Штурм высоты 38,2 и высоты «Груша»

В рамках подготовки к генеральному штурму линии Маннергейма командование 7-й Армии решило спрямить линию фронта и отсечь финские полки в западной части Карельского перешейка. Это позволило бы высвободить до двух стрелковых дивизий и обеспечить условия для наступления через залив 28-го стрелкового корпуса.

Ключевой позицией в западной части перешейка была высота 38,2 (по-фински Марьянпеллонмяки) и прилегающие к ней небольшие высоты: высота «Груша» (финское обозначение — опорный пункт «Медведь») и высота «Огурец» (финское обозначение — опорный пункт «Лео»). Господствующая высота 38,2 возвышалась над окружающей местностью на 40 метров; она была вытянута с севера на юг примерно на километр. Перед высотой проходила линия гранитных надолбов, позиции на высоте оборонял 10-й пехотный полк финской армии.

Для атаки на высоту была выделена рота 1-го отдельного танкового батальона 1-й легкотанковой бригады, взвод огнеметных танков БХМ-3 из 6-й отдельной роты боевого обеспечения, танковая рота 202-го отдельного разведбата и 2-й стрелковый батальон 679-го стрелкового полка.

На рекогносцировку участка обороны противника выехали командир и комиссар 1-й легкотанковой бригады.

Наступление началось утром 9 февраля «с артподготовки невиданной силы», как записал один из офицеров 10-го пехотного полка финнов. Основной целью советской артподготовки была высота «Груша» и опорный пункт «Брусника». Все это завершилось ударом советских бомбардировщиков, одна из бомб попала в командный блиндаж 1-го батальона. После этого советская артиллерия перенесла огонь в глубину. Из рощи «Птичье пение» атаку на высоту «Груша» начали 16 танков БТ из 202-го отдельного разведывательного батальона с десантом на броне и 3 танка БХМ-3. Они прошли сквозь заранее проделанные проходы в заграждениях и подошли к финским траншеям. Огнеметные танки начали заливать окопы огнесмесью, работая вдоль траншей и простреливая их огнесмесью на большое расстояние. Финская противотанковая пушка на высоте была разбита уже в начале артподготовки, пулеметы тоже вышли из строя. В результате два поредевших финских взвода были вынуждены отступить с высоты и к 14.40 высота «Груша» была взята.

Атака на южные скаты высоты 38,2 развивалась не так просто. В атаку на высоту пошли 11 танков БТ из 1-го отдельного танкового батальона бригады и 2 огнеметных БХМ-3. Финская противотанковая пушка в опорном пункте «Волчье логово» уцелела и открыла по танкам интенсивный огонь. Как советские танкисты ни старались, но обнаружить ее не смогли. По финским данным, 6 танков было подбито уже перед надолбами, а 8 танков сумели прорваться за них. За надолбами финны расстреляли еще 4 танка, но оставшиеся 4 боевых машины прошли по дороге к болоту Солкасуо и тем самым оказались у финнов в тылу, в районе блиндажей. Атаку 679-го стрелкового полка финны легко отбили. В результате танки остались у подножия высоты и в финском тылу в одиночестве, без пехоты. Несмотря на неоднократные требования и предупреждения комбрига Иванова о необходимости прикрыть танки, пехота к танкам не пошла и в результате почти все машины были уничтожены финнами.

По советским данным, 1-й танковый батальон потерял 9 машин, из них часть сгорела. 1 танк был эвакуирован с поля боя. 20 танкистов пропало без вести, один умер от ран, трое были ранены.

В 202-м отдельном разведбате 2 танка было подбито и оставлено на поле боя, 5 танков подбито и эвакуировано. Погибли два командира взвода.

В 6-й отдельной роте боевого обеспечения пропал без вести 1 танк с экипажем.

Командир танка БТ-7 ставит экипажу боевую задачу (АСКМ)

Командир танка БТ-7 ставит экипажу боевую задачу (АСКМ)

По финским данным, к вечеру 9 февраля в тылу оставалось еще 4 танка. 3 из них финны уничтожили при помощи противотанковых гранат и бутылок с зажигательной смесью, 1 танк экипаж покинул. В завязавшейся перестрелке один танкист был убит, один молодой сержант попал в плен. В результате боя 3 танка было уничтожено, 1 захвачен целым. Еще двух окоченевших от холода танкистов финны захватили в плен на следующий день в воронке.

После этого танкисты 1-й легкотанковой бригады вышли из боя и больше высоту не атаковали. В боях с 1 по 10 февраля 1940 года высоту атаковали и танкисты 105-го отдельного танкового батальона 35-й легкотанковой бригады, но успеха добиться так и не смогли. В этот период 105-й танковый батальон понес самые высокие потери по бригаде (всего потеряно 24 машины, из них небоевых потерь всего 4 машины). В неудаче танкисты обвиняли стрелков 113-й стрелковой дивизии, которые отличились очень низкой дисциплиной, при первой возможности отступали в тыл в панике, а сама дивизия «показала не весьма высокие свои боевые качества». Советская артиллерия «оказалась бессильной по своей неорганизованности» и не смогла обнаружить и уничтожить противотанковые пушки, которые с 5 февраля занимали один и тот же район.

БТ и штурмовая группа перед атакой. У бойцов штурмовой группы закатан один рукав маскхалата — чтобы отличить своих от финнов (АСКМ).

БТ и штурмовая группа перед атакой. У бойцов штурмовой группы закатан один рукав маскхалата — чтобы отличить своих от финнов (АСКМ).

12 февраля 105-й батальон потерял от финского огня 4 танка Т-26, 13–14 февраля — 3 танка Т-26. Успех, достигаемый танками, пехотой 113-й дивизии не закреплялся. Причины неудачи описал командующий 1-й легкотанковой бригадой.

Комбриг Иванов:

1. Абсолютное отсутствие взаимодействия между батальонами 513 сп, 679 сп и 252 сп, наступавших на выс. 38.2. Несмотря на попытки командования 1 ЛТБр координировать действия указанных частей, но отсутствие связи и лица, возглавившего действия 113 сд не привело к положительным результатам.

2. Чрезвычайно низкая дисциплина действующих частей 113 сд и слабое руководство со стороны командования этих частей, что подтверждается не выполнением приказа № 5 штадива и паническим отходом их с выс. «Груша» в восточное направление во время обстрела противником.

3. Отсутствие резерва, что не дало возможности закрепить успех 167 СПБ при выходе его на выс. 38.2, а танки, высланные дополнительно командиром бригады не могли содействовать в силу непроходимости скатов выс. 38.2.

Финский противотанкист Йорма Напола:

Финский противотанкист Йорма Напола:

…Я вышел из блиндажа и сразу столкнулся со связным:

— Пять танков прорываются на дорогу!

Я побежал к пушке. В примерно ста метрах, в лесочке, частично спрятанные высоким подлеском, стояли колонной пять танков, все девятитонные Виккерсы.

Они стояли и шумели моторами в боевом строю, носом к дороге, бортом к нам.

Я понял опасность: если они успеют тронуться, то через секунду они окажутся на дороге между Марьяпеллонмяки и Солкасуо — это же наш путь подвоза боеприпасов. Тогда мы потеряем все блиндажи и огневые точки, так как танки смогут расстрелять их прямо через двери. И высота будет для нас потеряна.

Мы не могли стрелять по танкам со склона высоты, не хватало угла возвышения.

— Пушку вниз на дорогу! Быстро!

Покатили пушку вниз и привели ее в боевое положение. Расчет встал по местам. Цели были видны хорошо, дистанция была небольшой.

— Огонь по головному, потом — по обстановке! Помните: сначала бей в основание башни, чтобы он не мог ответить на огонь, затем по гусенице, чтобы не мог двигаться, затем в бензобак, чтобы загорелся! Если не загорится, разбейте ему мотор! Стрелки — бейте по тем, кто попытается выйти из башни. Заряжай!

Поехали!

— Орудие вышло из строя! Замок не открывается вообще! — закричал наводчик.

Если мы их видели, то и они нас тоже. Исход боя был вопросом секунд.

Наводчик отодвинулся. Я начал дергать замок. Не открывается. Он, наверное, замерз, так что нужно было просто сильнее его дергать. Я напряг все силы и дернул. Замок открылся!

Снаряд вошел в ствол. Наводчик закрутил механизмы.

— Быстрее! Быстрее!

Металлический лязг выстрела, короткий откат. Головной танк получил попадание! Открылся люк и танкист в кожаном шлеме попытался выскочить из танка. Несколько выстрелов из винтовок, и его тело безжизненно повисло на башне.

Еще два выстрела, и второй танк загорелся. Через секунду он взорвался и маленькие взрывы продолжались еще долго. Ни один из танков не успел ответить на наш огонь. Ни один танк не успел уйти.

Похожие книги из библиотеки

Образцовые броненосцы франции. Часть III. “Шарль Мартель”

В ряду броненосцев последнего десятилетия XIX века «Шарль-Мартэль», как писал «Моделист», шёл первым. Так, «Шарль-Мартэль» и стал тем символом, который в наибольшей степени ассоциировался у меня с понятием «неповторимый облик французских броненосцев».

Только совсем недавно стала проясняться следующая картина. Оказывается, корабли 3-й Республики в самой Франции были настолько не востребованы, что издатели опасаются издавать по ним книги. Максимум, на что можно рассчитывать, это статьи. Отсюда небольшой выбор авторов: Люк Ферон, Марк Сэбэн, Филип Карэс и Жерар Прэвото. Два исследования на одну узкую тему - вещь в принципе невозможная, тем более, что целенаправленно по этому периоду пишет только один автор - мсьё Ферон.

Мой интерес, сугубо частный, не мог не привести к желанию, чтобы у читателя, не знакомого с французским языком, также создавалось бы целостное представление о их кораблях 1-го ранга.

Военно-морское соперничество и конфликты 1919 — 1939

В предлагаемой книге рассматриваются события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной политике 1920-х и 1930-х годов.

Суть первой в том, что после Великой войны 1914?1918 гг. правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что в дальнейшем смогут решать споры между собой путем переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций, пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям руководства великих держав, за двадцать лет в мире про-изошли свыше тридцати военных конфликтов и локальных войн. Здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся пожар новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первой.

Обе эти тенденции подробно рассмотрены в данной книге на материале фактов, связанных с развитием и применением военно-морских флотов великих и второстепенных морских держав.

Боевое орименение МиГ-21 во Вьетнаме

В июле 1965 г. американцы впервые отметили применение севере Вьетнам цами зенитно-ракетных комплексов С-75, как стало известно позже, ЗРК обслуживались советскими расчетами. Новое средство ПВО оказалось эффективным оружием для борьбы с воздушными целями на средних и больших высотах. Американская авиация была вынуждена спустится к самой земле, где самолеты ВВС и ВМС США становились уязвимыми от атак истребителей МиГ-17 ВВС ДРВ. К концу года интенсивность воздушной войны резко обострилась, помимо МиГ-17 в воздухе стали появляться сверхзвуковые истребители МиГ-21Ф-13, оснащенные ракетным оружием класса воздух-воздух. В апреле 1966 г. на вооружении ВВС ДРВ поступили перехватчики МиГ-21 ПФ.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Три секрета. Беседы о практике пистолетной стрельбы

Искусство меткой стрельбы трудно передать словами, для этого надо быть одновременно и мастером стрельбы, и мастером слова.

Автор этой маленькой брошюры давно отошел от занятий стрелковым делом. Но его прошлый опыт стрелка-рекордсмена и методиста, в сочетании с умением занимательно и доступно изложить свой предмет, позволил ему успешно решить трудную задачу заочной популяризации мастерства пистолетной стрельбы в форме непринужденной, легкой беседы.

Офицеры, совершенствующиеся в стрельбе из пистолета, равно как и курсанты военных училищ и спортивно-стрелковый актив, несомненно, оценят работу Я. М. Каплунова как весьма полезное подспорье к Наставлению и другим официальным изданиям и как интересную и удачную попытку развития популярного жанра в нашей военной литературе.