Ляхде — прорыв!

Здесь наступала 123-я стрелковая дивизия полковника Ф. Ф. Алябушева при поддержке 91-го отдельного танкового батальона 20-й тяжелой танковой бригады и 112-го отдельного танкового батальона 35-й легкотанковой бригады.

Весь январь дивизия и бригада отрабатывали взаимодействие при штурме. Танкисты и пехота договорились об обозначении переднего края синими флажками — для того чтобы избежать открытия огня по своим — и предложили пехотинцам закатать левый рукав белых маскхалатов, чтобы отличать в бою свою пехоту от финской. Все моменты взаимодействия были увязаны настолько четко и было проведено столько учений, что все рвались в бой и были уверены в успехе.

В 08.40 утра 11 февраля 1940 года советская артиллерия (четыре артиллерийских полка) открыла ураганный огонь по финским позициям от озера Суммаярви до болота Мунасуо. Артподготовка длилась 2 часа 20 минут, и по силе была сравнима с артподготовками в битве при Вердене в Первую мировую войну. Только 24-й корпусной артиллерийский полк выпустил по финским позициям 14 769 снарядов.

В 11.00 в наступление на центральный ДОТ «Поппиус» двинулся 245-й стрелковый полк при поддержке 3-й роты 91-го отдельного тяжелого танкового батальона (командир роты Т-28 — старший лейтенант Хараборкин, командиры взводов Комлев, Мухин) и роты Т-26 (112-й отдельный танковый батальон 35-й легкотанковой бригады, командир роты — старший лейтенант Кулабухов). Танкисты прошли все препятствия и завязали бой на переднем крае финской обороны. Они стреляли из пушек и пулеметов по траншеям и оставшимся ДОТ в упор на кратчайших дистанциях. Т-26 Кулабухова быстро перевезли на бронесанях на высоту 65,5 стрелков 245-го стрелкового полка.

Т-28 на марше к исходным позициям для наступления. Кадр из кинохроники.

Т-28 на марше к исходным позициям для наступления. Кадр из кинохроники.

Воентехник 2-го ранга А. А. Саманцер, механик-водитель танка Т-28 старшего лейтенанта Хараборкина:

На старое место прибыл в 11.00. Здесь вытягивался тыл цистерны с горючим уже были на дороге. В моем распоряжении было времени целый час. Я дозаправил машину и тронулся в догонку. В 11.30 я уже был на исходных позициях. О прибытии доложил командиру 3-й роты.

В этот день артподготовка началась в 08.00. Это была… нисколько не похожая подготовка на причине по силе огня.

Выстрел от выстрела отличить нельзя было. В воздухе было сплошное жужжание снарядов казалось, что пчелиный рой постоянно жужжит в воздухе. Когда я в 11.00 приехал на исходные позиции мне было жутко. Было хорошо видно как на высоте 65,5 песок и деревья все мешалось вместе и кипело точно в котле вода. То зрелище было похоже на извержение вулкана. Не было ни одного места, где только я мог видеть нетронутого снарядом. Я уже говорил что артподготовка началась в 08.00 и окончилась только в 12.30.

В 12.20 танки уже прошли нашу пехоту. Я вел машину командира 3-й роты старшего лейтенанта Хараборкина. Как только мы прошли, пехота тронулась за нами, а артиллерия еще не прекращала бомбить передний край укрепления противника лишь только когда мы подошли к надолбам и значительная часть танков прошла через надолбы командир роты старший лейтенант Хараборкин дал красную ракету и артиллерия перенесла огонь в глубь обороны противника. Пехота следовала не отрываясь от танков. Это была замечательная пехота 245 и 272 сп. 245 сп шел в первом эшелоне 272 сп. В окопах противника не оказалось ни одного фина. Надолбы 1-е заняты окопы тоже. Вот мы прошли вторые надолбы пехота следует за нами. На долю командира 3-й роты cm. лейтенанта Кошанова оказалась блокировка центрального дот. Я подъехал к дот и закрыл амбразуру, а наша пехота уже забралась на дот и требовала сдачу гарнизона. От туда видимо не последовал ответ. И тут же подоспевшие саперы начали закладывать под дот тол. Его было мало. К нашему танку подполз один пехотинец и стучал прикладом о танк. Я услышал это и спросил кто стучит. Мне последовал ответ: не хватает тола танкисты выручайте. Я передал это командиру роты cm. лейтенанту Хараборкину. Он по радио передал привезти тол. На командном пункте 123 сд был наш командир батальона. Он сидел у дежурной радиостанции и получил нашу радиограмму немедленно выслал на прицепе за танком тол.

Дудко Федор Михайлович. Герой Советского Союза (по указу от 21.3.1940, посмертно). Воентехник 1-го ранга, помощник командира роты по технической части 91-го отдельного танкового батальона 20-й <a href='https://arsenal-info.ru/b/book/1523244298/21' target='_self'>танковой бригады</a>. Кадровый танкист-рационализатор, в декабре 1939 года обучил большое количество механиков-водителей преодолению препятствий. До войны награжден орденом «Знак Почета». Принимал активное участие в эвакуации и восстановлении подбитых танков своего батальона на протяжении всех боев в декабре и январе. Тяжело ранен в бою 11 февраля 1940 года — снаряд пробил лобовую броню танка. Несмотря на ранение, Дудко продолжал управлять газом своего Т-28. После нескольких пулевых ранений вынесен с поля боя товарищами. Скончался в тот же день. Похоронен на южном въезде в Выборг со стороны Санкт-Петербурга.

Дудко Федор Михайлович. Герой Советского Союза (по указу от 21.3.1940, посмертно). Воентехник 1-го ранга, помощник командира роты по технической части 91-го отдельного танкового батальона 20-й танковой бригады. Кадровый танкист-рационализатор, в декабре 1939 года обучил большое количество механиков-водителей преодолению препятствий. До войны награжден орденом «Знак Почета». Принимал активное участие в эвакуации и восстановлении подбитых танков своего батальона на протяжении всех боев в декабре и январе. Тяжело ранен в бою 11 февраля 1940 года — снаряд пробил лобовую броню танка. Несмотря на ранение, Дудко продолжал управлять газом своего Т-28. После нескольких пулевых ранений вынесен с поля боя товарищами. Скончался в тот же день. Похоронен на южном въезде в Выборг со стороны Санкт-Петербурга.

Уже в 12.24 на руинах ДОТ «Поппиус» было поднято красное знамя. Это вызвало ликование в штабе 123-й дивизии и еще больше воодушевило танкистов и пехоту.

В роте Хараборкина четыре танка получили повреждения, причем два танка были выведены из строя. Погиб один радист в экипаже младшего лейтенанта Кирейчикова. Погиб прославленный и всеми любимый воентехник Дудко.

Рота лейтенанта Мальма, оборонявшая район ДОТ № 4 «Поппиус», не сумела ничего противопоставить хорошо спланированному удару стрелкового полка при поддержке средних и легких танков. До этого батальон

Линдемана находился в секторе Меркки, где заболоченная местность не позволяла массово использовать танки. Вид нескольких десятков советских машин поверг солдат роты в шок. Тем не менее солдаты роты оказали огневое сопротивление. К концу дня от роты осталось 16 солдат из 100.

В бою 11 февраля 1940 года финские пехотные части потеряли все противотанковые орудия и были вынуждены отступить на вторую линию обороны под защиту противотанкового рва циклопических размеров. 12 февраля 1940 года финнам удалось отбить все атаки советских танкистов и пехоты, но 13 февраля советские танкисты сказали свое решающее слово и прорвали вторую линию обороны.

Финский ветеран Ниило Ниилес из 2-го батальона 13-го пехотного полка так описал бой против Т-28 и Т-26 и их новую тактику:

Ночь с 12 на 13 февраля была звездная и морозная, температура опустилась до -25 и -30 градусов. Зубы стучат, из-за риска заболеть мы не разговариваем. Холодно, но никто не жалуется. За каждой ночью всегда наступает рассвет. Впереди уже что-то можно разглядеть. Мы на передовой, перед нами заграждение из колючей проволоки и далее — широкий противотанковый ров.

На краю рва видно какое-то движение. Оттуда идет дым и начинают слышаться взрывы.

То есть противник уже у рва и взрывает его стены, чтобы танки смогли его пройти. У нас нет вообще никаких противотанковых средств. На краю рва видны фигуры в белых маскхалатах, передвигаются на удивление беспечно. До рва около 400 метров и у нас появляется работа. Ребята целятся и открывают огонь. Видно, как то один, то другой у рва спотыкаются и падают. Открывают огонь наши пулеметы. За рвом появляются танки противника. Одно чудовище, достаточно большое, ведет огонь из пушки и пулеметов. Вокруг запели пули и осколки. Пока он далеко за рвом. Посмотрим, пойдет ли он через ров и перейдет ли его? Донесение о появлении танков противника отправлено в роту.

Что мы, пехотинцы, будем делать без противотанковых средств?

Большой танк начал движение ко рву. Перешел через ров. Да, подорвали, значит, стены рва, и сделали проход. Становится также ясно, что на нашем участке вообще нет противотанковых пушек. Были бы, уже заговорили бы.

Танк идет прямо на нас, все время стреляя из пушек и пулеметов так, что на брустверах наших окопов дымка из песка и снега. Снаряды пока ложатся с перелетом. Танк подходит к забору из колючей проволоки. Столбы ломаются под ним, как спички. Медленно, но верно он идет на нас, даже в снегу глубиной в полтора метра.

Теперь за ним изо рва в том же месте появляются колонной танки поменьше, но дальше не идут. Но этот первый, большой, идет прямо на опорный пункт четвертого отделения. Прямо на меня.

Где гранаты и бутылки с зажигательной смесью? — Несут. Их же по две в каждом взводе. Противотанкист добрался по траншее ко мне и начинается ожидание. Пойдет ли он через траншею и где пойдет? Идет, идет, прямо к нам. Танки поменьше заходят слева и справа. Я вижу все это за какую-то долю секунды, на которую осмеливаюсь поднять голову из траншеи.

Он уже в 60–70 метрах от нас. Все наши вжались в стены и дно траншеи.

Было странно находиться так близко к бронированному чудовищу в таком жалком убежище. Должен признать — на какое-то время меня охватило чувство безнадежности и неуверенности. Наверное, это можно назвать и страхом. Однако я сумел с ним справиться.

Начался ужасный грохот. Этот большой танк вообще дальше не пошел, а остановился в 50 метрах от траншеи. Один снаряд за другим начали взрываться на бруствере траншеи. Песчаная траншея начала осыпаться. В то же самое время пулеметные очереди из танка прошивали бруствер и прижимали к дну траншеи любого, который хоть чуть-чуть пытался приподняться.

Слева еще один танк начал такую же обработку траншеи. Вой и свист осколков, взрывы и звуки выстрелов. Ужасный грохот разрывает барабанные перепонки. Обстрел траншеи с близкого расстояния возымел свое действие, траншея исчезает на глазах. В ней уже не укроешься. Я отправляюсь спросить, можно ли сдвинуться влево. Получаю ответ — да, можно сдвинуться влево с самого опасного места. Какое же место здесь самое опасное? Здесь везде ужасно.

Справа кричат, зовут санитара. Раненых много. Появляются мои ребята, ползут по дну почти сровненной с землей траншеи. Спрашивают, можно ли переместиться в опорный пункт второго отделения. Разрешаю.

В этот момент большой танк начинает движение и переваливает через траншею правее нас. В момент перехода танк сеет смерть из всего бортового вооружения вдоль траншеи налево и направо. Адский грохот. Он отходит от траншеи на безопасное расстояние и останавливается, его место перед нами занимает следующий.

Это корыто наделало бед при переходе траншеи. Справа появляются наши, целые и раненные. Вот младший сержант Арттури Мякела, нога полностью размозжена. Я советую ему ползти левее, там есть санитары. Становится жаль бедолагу, моего соседа и друга, но помочь ничем не могу. За ним появляются такие же.

И все это время десятки танков изрыгают на нас огонь и смерть. Уже много танков перевалило через траншею. Они как бы выстроились в два ряда с двух сторон траншеи и начали ее сравнивать с землей также и с тыла.

Связь с соседней ротой справа прервалась. Танки перекрыли путь к отходу в тыл. Нельзя требовать от противотанкистов атаковать танки в метровом снегу — танки друг друга хорошо прикрывают.

Таким образом советские танки и пехота прорвали финские позиции на второй линии обороны 13 февраля 1940 года и устремились к финнам в тыл.

Здесь танкисты капитана Архипова из 112-го отдельного танкового батальона застали финских артиллеристов 2-го тяжелого артиллерийского дивизиона врасплох и захватили все 11 орудий дивизиона. 36 финских артиллеристов заперлись в блиндаже, отказались сдаться и были погребены заживо в своем подземном доме советскими саперами.

12 февраля командующий 7-й Армией Мерецков перебросил к месту прорыва 13-ю легкотанковую бригаду, а за ней и 1-ю легкотанковую бригаду с 15-й стрелково-пулеметной бригадой. Казалось, что советские части вырвались на оперативный простор и настало время для танкового рейда в глубокий вражеский тыл, на Выборг! Однако сопротивление финнов еще не было сломлено, и впереди предстояли тяжелые бои на Промежуточной линии обороны и за ней.

Ляхде — прорыв!
Ляхде — прорыв!
Ляхде — прорыв!
Ляхде — прорыв!
Ляхде — прорыв!
Ляхде — прорыв!

Похожие книги из библиотеки

SB2C Helldiver

Кертисс SB2C «Хеллдайвер» был, в лучшем случае, обычным пикирующим бомбардировщиком. В худших своих проявлениях он заслужил ряд нелестных прозвищ, среди которых были: «Большая хвостатая тварь» (Big Tailed Beast), обычно сокращавшееся до просто «Тварь», «Сукин сын 2-го класса» (Son-of-a-Bitch 2nd Class) и другие, более грубые. Причины всеобщей ненависти к этой машине заключались вовсе не в неумении Кертисс и её главного конструктора Рея Блейлока проектировать самолёты. Источником всех бед были первоначальная спецификация (техническое задание) ВМС США, упрямая настойчивость флота по запуску «Твари» в серийное производство и, к несчастью, начавшаяся Вторая Мировая война.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании (собранные схемы на разворотах), подписи к иллюстрациям текстом.

Тяжелый танк «Королевский тигр»

В августе 1942 года Управление вооружений сухопутных войск (Heereswaffenamt) вермахта разработало тактико-техническое задание на тяжелый танк, призванный в перспективе заменить недавно запущенный в производство «Тигр» — Pz.VI Ausf.E. На новой машине предполагалось использовать сконструированную в 1941 году фирмой Krupp 88-мм пушку с длиной ствола в 71 калибр. Осенью 1942 года к проектированию танка приступили фирма Henschel и конструкторское бюро Фердинанда Порше, вновь вступившего в соревнование с Эрвином Адерсом.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Броневой щит Сталина. История советского танка (1937-1943)

Война 1939-1945 гг стала наиболее тяжелым испытанием для всего человечества, так как в нее были вовлечены почти все страны мира. Это была битва титанов – ют самый уникальный период, о котором спорили теоретики в начале 1930-х и в ходе которого танки применялись в больших количествах практически всеми воюющими сторонами. В это время проходила "проверка на вшивость" и глубокое реформирование первых теорий применения танковых войск. И именно советские танковые войска все это затронуто в наибольшей степени.Большинство немецких солдат, воевавших на Восточном фронте, неизменно называли три вещи, запомнившиеся им в ходе войны, – русские просторы, лютый мороз и массы советских танков. О танке Т-34 вспоминают и многие немецкие генералы, называя его "шедевром мирового танкостроения".Как, когда и почему родились те самые танки, что стали символом прошедшей войны, становым хребтом советских бронетанковых войск? Кто и в каких условиях создавал их? Каким образом СССР, потерявший большую часть своих европейских территорий и с трудом набиравший танки для обороны Москвы, смог уже в 1943 г выпустить на поля боев мощные танковые соединения?На эти вопросы призвана дать ответ эта книга, повествующая о развитии советских танков "в дни испытаний", с 1937-го по начало 1943 г. При написании книги использованы материалы архивов России и частных коллекций танкостроителей.

Т-90 Первый серийный российский танк

Начиная рассказ о Т-90, гордости российского танкостроения, было бы несправедливо обойти вниманием людей, благодаря труду которых танк был создан и серийно производится в настоящее время. Это коллектив Государственного унитарного предприятия Производственное объединение «Уралвагонзавод» (ГУП ПО УВЗ). В октябре 2001 г. завод отметил свое 65-летие и 60-летие начала выпуска на нем танков.

Новая страница в истории отечественного танкостроения, вписанная коллективом УВЗ, - танк Т-90. Он создан на основе тщательного изучения и осмысления практики применения танков в реальных условиях современного боя, с учетом многолетнего опыта войсковой эксплуатации танков типа Т-72 в различных странах мира, а также результатов многолетних интенсивных испытаний в самых жестких условиях. По совокупности боевых и технических характеристик Т-90 не только не уступают лучшим танкам других стран, но и по многим параметрам превосходят их.