Глав: 4 | Статей: 91
Оглавление
Артиллерию называют «богом войны». Она создана и поныне существует на перекрестке многих наук. Издавна повелось, что высокое звание «артиллерист» подразумевает осведомленность в точных науках, умение быстро и безошибочно принимать решения. В книге прослеживается путь развития мировой и русской артиллерии, рассказывается о выдающихся достижениях русских конструкторов, создававших грозную боевую технику.

ВМЕСТЕ С ТАНКАМИ И ПЕХОТОЙ

ВМЕСТЕ С ТАНКАМИ И ПЕХОТОЙ

Лучшим видом артиллерии в условиях ведения маневренной войны является самоходная артиллерия.

Главный маршал бронетанковых войск П.А. Ротмистров

Для начала немного истории… Эпизод Русско-турецкой войны, относящийся к 1877 г. Русская полевая артиллерия, поддерживая пехоту, ведет непрерывный огонь по вражеским окопам. Но вот противники настолько сблизились, что возникла опасность накрыть огнем свои боевые порядки. Между тем отдельные очаги сопротивления турецких войск необходимо было как можно быстрее подавить. И тогда артиллеристы русской армии быстро снялись с позиций, конным галопом переместились вплотную к своей пехоте и, снявшись с передков, открыли огонь прямой наводкой.

Следуя далее за пехотой, перекатывая на короткие расстояния пушки вручную, артиллеристы огнем с коротких остановок обеспечили пехоте мощную огневую поддержку.

Так появился новый боевой прием — сопровождение атакующей пехоты огнем с колес и следование в ее боевых порядках. Вскоре появился и новый термин — артиллерия сопровождения, или артиллерия ближнего боя, как ее стали называть в армиях некоторых стран. Как правило, это были легкие орудия калибром 20–37 миллиметров на конной тяге. Они следовали в боевых порядках пехотных подразделений и по заявкам пехоты уничтожали внезапно появляющиеся цели. Однако резкое насыщение войск магазинным и особенно автоматическим оружием вскоре заметно повлияло на организацию артиллерийской поддержки в бою.

Во-первых, изменение тактики привело к глубокому эшелонированию обороны, настолько глубокому, что обычная артиллерия просто не могла «достать» огневые позиции и резервы обороняющейся стороны, расположенные на значительном расстоянии от переднего края.

Во-вторых, опыт боев показал, что легкие орудия не всегда могут поразить дерево-земляные и бетонные инженерные сооружения обороняющейся стороны.

Наконец, рост угрозы с воздуха потребовал срочного снабжения армии зенитными орудиями, в том числе и такими, которые могли передвигаться вместе с походными и боевыми порядками войск и открывать огонь немедленно при появлении воздушного противника, а не поджидая его на стационарных, заранее оборудованных позициях.

В наступательных боях Первой мировой войны, несмотря на значительную мощность и продолжительность артподготовки, никогда не удавалось полностью подавлять огневые средства противника и уничтожать его огневую силу на всю глубину обороны. Так, плотность пулеметов доходила до нескольких десятков на один километр фронта только на первой позиции, а их число до 4–5. Появление танков на поле боя в 1916 г. в известной мере решало эту задачу. Однако и танки, ведя за собой пехоту и поражая цели, мешавшие ее продвижению, сами становились легко поражаемыми целями для артиллерии противника. Не надо забывать, что танки того времени были весьма ненадежными боевыми машинами с уязвимой для снарядов броней и легковоспламенявшимися двигателями. Так, из 688 союзных танков, принимавших участие в боях в районе Амьена во Франции в августе 1918 г., выбыло из строя 480.

Танковые экипажи из-за сильной тряски и несовершенства приборов наблюдения не всегда своевременно обнаруживали орудия противника, особенно когда они находились в укрытиях или засадах.

Своим огнем артиллерия часто заставляла танки отвлекаться от выполнения основной задачи — поддержки пехоты — и вступать в огневые дуэли с орудиями. Все это обусловливало необходимость усиления пехоты и легкоуязвимых танков Первой мировой войны артиллерией, способной поддерживать их как при прорыве тактической зоны обороны, так и в глубине ее при дальнейшем развитии успеха. Такая артиллерия должна была обладать подвижностью и проходимостью не хуже, чем у танков и пехоты, следовать за боевыми порядками атакующих или даже в этих порядках обеспечивать эффективную борьбу с артиллерией противника, в том числе и противотанковой.

Таким образом, сопровождать пехоту и танки, а также прикрывать их с воздуха наиболее успешно могла лишь высокоманевренная, подвижная артиллерия, то есть артиллерия самоходная.

Практика показала, что наиболее эффективно на поле боя действуют машины на гусеничном шасси, обладающие проходимостью и подвижностью танка и имеющие такую же, как у танка, броневую защиту, а вооружение более мощное.

Для прикрытия войск с воздуха признали возможным иметь орудия на автомобильном шасси со слабой броневой защитой или даже без нее.

Применение в России орудий на самоходных лафетах относится к 1914 г., когда на вооружение была принята 76-мм зенитная полуавтоматическая пушка русского конструктора Ф.Ф. Лендера. В ней впервые был использован полуавтоматический затвор, что значительно повышало скорострельность — 20–25 выстрелов/мин против 10 выстрелов/мин 76-мм полевой пушки. Передвигалась зенитка на шасси грузового автомобиля Русско-Балтийского завода.

Отсутствие гусеничных тракторов заставило русских конструкторов первоначально пойти по пути создания самоходной артиллерии на колесной базе. 7 января 1916 г. генерал Н.М. Филатов представил рапорт «О пушечных автомобилях». В своем рапорте он конструктивно обосновал установку пушек на автомобилях неполного бронирования. Вслед за тем в 1916 же году под его руководством были построены самоходные орудия так называемого «противоштурмового» типа калибром 76 миллиметров. Строились они в мастерских офицерской школы в городе Ораниенбауме (ныне город Ломоносов). Главной их особенностью было применение колесной базы с тремя и четырьмя ведущими мостами и откидного сошника для поглощения силы отдачи орудия при стрельбе.

Позднее спроектировали и начали строить 42-линейную пушку на базе бронеавтомобиля с двумя ведущими мостами. Увы, колесный движитель не мог обеспечить этим установкам достаточно высокую проходимость. Однако отсутствие базы не позволяло широко развернуть производство гусеничных машин.

Именно этой теме было посвящено проведенное в 1920 г. совещание специальной комиссии по механической тяге артиллерии (Комета) при Артиллерийском комитете ГАУ.

Наряду с другими был поднят и вопрос об артиллерии сопровождения. Вот какой основной вывод сделало совещание: «По сравнению с буксируемыми орудиями самоходная артиллерия, особенно на гусеничном ходу, имеет большую скорость передвижения по местности, преодолевает различные препятствия и инженерные заграждения и имеет лучшую маневренность, что позволяет ей в случае необходимости быстро менять огневые позиции».

Решение о необходимости создания самоходной артиллерии окончательно было принято в начале 1922 г.

Основными причинами появления в Красной Армии самоходной артиллерии были следующие:

— необходимость более тесного взаимодействия артиллерии с пехотой и танками на поле боя;

— трудность, а часто и невозможность применения конных упряжек для передвижения орудий в боевых порядках пехоты в связи с возрастающей силой артиллерийского и пулеметного огня противника;

— неприспособленность колесных орудий к передвижению через воронки, траншеи, инженерные сооружения и другие препятствия;

— отсутствие в войсках зенитной артиллерии.

Учтя эти выводы, Артиллерийский комитет ГАУ совместно с Генеральным штабом разработал требования к 45-мм батальонной пушке, по которым инженер П.В. Коротеев в 1923 г. создал первую самоходную пушку. Весила эта установка 500 кг. Мощность двигателя составляла 10 л.с., скорость движения — 5 км/ч. Управлял ею один человек, следовавший за ней пешком. По современной классификации такую пушку можно назвать скорее не самоходной, а самодвижущейся. Если калибр вполне отвечал требованиям пехоты, то подвижность, проходимость по местности и отсутствие возимого запаса снарядов явно не соответствовали требованиям жизни.

Более подходившей к названию САУ (самоходная артиллерийская установка) была конструкция В.М. Трофимова: он спроектировал для стрелкового батальона полуавтоматическую 45-мм пушку и 60-мм гаубицу. Каждое из этих орудий устанавливалось на специально созданный Ф.Л. Хлыстовым гусеничный трактор, перевозивший расчет и боеприпасы.

С 1921 по 1926 г. создаются еще два самоходных орудия: артиллерийский разведчик АР и зенитная установка на базе трактора «Даймлер».

Дальнобойность огня артиллерии среднего и крупного калибра заставила воюющие стороны сильно укреплять свои позиции. И легкая артиллерия, сопровождавшая пехоту, уже не могла бороться с бетонированными огневыми точками, разрушать траншеи и блиндажи с мощными перекрытиями. Да и сами темпы войсковых действий значительно возросли. Тогда-то и пришли к решению сопровождать пехоту орудиями крупных калибров. Уже 19 января 1933 г. совещание ГАУ решило повысить огневую и ударную мощь моторизованных и танковых частей за счет самоходной артиллерии. Учитывая, что артиллерия большой и особой мощности, буксируемая тягачами, отстает от танков, было решено сделать самоходной и ее.

Успех никогда не приходит сразу. Несколько лет пришлось проводить испытания целого ряда САУ, объединенных под условным названием «большой триплекс» и «малый триплекс». Так, в 1934 г. по «большому триплексу» на базе тяжелого советского танка Т-35 впервые была создана мощная, тяжелая СУ-14-1 с гаубицей калибра 203 миллиметра.

Вооружение этой САУ орудием такой большой мощности объяснялось тенденцией к постройке мощных оборонительных сооружений полевого типа и густой сети долговременных огневых точек. Это настоятельно требовало тяжелых орудий с увеличенной дальнобойностью, высоким могуществом снаряда и навесной траекторией.

В 1931 г., выполняя постановление Политбюро ЦК ВКП(б), советские конструкторы создали отечественную гаубицу большой мощности Б-4.

Б-4 — 203-мм гаубица образца 1931 г. — предназначалась для разрушения особо прочных бетонных, железобетонных и броневых сооружений, для борьбы с крупнокалиберной или укрытой прочными сооружениями артиллерией противника и для подавления дальних целей. Именно это орудие и было установлено на новой опытной машине. Возимый боекомплект к этому орудию составлял всего 8 выстрелов, вес фугасного снаряда — 100 кг, вес установки — 47,9 т, экипаж — 7 человек, скорость движения — 20 км/ч.

Для САУ немаловажным свойством является бронирование. У СУ-14-1 оно явно отставало от требований, которые выдвигало появление многочисленной противотанковой артиллерии.

Например, советская 45-мм пушка образца 1937 г. с расстояния 500 м пробивала 40-мм плиту. Частичное бронирование СУ-14-1 составляло лишь 20 мм. Поэтому многие последующие образцы одевали полностью в броню с толщиной 50–60 мм в лобовой части.

Иными были образцы САУ, созданные по комплексу «малый триплекс». На базе легкого танка Т-26 была разработана система из трех орудий: 76-мм пушки, 122-мм гаубицы и 152-мм мортиры. Все они были названы общим именем СУ-5. Все имели легкое бронирование от 10 до 15 мм и сверху броней не защищались. Одна из них, СУ-5-1, вооружалась 76-мм пушкой образца 1902/1930 г., вторая — СУ-5-2 — 122-мм гаубицей образца 1910/1930 г. и последняя — СУ-5-3 — 152-мм мортирой образца 1931 г.

Для кавалерийских подразделений создали легкую установку СУ-76К с так называемой динамо-реактивной пушкой (подобие современных безоткатных орудий) на базе танкетки Т-27.

Зенитные САУ СУ-6 и СУ-8 были выполнены соответственно на базе танков Т-26 (легкий) и Т-28 (средний). Оба вооружались 76-мм зенитной пушкой образца 1931 г. на открытой тумбовой установке, а толщина броневых листов, частично закрывавших экипаж, достигала 15–20 мм.

Различные технические неполадки в ходовой части и слабое бронирование самоходных установок не позволили принять их на полигонных и войсковых испытаниях.

Что собой представляла артиллерийская самоходная установка конца 30-х гг., можно объяснить на примере опытной установки КВ-212. Это полностью бронированная боевая машина со 130-мм орудием в неподвижной рубке. Компоновка ее несколько необычна для современных бронированных САУ: двигатель в этой модели расположен почти в центре корпуса, а трансмиссионное отделение — в передней его части. Здесь же, несколько слева, размещалось отделение управления. Боевое отделение расположено в задней части. Такая компоновка объясняется желанием конструктора уменьшить общую длину машины за счет расположения длинного орудийного ствола над корпусом.

В лобовой части рубки пушка прикрывалась броневой маской толщиной 60 мм. Орудие оснащалось перископическим и телескопическим прицелами. Значительные размеры рубки позволяли разместить в ней довольно большое количество боеприпасов.

Ходовая часть была представлена семью парами опорных катков, тремя поддерживающими роликами, парой направляющих и парой ведущих колес, мелкозвенчатой гусеничной цепью. Экипаж состоял из 5 человек.

Таким образом, самоходные орудия предвоенных лет отличались по многим признакам: весу, калибру орудий, бронированию, размерам и тактическому предназначению. Нетрудно заметить, что в военной и художественной литературе часто встречаются описания самоходных орудий, называемых не всегда одинаково. В разных странах сложилась различная классификация этого типа бронированных машин, но суть их сводилась в основном к формам боевого применения.

Самоходные орудия — артиллерийские орудия, установленные на гусеничных шасси с легким бронированием. Такое орудие выполняет задачи обычной полевой артиллерии, но имеет более высокий коэффициент подвижности.

Штурмовые орудия — хорошо бронированные машины с гаубичным или пушечным вооружением, используемые для поддержки пехоты в атаке.

Истребители танков — подвижные легкобронированные гусеничные машины с противотанковым вооружением различного типа.

Зенитные самоходные установки — машины с зенитным вооружением, предназначенные для защиты танков с воздуха.

Авиадесантные самоходные установки — орудия штурмового типа, небольшого веса, приспособленные для переброски по воздуху.

Самоходные огнеметы и минометы — гусеничные легкобронированные машины с огнеметным и минометным вооружением.

В Советской Армии сложилось общее наименование — «самоходная установка». Все они в зависимости от веса делились на легкие (весом до 20 т), средние (весом до 40 т) и тяжелые (весом свыше 40 т). Среди этих самоходных установок испытывались авиадесантные и зенитные.

Таким образом, самоходная артиллерия конца 30-х гг. не была представлена сколько-нибудь значительной серией боевых машин, но проведение ряда опытных работ позволило накопить известный опыт создания конструкций подобного типа.

Первые месяцы Великой Отечественной войны показали необходимость резкого повышения маневренных возможностей противотанковой артиллерии. Образно говоря, расчет полевой противотанковой пушки, как охотник в засаде, должен был в течение многих часов, а то и дней ждать появления танков противника. Танки же появляются обычно внезапно, в большом числе, а самое главное, зачастую совсем не там, где их ожидают противотанковые средства. При этом танки, используя большие возможности маневра, сами выбирают мес- то нанесения удара, и, конечно, там, где противотанковых средств меньше. Если бы подвижность орудия ПТО была повышена, последнее могло бы не ждать, а само находить бронированные машины противника.

Первым серийным самоходным противотанковым орудием стала 57-мм пушка ЗИС-2 конструкции В.Г. Грабина. На дистанции 1000 м ее подкалиберный снаряд пробивал 100-мм броню. Установив ее на шасси гусеничного тягача «Комсомолец», получили самоходную установку ЗИС-29. Эти установки применялись в боях под Москвой, неплохо зарекомендовали себя в боях со средними и легкими танками. Всего было выпущено 100 таких машин. Положительный опыт применения САУ дал толчок к широкому внедрению машин такого типа в армии. К 15 апреля 1942 г. промышленность изготовила ряд новых опытных образцов, которые прошли испытания летом этого же года. В январе 1943 г. решением Государственного Комитета Обороны были приняты на вооружение две из них: легкая 76-мм пушка на базе танка конструктора Н.А. Астрова Т-70 и в ограниченном количестве 76-мм пушка на базе трофейного танка Т-III. Первая вооружалась орудием ЗИС-3 конструктора Грабина, вторая — танковой пушкой Ф-34 того же конструктора. Они получили наименования СУ-76 и СУ-76Н соответственно. СУ-76Н была выпущена в количестве всего 1200 единиц и не оказала сколько-нибудь существенного влияния на исход боев из-за отсутствия возможностей снабжения запчастями и невысокой проходимости на поле боя. Более эффективной, особенно после модернизации, показала себя СУ- 76. После модернизации ей присвоили наименование СУ-76М. Это была частично бронированная боевая машина весом 10,5 т, с экипажем в 4 человека, бронезащитой до 35 мм. Возимый комплект артвыстрелов состоял из 60 бронебойных, осколочных и подкалиберных снарядов. Скорострельность орудия достигала 8— 12 выстр./мин.

76-мм ЗИС-3 (ее настоящий калибр равен 76,2 мм), появившаяся в 1942 г., была призвана со временем сменить большое количество различных артиллерийских систем, стоявших в то время на вооружении Красной Армии, а также вое полнить огромные потери, понесенные в результате наступления немецкой армии. Поэтому ЗИС-3 — это простая выносливая пушка без каких-либо излишеству которую можно было выпускать в больших количествах, измеряемых тысячами.

Поскольку ЗИС-3 была самой распространенной артиллерийской системой в государствах социалистического блока, за долгие годы была достигнута высокая степень стандартизации боеприпасов, сохранившаяся и по сей день. В самых больших количествах выпускался осколочно-фугасный снаряд, но в числе других типов — бронебойный снаряд, а также появившийся впоследствии кумулятивный снаряд, способный на дальности прямого выстрела пробить броню толщиной 194 мм. Максимальная дальность выстрела составляет 13 290 метров.

Тактико-технические данные:

— первый опытный образец — 1942 г.;

— начало серийного производства — 1942 г.;

— страны, в которых состоит на вооружении в настоящее время, — Китай, Румыния, Куба, Албания и многие страны «третьего мира»;

— боевой расчет в человек;

— полный боевой вес 1116 кг;

— длина ствола 3,455 м;

— общая длина орудия в походном положении 6,095 м;

— ширина орудия в походном положении 1645 м;

— максимальная дальность стрельбы 13 290 м;

— начальная скорость снаряда 680 м/с;

— масса снаряда 6,2 кг (ОФ);

— максимальный угол склонения/возвышения, град. -5/+37;

— угол горизонтального наведения, град. — 54.

Опыт использования САУ показал и еще одно: САУ должны быть защищены надежной броневой защитой. Поэтому наряду с СУ-76М на вооружение была принята средняя самоходная установка СУ-122 с гаубицей М-30 на шасси танка Т-34. Последняя имела хорошую броневую защиту и проходимость по местности, но ее боевые возможности уже отставали от требования времени: появившиеся у противника тяжелые танки «тигр» не пробивались снарядом этой установки уже с расстояния 1000 метров. Тем не менее сформированные в январе 1943 г. 1433-й и 1434-й самоходные полки были отправлены на Волховский фронт и приняли участие в боях. В докладной записке Начальника артиллерии Советской Армии Государственному Комитету Обороны в апреле 1943 г. сообщалось: «Опыт показал, что самоходные орудия нужны, так как ни один другой вид артиллерии не дал такого эффекта в сопровождении атак пехоты и танков и взаимодействия с ними в ближнем бою. Материальный ущерб, нанесенный противнику самоходными орудиями, и результаты боя окупают потери».

Вот один из боевых примеров. 2 августа 1943 г. в ходе Орловской наступательной операции 1437-й полк из состава 1-го танкового корпуса в километре южнее города Жиздры был атакован частями танковой дивизии СС «Великая Германия». Всего наступало до двух полков пехоты с 80 танками и штурмовыми орудиями. Самоходно-артиллерийский полк находился в полосе обороны 11-й гвардейской стрелковой дивизии, поддерживая ее части огнем с места. Шесть САУ, скрытно заняв боевые позиции на пути прорвавшейся группы танков, внезапно открыли огонь из засады. Огонь был настолько эффективен, что сразу было подбито 12 из 15 прорвавшихся танков. Остальные повернули назад и были подбиты средствами пехоты.

Таким образом, новый вид артиллерии сразу завоевал заслуженный авторитет на поле боя. САУ более компактны, маневренны, чем орудия на колесной и гусеничной тяге, могут открывать огонь сразу после остановки, обладают более гибкими средствами связи. Однако невольно напрашивается вопрос: если САУ создаются на базе серийных танков, не лучшим ли противотанковым средством будет сам танк? Ведь он тоже обладает броневой защитой и пушечным вооружением, дополненным пулеметами.

Чтобы правильно ответить на этот вопрос, следует рассматривать в первую очередь не конструктивные отличия танка от САУ, а тактическое предназначение последних. Задачей артсамоходов является не прорыв линии обороны противника, не наступление в первой линии атакующих, а огневая поддержка боевых порядков своих наступающих частей и в первую очередь танков. Как правило, во время прошедшей войны самоходно-артиллерийские установки имели на вооружении орудия больших калибров, чем танки, на базе которых они создавались. Более вместительное боевое отделение САУ лучше отвечало условиям размещения орудия большего калибра и экипажа, чем вращающаяся башня танка. Так, на базе танка Т-70, имеющего 45-мм пушку, создали 76-мм установку СУ-76М, на базе Т-34 с 76-мм пушкой — 85-мм СУ-85, на базе танка КВ-1 с 76-мм орудием — тяжелую установку СУ-152. Основным противником танка в атаке являются танки врага, поэтому самоходно-артиллерийские установки, имеющие орудия больших калибров, создают преимущества в борьбе с вражескими танками. Поддерживая свои танки, двигаясь за ними как тень, они могут в случае контратаки принять удары на себя, огнем с места сковать действия противника и дать возможность своим танкам совершить маневр для удара во фланг. Обязательным требованием к таким машинам являлась их полная защищенность броней. Кроме того, на развитие самоходной артиллерии оказывало влияние качественное и количественное изменение бронетанковой техники противника. Например, появление тяжелого танка «тигр» со 100-мм броней потребовало создания САУ с более высокой, чем у СУ-122, начальной скоростью снаряда или с орудием более крупного калибра. Именно поэтому была срочно создана тяжелая самоходная установка СУ-152 на базе тяжелого танка КВ-1с. Первая партия этих машин в количестве 35 штук уже 1 марта 1943 г. прибыла под Курск, где ожидалось применение танков «тигр» и «пантера».

СУ-152 была оснащена 152-мм гаубицей-пушкой МЛ-2 °C с начальной скоростью бронебойного снаряда 600 м/с. На расстоянии 2000 м снаряды этого орудия пробивали броню свыше 100 мм. Бронирование маски пушки достигало 120, а лобовой части корпуса 70 мм. Скорострельность орудия из-за использования поршневого затвора и раздельного заряжания — 2 выстр./мин. Приборы прицеливания состояли из панорамного прицела и телескопического прицела. Имея большой вес, СУ-152 не обладала достаточной подвижностью, чтобы сопровождать средние танки. Поэтому для сопровождения танков Т-34 была создана средняя САУ — СУ-85 с 85-мм орудием Д-5С, обладавшим баллистикой 85-мм орудия образца 1939 г. Пушка имела высокую скорострельность — 8 выстр./мин, высокую бронепробиваемость — 103-мм подкалиберным снарядом на дистанции 1000 метров, хорошую подвижность.

К этому времени сложился наилучший вариант компоновки самоходного орудия: отделение управления — в передней части, боевое отделение — в неподвижной рубке, орудие крепится в подвижной рамке на переднем броневом листе, а моторное и трансмиссионное отделения находятся, как и у танка, в кормовой части. Наличие полуавтоматики пушки с клиновым затвором позволило сократить экипаж до четырех человек. Приборы управления огнем были представлены телескопическим прицелом ТШ-17 и панорамным.

СУ-85, имея хорошую подвижность и мощное орудие, очень эффективно действовали в наступательных операциях.

Действуя как противотанковый заслон, подразделения СУ-85 атакой из глубины обороны наносили неожиданные контрудары по противнику и останавливали его продвижение в тыл своих войск. Так, в июле 1944 г. в полосе обороны 1-го Прибалтийского фронта прорвалось до 100 танков противника с пехотой на бронетранспортерах.

Чтобы не допустить дальнейшего распространения этой группы по тылам советских войск, навстречу ей был брошен 1021-й полк самоходок. Быстро выйдя на направление удара вражеской группы, самоходчики с дистанции 500 метров открыли интенсивный огонь по прорвавшимся танкам, непрерывно маневрируя на поле боя и меняя огневые позиции. Уничтожив 19 танков, самоходчики заставили врага откатиться назад, а затем вместе с подошедшими танковыми подразделениями разгромили его.

Как и в других видах вооружения, в танковых войсках и самоходной артиллерии постоянно шло соперничество в огневой мощи орудия, броневой защите, подвижности и проходимости. Пытаясь противопоставить сокрушительным ударам советских танков какое-либо средство защиты от них, германская промышленность уже с 1943 г. спешно начинает производить самоходные орудия крупных калибров. Так, в 1943 г. впервые появилась на полях сражений самоходная пушка «фердинанд», позднее получившая название «элефант» («слон»). Всего было выпущено 120 таких машин. Особенностью самоходной артиллерийской системы в отличие от полевой является не только калибр орудия, но и броневая защита, и скорость, и проходимость. САУ «фердинанд», имея 88-мм пушку с сильной дульной энергией, имела и мощную, достигающую 200 мм в лобовой части, броневую защиту. Другая САУ, «ягд-тигр», имела бронирование 150–250 мм и орудие калибром 128 мм.

Поэтому вполне закономерным является появление на вооружении Советской Армии средней самоходной установки СУ-100. К началу 1944 г. танк Т-34 вооружили 85-мм пушкой, вследствие чего СУ-85 утратила свое значение как орудие сопровождения. На базе танка Т-34-85 установили новую мощную пушку. Бронепробиваемость ее на расстоянии 2000 м составляла 139 мм. Практически бронебойные снаряды прошивали броню «тигров» и «пантер» через оба борта насквозь. Толщина же лобовой брони СУ-100 превосходила даже броню танка Т-34-85. Боекомплект САУ состоял из 34 унитарных выстрелов. Скорострельность орудия — 6–8 выстр./мин. Орудие закреплялось на специальном станке в боевой рубке машины, скорость которой в два с половиной раза превышала скорость «фердинанда».

Базой для создания тяжелой САУ ИСУ-152 послужил танк ИС. Дело в том, что конструктивные недостатки трансмиссии СУ-152 (база КВ-1) ограничивали использование этой машины. Новый танк ИС-1 не имел этих недостатков. В сентябре 1943 г. начался выпуск новой боевой машины с усиленным бронированием. Так, лобовая броня имела толщину 120 мм вместо 60 у СУ-152. Повысились и скоростные возможности установки. Для защиты от нападения с воздуха самоходка имела 12,7-мм пулемет ДШК на турели. Боекомплект состоял из 20 раздельных выстрелов.

Одним из образцов современной самоходной арттехники является авиадесантная артиллерийская самоходная установка АСУ-57. Она отличается хорошей маневренностью и проходимостью. Сравнительно небольшие габариты делают ее легкомаскируемой и малоуязвимой на поле боя. Экипаж машины — три человека: командир (он же наводчик и радист), механик-водитель и заряжающий.

Вооружена самоходная установка 57-мм противотанковой пушкой с боевой скорострельностью 6—10 выстрелов в минуту. Для ведения огня применяются выстрелы унитарного заряжания со снарядами разных типов (бронебойно-трассирующий, осколочная граната и др.) Наибольшая дальность стрельбы (осколочной гранатой) — 6000 м. Дальность прямого выстрела бронебойно-трассирующим снарядом — 1250 м.

Внутри самоходной установки предусмотрена укладка для 7,62-мм автомата Калашникова, являющегося личным оружием экипажа. Кроме того, имеется сигнальный пистолет с комплектом сигнальных патронов и ручные гранаты Ф-1.

Машина снабжена радиостанцией, позволяющей поддерживать устойчивую связь в радиусе до 20 километров. Для связи членов экипажа боевой машины десантников между собой имеется внутреннее устройство (ТПУ).

АСУ приспособлена к действиям в полной темноте: механик-водитель может вести ее с помощью прибора ночного видения. Машина способна преодолевать крутые подъемы, рвы, окопы, брод глубиной до 0,7 метра.

Высокая маневренность, надежность и мощный огонь позволяют использовать АСУ-57 для эффективной поддержки боевых действий воздушных десантов при решении самых разнообразных задач. Таких, например, как захват и уничтожение в тылу противника средств доставки ядерного оружия, складов и баз его сборки, пунктов управления ракетами, а также аэродромов, железнодорожных узлов и других важных объектов. При этом главное назначение АСУ-57 — борьба с танками и артиллерией «противника».

Самоходная артиллерия используется и в борьбе с воздушным противником. Современные малокалиберные зенитные орудия весьма существенно отличаются от орудий 40-х гг., прежде всего почти повсеместным переходом на самоходную базу. Сейчас самоходные зенитные артиллерийские установки передвигаются со скоростью 40–60 километров в час.

В российской армии таким зенитным средством является спаренная зенитная самоходная установка ЗСУ-57-2. Она оснащена двуствольной артиллерийской системой калибра 57 мм. Вооружение расположено во вращающейся рубке. Электрические приводы управления наведением обеспечивают быстрое и плавное перемещение орудийной установки в вертикальной и горизонтальной плоскостях. Такие установки могут открывать огонь сразу с марша, прикрывая с воздуха движение танковых колонн. В случае необходимости установку можно использовать и для стрельбы по наземным целям: живой силе, огневым точкам, танкам, самоходно-артиллерийским установкам, бронетранспортерам и другой боевой технике «противника». Для стрельбы по бронированным наземным целям применяют унитарный выстрел с бронебойно-трассирующим снарядом, а по воздушным — унитарный выстрел с осколочно-трассирующей гранатой.

Спаренная пушка позволяет вести непрерывный огонь, огонь очередями и одиночными выстрелами одновременно из двух автоматов, которые установлены на общем станке во вращающейся башне ЗСУ. Все операции, необходимые для производства выстрелов, — открывание затворов, извлечение гильз из камор, взведение затворов, подача патронов на линии досылки, выбрасывание гильз, досылка патронов в каморы и выстрелы — производятся автоматически за счет использования энергии отката.

Пушка состоит из пяти основных частей: качающейся части, станка с транспортером, механизмов наведения с силовыми приводами, автоматического зенитного прицела и электрооборудования.

Экипаж размещается внутри ЗСУ. Командир установки, он же наводчик по азимуту при ручной наводке, с правой стороны пушки; первый номер — наводчик по азимуту и углу места цели при силовой наводке (при ручной наводке — наводчик по углу места) — с левой стороны пушки; второй номер, прицельный (установщик курса, скорости, дальности, угла пикирования) — сзади левого автомата; третий и четвертый номера, заряжающие правого и левого автоматов, — с правой и левой сторон пушки; механик-водитель — в отделении управления.

Оглавление книги


Генерация: 1.011. Запросов К БД/Cache: 3 / 1