Глав: 4 | Статей: 91
Оглавление
Артиллерию называют «богом войны». Она создана и поныне существует на перекрестке многих наук. Издавна повелось, что высокое звание «артиллерист» подразумевает осведомленность в точных науках, умение быстро и безошибочно принимать решения. В книге прослеживается путь развития мировой и русской артиллерии, рассказывается о выдающихся достижениях русских конструкторов, создававших грозную боевую технику.

ПОСЛЕ ГРАЖДАНСКОЙ

ПОСЛЕ ГРАЖДАНСКОЙ

По окончании Гражданской войны упрочились международные позиции нашей страны. Возникли необходимые условия для перевода Красной Армии на мирное положение и сокращения расходов на ее содержание. К концу 1924 г. завершилась демобилизация. Численность Красной Армии сократилась почти в 10 раз (с 5,5 миллиона до 562 тысяч человек).

Для укрепления боеспособности Советских Вооруженных Сил была проведена военная реформа, которая внесла коренные изменения в организацию военного дела в стране. Началось техническое перевооружение всех родов войск. Это был один из наиболее сложных периодов военного строительства в СССР. Финансовое положение страны и уровень развития оборонной промышленности не позволяли еще оснастить Красную Армию новыми образцами вооружения в нужном количестве.

20-е гг. в истории советской артиллерии принято считать опытным периодом в ее развитии. Многие исследования и усовершенствования завершались разработкой экспериментальных или опытных образцов. Для развертывания серийного производства не созрели необходимые условия. Развитие советского вооружения шло в тесной связи с развитием экономики, ростом и укреплением наших Вооруженных Сил на основе первых достижений социалистического строя.

В период восстановления народного хозяйства после окончания Гражданской войны у нас решалась скромная и посильная для страны задача — привести в порядок и улучшить унаследованную от старой русской армии военную технику. Из арсенала артиллерии старой армии были отобраны и усовершенствованы лучшие образцы орудий. Это был период малой модернизации артиллерии.

Практическое обеспечение Красной Армии артиллерией, отвечающей требованиям войск, было начато в 1927 г. и осуществлялось двумя путями: широкой модернизацией старых орудий и созданием новых отечественных образцов. Главный упор в этот период делался на модернизацию, так как она позволяла при сравнительно небольших переделках и материальных затратах добиться в короткий срок улучшения качества орудий и повышения боевых свойств артиллерии.

Первым новым образцом, созданным советскими конструкторами, была 76-мм полковая пушка образца 1927 г. Несмотря на то что полковая артиллерия в России существовала давно, от старой русской армии в наследство нам не досталось специального полкового орудия. В этом главная причина его первоочередной разработки.

Большая модернизация артиллерии сводилась в основном к повышению дальности стрельбы. Это достигалось улучшением формы снаряда, увеличением веса порохового заряда, удлинением ствола и увеличением в некоторых орудиях углов возвышения. Повышение мощности выстрела требовало, в свою очередь, частичной переделки противооткатных устройств, усиления лафетов, применения дульных тормозов.

Таким образом, главная задача большой модернизации артиллерии — существенное повышение дальнобойности орудий — была решена успешно и в короткий срок (1927–1930). Умелая и продуманная организация этой работы в те годы давала нашей стране важные преимущества: во-первых, обеспечивала большую экономию государственных средств, так как не требовала дополнительных затрат на приспособление промышленности к серийному производству; во-вторых, значительно улучшала тактико-технические характеристики образцов при минимальных затратах материальных средств; в-третьих, не требовала замены имеющихся запасов боеприпасов соответствующих калибров.

Благодаря модернизации материальная часть нашей артиллерии по своим боевым свойствам нисколько не уступала образцам орудий капиталистических государств того времени. Положительная роль модернизации для дальнейшего развития советской артиллерии заключалась еще и в том, что в ходе ее осуществления рабочие артиллерийских заводов получали необходимый опыт, а конструкторские и инженерно-технические кадры совершенствовали свое мастерство.

Было, однако, очевидно, что модернизированные орудия могут удовлетворять возрастающим требованиям лишь на самое ближайшее время. Модернизация не устранила таких недостатков, как малые углы горизонтального обстрела (5–6 градусов), что ограничивало маневр огнем по фронту; отсутствие подрессоривания, что сдерживало повышение скоростей передвижения; наличие поршневых затворов, открываемых вручную, что препятствовало увеличению скорострельности. Модернизация не затронула орудий старой тяжелой артиллерии.

30-е гг. в истории нашей страны — это период завершения реконструкции народного хозяйства.

Для осуществления технического перевооружения Красной Армии было принято решение подготовить научно обоснованную, единую систему вооружения. Тем самым закладывался прочный фундамент для целеустремленного планирования развития вооружения на перспективу.

22 мая 1929 г. Реввоенсовет СССР рассмотрел и утвердил разработанную ГАУ систему артиллерийского вооружения на 1929–1932 гг. Это был важный программный документ для развития нашей артиллерии. В нем предусматривалось создание следующих видов артиллерии: противотанковой, батальонной, полковой, дивизионной, корпусной, зенитной, РГК (Резерва Главного Командования).

Чтобы наилучшим образом решить проблему технического перевооружения Красной Армии, что являлось главной задачей первого пятилетнего плана строительства Вооруженных Сил, в ноябре 1929 г. была учреждена должность начальника вооружений РККА, на которого возлагались ответственность и руководство вопросами технического перевооружения всех родов войск. Первым начальником вооружений РККА был утвержден И.П. Уборевич. В июне 1931 г. начальником вооружений и одновременно заместителем наркомвоенмора был назначен М.Н. Тухачевский.

Реализация утвержденной системы вооружения на первую пятилетку началась с создания специальной противотанковой артиллерии. В 1930 г. успешно завершились разработка и испытания 37-мм противотанковой пушки образца 1930 г., которая была принята на вооружение Красной Армии. 37-мм пушка как противотанковое орудие для своего времени имела вполне удовлетворительные тактико-технические характеристики: вес снаряда 0,666 кг, начальная скорость снаряда 800 м/с, дальность стрельбы 4000 м, скорострельность 15–20 выстр./мин, углы вертикального обстрела от -8 до +25 градусов, горизонтального обстрела 60 градусов, вес в боевом положении 330 кг, бронепробиваемость на 1000 м при угле встречи 30 градусов — 26 мм. В конструкции орудия были применены новые технические решения: лафет с раздвижными станинами, клиновой затвор с элементами автоматики. Однако в орудии сохранились традиционные недостатки материальной части артиллерии 20-х гг. — деревянные колеса и отсутствие подрессоривания.

На базе 37-мм пушки образца 1930 г. в короткий срок была создана и принята на вооружение 45-мм противотанковая пушка образца 1932 г. — самое мощное артиллерийское средство для борьбы с танками тех времен. Основные тактико-технические данные этой пушки: вес снаряда 1,43 кг, начальная скорость снаряда 760 м/с, дальность стрельбы 4400 м, скорострельность до 20 выстр./мин, вес орудия в боевом положении 425 кг, броне- пробиваемость на 500 м при угле встречи 30 градусов — 35 мм.

В 1931 г. завершилась разработка новой 76-мм зенитной пушки образца 1931 г., обладавшей следующими тактико-техническими характеристиками: начальная скорость снаряда 820 м/с, дальность стрельбы по высоте 9500 м, по горизонту — 14 000 м, наибольший угол возвышения ствола 85 градусов, угол горизонтального обстрела 360 градусов. Транспортировалось орудие на специальной тележке, которая подводилась под платформу пушки. Тележка была снабжена механизмом подрессоривания, что позволяло перевозить орудие по шоссе со скоростью до 35 км/ч, а по грунтовой дороге — до 20 км/ч. Перевод пушки из походного положения в боевое занимал не более двух минут. В конструкцию 76-мм зенитной пушки образца 1931 г. был введен новый прицел с независимой линией прицеливания. Это нововведение существенно повысило точность стрельбы, облегчило работу при орудии и разделило сам процесс наводки орудия между двумя номерами расчета — наводчиком и его помощником.

Начало 30-х гг. ознаменовалось крупнейшим достижением советских артиллерийских конструкторов — была создана 203-мм гаубица образца 1931 г. В ее боекомплект входил мощный фугасно-бетонобойный снаряд весом 100 килограммов, пробивавший бетонные перекрытия толщиной до одного метра. Артиллерия РГК получила достойное орудие, быстро завоевавшее признание в войсках.

Разработка этой гаубицы началась в 1927 г. под руководством известного артиллерийского конструктора Ф.Ф. Лендера. В завершающей стадии отработки конструкции, полигонных и войсковых испытаний определились тактико-технические характеристики орудия: дальность стрельбы 18 000 м, угол вертикального обстрела до 4-60 градусов, горизонтального 8 градусов, вес в боевом положении 17,7 т. Сочетание большого угла возвышения и переменного заряда, дающего десять разных начальных скоростей снаряда, позволило экономно подбирать траектории наивыгоднейшей крутизны для поражения целей. Для транспортировки гаубица разбиралась на две части: ствол, снятый с лафета и уложенный на специальную повозку, являлся орудийной повозкой, а лафет, соединенный с передком, — лафетной повозкой. В таком виде гаубица буксировалась гусеничными тягачами типа «Коммунар» со скоростью до 15 километров в час.

В годы первой пятилетки не удалось полностью выполнить намеченный план создания новых артиллерийских орудий. Первоочередное внимание было уделено восполнению пробелов в системе артиллерийского вооружения Красной Армии, и эта задача была решена на высоком инженерно-техническом уровне (203-мм гаубица образца 1931 г., 76-мм зенитная пушка образца 1931 г., противотанковые пушки — 37-мм образца 1930 г. и 45-мм образца 1932 г.). Батальонная, полковая и дивизионная артиллерия в этот период не получила новых образцов в законченном виде. Одни орудия находились в стадии эскизно-технического проектирования, другие — в стадии изготовления и заводских испытаний экспериментальных и опытных образцов, третьи в заключительной стадии оценочных испытаний. Технические трудности разработки новых артиллерийских систем по заданным ГАУ тактико-техническим требованиям оказались весьма серьезными, а экономические и производственные возможности пока еще ограниченными.

В эти же годы у нас появились новые осколочно-фугасные снаряды дальнобойной формы, бронебойные и бетонобойные снаряды, налажено производство новых и усовершенствованных взрывателей.

Для многих орудий был принят новый унифицированный нормализованный прицел образца 1930 г. Артиллерия оснащалась новыми приборами наблюдения, разведки и топографической привязки.

Во второй половине 20-х гг. развернулись исследования и экспериментальные работы по созданию минометного вооружения и реактивных снарядов. К началу 30-х гг. были получены обнадеживающие результаты.

Разрабатывались более совершенные и точные методы подготовки исходных данных для стрельбы, новые способы пристрелки и стрельбы на поражение. В практику артиллерии внедрялась сокращенная и полная подготовка исходных данных. Это послужило толчком для ускоренного развития приборного оснащения артиллерии (топогеодезические, метеорологические, оптические, звукометрические приборы). Результаты теоретических исследований и обобщение богатого опытного материала позволили советским артиллеристам создать правила стрельбы 1931 г. (ПС-31), которые стали настольной книгой для артиллерийских командиров.

Для зенитной артиллерии были разработаны табличный и графический методы стрельбы, изданы правила стрельбы 1928 и 1932 гг. (ПС-ЗА-28 и ПС-ЗА-32). Началось освоение полуавтоматического метода стрельбы с помощью прибора управления артиллерийским зенитным огнем ПУАЗО-1.

Развитие военного искусства, создание новых и совершенствование существующих артиллерийских систем и методов стрельбы привели к изменениям в боевом применении артиллерии. Это нашло свое выражение в общевойсковых и артиллерийских уставах и наставлениях.

К началу 30-х гг. в Красной Армии сложились вполне определенные взгляды по вопросам боевого применения артиллерии:

— массирование артиллерии на важнейших направлениях при тесном взаимодействии с другими родами войск и внезапное открытие огня;

— организация надежной артиллерийской разведки всех видов и бесперебойно действующей связи;

— создание на период боя временных артиллерийских групп и решительное их применение в борьбе с танками и артиллерией противника.

На вторую пятилетку система артиллерийского вооружения предусматривала решение следующих основных задач:

— оснастить авиацию и танки современным вооружением (пушками, пулеметами, боеприпасами), полностью использующим все тактические возможности машин;

— решить задачи ПВО и ПТО как для войск, так и для ближайшего и дальнего тыла;

— приступить к практическому перевооружению войсковой артиллерии на новые образцы;

— форсировать качественное и количественное развитие артиллерии РГК;

— внедрить стандартизацию и унификацию во вновь вводимые образцы вооружения, в частности общие лафеты для орудий;

— снабдить новые артиллерийские средства современными боеприпасами, обеспечивающими решение всех специальных задач (бронебойность, бетонобойность, зенитная стрельба, зажигательное, осветительное и дымовое действие);

— разрешить задачи повышения мощности действия снарядов за счет внедрения новых ВВ и современных взрывателей и дальнейшего увеличения дальнобойности артиллерии за счет улучшения порохов;

— увеличить живучесть орудий, в частности широко внедрять лейнирование (лейнер — тонкостенная труба с нарезным каналом, вставляемая в ствол, она легко заменяется новой в случае износа, при этом не требуется изготавливать новый ствол) и применение стволов со свободной трубой.

В системе вооружения были также поставлены проблемные задачи по линии научно-исследовательских и изобретательских работ. Обращалось внимание на вопросы сверхдальней стрельбы, использование принципа электроорудия и реактивных орудий (снарядов). При этом требовалось существенно повысить точность стрельбы реактивных снарядов с целью их использования в средствах ближнего боя и для вооружения авиации. Ученые и конструкторы должны были установить наилучшие условия обеспечения максимальной бронебойности и бетонобойности снарядов, изучить проблему перехода на безгильзовое заряжание для полевых орудий, не имеющих полуавтоматики, а также изыскать новые мощные взрывчатые вещества, нечувствительные к ударам и прострелам пулями.

Сама система вооружения представляла собой таблицу, в которой были даны конкретные образцы артиллерийских орудий с указанием их наименования, назначения и основных свойств. Эти образцы были сгруппированы по подразделам: «Вооружение общевойсковых соединений», «АРГК качественного усиления», «Артиллерийское вооружение ПВО» и т. д.

В результате напряженной работы советских конструкторов в период второй пятилетки были созданы современные образцы артиллерийского вооружения (материальная часть, боеприпасы, артиллерийские приборы), начата или развернута разработка многих новых артсистем, которые поступили на вооружение уже в следующей, третьей пятилетке.

При разработке новых орудий основное внимание уделялось увеличению дальнобойности и скорострельности, повышению могущества действия снарядов, увеличений углов горизонтального обстрела путем введения раздвижных станин и верхних станков в лафетах, повышению подвижности и проходимости за счет введения подрессоривания, колес с грузошинами и механической тяги.

Ход реализации системы артиллерийского вооружения на вторую пятилетку показал, что главные ее положения оказались правильными. Однако выявились и отдельные недостатки, два из них были наиболее существенными. Во-первых, система совершенно не предусматривала создание минометов, а вместо них разрабатывались пехотные мортиры разных калибров. Эти мортиры не получили признания и не были приняты на вооружение. Во-вторых, проникновение распространенных за рубежом в те годы идей «универсализма» в отечественную артиллерию. Речь шла о создании так называемых универсальных или полууниверсальных орудий, которые могли бы быть одновременно и полевыми и зенитными. Данью этому универсализму орудий была, в частности, полууниверсальная 76-мм пушка образца 1936 г. (Ф-22), которая имела угол возвышения 75 градусов и специальный зенитный прицел.

К началу 1935 г. отношения сторонников универсальных и четко специализированных дивизионных пушек крайне обострились. Испытания на полигонах универсальных орудий оказались неудачными.

В этой обстановке летом 1935 г. на подмосковный полигон были доставлены все имевшиеся тогда у нас образцы артиллерии. Для их осмотра прибыли И.В. Сталин, К.Е. Ворошилов, Г.К. Орджоникидзе и другие товарищи. После ознакомления с представленными образцами руководители партии и правительства присутствовали на показательных стрельбах. Затем состоялось специальное совещание артиллерийских конструкторов с участием членов правительства, на котором были вскрыты несостоятельность и вредность универсализма и указано на необходимость специализации артиллерии по ее боевому назначению и видам. Особо подчеркивалось, что орудия должны разрабатываться для выполнения специфических боевых задач, а конструкторы обязаны обеспечить высокие тактико-технические требования в новых образцах: дальнобойность и точность стрельбы, скорострельность и маневренность, простоту устройства, надежность в бою и дешевизну в производстве.

Эти важные положения стали основой программы коренного перевооружения советской артиллерии. Они были учтены при корректировке системы артиллерийского вооружения на вторую пятилетку и при разработке системы вооружения на третью пятилетку.

Следует отметить, что в начале 30-х гг. в военных кругах развернулась оживленная дискуссия о роли артиллерии в будущей войне. Многие военные специалисты на Западе утверждали, что в современной войне решающими боевыми средствами являются танки и авиация, артиллерии отводилось второстепенное место.

Правительство решительно указало на необходимость развития артиллерии вместе с авиацией и танками. Советская военная доктрина базировалась не на увлечении одними родами войск в ущерб другим, не на противопоставлении их друг другу, а на гармоническом сочетании, на четком их взаимодействии в бою. В уставах и наставлениях Красной Армии были ясно определены значение артиллерийского огня в наступлении и обороне, задачи артиллерии во всех видах боя.

Широкая программа перевооружения артиллерии потребовала проведения срочных мероприятий в промышленности. В 1936 г. был образован Наркомат оборонной промышленности. Работники этой отрасли сосредоточивают внимание на конструкторской работе и совершенствовании технологии. Организуются специализированные артиллерийские КБ, готовятся квалифицированные кадры конструкторов, инженеров и техников, проектируются и строятся новые современные предприятия оборонной промышленности.

На заводах отрасли осуществляется коренная технологическая перестройка, обновляется станочное оборудование, малопроизводительные и трудоемкие методы обработки заменяются более совершенными, например, ковка — штамповкой, клепка — сваркой, вводится обработка по системе допусков, что обеспечило взаимозаменяемость деталей. Приводилось в порядок чертежное хозяйство. Чертежи перерабатывались в соответствии с требованиями специально созданных технических условий на чертежи продукции оборонной техники.

Вместе с тем реконструкция промышленности в период ее завершения имела свои особенности. Освоение новых предприятий представляло гораздо большие трудности, чем использование старых заводов. Требовалось известное время для подготовки квалифицированных рабочих, техников, инженеров, для приобретения ими навыков в использовании новой техники, для налаживания четкой и слаженной работы молодых многотысячных рабочих коллективов, которые только начинали складываться.

Система артиллерийского вооружения на третью пятилетку, разработанная под руководством В.Д. Грендаля, предусматривала основные калибры орудий и устанавливала соотношение между всеми видами артиллерии. Поскольку намечалась разработка многих образцов орудий и боеприпасов, ставилась задача практического осуществления одного из важнейших принципов проектирования — унификации и стандартизации, то есть применения в новой конструкции тех деталей, узлов и механизмов, которые хорошо себя зарекомендовали в артиллерийских орудиях и боеприпасах, уже проверенных на полигонах и в войсках. Унификация деталей ускорила не только проектирование, но и изготовление новых образцов, их испытания, разработку технологии, постановку на серийное производство. В тех случаях, когда унификацию в прямом смысле применить не удавалось, конструкторы стали придерживаться принципа подобия деталей, что также в значительной степени облегчало производство и способствовало созданию типовой технологии.

В годы третьей пятилетки развитие советской артиллерии осуществлялось по следующим основным направлениям:

— повышение калибров орудий и могущества действия снарядов;

— увеличение дальности и точности стрельбы;

— повышение скорострельности орудий за счет механизации и автоматизации процессов заряжания и производства выстрела, а также путем введения новых прицелов независимыми линиями прицеливания;

— увеличение бронепробиваемости противотанковой артиллерии;

— расширение углов горизонтального и вертикального наведения за счет введения раздвижных станин и верхних станков в лафетах;

— увеличение подвижности проходимости орудий;

— повышение надежности, живучести, простоты и удобства обслуживания.

Система артиллерийского вооружения на третью пятилетку содержала широкую программу оснащения нашей армии минометами от 50 до 240-мм калибра.

Вторая половина 30-х гг. справедливо считается у нас периодом перевооружения артиллерии новой материальной частью и боеприпасами. За эти несколько лет в Советском Союзе были успешно разработаны, испытаны и представлены на вооружение более 25 новых артиллерийских орудий.

76-мм пушка образца 1939 г. (главный конструктор В.Г. Грабин) являлась специализированным орудием дивизионной артиллерии и пришла на смену 76-мм пушке образца 1936 г., носившей отпечаток универсализма. В боях у озера Хасан и на реке Халхин-Гол 76-мм пушка образца 1936 г. получила боевое крещение, было установлено, что орудие имеет хорошие баллистические характеристики, но очень тяжело и сложно по конструкции. При производстве новой 76-мм пушки образца 1939 г. использовалось около 50 процентов узлов и деталей предыдущего образца. 122-мм гаубица образца 1938 г., 122-мм пушка образца 1931/1937 г. и 152-мм гаубица-пушка образца 1937 г. превосходили аналогичные системы других стран.

В эти же годы были разработаны и внедрены в массовое производство новые артиллерийские боеприпасы различного назначения (снаряды, мины, заряды, взрыватели, средства воспламенения и т. д.). Сюда относятся бронебойные и осколочные снаряды для 45-мм противотанковых и танковых пушек, цельнокорпусные осколочно-фугасные 76-мм снаряды, 152-мм гаубичные снаряды из сталистого чугуна, 152-мм бетонобойные гаубичные и пушечные снаряды, осколочные снаряды дистанционного действия для 76-мм и 85-мм зенитных пушек, 76, 85, 107, 122 и 152-мм бронебойные снаряды. Артиллерия получила новые высокоэффективные взрыватели КТМ-1, КТМ-2, РГМ, КТД, МД-5, типа МГ (МГ-5 и др.), дистанционную трубку Т-3-УГ.

В середине 30-х гг. большой размах получили научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы и по другим видам вооружения, в частности по безоткатным орудиям, или, как их тогда называли, динамореактивным пушкам (ДРП). В стадии разработки и испытаний находилось около десятка таких орудий, некоторые из них были приняты на вооружение (76-мм пушки системы АНИИ и Л.В. Курчевского). Принимались необходимые меры по моторизации артиллерии. Так, еще во второй пятилетке был начат перевод корпусной и тяжелой артиллерии с конной на механическую тягу. Артиллерия оснащалась гусеничными тягачами «Комсомолец» (легкий), «Коминтерн» (средний), «Ворошиловец» (тяжелый), а также тракторами СТЗ-3. СТЗ-5, С-60, С-65 и др.

В артиллерию внедрялись средства радиосвязи.

Таким образом, решающим фактором успешного развития советской артиллерии в 30-х гг. являлась индустриализация нашей страны, позволившая создать мощную оборонную промышленность.

С 1939 г. на производство артиллерийских орудий и боеприпасов был переведен ряд гражданских предприятий, строились новые заводы. Эти мероприятия способствовали успешной реализации «Системы артиллерийского вооружения на третью пятилетку».

Численность орудий всех назначений в армии резко увеличилась. Так, если на конец 1920 г. их у нас насчитывалось 3 тысячи, то на 22 июня 1941 г. — 67 335 (без 50-мм минометов, которых было 24 158).

107-мм пушка образца 1940 г. (главный конструктор Ф.Ф. Петров) обладала высокими баллистическими свойствами и большой дальностью стрельбы (около 19 километров).

Коллектив конструкторов под руководством И.И. Иванова создал три мощных крупнокалиберных орудия — 210-мм пушку, 280-мм мортиру и 305-мм гаубицу.

210-мм пушка образца 1939 г. была самым дальнобойным штатным орудием нашей артиллерии. Она могла поражать цели снарядами весом 133 килограмма на дальностях около 30 километров.

В конце 30-х гг. велась разработка сверхмощных орудий на железнодорожных установках: 356-мм пушки и 500-мм гаубицы с наибольшей дальностью стрельбы соответственно 65 и 25 километров.

Находившаяся в войсках 45-мм противотанковая пушка образца 1932 г. обладала достаточно высокими баллистическими данными, однако нуждалась в усовершенствовании, так как из-за отсутствия подрессоривания могла буксироваться только конной тягой. Кроме того, при эксплуатации в войсках в ней были обнаружены некоторые конструктивные недостатки.

Новая 45-мм противотанковая пушка образца 1937 г. отличалась не только высокими баллистическими, но и конструктивными характеристиками. Она была способна пробить броню танков всех типов, состоявших в то время на вооружении армий других государств. Для повышения скорострельности была разработана новая полуавтоматика затвора и введен кнопочный спуск у маховика подъемного механизма. Пушка получила подрессоривание, которое позволило буксировать ее по булыжной дороге со скоростью до 30 километров в час, а по асфальту — до 50. В комплект орудия был включен подрессоренный передок, который являлся передним ходом лафета. В нем размещалось 50 выстрелов.

По своим боевым качествам 45-мм противотанковая пушка образца 1937 г. превосходила 37-мм пушку «Рейнметалл» (Германия), 40-мм пушку (Англия) и другие иностранные противотанковые орудия.

В связи с возможным появлением танков с повышенной броневой защитой Главный Военный Совет своим постановлением от 25 апреля 1940 г. обязал ГАУ разработать более мощную противотанковую пушку 50—60-мм калибра. Такая задача в основном была решена менее чем за год: уже в феврале 1941 г. были изготовлены опытные образцы 57-мм противотанковой пушки (вес снаряда 3,14 кг, начальная скорость 990 м/с). По своим баллистическим и техническим параметрам она не имела себе равных. Однако в процессе первых испытаний выявились конструктивные недостатки выстрелов, затвора, механизмов наводки. Требовалось время на доработку орудия и боеприпасов и их всесторонние испытания на полигоне и в войсках. Начавшаяся война временно приостановила доводку 57-мм пушки. Но через два года она стала одной из лучших противотанковых пушек Второй мировой войны.

Военно-теоретическая мысль в предвоенные годы отводила противотанковой обороне важнейшее место. Уставы конца 30-х гг. (Боевой устав пехоты РККА, проект Полевого устава и др.) указывали, что оборона должна быть глубоко эшелонированной и прежде всего противотанковой. Артиллерия рассматривалась как главное огневое средство борьбы с танками. Основу противотанковой обороны должен был составлять артиллерийский огонь в сочетании с инженерным оборудованием местности и естественными препятствиями.

В Боевом уставе артиллерии 1937 г. (БУА-П-37) четко и ясно указывалось, что стрельба противотанковых орудий прямой наводкой является наиболее действенным средством борьбы с танками. Устав требовал, чтобы наряду со специальной противотанковой артиллерией к отражению танковых атак противника привлекалась вся артиллерия обороны.

Поражение наступающих танков противника следовало вести огнем всей артиллерии как перед передним краем, так и в глубине обороны. Эту задачу решали методом дальних огневых нападений по подходящим колоннам и сосредоточений огня по местам скопления танков путем постановки в полосе начавшейся танковой атаки противотанкового огневого заграждения, переходящего перед передним краем обороны в неподвижный заградительный огонь. Как только танки выйдут в зону огня на дальности прямого выстрела, в борьбу с ними должны были вступать орудия, ведущие стрельбу прямой наводкой. Уничтожение прорвавшихся танков возлагалось на истребителей танков — небольшие группы солдат со связками гранат и бутылками с горючей смесью.

Таким образом, предвоенные взгляды Красной Армии на боевое применение артиллерии и на способы ее борьбы с танками были правильными. Они соответствовали характеру надвигавшейся войны. Главной огневой силой, способной противостоять вражеским танкам, у нас была признана артиллерия.

Принципиально важным событием предвоенных лет для нашей армии явилось создание стройной системы минометов. Реализация намеченной программы разработки нового минометного вооружения была возложена на конструкторско-испытательную группу по минометам (группу «Д») Газодинамической лаборатории Артиллерийского научно-исследовательского института. Руководил группой «Д» известный артиллерийский инженер Н.А. Доровлев. В ее составе работали видные артиллерийские ученые и конструкторы В.Е. Слухоцкий, Н.А. Упорников и другие.

До 1931 г. творческие поиски группы «Д» развивались по двум направлениям: с одной стороны, разрабатывались образцы по схеме обычной нарезной артиллерии (мортиры), а с другой — гладкоствольные орудия с оперенными снарядами, то есть минометы. В стадии проектирования, опытной разработки и испытаний находилось до двадцати образцов пехотных мортир и минометов от 60 до 230-мм калибра.

На основании исследований многих конструктивных схем и сравнительных испытаний опытных образцов к 1931 г. стало ясно, что орудием непосредственной поддержки должен быть гладкоствольный миномет, стреляющий невращающимися оперенными снарядами — минами.

Гладкий ствол и оперенная мина давали миномету те качества, которых недоставало нарезному оружию для стрельбы навесным огнем при небольших начальных скоростях: весьма малый вес системы и хорошую точность стрельбы. Сравнительно небольшая сила отдачи при выстреле позволила отказаться от громоздких противооткатных устройств. В связи с незначительными давлениями пороховых газов у минометов почти полностью отсутствует разгар канала ствола, то есть обеспечивается практически неограниченная живучесть ствола.

В результате работы группы «Д» была определена и основная конструктивная схема минометов, так называемая схема мнимого треугольника (ствол — двунога — опорная плита). Для дульнозарядных минометов эта схема стала в дальнейшем классической.

В течение трех лет проводились различные испытания и улучшалась конструкция миномета. Значительные трудности возникли при отработке надежно действующих боеприпасов и особенно при получении приемлемой кучности стрельбы. В процессе испытаний было решено отказаться от колесного хода, чтобы облегчить образец. Для переноски миномета были разработаны специальные вьюки.

Летом 1934 г. наркому обороны была показана стрельба из 82-мм миномета. Миномет был одобрен.

В 1935 г. 82-мм миномет успешно прошел полигонные и войсковые испытания и в 1936 г. был принят на вооружение.

1936 г. явился переломным в развитии советского минометного вооружения. Группа «Д», руководимая Н.А. Доровлевым (позже удостоенным Государственной премии СССР), выполнила поставленные перед нею задачи.

Большая заслуга в разработке отечественных минометов принадлежала коллективу, который многие годы возглавлял выдающийся конструктор вооружения Б.И. Шавырин.

В 1937 г. этот творческий коллектив создает новый образец 82-мм миномета улучшенной конструкции. По сравнению с 82-мм минометом образца 1936 г. он имел плиту более рациональной конструкции (круглую, мембранную) и лучшее конструктивное оформление механизмов. Этот миномет оказался тем добротным, советской конструкции и производства, оружием сопровождения пехоты, которое с честью выдержало боевые испытания на фронтах.

В 1938 г. на вооружение Красной Армии поступили 50-мм, 107-мм и 120-мм минометы, разработанные в КБ под руководством Б.И. Шавырина. Все эти образцы созданы по той же принципиальной схеме, что и 82-мм миномет образца 1937 г.

Первое боевое применение новые советские минометы получили в 1938 г. в боях с японскими захватчиками у озера Хасан, затем в 1939 г. на реке Халхин-Гол.

Боевой опыт 1939–1940 гг. показал, что советские минометы по своим боевым качествам и мощности огня значительно превосходят зарубежные образцы. Подтвердилась большая ценность минометного вооружения, особенно в условиях закрытой, пересеченной и труднопроходимой местности. В боях было доказано, что минометы, имеющие небольшой вес, высокую скорострельность, большую крутизну траектории и дающие большой эффект осколочного и фугасного действия мин у цели, являются грозным, незаменимым оружием пехоты.

После советско-финляндского вооруженного конфликта (ноябрь 1939-го— март 1940 г.) значительно расширились работы по конструированию и внедрению в производство минометного вооружения.

Минометное вооружение в 1940 г. пополнилось еще одним образцом — 50-мм ротным минометом образца 1940 г. конструкции В.Н. Шамарина.

Основоположниками разработки пороховых реактивных снарядов в СССР стали инженеры Н.И. Тихомиров и В.А. Артемьев.

Инженер-химик Н.И. Тихомиров увлекся проблемой реактивного движения. В 1912 г. он сконструировал самодвижущуюся торпеду на базе оригинального прямоточного порохового реактивного двигателя, который мог работать как в воздухе, так и в воде. Это изобретение получило положительную оценку профессора Н.Е. Жуковского. 3 мая 1919 г. Н.И. Тихомиров обратился с письмом к Управляющему делами Совнаркома В.Д. Бонч-Бруевичу, в котором изложил сущность своего изобретения. Оно было поддержано, что позволило в 1921 г. создать в Москве лабораторию для реализации изобретения, которая вскоре приступила к разработке боевых твердотопливных ракет на бездымном порохе. В 1924 г. лаборатория из Москвы была переведена в Ленинград.

Сподвижником Н.И. Тихомирова стал В.А. Артемьев, которого Главное артиллерийское управление рекомендовало для работы в новой лаборатории как «знатока ракет».

В июне 1928 г. лаборатории было присвоено наименование «Газодинамическая лаборатория (ГДЛ) ВНИК при РВС СССР». 3 марта 1928 г., после множества исследований, экспериментов и испытаний, был произведен первый пуск сконструированной Н.И. Тихомировым и В.А. Артемьевым ракеты с зарядом двигателя из крупношашечного бездымного пороха на нелетучем растворителе. Она пролетела 1300 м, это было неплохим достижением для того времени.

В разработке теоретических вопросов большую помощь оказали профессора Артиллерийской академии Д.А. Вентцель, одновременно являвшийся сотрудником ГДЛ, и М.Е. Серебряков.

В числе выпускников академии, прибывших в ГДЛ, был талантливый инженер Г.Э. Лангемак (в годы Гражданской войны он был командиром форта в Кронштадте). Лангемак впервые выдвинул и подтвердил на опыте основные принципы подобия ракетных зарядов, ввел понятие «приведенного диаметра» реактивного заряда и построил первые графики, позволяющие заранее определять давление в ракетной камере и подбирать минимальное сечение сопла, обеспечивающее максимальное давление, впервые организовал систематические исследования горения толстосводных пороховых шашек, сделанных из бездымного пороха.

В апреле 1929 г. на должность руководителя опытов был зачислен инженер-артиллерист Б.С. Петропавловский, который оценил одно из главных преимуществ пороховых ракет: легкость пусковых установок. Он предложил отказаться от применявшегося В.А. Артемьевым выстрела ракетами из миномета и занялся конструированием легких пусковых станков в виде перфорированной открытой трубы. Пуск ракет из легкой тонкостенной трубы был также использован в конструкции опытной установки для пуска 65-мм реактивного снаряда из реактивного противотанкового ружья.

В работе Б.С. Петропавловского очень быстро проявились яркие способности инженера и ученого. Через полгода после прихода в ГДЛ он стал заместителем начальника лаборатории.

Г.Э. Лангемак и Б.С. Петропавловский в начале 30-х гг. разработали стартовые ракетные двигатели на бездымном порохе, с успехом использованные на тяжелых самолетах типа ТБ-1.

После кончины 28 апреля 1930 г. Н.И. Тихомирова начальником ГДЛ стал Б. С. Петропавловский. Главной задачей коллектива лаборатории новый руководитель считал создание боевых реактивных снарядов и пусковых установок. В начале 30-х гг. коллектив ГДЛ работал над турбореактивными снарядами, стабилизируемыми вращением.

Летом 1932 г. были проведены первые официальные стрельбы ракетами 82-мм калибра с самолета И-4 по наземным целям. Результаты испытаний были признаны удовлетворительными. В том же году начали разработку пусковых установок для самолета Р-5, с которого стрельбу по наземным целям предполагалось вести ракетами калибров 82 и 132 мм.

Сотрудники ГДЛ разработали много способов стабилизации полета ракет для обеспечения необходимой кучности стрельбы, однако эта задача оказалась исключительно сложной и трудной. Потребовались годы упорного труда, чтобы найти форму оперения, обеспечивающую устойчивость ракеты на траектории полета.

В середине 1933 г. В. А. Артемьев предложил испытать реактивные снаряды калибров 82 и 132 мм с оперением, выходящим за габариты снаряда. Первые пуски экспериментальных образцов реактивных снарядов показали хорошие результаты. «Авиационные реактивные снаряды РС-82 и РС-132», как их стали вскоре официально называть, при дальности полета 5 и 6 км имели хорошую кучность.

В дальнейшем, вплоть до конца Великой Отечественной войны, основные научно-исследовательские и конструкторские работы в области ракетного оружия велись на базе этих снарядов.

Реактивные снаряды 82-мм устанавливали на боевых самолетах. Так, на истребителях И-16 и И-153 размещалось по восемь РС-82, на штурмовике Ил-2 — восемь РС-82 или РС-132, на бомбардировщике СБ — десять РС-132. Летчик-испытатель Г.Я. Бахчиванджи, впоследствии первый в мире совершивший полет на реактивном самолете, провел боевые стрельбы реактивными снарядами с истребителя.

В Москве при Центральном Совете Осоавиахима в августе 1931 г. была создана Группа по изучению реактивного движения (ГИРД), в октябре того же года такая же группа образовалась и в Ленинграде. Они внесли значительный вклад в развитие ракетной техники.

В конце 1933 г. на базе ГДЛ и ГИРД был создан Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ).

Директором института был назначен И.Т. Клейменов, а его заместителем — Г.Э. Лангемак.

С.П. Королев как авиационный конструктор был назначен начальником 5-го авиационного отдела института, которому поручалась разработка ракетопланов и крылатых ракет.

В РНИИ были продолжены работы по завершению конструкторских и экспериментальных работ над 82- и 132-мм реактивными снарядами. В результате многолетней исследовательской работы проблема стабилизации полета этих реактивных снарядов была успешно решена и дано предложение о целесообразности вооружения 82- и 132-мм реактивными снарядами армии, и в первую очередь самолетов Военно-Воздушных Сил. Начиная с 1935 г. были организованы систематические опытные стрельбы реактивными снарядами с самолетов И-15.

Результаты опытов превзошли все ожидания. Выяснилось, что при стрельбе в воздухе с летящего самолета у 82-мм реактивных снарядов резко увеличивалась точность попадания. Объяснялось это тем, что в момент схода снаряда с направляющих планок скорость его полета за счет скорости самолета увеличилась, соответственно возрастал и стабилизирующий эффект оперения. По боевым качествам РС-82 превосходил все существовавшие в то время средства вооружения самолетов.

Испытания вместе с тем выявили и недостатки пусковой системы.

На основе предложений, сделанных Ю.А. Победоносцевым и А.П. Павленко, была создана специальная группа, в которую вошли наиболее опытные инженеры и конструкторы: И.И. Гвай, А.П. Павленко, В.Н. Галковский, А.С. Попов, В.А. Андреев и др. Перед ней была поставлена задача разработать самолетные пусковые установки для стрельбы РС-82 и PC-132 с минимальными массой и лобовым сопротивлением. Была разработана новая конструкция типа «Флейта». В декабре 1937 г. после успешного завершения испытаний 82-мм реактивные снаряды с новыми пусковыми установками были приняты на вооружение истребителей И-15 и И-16.

Впервые боевое применение реактивных снарядов РС-82 было осуществлено в 1939 г. в боях с японцами на реке Халхин-Гол, где они показали высокую эффективность.

Группа советских летчиков: Иван Михайленко, Семен Пименов, Владимир Федосов и Тимофей Ткаченко во главе с Н.И. Звонаревым на пяти истребителях И-16 за период боевых действий на реке Халхин-Гол участвовала в 14 воздушных боях и сбила 13 самолетов противника. Японским летчикам так и не удалось разгадать секрет нового советского оружия. Характер этого оружия не установили и японские эксперты. Изучив осколки ракетных снарядов, попавшие в их руки, они пришли к выводу, что разрушения вызваны артиллерийскими снарядами калибра около 76 мм.

С конца 1939 г. ряд авиационных полков получил на вооружение реактивные снаряды.

Таким образом, благодаря успешной работе коллектива РНИИ советская авиация впервые в мире была оснащена ракетным оружием, которое можно было применять для поражения наземных и воздушных целей.

Создание и принятие на вооружение авиации в 1937–1938 гг. 82- и 132-мм реактивных снарядов явилось началом для разработки ракетного оружия и для сухопутных войск.

К этому времени уже высказывались соображения о целесообразности использования реактивных снарядов в сухопутных войсках. Однако ввиду невысокой кучности эффективность их применения могла быть достигнута только при стрельбе одновременно большим количеством снарядов. Поэтому появилась идея создания многозарядных реактивных пусковых установок, способных вести массированный залповый огонь по площадям.

Главное артиллерийское управление (ГАУ) в начале 1937 г., а затем и в 1938 г. поставило институту задачу разработать многозарядную пусковую установку для ведения залпового огня 132-мм реактивными снарядами.

Создание многозарядных пусковых установок требовало решения многих технических проблем: обеспечение плотности огня оптимальным выбором числа направляющих и скорострельности, сохранение высоких маневренных качеств пусковых установок, защита операторов при пуске ракет, обеспечение удобства обслуживания.

Разработка самоходной пусковой установки была начата в 1937 г.

В целях быстрейшего выполнения задания было решено максимально использовать опыт создания авиационных реактивных снарядов PC-132 и пусковых установок к ним, в частности использовать направляющие типа «флейта».

В октябре 1938 г. конструкторами А.П. Павленко и А.С. Поповым был разработан проект первой 24-зарядной самоходной пусковой установки для стрельбы 132-мм реактивными снарядами. Она монтировалась на шасси автомобиля ЗИС-5 и имела 24 однопланочных направляющих желобкового типа, установленных на раме поперек продольной оси автомашины. В начале декабря 1938 г. такая пусковая установка была изготовлена в мастерских РНИИ. Вскоре была изготовлена опытная партия 132-мм реактивных снарядов, баллистические характеристики которых мало отличались от авиационных PC-132.

С декабря 1938 г. по февраль 1939 г. проводились полигонные испытания специальных 132-мм реактивных снарядов и пусковой установки. При этом подтвердилась правильность выбранного пути, но конструкция многозарядной установки оказалась недостаточно совершенной, а главное принцип стрельбы «поперек продольной оси машины» вызывал большую раскачку всей установки, а следовательно, увеличивал рассеяние снарядов. Кроме того, автомашина ЗИС-5 имела ограниченную проходимость.

Проанализировав результаты испытаний, коллектив РНИИ приступил к работе по совершенствованию пусковой установки и реактивных снарядов.

К лету 1939 г. были существенно усовершенствованы 132-мм осколочно-фугасные реактивные снаряды, которые позднее получили официальное наименование М-13 и по сравнению с авиационными снарядами РС-132 имели большую дальность полета (8470 м) и более мощную боевую часть (масса 4,9 кг). Возрастание дальности стрельбы и мощности было достигнуто за счет увеличения количества ракетного топлива и взрывчатого вещества. Для этого потребовалось удлинить ракетную и головную части реактивного снаряда. Снаряд М-13 имел несколько лучшие, чем РС-132, аэродинамические характеристики и соответственно лучшую кучность.

В апреле 1939 г. была спроектирована многозарядная пусковая установка по принципиально новой схеме с продольным расположением направляющих. Эта установка первоначально получила наименование механизированная установка (МУ-2), после доработки СКВ завода «Компрессор» и принятия на вооружение в 1941 г. — боевая машина БМ-13.

Пусковые установки МУ-2 в течение 1940 г. были изготовлены институтом. Пять отправили на полигон для проведения испытательных стрельб. Шестую пусковую установку БМ-13 вместе с партией сигнальных и осветительных реактивных снарядов, разработанных под руководством В.А. Артемьева, Л.Э. Шварца и М.В. Гаранина, направили в Севастополь.

В начале 1941 г. было принято решение о начале изготовления опытных образцов пусковой установки.

В связи с повышением летно-технических характеристик боевых самолетов вероятных противников возникла острая необходимость в создании новых современных зенитных орудий. Эта неотложная задача была решена советскими конструкторами в короткий срок: на вооружение поступили 37-мм автоматическая зенитная пушка образца 1939 г. (главный конструктор М.Н. Логинов) и 85-мм полуавтоматическая зенитная пушка образца 1939 г. (главный конструктор Л.В. Люльев), превосходившие лучшие иностранные образцы. Продолжалась упорная работа над созданием еще более мощной 100-мм зенитной пушки.

Зенитная артиллерия предназначалась для противовоздушной обороны войск и коммуникаций, защиты крупных административно-политических центров и промышленных районов от ударов противника с воздуха.

25-мм и 37-мм автоматические зенитные пушки оказались весьма эффективным средством борьбы с низколетящими целями соответственно на высотах до 2000 и 3000 метров. Эти пушки были оснащены автоматическими прицелами, способными вырабатывать вертикальные и боковые упреждения. Входные данные вводились в прицелы вручную. Дальность до цели определялась при помощи стереоскопического дальномера. Пределы наведения орудий по углу возвышения составляли от минус 5 до плюс 85 градусов, а по азимуту не ограничивались. Опыт показал, что эти пушки могли успешно бороться с аэродинамическими целями, летавшими со скоростями до 540 километров в час.

85-мм полуавтоматическая зенитная пушка образца 1939 г., оснащенная эффективным дульным тормозом, была создана на лафете 76-мм зенитной пушки образца 1938 г., хорошо освоенной в серийном производстве. Поражение воздушных целей велось по данным, вырабатываемым ПУАЗО — прибором управления артиллерийским зенитным огнем. В ПУАЗО-3 электромеханического типа определение параметров движения воздушной цели, решение задачи встречи и передача данных на орудие были полностью автоматизированы. Пределы наведения пушки по углу возвышения от минус 5 до плюс 85 градусов, по азимуту — плюс-минус 720 градусов. Примечательная особенность этой пушки состояла в том, что она могла использоваться в случае необходимости как мощное противотанковое орудие, поскольку имела бронебойные снаряды в боекомплекте и специальный прицел прямой наводки.

С 1940 г. в войска начали поступать новые зенитные осколочные снаряды с дистанционным пороховым взрывателем Т-5. Части ПВО РГК и территории страны с 1941 г. оснащались новыми звукоулавливательными станциями ЗТ-5, прожекторами.

В предвоенные годы в Советском Союзе развернулись работы по радиолокации. Первый опытный образец отечественного радиопеленгатора был разработан в 1936 г. Последующие образцы РИС-Б-2, РИС-Б-3 (радиоискатели) были предъявлены на испытания в 1939 г. В 1940 г. на вооружение был принят радиолокатор «Редут» (РУС-2 — радиоулавливатель самолетов).

В стране выросли замечательные кадры артиллеристов — ученых, конструкторов, инженеров, командиров, способных создать и освоить новое артиллерийское вооружение.

Внедрение в войска нового вооружения послужило толчком к дальнейшему развитию тактики артиллерии. Выражением этого явились новые уставы, наставления, инструкции и специальные работы, изданные накануне войны. Из специальных работ по боевому применению артиллерии наиболее капитальными были «Артиллерия в основных видах боя» под общей редакцией В.Д. Грендаля (1940) и «Тактика артиллерии» под общей редакцией А.К. Сивкова (1941).

Программа перевооружения артиллерии была настолько обширной, а время до начала войны оказалось столь малым, что она, естественно, не могла быть полностью реализована к моменту нападения гитлеровской Германии на СССР. Большинство орудий, особенно зенитных, и минометов было принято на вооружение перед самой войной.

Нельзя не сказать и о недостатках в деле оснащения Красной Армии артиллерийским вооружением. Было известное увлечение орудиями крупных калибров в ущерб производству противотанковых пушек. Перед войной артиллерия была слабо обеспечена бронебойными снарядами. Возникли трудности в налаживании серийного производства новых зенитных орудий. Все эти упущения и недоработки пришлось исправлять уже в ходе войны.

Оглавление книги


Генерация: 0.237. Запросов К БД/Cache: 2 / 0