. (Честь применения этого маневра западные историки приписывали Наполеону.) У турок в Измаиле было на 200 орудий больше, чем у русских. Чтобы создать перевес в артиллерии, Суворов сосредоточил почти все пушки у южной стороны крепости, где намечался главный удар. Когда начался штурм, против 100 турецких орудий здесь действовало более 600 русских пушек. Известно, что блестяще осуществленный штурм Измаила является одной из ярких страниц военной истории.

В начале XIX в. Россия была втянута в затяжную войну с Наполеоном, закончившуюся полным разгромом армий французского императора и освобождением народов Европы. Наполеоновские войны характерны невиданным до того времени применением артиллерии. Сам Наполеон — артиллерийский офицер — придавал артиллерии огромное значение. В ряде битв с англичанами, австрийцами и пруссаками он искусно применял артиллерию и легко добивался победы. Собственно говоря, своей карьерой генерал Бонапарт был обязан удачному применению этого грозного оружия против англичан при обороне Тулона. Только встретившись на поле боя с русскими войсками, Наполеон не смог одержать победы. В многочисленных сражениях с его войсками русские артиллеристы проявили необычайный героизм, высокое воинское мастерство.

В романе «Война и мир» Л.Н. Толстой посвятил немало замечательных страниц действиям русской артиллерии. Вот, например, как описал он подвиг скромного командира батареи капитана Тушина и его подчиненных в одном из сражений в Австрии.

«Про батарею Тушина было забыто, и только в самом конце дела, продолжая слышать канонаду в центре, князь Багратион послал туда дежурного штаб-офицера и потом князя Андрея, чтобы велеть батарее отступать как можно скорее. Прикрытие, стоявшее подле пушек Тушина, ушло по чьему-то приказанию в середине дела; но батарея продолжала стрелять и не была взята французами только потому, что неприятель не мог предполагать дерзости стрельбы четырех никем не защищенных пушек. Напротив, по энергичному действию этой батареи он предполагал, что здесь, в центре, сосредоточены главные силы русских, и два раза пытался атаковать этот пункт, и оба раза был прогоняем картечными выстрелами одиноко стоявших на этом возвышении четырех пушек… Офицер, товарищ Тушина, был убит в начале дела, и в продолжение часа из сорока человек прислуги выбыли семнадцать, но артиллеристы все так же были веселы и оживлены. Два раза они замечали, что внизу, близко от них, показывались французы, и тогда они били по ним картечью.

Маленький человек, с слабыми, неловкими движениями, требовал себе беспрестанно у денщика еще трубочку за это, как он говорил, и, рассыпая из нее огонь, выбегал вперед и из-под маленькой ручки смотрел на французов.

— Круши, ребята! — приговаривал он и сам подхватывал орудия за колеса и вывинчивал винты».

Уже в первых боях с французами русская артиллерия проявила свою мощь, а воины — тактическое мастерство, смелость, отвагу. Командовавший арьергардом генерал Коновницын доносил Кутузову о действиях артиллерии во время отступления:

«Ежедневно происходили жаркие дела, где в глазах моих оказываемо всегда было отменное искусство в действии нашей артиллерии и примерная храбрость в атаках артиллерийских».

Еще более славными подвигами покрыли себя русские воины, когда французы вторглись в пределы нашей родины. Против огромной, прекрасно вооруженной армии французов встала вся Россия. «Дубинка народной войны», по выражению Л.Н. Толстого, сокрушила первоклассные войска французского императора.

Простые русские солдаты и ополченцы, офицеры и генералы — все, от юного барабанщика до главнокомандующего, жили в те дни одной мыслью — разгромить захватчика, выбросить его со своей земли, отстоять честь и славу отечества. Поэтому-то так стойко бились с врагом наши воины.

Бородинское сражение, ставшее началом конца «непобедимого» Наполеона, превосходило по своим масштабам все известные до того времени битвы. В нем участвовало 135 тысяч человек при 587 орудиях со стороны французов и 120 тысяч человек при 640 орудиях со стороны русских.

Главнокомандующий русской армии фельдмаршал Кутузов придавал большое значение действиям артиллерии. Поэтому, выбирая позицию для генеральной битвы, он предусмотрел, чтобы русские батареи могли вести прицельный огонь и свободно маневрировать. Начальник русской артиллерии, молодой талантливый генерал граф Кутайсов, отдал накануне сражения приказ, призывавший русских артиллеристов к мужеству, святому выполнению своего долга.

«Подтвердить от меня во всех ротах, — гласил этот приказ, — чтобы они с позиции не снимались, пока неприятель не сядет верхом на пушки. Сказать командирам и всем господам офицерам, что, отважно держась на самом близком картечном выстреле, можно только достигнуть того, чтобы неприятелю не уступить ни шагу нашей позиции. Артиллерия должна жертвовать собою; пусть возьмут вас с орудиями, но последний картечный выстрел выпустить в упор, и батарея, которая таким образом будет взята, нанесет неприятелю вред, вполне искупающий потерю орудий…»

Утром 7 сентября три французские дивизии начали атаку Багратионовых флешей.

Не добившись успеха во фронтальных атаках, Наполеон приказал обойти флеши с левого фланга. Корпус Жюно был брошен в промежуток между русскими укреплениями. Защитники флешей оказались в очень тяжелом положении. Колонны противника быстро продвигались вперед, враг уже торжествовал победу. В это время командир 1-й легкой гвардейской батареи капитан Захаров получил приказ остановить противника. Артиллеристы должны были действовать совместно с кавалерией, но последней все не было. Тогда храбрый офицер принял решение действовать самостоятельно. Полным карьером батарея помчалась навстречу французам. Люди позабыли об опасности — они знали, что от их мужества и воинского умения зависит судьба флешей. Подскакав на картечный выстрел, батарея снялась с передков, солдаты развернули орудия. Французы были уже совсем близко.

«Картечью, огонь!» — скомандовал капитан Захаров.

Смертоносный металл врезался в густые колонны врага. Первый эшелон французов был сметен с лица земли. Подоспевшая кавалерия довершила разгром. Но французы атаковали вновь и вновь. Опять батарея Захарова вступила в бой. Два часа она вела артиллерийскую дуэль с 30 орудиями противника. Был убит ее славный командир капитан Захаров, выбыли из строя другие офицеры, 58 солдат, но оставшиеся в живых продолжали вести неравный бой. Лишь когда кончились снаряды, батарея отошла с передовых позиций.

Так же героически действовали и другие защитники Багратионовых флешей: артиллеристы-гвардейцы штабс-капитана Базилевича, батарейная рота полковника Таубе. Благодаря мужественным действиям русских воинов Багратионовы флеши стали бесславной могилой для тысяч неприятельских солдат и офицеров.

Действия русских войск вызывали восхищение даже у наших врагов. «Русские артиллеристы, — писал участник Бородинского сражения французский офицер Винтурини, — были верны своему долгу. Брали редуты, ложились на пушки и не отдавали их без себя. Часто, лишаясь одной руки, канонир отмахивался другой».

Эта славная традиция — пока жив, не отдавать своих орудий — стала законом в русской армии.

В 1889 г. Россия отмечала знаменательную дату — 500-летие возникновения нашей отечественной артиллерии. Отмечая этот славный юбилей, один из старейших русских генералов сказал:

«Пройдут еще века, и снова настанет время, когда наши будущие артиллеристы опять соберутся на празднество своей, тогда уже тысячелетней годовщины. В воспоминаниях своих они так же коснутся прошлых дней своего оружия, будут с любопытством взирать на далеко устаревшие для них памятники нашего нынешнего вооружения, но нет сомнения и в том, что, развернув боевые летописи русских войск за грядущие столетия, будущие наши артиллеристы встретят такие же славные страницы, какие начертали и нам наши предки. Они найдут, что века изменили все, изменили оружие и артиллерию, приемы и способы ведения войны, но что осталась все тою же лишь вековая незыблемая доблесть русского солдата и его беззаветная готовность сложить в борьбе с врагом свою голову».

Во время Крымской войны обнаружилась вся нежизнеспособность крепостнической системы. Поражение России в этой войне было вполне закономерным, равно как и в войне с Японией в 1904 г. В то же время и эти войны ознаменовались доблестными подвигами русского солдата, продемонстрировали всему миру готовность его до последней капли крови отстаивать честь и независимость своей родины.

Севастополь и Порт-Артур — славные вехи нашей боевой истории, отмеченные героическими действиями артиллеристов. Одиннадцать месяцев защитники черноморской твердыни отбивали яростные штурмы англо-французских и турецких полчищ, которые значительно превосходили русскую армию и численностью, и вооружением. Столько же времени оставался неприступным осажденный врагом Порт-Артур. Мужеству солдат и офицеров, талантливости генералов, высокому патриотизму русских воинов обязана Россия тем, что даже в поражении она стяжала себе небывалую военную славу.

Какое бы событие ни увенчало эти операции, одно можно сказать с достоверностью: осада Севастополя не будет иметь равных себе в военной истории.

При героической обороне Севастополя особенно отличились русские артиллеристы. 17 октября 1854 г. англо-французские батареи впервые открыли огонь из 126 орудий по бастионам Севастополя. Им ответили 118 орудий защитников крепости. Началась первая артиллерийская дуэль. Вскоре меткими выстрелами русских были взорваны пороховые погреба на двух французских батареях, которые вынуждены были замолчать. Ни одна попытка осаждавших подавить своим огнем пушки крепости не увенчалась успехом. Столь же умело и мужественно отбивали батареи береговой обороны нападение англо-французского флота.

Во время одного из боев произошел такой случай. На Константиновской батарее от прямого попадания взорвался склад снарядов. Огромный взрыв разрушил каземат, вывел из строя почти все орудия и личный состав. Заметив взрывы, корабль союзников «Агамемнон» подошел к разрушенной батарее и открыл огонь, намереваясь сравнять с землей русские позиции. Тогда унтер-офицер 3-й артиллерийской роты Григорий Брилевич открыл огонь по кораблю из единственного уцелевшего «единорога». Его поддержали соседние батареи, и через несколько минут «Агамемнон» вынужден был уйти, чтобы не затонуть от полученных повреждений. Пострадали и другие корабли англичан и французов. Несмотря на явное превосходство, ни один корабль не смог прорваться на севастопольский рейд. В этом бою корабли союзников выпустили 50 тысяч снарядов, а защитники крепости — всего лишь около 9 тысяч! Удары русских артиллеристов оказались настолько чувствительными, что с этого дня до конца войны англо-французский флот не решался подходить к грозным севастопольским батареям. Целый год он оставался простым зрителем.

Одиннадцать месяцев жизнь защитников Севастополя протекала в постоянной опасности. Раненые, как правило, не покидали поле боя. «Списки раненым в Севастополе нижним чинам» пестрят примечаниями: «остался на месте», «несмотря на советы медиков, остался на месте», «после перевязки возвратился на бастион». Вот характерный документ:

«ВЕДОМОСТЬ

о нижних чинах морского ведомства, убитых, раненых и контуженных 26 и 27 мая.

Кроме 3 и 5 отделений, сведений о которых еще не доставлено: убито 44, ранено 242, контужено 236, итого 522. Из этого числа остались на своих местах 282».

За этими сухими цифрами отчета скрываются славные дела простых русских солдат. Комендор Зелинский отличался необыкновенной меткостью стрельбы. Однажды он со своим орудием вступил в дуэль с девятиорудийной батареей противника на расстоянии 1 600 метров. Несколькими выстрелами мужественный и умелый воин засыпал четыре амбразуры. Пять раз славный комендор был контужен, но не уходил с бастиона. Когда же получил ранение осколком, то сходил на перевязку и снова вернулся к своему орудию.

На Малаховом кургане пользовался известностью артиллерист Демьян Пассек. Его всегда видели в самых жарких схватках, он просился в самые опасные операции. Несколько раз солдат был ранен, но до самого конца осады остался в строю.

В героической обороне Севастополя участвовал и самый юный артиллерист, десятилетний Коля Пищенко. Его отец Тимофей Пищенко был комендором на 4-м бастионе. Постоянно находясь около отца, поднося снаряды, мальчик и сам освоил артиллерийское дело. Николку, как звали мальчика-артиллериста, все любили, берегли его, но он смело лез к пушкам в самое горячее время. 8 апреля погиб отец Николая. Мальчик остался у артиллеристов. Однажды он попросил разрешения сделать выстрел из маленькой мортирки. Снаряд лег точно в цель. Так Николка и остался на мортирной батарее в подчинении у опытного матроса. А когда матроса убили, Коля занял его место. До конца осады он мужественно и умело отражал атаки врага огнем своей мортиры.

Севастопольская эпопея изобилует многочисленными примерами отваги защитников крепости, скромного, не показного героизма. Удальство, лихачество, показная «игра со смертью» были не в почете на бастионах крепости. Не умереть красиво, а бить врага ценой малых потерь — таков был железный закон славных русских воинов. Они свято чтили и неуклонно выполняли слова приказа своего любимца, талантливого и храброго адмирала Нахимова: «Жизнь каждого принадлежит отечеству, и не удальство, а только истинная храбрость приносит ему пользу».

Спустя полвека подвиг защитников Севастополя повторили артиллеристы Порт-Артура.

Из-за беззаботности, а порой и предательства чиновников и высших офицеров Порт-Артур не располагал достаточным количеством артиллерии. К началу войны крепость имела все- го 116 готовых к действию орудий (потом это количество увеличилось до 600). И только благодаря умелым и отважным действиям защитников Порт-Артура гарнизон героически противостоял вооруженной до зубов японской армии и первоклассному военно-морскому флоту в течение одиннадцати месяцев.

Заблокировав русский флот в Порт-Артурской гавани, японцы 13 мая высадили сухопутную армию на Ляодунский полуостров (Порт-Артур расположен в его южной оконечности) и начали наступать на крепость с суши. В конце июля 1904 г. после упорных боев у Кинчжоу русские войска по приказу генералов-предателей Стесселя и Фока оставили позиции. Началась осада Порт-Артура.

Порт-артурская эпопея — это подвиг русских людей: солдат, матросов, низших офицеров, которыми руководили такие смелые и талантливые военачальники, как адмирал С.О. Макаров и генерал Р.И. Кондратенко.

Артиллерия играла исключительно большую роль в обороне Порт-Артура. Ее силу японцы испытали еще в боях под Кинчжоу. Японский офицер Тадеучи Сакурай в книге «Живые ядра» так писал об этом сражении:

«Бой длился несколько часов. Неприятель имел прекрасные орудия и не давал нам двинуться вперед: убитых и раненых у нас было так много, что не хватало заготовленных носилок. Это была отчаянная битва».

Первый штурм крепости Порт-Артур закончился безрезультатно для японской армии. Защитники крепости, особенно артиллеристы-моряки, отбросили врага. Стреляя с закрытых позиций, корабельные орудия метко поражали японцев. Так, артиллеристы крейсера «Паллада» заставили замолчать японскую батарею, сбили с позиции три батареи, разогнали обоз, взорвали пороховой погреб, рассеяли колонну пехоты и отряд конницы.

Во время неудачной попытки прорыва порт-артурской эскадры во Владивосток русские корабли оказались в тяжелом положении, их окружил японский флот. Строй эскадры был нарушен, что грозило ей гибелью. В этих трудных условиях отважно сражались русские матросы и офицеры. На броненосце «Полтава» во время боя в одном из орудий заклинило снаряд, и оно фактически вышло из строя. Тогда комендор Давыдов вышел из-за укрытия и начал действовать разрядником. Кругом рвались снаряды, свистели осколки, неся смерть. Но воин действовал спокойно и решительно. Через несколько минут орудие вновь заговорило.

Комендор Галатов и гальванер Темников остались одни. Все остальные из прислуги башни, в которую попал снаряд, были убиты. Автоматическое управление было нарушено. Отважные воины не растерялись. Они перевели башню на ручное управление и продолжали до конца боя вести огонь по врагу. Комендор крейсера «Паллада» Роман Булгаков не прекращал огня из орудия, несмотря на тяжелую рану. Матрос Никифоров с осколком в боку продежурил всю ночь у орудия.

В сентябре 1904 г. начался второй штурм порт-артурских укреплений. Не считаясь с потерями, японская армия рвалась к городу. Ее командование поставило задачу — во что бы то ни стало овладеть горой Высокой. Кроме стрелков, ее обороняли две батареи, расположенные на вершине. После сильной артподготовки 2 тысячи японцев бросились на штурм, но их встретил смертоносный огонь уцелевших русских пушек. Шрапнель вырывала сразу десятки солдат из штурмующих колонн. Атака была отбита. Через день японцы вновь стали сосредоточиваться для штурма. Их густые колонны были обнаружены на подступах к Высокой. Ряды защитников уже заметно поредели и не могли сдержать натиска превосходящих сил противника. Тогда генерал Кондратенко, не имея возможности подвести пехотные части, всю надежду возложил на артиллерию. Он приказал штабс-капитану Ясенскому скрытно подтянуть свои пушки и встретить огнем наступающих японцев. Искусно маскируясь, два расчета русских артиллеристов выкатили орудия на позиции передовой линии фронта. Это был смелый маневр. Пушки оказались впереди пехоты. Когда противник уже готов был броситься в атаку, орудия Ясенского открыли сильный огонь. Через несколько минут на месте трех японских батальонов остались одни трупы. «Наиболее блестящий образчик артиллерийского искусства, какой я когда-либо видел, — писал английский корреспондент при армии японского генерала Ноги, Норригаард, — дала русская батарея 22 сентября. От картечи этой батареи не ушел ни один солдат из наступающего отряда». А всего в боях за гору Высокую японцы потеряли 12 тысяч солдат и офицеров.

Русско-японская война вскрыла отсталость вооружения нашей армии. Но уроки 1904 г. ничему не научили царское правительство и высшее командование русской армии.

Во время Первой мировой войны в русской армии остро ощущался не только недостаток в оружии, но и острый «снарядный голод».

Даже на самых ответственных участках фронта чувствовался недостаток артиллерии. Русским частям разрешалось расходовать по одному снаряду на орудие в неделю и открывать огонь только при подходе противника на ближние дистанции.

Несмотря на техническую отсталость России, русская артиллерия в период Первой мировой войны показала свои высокие боевые качества. Русские артиллеристы славились по-прежнему мастерством ведения огня, искусством стрельбы с закрытых позиций и главное — своей замечательной доблестью.

Так, например, в Гумбиненском сражении в августе 1914 г. немцы развернули 28 батарей против 14 батарей русских и, несмотря на большое превосходство, потерпели полное поражение. Когда две немецкие батареи попытались в этом сражении занять открытые позиции, они успели произвести только по одному выстрелу и сразу же были подавлены огнем русской артиллерии, а затем захвачены в плен.

В том же 1914 г. у деревни Терновка, в Галиции, огнем нашей гаубичной батареи, которой командовал офицер Гладков, были уничтожены три батареи немецкого гвардейского корпуса, наша же батарея потерь не имела.

Особенно выдающиеся действия русской артиллерии были проявлены при знаменитом прорыве нашими войсками юго- западного фронта в Галиции.

Первая мировая война была по преимуществу войной позиционной. Противники занимали сильно укрепленные позиции, создавали разветвленную сеть траншей, ходов сообщения, долговременных огневых точек. Прорыв таких укреплений требовал огромного превосходства сил наступающих, в частности в артиллерии, Особенно тяжелой. В Галиции же у русских был незначительный перевес в живой силе, а против 545 тяжелых немецких орудий они имели всего 168.

4 июня 1916 г. на рассвете раздался первый залп русских орудий. Предварительно артиллерийское командование произвело тщательную разведку укреплений противника, организовало наблюдение, а в ходе артподготовки — корректирование огня. Тяжелые снаряды разрушали неприятельские окопы, выводили из строя солдат и офицеров. Однако практика предшествующих боев показала, что как бы ни был силен артиллерийский огонь, он не в состоянии уничтожить всю живую силу противника, зарывшегося в землю. Поэтому всегда бывает очень важно для наступающих, чтобы пехота начинала атаки в тот момент, пока уцелевший противник еще не оправился от артподготовки, не смог использовать свои огневые средства. Если же такой момент будет упущен, пехоту может встретить губительный ружейный и пулеметный огонь уцелевших огневых средств врага.

Учитывая это, русские артиллеристы решили обмануть немцев и австрийцев. Сначала артиллерия в течение длительного времени громила укрепления первой линии, затем перенесла огонь в глубину обороны. Тотчас же вражеские солдаты выскочили из убежищ и приготовились отражать атаку. Этого и ждали артиллеристы: они быстро перенесли огонь снова на первую линию, поражая живую силу противника. Уцелевшие немцы и австрийцы вновь укрылись в убежища, артиллеристы опять перенесли огонь в глубину, а потом снова обрушили лавину металла на защитников передовой линии. Так продолжалось несколько раз. Когда в последний, пятый раз русская артиллерия стала громить тылы, противник не спешил вылезать из окопов, — он был сбит с толку, дезориентирован. Этого и ждали русские войска. Без единого выстрела пехота бросилась в атаку, русские солдаты ворвались в траншеи и сравнительно легко уничтожили или взяли в плен живую силу противника.

Так действовали доблестные артиллеристы в сражениях Первой мировой войны. Они и здесь показывали образцы мужества и боевого мастерства, инициативы и сметки.

Первая мировая война, как известно, переросла в Гражданскую. И во время Гражданской войны артиллеристы, как «белые», так и «красные», совершили немало подвигов, но это уже другая — советская история…

Оглавление книги


Генерация: 0.219. Запросов К БД/Cache: 3 / 1