На Курской дуге

Победы, одержанные Советской Армией в ходе зимней кампании 1942/43 г., резко изменили обстановку на фронтах в нашу пользу. В районе Воронежа и Курска немецко-фашистские войска были разгромлены и отброшены далеко на запад. Образовался Курский выступ, глубоко вдававшийся в расположение противника. Фронт на этом рубеже стабилизировался. Наши войска занимали выгодное оперативное положение для удара по флангам орловской и белгородско-харьковской группировок врага и последующего развития наступления на запад. Соотношение сил изменилось в пользу Советской Армии. Социалистическая военная экономика обеспечивала снабжение действующей армии всевозрастающим количеством новейшей военной техники.

Советская Армия готовилась к крупному летнему наступлению в районе Курского выступа. Одновременно здесь же собиралось нанести удар и гитлеровское командование. Игнорируя действительную обстановку и изменения, происшедшие в соотношении сил на советско-германском фронте, оно не отказалось от авантюристических планов разгрома наших войск и достижения победы в войне.

Гитлеровская Германия осуществила тотальную мобилизацию — все мужчины в возрасте от 17 до 50 лет были брошены на войну; собраны все силы и ресурсы как у себя, так и в оккупированных странах Европы. Пользуясь отсутствием второго фронта в Европе, гитлеровское командование начало перебрасывать в район южнее Орла и севернее Харькова свои войска из Германии, Франции, Норвегии.

План наступательной операции немецко-фашистских войск получил условное наименование «Цитадель». Этим планом предусматривалось двумя одновременными встречными ударами в общем направлении на Курск — из района Орла на юг и из района Харькова на север — окружить и уничтожить на Курском выступе советские войска. План последующих действий ставился в зависимость от результатов сражения на Курской дуге.

Чтобы представить себе масштабы этой битвы, а также и то значение, какое ей придавало гитлеровское командование, достаточно упомянуть, что для наступления враг сосредоточил огромные силы: свыше 900 тысяч солдат и офицеров, до 10 тысяч орудий и минометов, почти 2700 танков и свыше 2 тысяч боевых самолетов. Особая ставка делалась на новую военную технику — тяжелые танки «тигр» и «пантера» с мощным бронированием и самоходные орудия «фердинанд».

О том, что враг концентрирует крупные силы на Орловском плацдарме, было известно еще в марте. В мае 1943 г. это стало уже очевидным, а в конце июня даже был известен и срок перехода немцев в наступление — 1—б июля.

Концентрация колоссальных масс войск и военной техники противника не оставляла никаких сомнений ни в размахе предстоящего сражения, ни в его ожесточении, а введение в бой большого количества новых танков и самоходных орудий возлагало особую ответственность на нашу артиллерию. При этом значение ответственности усиливалось вдвойне, так как на Курской дуге мы собирались не только обороняться, но и наступать.

Советские войска тщательно готовились к предстоящему сражению. В отличие от битв под Москвой и на Волге переход к обороне под Курском — это важно подчеркнуть — не был вынужденным, а имел преднамеренный характер и вовсе не означал, что Советская Армия утратила захваченную в зимней кампании инициативу.

8 апреля 1943 г. Г.К. Жуков, находившийся по заданию Ставки в районе Курского выступа, доложил свои соображения о замысле предстоящих действий наших войск Верховному Главнокомандующему:

«Переход наших войск в наступление в ближайшие дни с целью упреждения противника считаю нецелесообразным. Лучше будет, если мы измотаем противника на нашей обороне, выбьем его танки, а затем, введя свежие резервы, переходом в общее наступление окончательно добьем основную группировку противника».

А.М. Василевский придерживался той же точки зрения.

12 апреля 1943 г. Ставка приняла предварительное решение о преднамеренной обороне. Учитывая, что противник сконцентрировал в районе Курской дуги крупные силы, наш переход в наступление привел бы к тяжелым затяжным боям и победа была бы добыта слишком дорогой ценой.

Советское командование сосредоточило на Курском выступе большие силы. Только два фронта — Центральный и Воронежский — насчитывали свыше 1 миллиона 336 тысяч человек, 19 300 орудий и минометов, около 35 600 танков и самоходных орудий, более 2 100 самолетов.

Нашим войскам не приходилось еще за годы войны создавать такой совершенной обороны, как на Курской дуге. Всего было подготовлено восемь полос и рубежей, связанных промежуточными и отсечными позициями. Глубина инженерного оборудования местности достигала 250–300 километров. Войска Центрального и Воронежского фронтов к началу наступления вырыли 9240 километров траншей и ходов сообщения, причем был осуществлен полный переход от очаговой обороны к позиционной с обязательным применением системы траншей.

Три месяца советские воины неутомимо занимались боевой подготовкой, причем учились все — от солдата до генерала. Надо было подготовить артиллерию к массированным ударам для обеспечения наступательных действий войск, организовать глубоко эшелонированную противотанковую оборону и артиллерийскую контрподготовку, обеспечить материально- техническое оснащение войск и, наконец, подготовить личный состав артиллерийских штабов и частей.

Командующие артиллерией фронтов систематически проводили занятия с руководящими офицерами штабов, командирами артиллерийских соединений и особенно с личным составом частей истребительно-противотанковой артиллерии. Большую помощь в подготовке личного состава к сражению оказал политический аппарат, в частности политуправления фронтов. Было издано много листовок и брошюр по способам борьбы с тяжелыми танками, по ведению разведки, по стрельбе и многим другим вопросам. Все это сыграло важную роль в воспитании умелых и стойких артиллеристов.

Основу противотанковой обороны составлял огонь артиллерии в сочетании с огнем других видов оружия и инженерными сооружениями. Широко предусматривались и такие меры усиления обороны, как маневр противотанковыми средствами, привлечение огня артиллерии с соседних участков и поворот фронта батарей, расположенных вне удара танковых сил противника. К борьбе с танками врага была подготовлена вся артиллерия, в том числе зенитная и реактивная. Кроме того, был создан сильный противотанковый резерв, расположенный на двух наиболее танкоопасных направлениях.

Особое внимание уделялось артиллерийской контрподготовке, в ходе которой предусматривалась концентрация артиллерийского огня по наиболее важным объектам противника. Планировалась частная артиллерийская контрподготовка, проводимая ограниченными артиллерийскими средствами против вспомогательного удара врага, и общая, которая осуществлялась по приказу командующего армией или фронтом. Объектами общей артиллерийской контрподготовки являлись все известные нам огневые позиции артиллерийских и минометных батарей противника, наблюдательные пункты, штабы и узлы связи, скопления войск, склады боеприпасов и горючего. Для проведения артиллерийской контрподготовки привлекались 82 и 120-мм минометы, дивизионная артиллерия и вся артиллерия усиления, в том числе и реактивные системы залпового огня (гвардейские минометные части).

К началу июля 1943 г. на Курском выступе была сосредоточена большая масса зенитной артиллерии: 9 зенитных артиллерийских дивизий Резерва Верховного Главнокомандования, 29 зенитных артиллерийских полков, 13 отдельных дивизионов и 5 батарей, 22 зенитные пулеметные роты, 10 зенитных бронепоездов. Зенитная артиллерия применялась массированно и группировалась на важнейших направлениях для прикрытия главных группировок наших войск, командных пунктов, основных погрузочных и выгрузочных станций железных дорог, фронтовых и армейских складов. При организации ПВО были разработаны и утверждены специальные планы маневра зенитной артиллерией в зависимости от обстановки. Две трети всей зенитной артиллерии предназначались для прикрытия боевых порядков войск.

Учитывая боевой опыт успешной борьбы зенитной артиллерии с вражескими танками под Сталинградом, серьезное внимание было уделено использованию зенитной артиллерии и в интересах противотанковой обороны. Командиры батарей получили специальные планы противотанковой обороны, согласованные с общим планом противотанковой обороны участка, на котором они действовали. Все зенитные батареи были обеспечены бронебойными снарядами. Огневые позиции зенитной артиллерии выбирались с учетом возможности стрельбы прямой наводкой по прорвавшимся танкам с круговым обстрелом на дистанции 800—1000 метров.

Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, находившийся в то время на Курской дуге, вспоминал:

«Следует сказать, что штабы артиллерии и все командующие артиллерией фронтов, армий и соединений хорошо и умно поработали над организацией артиллерийской обороны и контрподготовки».

Благодаря тщательно продуманным и целеустремленным мероприятиям к 1 июля 1943 г. была создана глубоко эшелонированная противотанковая оборона. Мы имели хорошо обученный личный состав войск, замечательное оружие, обеспеченный тыл, сильные общие и противотанковые резервы. Советские войска были в полной готовности встретить любой удар.

Близость грандиозного сражения чувствовалась и по действиям противника. С 21 июня немцы начали выдвигать к переднему краю новые пехотные и танковые части. Наконец советское командование узнало точную дату и час начала наступления — 2 часа 30 минут 5 июля 1943 г. Это еще раз подтвердило имевшиеся в нашем распоряжении данные. Стало также известно, что в частях немецко-фашистских войск, стоявших против наших фронтов, солдатам выдан сухой паек, водка и боеприпасы.

Теперь уже не оставалось сомнений, что именно в этот час и в этот день на курских, орловских и белгородских полях разразится гигантская битва.

По установившейся традиции ведения боя сражение начинается артиллерийской канонадой наступающей стороны. А так как такой наступающей стороной в данном случае являлись немецко-фашистские войска, то казалось естественным, что в 2 часа 30 минут 5 июля массированный огонь немецкой артиллерии возвестит о начале наступления. Но этому не суждено было случиться. Артиллерийская канонада началась не в 2 часа 30 минут, а на 10 минут раньше. И началась она не с немецкой стороны, а с нашей.

Тридцатиминутный контрудар советской артиллерии был неожиданным для врага и нанес ему тяжелые потери. Противнику понадобилось целых 2 часа, чтобы восстановить нарушенное управление войсками и начать артиллерийскую подготовку, которая велась неорганизованно, разрозненно и ослабленными силами.

Значение артиллерийского контрудара по противнику было огромное: было подавлено много артиллерийских и минометных батарей, взорвано складов боеприпасов и горючего, частично нарушен боевой порядок пехоты и предбоевой порядок танков. Уже на рассвете 5 июля, как потом рассказывали местные жители, в тыл противника прошло большое количество машин и повозок с убитыми и ранеными немцами.

Только в 5 часов 30 минут противник после неорганизованной, как уже отмечалось, артиллерийской подготовки, но при мощной поддержке авиации перешел в наступление. Началось невиданное по своим масштабам и ожесточению сражение.

Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский, командовавший тогда войсками Центрального фронта, вспоминал: «Немецкое командование, видимо, рассчитывало повторить атаку, подобную той, которую оно осуществило летом 1942 г. из района Курска в направлении на Воронеж. Однако враг жестоко просчитался: время было не то.

Наша артиллерия, минометы, „катюши“ и пулеметы встретили наступавших сильным огнем. Орудия прямой наводки и противотанковые ружья в упор расстреливали вражеские танки. Наша авиация контратаковала противника в воздухе и на земле».

Стойкость наших войск и особенно артиллеристов в первые дни сражения имела решающее значение. Советские воины, мужественно встретившие удар бронированной лавины врага, сражались с девизом «Ни шагу назад, стоять насмерть!»

Главная задача— отражение массированных атак танков — решалась всеми видами артиллерии, в том числе реактивной и зенитной. Превосходные боевые качества показали в борьбе с тяжелыми вражескими танками знаменитые 152-мм гаубицы-пушки образца 1937 г., обладавшие необходимой настильностью огня. Эффективным также оказался огонь этих орудий по танкам с закрытых огневых позиций. Например, 8 июля враг бросил на северную окраину станции Поныри 40 танков, из них 15 тяжелых. Но, попав под сокрушительный огонь наших гаубиц-пушек, стрелявших с закрытых огневых позиций, противник потерял 22 танка, из них 10 тяжелых. Атака врага провалилась.

В 13-й армии генерала Н.П. Пухова для борьбы с танками использовались также и 120-мм минометы, которыми только за 8 дней оборонительных боев удалось подбить более 70 танков противника.

Исключительное боевое мастерство, доблесть и мужество показали истребительно-противотанковые артиллерийские части. Так, артиллеристы 3-й бригады полковника В.Н. Рукосуева за день отражали 13–16 атак врага, уничтожив десятки его танков.

В мощный оркестр артиллерии вплелись характерные звуки, сопровождавшие стрельбу реактивных систем залпового огня. Следовавшие один за другим залпы дивизионов и полков гвардейских минометных частей накрывали атакующие танки и пехоту противника. Причем реактивная артиллерия вела огонь не только с закрытых позиций, но и прямой наводкой.

Ветераны войны хорошо помнят, как в ходе оборонительных боев на Курской дуге советские реактивные системы залпового огня обрушивали свои залпы по колоннам и скоплениям войск противника в период его подхода и в районах сосредоточения, участвовали в контрподготовке, отражали атаки пехоты и танков при массовом применении последних, поддерживали контратаки наших войск. Мощные залпы реактивной артиллерии производили большие разрушения: траншеи и ходы сообщения заваливались, проволочные заграждения и бетонные надолбы разрушались, дзоты, блиндажи, землянки приводились в полную негодность.

Характерным примером боевого применения «катюш» при прорыве являлся разгром Толкачевского узла сопротивления в июле 1943 г. Противник придавал этому узлу сопротивления большое значение, так как он прикрывал собой дальние подступы к городу Волхов, бывшему в то время важным ключом обороны немцев на Орловском плацдарме. Деревня Толкачево, расположенная на высоком берегу Оки, была превращена врагом в сильно укрепленный узел сопротивления с большим количеством блиндажей и дзотов в 5—12 накатов, с развитой сетью траншей и ходов сообщений. Подходы к деревне были густо заминированы и сплошь перекрыты проволочными заграждениями. Залпами реактивной артиллерии значительная часть дзотов была разрушена, траншеи вместе с находившейся там пехотой засыпаны, огневая система противника полностью подавлена. Из всего гарнизона узла, насчитывавшего 450–500 человек, уцелело только 28. Толкачевский узел был взят нашими частями без какого-либо сопротивления.

Первый период Курской битвы, то есть оборонительное сражение, фактически завершился 12 июля на Центральном и 23 июля на Воронежском фронтах. К этому времени враг был отброшен в исходное положение.

Второй период битвы — контрнаступление — продолжался с 12 июля по 23 августа 1943 г. Это контрнаступление проводилось на двух направлениях — Орловском и Белгород-Харьковском — силами пяти фронтов: Западного, Брянского, Центрального, Воронежского и Степного.

Кичливые гитлеровские генералы считали, что советские войска могут наступать лишь в «союзе» с лютыми морозами. Фашистская пропаганда навязчиво создавала миф о «сезонности» советской стратегии. Но жизнь начисто опрокинула эти домыслы.

В составе пяти советских фронтов к началу контрнаступления было свыше 2 миллионов 226 тысяч 500 человек, 34 500 орудий и минометов, 5 тысяч танков и самоходных орудий, 4300 боевых самолетов.

С 3 по 5 августа войска Воронежского и Степного фронтов при мощной поддержке артиллерии разгромили белгородскую группировку противника. Столица нашей Родины впервые за время войны салютом отметила выдающиеся успехи советских войск, освободивших Орел и Белгород. С того памятного вечера 5 августа 1943 г. каждая крупная победа наших войск стала отмечаться артиллерийским салютом.

Советская артиллерия внесла крупный вклад в выдающуюся победу наших войск под Курском. Только в период наступления на Курской дуге немецко-фашистская армия потеряла 1500 танков, около 3000 самоходных и буксируемых орудий. В этом великая заслуга советских артиллеристов перед Родиной.

Битва под Курском дала первый опыт боевого применения артиллерийских корпусов и дивизий прорыва. Массированное использование их на важнейших направлениях позволило значительно увеличить плотность артиллерии как в обороне, так и в наступлении. Этот опыт имел огромное значение для последующих операций Советской Армии, в которых масштабы применения крупных артиллерийских соединений еще более расширились.

Для фашистской Германии крупное поражение в Курской битве означало неминуемую катастрофу. Чтобы залатать образовавшиеся в обороне бреши, гитлеровское командование вынуждено было пойти на преднамеренное ослабление своих войск в Италии и Франции, перебросив летом 1943 г. на советско-германский фронт 14 дивизий, крупные силы истребительной и бомбардировочной авиации, много частей других родов войск. Но уже ничто не могло помочь. Неоценимо было военно-политическое значение битвы под Курском для нашей страны, необратимы были ее последствия для фашистской Германии.

Именно в этой битве гитлеровской военной машине был нанесен такой сокрушительный удар, в результате которого германское командование вынуждено было отказаться от наступательной стратегии в дальнейшем ведении войны против Советского Союза и перейти к стратегической обороне. Завершился коренной перелом в ходе Второй мировой войны.

Победа Советской Армии под Курском имела огромное международное значение: расширился фронт национально-освободительной борьбы народов, порабощенных немецко-фашистскими захватчиками, еще больше возросли симпатии простых людей мира к нашей стране.

Боевой путь Советских Вооруженных Сил в 1943 г. отмечен крупными стратегическими успехами. Советская Армия в тесном взаимодействии с Краснознаменным Балтийским и Черноморским флотами прорвала блокаду Ленинграда, освободила Северный Кавказ, нанесла поражение врагу в Курской битве, очистила от оккупантов всю Левобережную Украину и с ходу форсировала крупнейшую водную преграду — реку Днепр.

К концу года было освобождено две трети временно оккупированной гитлеровцами советской территории. Немецко-фашистские войска вынуждены были перейти к обороне на всем советско-германском фронте.

Важным стратегическим фактором, содействовавшим достижению успехов наших Вооруженных Сил, являлось всенародное партизанское движение в тылу врага.

Похожие книги из библиотеки

300 лет российской морской пехоте, том I, книга 1

27 ноября 2005 г. исполнилось 300 лет морской пехоте России. Этот род войск, основанный Петром Великим, за три века участвовал во всех войнах, которые вела Российская империя и СССР. На абордажах, десантах и полях сражений морские пехотинцы сталкивались с турками и шведами, французами и поляками, англичанами и немцами, китайцами и японцами. Они поднимали свои флаги и знамена над Берлином и Веной, над Парижем и Римом, над Будапештом и Варшавой, над Пекином и Бейрутом. Боевая карта морской пехоты простирается от фьордов Норвегии до африканских джунглей.

В соответствии с Планом основных мероприятий подготовки и проведения трехсотлетия морской пехоты, утвержденным Главнокомандующим ВМФ, на основе архивных документов и редких печатных источников коллектив авторов составил историческое описание развития и боевой службы морской пехоты. В первом томе юбилейного издания хронологически прослеживаются события от зарождения морской пехоты при Петре I и Азовского похода до эпохи Николая I и героической обороны Севастополя включительно. Отдельная глава посвящена частям-преемникам морских полков, история которых доведена до I мировой и Гражданской войн.

Большинство опубликованных в книге данных вводится в научный оборот впервые. Книга содержит более 400 иллюстраций — картины и рисунки лучших художников-баталистов, цветные репродукции, выполненные методом компьютерной графики, старинные фотографии, изображения предметов из музейных и частных коллекций, многие из которых также публикуются впервые. Книга снабжена научно-справочным аппаратом, в том числе именным указателем более чем на 1500 фамилий.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей, боевыми традициями русской армии и флота, а также всем, кто неравнодушен к ратному прошлому Отечества.

Артиллерийское вооружение советских танков 1940-1945

Как показывает практика, сегодняшние «танковые мэтры», уделяя большое внимание матчасти танков, как правило, не вникают в особенности танкового вооружения. Они могут часами смаковать подробности ТТХ боевых машин: толщину брони, скорость движения, запас хода и т.д. Познания же об артиллерийском вооружении танков у них определяются, в основном, калибром артсистемы и какими-то цифрами, определяющими ее броне пробиваемость (большей частью теоретическую). Тем не менее, танковые артсистемы заслуживают куда более пристального внимания, особенно, если это артсистемы отечественного производства.

Настоящее издание составлено человеком, который по одноименному анекдоту о «тридцати восьми попугаях» считает, что тезис «главное в танке — пушка» не лишен своей логики. И предлагая вашему вниманию краткое обозрение отечественных танковых пушек времен войны, он надеется, что в кругу любителей артиллерии поклонников прибавится, ну а если этого не случится, автор будет доволен, что постарался сказать свое слово в истории отечественной танковой артиллерии.

Гусеничный плавающий транспортер К-61

Гусеничный плавающий транспортер К-61 стал родоначальником целого направления отечественных инженерных машин. Многие конструкторские решения, предложенные его главным конструктором А. Ф. Кравцевым, стали классическими и поныне используются при создании переправочных средств. На базе транспортера К-61 было разработано несколько инженерных машин.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»