Глав: 4 | Статей: 91
Оглавление
Артиллерию называют «богом войны». Она создана и поныне существует на перекрестке многих наук. Издавна повелось, что высокое звание «артиллерист» подразумевает осведомленность в точных науках, умение быстро и безошибочно принимать решения. В книге прослеживается путь развития мировой и русской артиллерии, рассказывается о выдающихся достижениях русских конструкторов, создававших грозную боевую технику.

Начало

Начало

Фашисты подготовили для нападения на СССР колоссальную военную машину. У наших границ в трех стратегических группировках была сосредоточена громадная, заранее отмобилизованная армия — 5,5 миллиона солдат и офицеров, 47 260 орудий и минометов, более 4200 танков, около 5 тысяч боевых самолетов. Враг имел значительное превосходство в вооружении и численности войск над войсками советских приграничных округов и флотов. Офицеры и солдаты противника имели боевой опыт.

Первыми приняли на себя удары врага дивизии, расположенные вблизи границы, и пограничники. Несмотря на крайне трудную обстановку, советские воины стойко сражались с врагом. В упорных приграничных боях, в ожесточенных сражениях за Либаву, героическую Брестскую крепость, Перемышль, в районе Луцка, Броды, Ровно, под Витебском и Могилевом, Смоленском и Ельней, у стен городов-героев Ленинграда, Киева, Одессы и Севастополя советские воины проявили исключительное мужество, отвагу и самоотверженность, нанесли врагу значительные потери. В ожесточенных боях с гитлеровскими полчищами осенью 1941 г. родилась Советская гвардия.

Вооруженная борьба протекала в крайне невыгодных для нас условиях. Немецко-фашистское командование, уповая на молниеносную войну и рассчитывая победоносно закончить ее в кратчайшие сроки, сделало основную ставку на свои высокоподвижные танковые и моторизованные войска, поддерживаемые крупными силами авиации.

Ожесточенную борьбу с гитлеровскими танками вели все рода войск: пехота, танки, авиация, саперы. Однако основная тяжесть этой борьбы легла на плечи артиллеристов, на специальные артиллерийские противотанковые подразделения, части и соединения.

Наша авиация и танки в первые же дни и недели войны понесли большие потери. В связи с этим артиллерия оставалась почти единственной реальной огневой силой армии.

Особенно велика была ее роль в борьбе с танковыми и моторизованными войсками противника, составляющими ударную силу немецко-фашистской армии. Здесь, как никогда раньше, убедительно и наглядно было продемонстрировано высокое качество советского артиллерийского вооружения.

Борьба с вражескими танками требовала от советских артиллеристов постоянной боевой готовности, высокого воинского мастерства, исключительной стойкости, выдержки, хладнокровия, боевой отваги. Надо было не бояться подпускать фашистские танки на близкое расстояние и затем в упор расстреливать их из орудий.

Уже в первых боях родились герои-артиллеристы, грозные истребители фашистских танков, чьи подвиги вдохновляли других воинов на ратные дела во славу нашей Родины. Беспримерен героизм советских артиллеристов, которые огнем пробивали бреши в окружении и прикрывали отход своей пехоты, теряя часто всякую возможность отойти вместе с нею из-за потери средств тяги и отсутствия боеприпасов. Они сражались до последнего снаряда и нередко погибали под гусеницами танков, но не оставляли боевых рубежей.

22 июня 1941 г. в 16.00 9-я противотанковая артиллерийская бригада полковника Н.И. Полянского заняла боевые позиции на подступах к городу Шяуляй в Литве. 636-й полк этой бригады оседлал шоссе Таураге — Шяуляй и расположился вдоль реки Дубисса. 670-й полк занял огневые позиции севернее дороги между озерами. Организации противотанковой обороны благоприятствовала пересеченная местность, изобиловавшая озерами. Артиллеристы, располагаясь на перешейках между озерами, надежно прикрывали танкоопасные направления. Бригада занимала общий фронт обороны в 46 километров, глубина участка обороны составляла 15 километров.

Подпустив вражеские танки на близкое расстояние, батареи 636-го противотанкового полка внезапно открыли прицельный огонь и сразу подбили более десяти танков. В ходе боя артиллеристы оказались в окружении, но не оставили своих позиций. В течение полутора суток днем и ночью они мужественно сражались и подбили до 70 танков врага. В ночь на 24 июня 1941 г. дивизион с боями вышел из окружения, потеряв всего несколько орудий. За тридцать дней ожесточенных боев бригада полковника Н.И. Полянского уничтожила до 250 танков врага.

В этих боях совершил бессмертный подвиг наводчик 8-й батареи бригады заместитель политрука Серов. Орудие Серова было атаковано большой группой фашистских танков. Чтобы бить врага наверняка, Серов подпустил танки на близкое расстояние и только тогда открыл огонь. Одна за другой останавливались вражеские машины, подбитые меткими выстрелами отважного наводчика. Было подбито уже 11 фашистских танков, когда осколком вражеского снаряда Серов был ранен. Однако и раненный, он не оставил своего места у орудия, продолжал вести огонь и уничтожил еще семь танков. Только второе, смертельное ранение заставило Серова выпустить из своих рук боевой шнур. Он умер на огневой позиции как герой, до последнего дыхания защищая свою Родину. Комсомольцу Серову, за день боя уничтожившему 18 вражеских танков, посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Умело и храбро сражались с врагом и другие противотанковые артиллерийские бригады. Так, 1-я бригада генерал-майора артиллерии К.С. Москаленко (в будущем Маршал Советского Союза) с 22 июня по 20 июля 1941 г. уничтожила до 250 танков, 3-я полковника Д.И. Турбина и 5-я полковника А.А. Гусакова бригады — до 150 вражеских танков каждая за первый месяц боев.

Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский вспоминал, как воевали в первые дни войны артиллеристы 20-й танковой дивизии, вооруженные новыми 85-мм пушками:

«Орудия поставили в кюветах, на возвышенностях у шоссе, а часть — непосредственно на полотне для прямой наводки.

Настал момент встречи. Немцы накатывались большой ромбовидной группой. Впереди мотоциклисты, за ними бронемашины и танки.

Мы видели с НП, как шла на 20-ю танковую внушительная сила врага. И увидели, что с ней стало. Артиллеристы подпустили немцев близко и открыли огонь. На шоссе осталась чудовищная каша — мотоциклы, обломки бронемашин, тела убитых. Инерция движения наступавших войск давала нашим орудиям все новые цели.

Враг понес тут большой урон и был отброшен».

На одном из участков Южного фронта летом 1941 г. наши войска вели тяжелые бои с фашистскими танками. При отражении танковой атаки особенно отличился наводчик орудия противотанковой батареи 680-го стрелкового полка 169-й стрелковой дивизии Я.Х. Кольчак. Ведя огонь с дистанции 200–150 метров, он подбил четыре танка, которые загорелись и загородили собой дорогу для других фашистских танков. Атака гитлеровцев была сорвана. За этот подвиг Я.Х. Кольчаку, первому из артиллеристов, отличившихся в Великой Отечественной войне, было присвоено звание Героя Советского Союза.

В начале июля 1941 г. героический подвиг совершил командир дивизиона 462-го корпусного артиллерийского полка капитан Б.Л. Хигрин на рубеже реки Друть. Дивизион Хигрина получил задачу прикрыть важную коммуникацию, к которой прорвались немецкие танки. Хигрин умело расставил орудия, и, когда появились танки противника, артиллеристы открыли меткий огонь. Один за другим выбывали из строя фашистские танки, но враг продолжал рваться вперед. Напряжение боя возрастало. Погиб почти весь боевой расчет одного из наших орудий. Коммунист Хигрин занял место наводчика и вел меткую стрельбу до тех пор, пока осколок вражеского снаряда не сразил его. Капитану Б. Л. Хигрину было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

14 июля 1941 г. батарея реактивной артиллерии капитана И.А. Флерова произвела первый огневой налет по скоплению живой силы и танков противника в районе центрального вокзала города Орши, посеяв смертельный ужас в рядах фашистских войск. А когда в ночь на 7 октября 1941 г. батарея попала в окружение превосходящих сил врага, капитан Флеров взорвал боевые машины и погиб сам смертью героя. Новое советское оружие не попало в руки фашистов. За мужество и отвагу, проявленные при выполнении заданий командования в боях на фронте, Президиум Верховного Совета СССР Указом от 14 ноября 1963 г. наградил капитана И.А. Флерова орденом Отечественной войны I степени посмертно.

…В июне 1941 г. на полигоне под Москвой состоялся смотр образцов вооружения Красной Армии, в том числе и экспериментальных боевых машин БМ-13 с проведением залповых пусков ракет. На смотре присутствовали руководители партии и правительства, руководство Красной Армии. Присутствовавшие на смотре дали высокую оценку новому оружию.

21 июня 1941 г. руководители нашей партии и правительства приняли решение о развертывании серийного производства 132-мм реактивных снарядов М-13 и пусковой установки БМ-13 и о начале формирования ракетных войсковых частей.

22 июня 1941 г. завод им. Коминтерна приступил к производству установок БМ-13 и, в ночь на 30 июня 1941 г. были собраны первые две установки. Эти установки своим ходом отправились в Москву для проведения испытаний на полигоне стрельбой на точность, а переход из Воронежа в Москву являлся их ходовыми испытаниями. После испытаний на полигоне установки были направлены на завод «Компрессор» для устранения отмеченных недостатков и для доукомплектования. 1 июля 1941 г. они были переданы Красной Армии.

Учитывая то, что пусковая установка войсковых испытаний не проходила, советское командование приняло решение не дожидаться изготовления промышленностью серийных образцов, а используя имеющиеся в наличии опытные образцы, изготовленные мастерскими РНИИ, сформировать из них первую отдельную экспериментальную батарею, направить ее на фронт и там, используя опытную партию реактивных снарядов PC-132, всесторонне проверить качество и боевую эффективность, а также выработать наставление и тактику по боевому применению этого нового реактивного оружия.

От успеха выполнения этой задачи зависело окончательное решение вопроса о принятии установок БМ-13 на вооружение и развертывании их массового производства.

В течение 3–4 суток, с 28 июня по 1 июля 1941 г., была сформирована первая отдельная экспериментальная батарея полевой реактивной артиллерии Красной Армии.

Батарея была укомплектована семью боевыми установками РНИИ. Командный состав батареи был укомплектован в основном слушателями Артиллерийской академии, окончившими первый курс командного факультета.

Рассказывает А.С. Попов, один из создателей «катюш»:

«28 июня вечером меня вызвали в институт и сказали, что вместе с инженером Д.А. Шитовым — он занимался снарядами — мы командируемся на фронт обучать личный состав первой батареи стрелять. Командиром батареи был назначен капитан И.А. Флеров, за неделю до этого окончивший первый курс Академии им. Ф.Э. Дзержинского. Он был молодой, но уже обстрелянный воин, участвовал в советско-финляндской войне. Бойцов отбирали очень строю: оружие считалось секретным. Помню, были в нашей батарее москвичи, горьковчане, ребята из Чувашии. У нас была своя техчасть, своя медчасть, бензозаправка, кухня. Всего было 7 боевых машин. К ним 50 грузовиков со снарядами и еще машин сто в обозе. Все случилось так стремительно, что я не получил военного обмундирования и на фронт ушел в костюме. Однажды отошел чуток от батареи, меня арестовали. Выручил Флеров, доказал, что я не шпион. Занятия с бойцами мы с Шитовым проводили „на слух“ что-либо записывать запрещалось, и занятия эти главным образом сводились к практической учебе: заряжай, наводи, разряжай. Вырабатывали автоматизм в последовательности действий боевого расчета.

В ночь с 1 на 2 июля мы ушли из Москвы по Минскому шоссе. На Бородинском поле воины дали клятву: ни при каких обстоятельствах не отдавать врагу новую боевую технику. После первой бомбежки пришел приказ: двигаться только ночью, днем отсиживаться в лесах. 9 июля заняли позицию под городом Борисовом, ждали боя. В ночь с 12 на 13 июля нас подняли по тревоге, и мы ушли к Орше. На станции Орша скопилось много немецких эшелонов с войсками, техникой, боеприпасами, горючим. Мы развернули батарею километрах в 5–6 от станции за горкой. Двигатели машин не заглушали, чтобы после стрельбы моментально покинуть позицию. Стоял ясный солнечный, теплый день. В 15 часов 15 минут 14 июля 1941 г. капитан Флеров дал команду открыть огонь. За 7–8 секунд мы выпустили 112 снарядов. Железнодорожный узел был стерт с лица земли, семь дней там никого не было…»

В октябре 1941 г. на Западном фронте сложилась тяжелая обстановка — батарея оказалась в окружении. Более 200 км она шла по тылам врага. Немцы стремились захватить батарею и в ночь на 7 октября 1941 г. у деревни Богатырь Знаменского района (бывшего Вяземского) Смоленской области она попала в засаду. Капитан И.А. Флеров подорвал пусковые установки и погиб сам, не дав врагу захватить секретное оружие. На месте подвига и в г. Орше теперь установлены памятники бойцам 1-й экспериментальной ракетной батареи.

В ночь с 21 на 22 июля на Западный фронт отправилась вторая батарея. С этой батареей реактивных установок уходил на фронт и конструктор А.С. Попов, помогая личному составу батареи как можно быстрее освоить технику. По приказу командующего 19-й армией 25 июля в 9 ч 20 мин батарея произвела залп по скоплению фашистской пехоты. Почти одновременно в 16-ю армию прибыла третья батарея, которая произвела залп по живой силе и огневым средствам гитлеровских войск, сосредоточенных в 4 км западнее Ярцева. В последующие дни августа 1941 г. в действующую армию были отправлены еще пять батарей реактивной артиллерии — две на Западный, одна на Юго-Западный фронты и по одной под Ленинград и Киев.

О полной неожиданности появления на фронте реактивной артиллерии и сильного воздействия ее залпов на фашистские войска подтверждают изданные фашистским командованием приказы и директивы, направленные в войска. В приказе от 14 августа 1941 г. указывалось: «Русские имеют автоматическую многоствольную огнеметную пушку… Выстрел производится электричеством. Во время выстрела образуется дым… При захвате таких пушек немедленно сообщать». Спустя 14 дней появилась новая директива, озаглавленная «Русское орудие, метающее ракетообразные снаряды», в которой указывалось, что «…войска доносят о применении русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами. Из одной установки в течение 3–5 с может быть произведено большое число выстрелов… О каждом появлении этих орудий надлежит донести генералу, командующему химическими войсками при верховном командовании в тот же день».

Оглавление книги


Генерация: 0.122. Запросов К БД/Cache: 0 / 0