Глав: 4 | Статей: 91
Оглавление
Артиллерию называют «богом войны». Она создана и поныне существует на перекрестке многих наук. Издавна повелось, что высокое звание «артиллерист» подразумевает осведомленность в точных науках, умение быстро и безошибочно принимать решения. В книге прослеживается путь развития мировой и русской артиллерии, рассказывается о выдающихся достижениях русских конструкторов, создававших грозную боевую технику.

В Берлинской операции

В Берлинской операции

В результате успешных наступательных операций Советской Армии в январе — марте 1945 г. наши войска вышли на широком фронте к Одеру и Нейсе и создали благоприятные условия для нанесения завершающего удара непосредственно по столице фашистской Германии — Берлину.

Гитлеровское командование создало на подступах к Берлину мощную, глубоко эшелонированную оборону. Здесь была сосредоточена крупнейшая группировка немецко-фашистских войск — группы армий «Висла» и «Центр» в составе около 1 миллиона человек, 10 400 орудий и минометов, 1500 танков и самоходных орудий, 3300 самолетов. Вся местность между Одером и Берлином была насыщена многочисленными оборонительными сооружениями. Населенные пункты и кирпичные дома гитлеровцы подготовили к долговременной обороне. На подступах к ним были установлены противотанковые заграждения.

Берлин был превращен в мощный укрепленный район. Вокруг города спешно были построены три оборонительных обвода — внешний, внутренний и городской. В самом городе гитлеровское командование создало 9 секторов обороны: 8 по окружности и один в центре. Жилые кварталы были превращены в батальонные узлы сопротивления. Самые крупные железобетонные долговременные сооружения представляли врытые глубоко в землю шестиэтажные бункеры. В них могло разместиться до тысячи человек в каждом.

Фашистская пропаганда запугивала население и войска «ужасами большевизма». Чтобы заставить немцев воевать до конца, нацисты применяли карательные меры.

Задачу по разгрому берлинской группировки противника и штурму Берлина Советское Верховное Главнокомандование возложило на войска 1-го (командующий — Маршал Советского Союза Г.К. Жуков) и 2-го (командующий — Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский) Белорусских и 1-го (командующий — Маршал Советского Союза И.С. Конев) Украинского фронтов.

Замысел операции состоял в том, чтобы на широком фронте нанести по врагу несколько мощных ударов, расчленить берлинскую группировку противника, окружить ее и уничтожить по частям.

Для проведения Берлинской операции Ставка Верховного Главнокомандования сосредоточила крупные силы: 2,5 миллиона человек, около 42 тысяч орудий и минометов, 6250 танков и самоходных орудий, 7500 боевых самолетов.

Ни в одной из предшествующих операций Великой Отечественной войны не принимало участия такое огромное количество артиллерии. Это явилось результатом роста военного и экономического могущества Советского Союза.

Еще в середине марта 1945 г., когда войска правого крыла 1-го Белорусского фронта продолжали громить вражескую группировку в Померании, в состав фронта по железной дороге стали прибывать артиллерийские части для последнего удара по Берлину. Множество эшелонов тянулось из Советского Союза через всю Польшу и разгружалось невдалеке от Одера. Это были не совсем обычные эшелоны. На них не было видно ни орудий, ни тракторов, ни автомобилей. Все платформы были загружены сеном и лесом. Но как только эшелон приходил на станцию разгрузки, маскировка убиралась, и с платформ сходили артиллерийские орудия, минометы, боевые машины реактивной артиллерии. Быстро подходили тягачи и уводили буксируемые орудия в лес. Разгрузившись, эшелон уходил на восток, а на его место приходил новый, и тракторы вновь поспешно буксировали орудия в укрытия.

Маршал артиллерии В.И. Казаков, командовавший артиллерией 1-го Белорусского фронта, вспоминал впоследствии, что все леса и рощи по восточному берегу Одера в начале апреля 1945 г. были забиты артиллерией. Всю эту массу артиллерии нужно было разместить на маленьких плацдармах на Одере. Для каждого орудия надо было вырыть огневую позицию, землянку и щель для укрытия расчета, ровик для боеприпасов, укрытие для тягачей.

Когда на берега Одера опускался туман и землю окутывал ночной мрак, плацдарм оживал. Десятки тысяч советских солдат лопатами, ломами, кирками бесшумно рыли землю. Иногда мертвенно-белый свет осветительных ракет вспыхивал над передним краем противника, плацдарм пронизывали цветные трассы пулеметных очередей, но артиллеристы продолжали свою работу. И как только утренний свет разливался над плацдармом, работы прекращались. Ровики, щели, отрытая земля тщательно маскировались, люди отдыхали, и лишь неутомимые разведчики зорко следили за врагом, изучая его оборону.

По замыслу гитлеровского командования Берлин должен был «обороняться на Одере». Соответственно этой идее была построена и система обороны противника на Берлинском направлении. По реке Одер и против плацдармов наших войск тянулась главная полоса обороны, представлявшая собой систему полевых укреплений, развитую на глубину 5—10 километров. Она состояла из двух-трех фронтальных и нескольких отсечных позиций, большого количества опорных пунктов на переднем крае и в глубине и узлов сопротивления, оборудованных в крупных населенных пунктах и городах. Почти весь передний край был прикрыт проволочными заграждениями. Средняя плотность минирования в главной полосе обороны достигала 2 тысяч мин на один километр фронта.

В 10–12 километрах от главной проходила тыловая полоса обороны. Этот рубеж тянулся по цепи Зееловских высот, возвышавшихся более чем на 50 метров над низиной, где находились плацдармы наших войск. Крутизна этих скатов высот, заросших лесом, достигала 40–50 градусов, что ограничивало действия наших подвижных соединений.

Глубина тыловой полосы достигала 5 километров. Ее инженерное оборудование состояло из двух-трех траншей на переднем крае, отдельных опорных пунктов в глубине обороны, большого количества завалов, ловушек, баррикад.

За тыловой полосой, в удалении 6 и 12 километров, проходили два промежуточных рубежа. Они были оборудованы одной-двумя траншеями и опорными пунктами на узлах дорог. Огромные завалы проходили через все лесные массивы.

Армейский тыловой рубеж располагался в 25–30 кило- метрах от переднего края главной полосы обороны противни- ка. Он состоял из одной-двух траншей и опорных пунктов. Траншеи были оборудованы пулеметными площадками, стрелковыми ячейками, подбрустверными блиндажами и минометными окопами. Перед передним краем в один-два ряда были установлены проволочные заграждения и проволочные сети на низких кольях.

Наконец, после всех этих полос и рубежей советским войскам предстояло преодолеть Берлинский укрепленный район, инженерная оборона которого состояла из внешнего заградительного рубежа, внешнего оборонительного рубежа и обороны самого города Берлина. Все оборонительные рубежи были построены с максимальным использованием естественных препятствий: озер, рек, каналов, лесных массивов и т. п. Для проведения оборонительных работ в Берлине было мобилизовано более 400 тысяч человек.

Маршал Советского Союза Г.К, Жуков вспоминал: «Немецко-фашистское командование рассчитывало, что ему удастся заставить нас последовательно прогрызать рубеж за рубежом, затянуть сражение до предела, обессилить наши войска и остановить их на ближайших подступах. Предполагалось поступить с нашими войсками так же, как советские войска поступили с немецкими на подступах к Москве. Но этим расчетам не суждено было сбыться».

Штабы артиллерии фронтов тщательно планировали артиллерийское обеспечение операции. Это была огромная, кропотливая работа. Ведь впервые в истории Великой Отечественной войны планировалась ночная артиллерийская подготовка. Днями и ночами над тысячами цифр и расчетов работали офицеры штабов. Планирование артиллерийского наступления, расчет боеприпасов, распределение артиллерии, организация переправы и комендантской службы, организация разведки и наблюдения — это только маленький перечень тех вопросов, которые приходилось решать штабам артиллерии в те дни. Надо было также еще успеть разработать указания, проверить подготовку артиллерийских частей и оказать им помощь. Все это следовало сделать в самые сжатые сроки.

В то же время ночью без освещения по дорогам и вне дорог тянулись огромные колонны автомобилей с боеприпасами.

Одних только артиллерийских выстрелов для 1-го Белорусского фронта было доставлено 7 147 000 штук.

В эти дни все работали с невиданным напряжением, подчиненные единой воле командующих фронтами. Все понимали, что Берлинской операцией героические советские войска, умудренные опытом крупнейших сражений, заканчивали свой победный путь. Все горели желанием поскорее добить врага и завершить войну.

За несколько дней до начала операции огромная масса артиллерии ночами стала занимать огневые позиции. Только на направлениях главных ударов 1-го Белорусского фронта средняя плотность артиллерии составляла 253 орудия и максимальная плотность 286 орудий на один километр фронта. На отдельных участках эта плотность доходила до 350 орудий.

16 апреля 1945 г. Глубокая ночь. Все приготовления закончены. На свой наблюдательный пункт прибыл Маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Тишина.

В 5 часов по московскому времени в полной темноте мощным залпом огромной массы артиллерии началась артиллерийская подготовка. Все присутствующие как зачарованные смотрят на необычайно величественную картину. Десятки тысяч зарниц от выстрелов и разрывов освещают местность. За 30 минут мощного артиллерийского огня враг не сделал ни одного выстрела.

В 5 часов 25 минут темноту ночи прорезали лучи 143 прожекторов. С началом атаки пехоты 114 миллиардов свечей ослепили противника и осветили путь нашей наступающей пехоте. Артиллерийская подготовка закончилась. Пехота поднялась в атаку.

Маршал Советского Союза Г.К. Жуков писал: «Это была картина огромной впечатляющей силы, и, пожалуй, за всю свою жизнь я не помню подобного зрелища!..»

Артиллерия все в той же темноте, пронизываемой только лучами прожекторов, начала сопровождение пехоты огневым валом. Эффективность ее огня превосходная. Доказательством этого может служить высокий темп продвижения пехоты, которая еще до наступления рассвета выдвинулась вперед на 1,5–2 километра.

Ломая сопротивление врага в опорных пунктах, широко используя массированный огонь артиллерии, войска 8-й гвардейской армии 1-го Белорусского фронта к 12 часам 16 апреля подошли к основному рубежу сопротивления — Зееловским высотам. Таким образом, прорвав первую оборонительную полосу и преодолевая упорное сопротивление противника, наша пехота за первый день боев продвинулась на глубину от 3 до 7 километров. О том, с каким напряжением работала советская артиллерия, можно судить по следующим данным. На первый день боя было запланировано 1 197 627 выстрелов, или 2 382 вагона боеприпасов. Фактически же было израсходовано 1 236 000, или 2 450 вагонов.

В 8 часов 17 апреля на участке наступления 8-й гвардейской армии была проведена тридцатиминутная артиллерийская подготовка, после которой пехота, преодолев ожесточенное сопротивление противника, овладела гребнем Зееловских высот. Тактическая глубина обороны противника на центральном участке была прорвана, и в бой были введены танковые армии. К исходу второго дня боев наши войска продвинулись на глубину до 16 километров, расширив прорыв по фронту до 120 километров.

Чтобы остановить продвижение наших войск, противник предпринимал ожесточенные контратаки пехотой, поддержанной группами танков по 10–20 машин в каждой. Эти контратаки были отбиты в основном огнем артиллерии с большими для врага потерями.

18 и 19 апреля наступление развивалось в весьма сложной обстановке последовательного прорыва глубоко эшелонированной и заблаговременно занятой неприятельской обороны. Прорыв каждого нового рубежа обороны требовал предварительного подтягивания к боевым порядкам пехоты всей артиллерии и проведения артиллерийской подготовки продолжительностью от 10 до 40 минут.

Нашим войскам приходилось брать штурмом много населенных пунктов, превращенных в мощные узлы сопротивления. Здесь решающую роль играли орудия, выставленные на прямую наводку. Особое значение при этом приобрел огонь орудий крупного калибра и реактивной артиллерии.

В результате первого этапа Берлинской операции (16–19 апреля) войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов при мощной поддержке артиллерии прорвали одерско-нейсенский оборонительный рубеж, разгромили оперативные резервы врага и создали необходимые условия для окружения и расчленения берлинской группировки противника.

Однако, несмотря на это, напряжение боев не уменьшалось. Дальнейший путь советских войск к Берлину представлял собой резко пересеченную местность, изобилующую лесами, озерами, болотами и большим количеством высот, которые противник широко использовал для обороны.

На артиллерию легла трудная задача: мощными последовательными огневыми ударами по промежуточным рубежам и узлам сопротивления врага пробивать дорогу пехоте и танкам, уничтожать его огневые средства и живую силу, отражать многочисленные контратаки противника и закреплять захваченные рубежи. Для этого необходимо было сохранять все время централизованное управление артиллерией и ее массированным огнем подавлять организованное сопротивление противника. Каждый день боя начинался мощной артиллерийской подготовкой. Танки и пехота выискивали наиболее уязвимые места в обороне противника и при поддержке массированного огня артиллерии прорывали ее, продвигаясь на 7–8 километров до следующего оборонительного рубежа.

Чем глубже советские войска вклинивались в оборону врага, тем с большим ожесточением он оборонялся. Гитлеровцы заливали водой все каналы и рвы, рубили великолепные сосны своих лесов и дачных участков, улицы перегораживали баррикадами, жгли леса. Но наши войска шли вперед, преодолевая все препятствия на своем пути. Чувство величайшей ответственности и близость окончательной победы удесятеряли силу ударов советских войск. Советские воины шли вперед и говорили себе: «Осталось 50… 40… 30… километров до Берлина». Эти километры доставались нелегко. Но впереди был Берлин!

Наконец настала торжественная долгожданная минута. В 11 часов 30 минут 20 апреля 1945 г. 1-й дивизион (командир майор А.И. Зюкин) 30-й гвардейской армейской пушечной артиллерийской бригады 47-й армии первым открыл огонь по Берлину из Вильмерсдорфа. Вслед за ним в обстрел Берлина включались все новые и новые артиллерийские части.

21 апреля 1945 г. артиллеристы 1-го Белорусского фронта получили поздравительную телеграмму командующего артиллерией Советской Армии Главного маршала артиллерии Н.Н. Воронова, в которой говорилось:

«20 апреля 1945 г. славная артиллерия 1-го Белорусского фронта открыла свой меткий сокрушающий огонь по столице Германии — Берлину. Дружно полетели снаряды мести в Берлин в ответ на варварские разрушения, нанесенные вражеской артиллерией Ленинграду, Сталинграду, Севастополю, Одессе и многим другим городам Советского Союза. Все советские артиллеристы ждали с нетерпением этого дня. 185 лет назад русская артиллерия стреляла по Берлину и заставила его защитников капитулировать. Советская артиллерия в тесном взаимодействии с пехотой, танками и авиацией полностью обеспечит разгром немецких войск в районе Берлина и овладение последним. День 20 апреля 1945 г. войдет в историю советской артиллерии. Слава артиллерии 1-го Белорусского фронта!» Эта телеграмма быстро облетела все артиллерийские части фронта и вызвала огромный подъем.

21 апреля начались первые уличные бои в Берлине. Огромный город, в котором каждый квартал и каждый дом были приспособлены к обороне, требовал применения новых методов борьбы, в корне отличавшихся от методов ведения боя в полевых условиях.

Кирпичные, каменные и железобетонные здания на окраинах и в центральных районах города враг оборудовал под долговременные огневые сооружения. Чаще всего это были здания почты, телеграфа, вокзалов, трамвайных парков, боен, заводов, электростанций, казарм, отличавшихся толстыми стенами и прочными подвалами. В Берлине, кроме того, гитлеровцы приспособили к обороне правительственные здания, метро и парки. Подступы к долговременным сооружениям, в том числе и к правительственным зданиям, прикрывались баррикадами. Баррикады были сооружены на всех главных улицах города.

Тактика уличных боев, выработанная еще в битве за Сталинград и целиком оправдавшая себя в период последующих боев за крупные населенные пункты и города, была успешно применена в боях за Берлин. Наша артиллерия имела вполне достаточно средств, чтобы оказывать самую действенную поддержку своей пехоте и в этих сложных условиях. Плотность насыщения артиллерией на отдельных участках доходила до 610 орудий и минометов на один километр фронта.

Бой в укрепленном городе — это самый ближний бой. За каждым окном, углом здания, забором, оградой скрывается враг. Это требует от солдат особой настороженности, смелости и высокого мастерства.

Бои в Берлине успешно вели штурмовые группы со средствами усиления. Действия этих групп в начале каждого дня подготавливались огнем массы советской артиллерии. Орудиям прямой наводки, перемещавшимся по улицам города, приходилось преодолевать большие трудности. Каждая улица, по которой наступали штурмовые группы, простреливалась огнем вражеских снайперов и автоматчиков. Если пехота, очищая дом за домом, пробивалась вперед по чердакам и подвалам зданий, редко выходя на улицу, то артиллеристам с орудиями приходилось продвигаться по открытым улицам под огнем противника. Нередко они шли и по таким улицам, у которых только одна сторона была очищена от врага.

В уличных боях большое значение приобретал огонь орудий крупного калибра, особенно 203-мм гаубиц образца 1931 г. (Б-4). Огонь этих гаубиц применялся для разрушения больших зданий, баррикад и других сооружений. Стрельба обычно велась с дальности 200–300 метров. Для разрушения укрепленного трехэтажного дома требовалось 6–8 203-мм или 10–15 152-мм снарядов. Наилучший результат достигался при стрельбе из нескольких орудий залпами.

Штурмовая группа одной из дивизий 1-го Белорусского фронта, не будучи в состоянии овладеть многоэтажным домом, который гитлеровцы превратили в опорный пункт, вынуждена была залечь. Этот укрепленный дом нужно было во что бы то ни стало разрушить, но улица простреливалась пулеметным и снайперским огнем. Тогда артиллеристы быстро выкатили два 76-мм полковых орудия и открыли беглый огонь по домам вдоль улицы. Все вокруг наполнилось дымом и пылью. Гитлеровцы были ослеплены и деморализованы. Пользуясь этой своеобразной дымовой завесой, артиллеристы вытащили на прямую наводку 203-мм гаубицу. И как только она изготовилась к стрельбе, полковые орудия были убраны в ближайшие подъезды. Гаубица открыла огонь и несколькими выстрелами (а каждый снаряд имел вес 100 килограммов!) разрушила опорный пункт врага. Пехота стала продвигаться вперед. Так, проявляя мужество и отвагу, презирая смерть, советские артиллеристы пробивали дорогу своей пехоте.

Очищая дом за домом, квартал за кварталом, наши части подходили к центру Берлина — рейхстагу.

Прорвав глубоко эшелонированную оборону противника на западных берегах рек Одер и Нейсе, войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов 24–25 апреля 1945 г. соединились западнее Берлина. Вражеские войска были окружены и расчленены. Передовые части 5-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта вышли на Эльбу и в районе Торгау 25 апреля встретились с войсками 1-й американской армии.

К 1 мая была ликвидирована 12-я немецкая армия, пытавшаяся пробиться к Берлину с запада.

Наши части вели усиленную подготовку к штурму рейхстага. На прямую наводку было подтянуто 89 орудий, которые устанавливались в 200–300 метрах от здания.

Артиллерийская подготовка слагалась из двадцатиминутного периода разрушения орудиями прямой наводки и десятиминутного огневого налета всей массой артиллерии по зданию рейхстага и прилегающим к нему постройкам. После этого половина личного состава артиллеристов с наблюдательных пунктов и от орудий прямой наводки влилась в состав штурмовой группы и пошла на штурм рейхстага.

Гитлеровцы оказывали ожесточенное сопротивление. Бой у стен главного здания продолжался несколько часов, часто переходя в рукопашные схватки. В 14 часов 20 минут 30 апреля 1945 г. рейхстаг пал. На нем было водружено Знамя Победы. Падение рейхстага окончательно решило судьбу Берлина.

В разгроме фашистских полчищ немалую роль сыграла советская зенитная артиллерия. Активность вражеской авиации в Берлинской операции была значительно больше, чем в дни самых напряженных боев под Сталинградом и Курском. Группы самолетов ФВ-190 и Me-109 совершали ожесточенные налеты на переправы, плацдармы и расположение наших войск. Чтобы уменьшить свои потери, гитлеровцы стали применять буксируемые бомбардировщиками самолеты-снаряды и старые самолеты, нагруженные взрывчатым веществом. Не решаясь подходить ближе к переправам, самолеты-буксировщики издалека производили прицеливание и направляли свои «новинки» в цель. Наши зенитчики в нужном месте встречали немецкие бомбардировщики мощным огнем и не давали им возможности прицеливаться. Такая контрмера вскоре себя целиком оправдала. Большинство немецких самолетов старалось как можно скорее освободиться от груза и выйти из опасной зоны.

Жестокие бои с немецко-фашистской авиацией советским зенитчикам пришлось вести почти на всех участках нашего наступления. Достаточно сказать, что зенитная артиллерия только 1-го Белорусского фронта за первые шесть дней наступления (16–22 апреля) обстреляла 560 групповых целей и свыше 360 одиночных самолетов.

В условиях уличных боев в Берлине управление огнем, размещение и перемещение зенитной артиллерии значительно затруднились. Высокие дома мешали выбирать огневые позиции с круговым обстрелом. Обнаружение самолетов противника, особенно летящих на малой высоте, также усложнялось.

Зенитная артиллерия занимала огневые позиции на площадях, перекрестках, то есть в таких местах, откуда можно вести огонь по вражеским самолетам. Часто зенитные батареи располагались повзводно, а иногда отдельные зенитные орудия действовали самостоятельно. Огневые позиции зенитной артиллерии выбирались с учетом ведения огня по наземному противнику. Так, 20 апреля в районе Зеберг группа советских танков была атакована немецкими танками, на которых сидели автоматчики. Как только завязался бой, немецкие десантники покинули танки и стали подползать к нашим машинам с тыла. Но это заметили зенитчики двух батарей малокалиберной зенитной артиллерии, перемещавшихся на новые позиции. Оценив обстановку, командиры батарей с ходу развернули свои орудия и открыли интенсивный огонь по танкам и автоматчикам противника. Не выдержав дерзкого удара зенитчиков, гитлеровские автоматчики, бросая убитых и раненых, в панике разбежались.

После окружения берлинского гарнизона гитлеровцы все еще пытались организовать помощь своим войскам, доставляя им боеприпасы и другие грузы на транспортных самолетах. Но эти попытки были ликвидированы нашими зенитчиками — все воздушные подступы к Берлину были блокированы огнем зенитных орудий. С 1 апреля по 2 мая 1945 г. зенитная артиллерия только двух фронтов — 1-го Белорусского и 1-го Украинского (без войск ПВО страны) — сбила соответственно 500 и 301 самолет. В наземных боях зенитчики этих фронтов уничтожили около 19 тысяч солдат и офицеров противника и взяли в плен 10 тысяч, уничтожили и подбили около 100 танков, штурмовых орудий и бронетранспортеров, сотни орудий и пулеметов. Эти результаты свидетельствуют о кровопролитных боях за Берлин.

В ходе Берлинской операции советские войска разгромили 70 пехотных, 23 танковые и моторизованные дивизии, много отдельных частей и подразделений, взяли в плен 480 тысяч человек, захватили более 1500 танков и штурмовых орудий, 8600 орудий и минометов, 4500 самолетов, большое количество другой военной техники.

Берлинская операция — высокий образец советского военного искусства.

8 мая 1945 г. в пригороде Берлина Карлсхорсте был подписан Акт о безоговорочной капитуляции вооруженных сил фашистской Германии.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.448. Запросов К БД/Cache: 3 / 1