Меркки и Таасионламмет

В январе танки бригады были приданы стрелковым дивизиям в центре Карельского перешейка следующим образом:

• 161-й отдельный танковый батальон в составе 36 Т-26 придан 136-й стрелковой дивизии и готовится к штурму финской обороны в районе Ойнала.

• 155-й отдельный танковый батальон в составе 25 Т-26 придан поротно 7, 168, 274-му стрелковым полкам 24-й стрелковой дивизии.

• 157-й отдельный танковый батальон в составе 33 Т-26 придан 274-му и 168-му стрелковым полкам.

• 160-й отдельный танковый батальон в составе 26 Т-26 придан 286-му стрелковому полку.

• 236-й отдельный разведывательный батальон в составе 18 БТ и 10 бронемашин придан 173-му стрелковому полку.

• 43-я отдельная рота боевого обеспечения (огнеметные танки) придана 286-му и 173-му стрелковым полкам. Всего задействовано 5 ЛХТ-133 и 1 ХТ-26.

• В каждом стрелковом полку организовано по три блокировочных группы, по одной на батальон. В состав блокировочных групп входят: пушечный Т-26 — одна машина, пулеметный Т-26 — одна машина, огнеметный танк — одна машина.

Экранированный огнеметный ОТ-134. По такому же принципу дополнительные экраны устанавливались и на ОТ-133 (АСКМ).

Экранированный огнеметный ОТ-134. По такому же принципу дополнительные экраны устанавливались и на ОТ-133 (АСКМ).

Уже 10 февраля, в рамках подготовки генерального наступления, один ЛXT-133 совместно с пехотой двинулся на блокировку огневых точек на высоте «Боб». Однако танк своей пехотой поддержан не был, вел огонь с места, а на обратном пути с фронта вечером свалился в воронку и в ней застрял. Выяснился неприятный недостаток танка: в темноте механик-водитель практически ничего не видел и мог вести танк только по сигналам командира машины. Командир же был вынужден наблюдать за полем боя в открытый башенный люк под огнем противника.

11 февраля 1940 года, после артиллерийской подготовки, танки двинулись в атаку совместно с пехотой. 1-я рота 160-го отдельного танкового батальона атаковала финские позиции совместно с 7-й ротой 286-го стрелкового полка в направлении высоты «Боб» в 800 метрах западнее высоты 44,8. В результате атаки 2 танка застряли в глубоком снегу, 3 танка продолжили движение и, пройдя 150 метров, дальше двигаться не смогли в связи с огромным количеством воронок от снарядов. Один танк был подбит, один застрял в воронке. В бою погиб капитан Антон Антонович Ковальчук, два младших командира и три рядовых. Четыре танкиста были ранены.

155-й отдельный танковый батальон атаковал финские позиции на болоте Суури-суо у озер Таасионламмет совместно с 168-м и 274-м стрелковыми полками. К 18.00 танки вышли к проволочному заграждению и дальше не смогли двигаться из-за медленного продвижения стрелковых рот. 4 танка застряли в болоте Суури-суо. Выйти на край высоты и занять финский опорный пункт удалось только Т-26 механика-водителя Сиволапа и еще трем машинам.

2-я рота 157-го отдельного танкового батальона атаковала финские позиции у железной дороги совместно с 173-м стрелковым полком. 2 танка подорвались на минах в завалах, остальные двигаться не смогли из-за глубокого снега. 1 танкист погиб, 3 были ранены.

Во второй половине дня 160-й отдельный танковый батальон снова пошел в бой. На этот раз финны открыли огонь из противотанковой пушки и подбили 4 танка. 1 танкист погиб, 9 были ранены.

12 февраля на участке 173-го стрелкового полка в бой пошли 3 огнеметных танка ЛXT-133. Один из них был экранированный. Под огнем противотанковой артиллерии противника танки произвели успешное огнеметание по траншеям противника. Как отмечается в отчете танкистов-огнеметчиков: «эффект огнемета в радиусе его действия парализовал все средства противника и высоко поднял моральный дух нашей пехоты. Этот положительный момент общевойсковыми начальниками использован не был. Он для них был неожиданным. Пехота не была поднята».

Экранированный танк получил 2 прямых попадания ПТО в лобовую часть, повреждений не было. Также танк получил 4 попадания в башню, был пробит только левый передний боковой щиток. При этом был сорван щиток электрооборудования химической аппаратуры и лопнул кронштейн поворотного механизма.

12 февраля 286-му стрелковому полку были приданы 4 танка БХМ. Задачей 1-го огнеметного взвода было поджечь завалы, чтобы сдетонировали мины, задачей 2-го взвода было выжечь финскую пехоту из траншей. Огнеметчиков в этот день на участке 286-го полка постигла неудача — сырые деревья в завалах не загорелись, а один огнеметный танк налетел на мину. Командир машины Иванов и механик-водитель Расуев оборонялись в подорванном танке 13 часов, после чего экипаж и машина были эвакуированы. Всего финны сумели подбить 6 танков, 4 танка подорвались на минах. 2 танкиста погибли, 11 было ранено.

В боевых порядках 157-го отдельного танкового батальона был применен саперный танк для преодоления препятствий, однако этот спецтанк подорвался на мине.

Вечером 12 февраля один из работников штаба полка выслал комбригу Вершинину, начальнику бронетанковых войск 7-й Армии, письмо следующего содержания:

Высылаю сводки за II и 12 февраля. Действия всех частей в ходе боя резко менялись и предыдущие договоренности с пехотой и артиллерией временами нарушались. Хуже всех работал батальон Осипова. Выправлялось это дело на месте. Экипажи задачи знали. Все же потери танков были результатом плохой разведки и недоговоренностью с пехотой и артиллерией.

13 февраля 1940 года штурм финских позиций продолжился. 155-й батальон на озерах Таасионламмет потерял 3 танка подбитыми противотанковыми пушками и 1 танк подбитым противотанковым ружьем «Бойс».

157-й отдельный танковый батальон потерял 5 танков подбитыми противотанковыми пушками, и 1 танк подорвался на мине.

13 февраля финнам удалось наконец подбить экранированный огнеметный танк ЛXT-133 — он снова выдержал попадания в лобовую часть, но снаряд, попавший в неэкранированную часть в борт за первой осью, разбил ему коробку передач, и танк вышел из строя.

15 февраля финские части начали отход на Промежуточную оборонительную линию.

Похожие книги из библиотеки

Танковая мощь СССР часть I Увертюра

Полная история создания, совершенствования и боевого применения советского танка – с 1919 года, когда было принято решение о производстве первого из них, и до смерти Сталина. Первое издание 3-томной «Истории советского танка» Михаила Свирина стало настоящим событием в военно-исторической литературе, одним из главных бестселлеров жанра. Для нового, расширенного и исправленного и окончательного издания, фактически закрывающего тему, автор радикально переработал и дополнил свой труд эксклюзивными материалами и фотографиями из только что рассекреченных архивов.

Боевые операции Люфтваффе: взлет и падение гитлеровской авиации

The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Средний танк «Центурион»

В 1943 году британский генеральный штаб разработал тактико-технические требования к крейсерскому танку, способному бороться с новейшими представителями немецкого бронированного «зверинца». Толщина лобовой брони перспективной машины задавалась не менее 5 дюймов (125 мм) и определялась пробивной способностью снаряда 88-мм немецкой пушки. Толщина бортов должна была составлять 60% от лобовой брони. Предполагалось, что форма днища корпуса уменьшит поражающее действие противотанковых мин. Ходовую часть планировалось прикрыть фальшбортами для защиты от фаустпатронов. Кроме того, конструкторам предписывалось установить бензиновый двигатель «Метеор» — танковый вариант знаменитого авиационного мотора «Мерлин», которым оснащались легендарные «спитфайры». Танковая пушка в обязательном порядке должна была поражать «тигры», а в боекомплект— входить бронебойные подкалиберные снаряды. Подвижности машины на пересеченной местности придавалось большее значение, чем достижению высокой скорости движения по шоссе.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Тяжелые крейсера типа “Адмирал Хиппер”

Появление в германском флоте тяжелых крейсеров типа «Адмирал Хиппер» само по себе является интересной историей, показывающей, насколько причудливо могут изменяться морские доктрины, следуя иногда не вполне ясной на первый взгляд логике. Многие особенности кораблей этого типа, как удачные, так и неудачные, явились следствием не достижений или ошибок проектировщиков, а требований морской политики.