3. Сомнения адмирала

Есть основание полагать, что отказ от шанса выйти на проект отечественного дредноута во многом остается на ответственности самой авторитарной и амбициозной фигуры в министерской верхушке — председателя МТК вице-адмирала Ф.В. Дубасова. О его подвигах на ниве рутины уже говорилось (Мельников P.M., Эскадренные миноносцы класса "Доброволец" СПб., 1999. С. 50). Чиновник в адмиральских эполетах (кем адмирал оказался на посту председателя МТК), сумевший не оценить революционной роли подводных лодок, торпедных катеров и турбинных двигателей, Ф.В. Дубасов с таким же олимпийским безразличием мог отвернуться и от идеи дредноута.

И дело пошло по привычной накатанной колее сложившихся за 20 лет рутинных порядков. Бесконечные и множественные изменения решений, перекройки проектов без существенной реально видимой необходимости, бесчисленные переделки на строящихся кораблях — месячные задержки МТК с рассмотрением предоставлявшихся ему на утверждение рабочих чертежей — весь ком этих подчас непостижимых предцусимских неурядиц во всей своей неприглядности повторялся и при создании новых кораблей. И все это происходило на базе отставших на эпоху проектов.

Итак, уверенно оставив в стороне путь, который мог привести к "дредноуту", участники совещания начали по порядку перебирать имеющиеся варианты проекта броненосца новой программы. Ближайший вариант— воспроизведение всесторонне отработанного типа броненосца "Бородино" — пришлось сразу признать неприемлемым. Виной тому была выявившаяся огромная перегрузка, достигавшая 600 т. При сохранении в этом проекте (водоизмещение по первоначальному чертежу 13516 т) всех его характеристик и в особенности осадки 26 футов (7,93 м), водоизмещение пришлось бы увеличить до 15 330 т. А это было почти на 1800 т больше, чем предполагалось для типа "Бородино".

На этом же совещании в МТК 17 января 1903 г. было признано, что "пересоставление" проекта с целью создания "улучшенного" типа "Бородино", вылилось бы фактически в составление нового проекта с такими же расходами времени. В то же время такой "пересоставленный" проект не сможет обеспечить той боевой мощи, какая будет возможна в проекте, разработанном заново. Такой корабль, заведомо уступающий более мощным иностранным представителям этого класса, останется единичным экземпляром и поэтому расходы на его создание будут явно неоправданными.

Эту не вполне внятно изложенную и, видимо, чуть позднее соединенную с протоколом заседания инженеров докладную записку вице-адмирал Ф.В. Дубасов представил начальнику ГМШ 17 января 1903 г. Адмирал явно не успел определить свою позицию относительно выбора пути создания перспективного линейного корабля новой программы. Пытаясь проявить широту взгляда, он к этой же докладной записке добавил, что вышеизложенные соображения по отношению типа "Бородино" для Балтийского флота Совещанием полностью применены и к типу "Князь Потемкин-Таврический" по отношению Черного моря". Это означало, что для обоих флотов предполагалось создать единый тип корабля. Такая широта подхода вновь возрождала надежду на выбор единственного современного типа — дредноута.

Об этом, казалось бы, с определенностью говорил заключительный вывод того же Совещания МТК от 17 января 1903 г. Собравшиеся предлагали: для реализации кредита, выделенного на судостроение в 1903 г., "следует теперь же приступить к строению в С-Пб порту к составлению нового проекта линейного броненосца для Черного и Балтийского морей, причем для такого проекта должны быть даны задания, а затем заложить на верфях Балтийских и Черноморских по два проектированных броненосца". Как видно, об усовершенствования имевшихся новейших броненосцев — "Бородино" на Балтике, "Князя Потемкина Таврического" на Черном море — речи не было. Новые корабли предполагалось создать неизмеримо мощнее этих прототипов. Так следовало из логики записки Ф.В. Дубасова, так следовало из характера совершившегося мирового прогресса. Ведь заложенные в 1902 г. серийные английские броненосцы типа "Кинг Эдвард VII" (с их 4 305-мм, 4 234-мм орудиями в башнях и 152-мм в батарее), как и проектировавшийся в том же году "Лорд Нельсон" (14 орудий калибром 305–234 мм в башнях) видимым образом приближались к явившемуся через два года "Дредноуту".

Один из первых эскизных проектов дредноута для Японского флота. 1902 г.

Один из первых эскизных проектов дредноута для Японского флота. 1902 г.

Недалек был от него и заканчивавшийся в 1902 г. японский броненосец "Микаса", проектом которого в начале предполагалось вооружение из 4 305-мм, 4 254-мм и 14 152-мм орудий. Следующим, вполне предвиденным шагом в развитии этого типа должен был стать заложенный в 1904 г. "Катори". При водоизмещении 16 400 т он имел вооружение из 4 305-мм, 4 254-мм башенных и 12 152-мм казематных орудий и вместо контрактной 18,5 уз скорости достиг на испытаниях (имея котлы Никлосса) 20,22 уз. И предполагая строить корабль, "отвечающий всем современным требованиям", а также обладающий значительными преимуществами по сравнению с проектами, принятыми в других флотах, нельзя было не стремиться во всем превзойти названные (могли быть и другие) образцы мирового судостроения. Такой путь давал большие шансы прийти к типу "Дредноута". И это, казалось бы, вот-вот должно было произойти. Но адмирал Ф.В. Дубасов, оставив все свои сомнения, уже окончательно, как вдруг выяснилось, присоединился к решению в пользу рутины.

Похожие книги из библиотеки

"Слава". Последний броненосец эпохи доцусимского судостроения. (1901-1917)

Линейный корабль «Слава» был последним, пятым кораблем из самой большой серии броненосных линейных кораблей типа «Бородино», когда-либо строившихся на отечественных верфях.

«Слава» отстал с достройкой и не погиб при Цусиме, как его старшие собратья. Первые боевые залпы «Славы " были…по мятежным батареям Свеаборга. "Слава" был построен по переработанному инженером Скворцовым французскому проекту броненосца "Цесаревич". Вместе, два старых броненосца защищали Рижский залив от кайзеровского флота в 1915 и в 1917 годах. "Слава" доблестно бился и с погодками-броненосцами и с новейшими дредноутами. В годы первой мировой войны "Слава" стал самым знаменитым кораблем Балтийского флота.

В Советском Военно-морском флоте название "Слава" носили легкий крейсер (бывший "Молотов") и ракетный крейсер, переименованный в последствии в "Москву".

Для широкого круга читателей, интересующихся военной историей.

Эскадренные миноносцы класса Доброволец

Безвозвратно ушедшие от нас корабли и их, уже все покинувшие этот мир, люди остаются с нами не только вошедшими в историю судьбами, но и уроками, о которых следует многократно задумываться. Продолжавшаяся ничтожно короткий исторический срок – каких- то 10 с небольшим лет, активная служба “добровольцев” оказалась, как мы могли увидеть, насыщена огромной мудростью уроков прошлого. Тех самых уроков, которые упорно отказывалось видеть 300-летнее российское самодержавие, и, что особенно удивительно, не хотят видеть и современные его перестроечные поклонники и радетели.

Броненосные крейсера типа “Адмирал Макаров”. 1906-1925 гг.

Данная книга является продолжением книги автора “Броненосный крейсер “Баян”” (С-Пб. 2005 г.) и посвящена однотипным кораблям “Адмирал Макаров”, “Баян” и “Паллада”.

Все три корабля участвовали в первой мировой войне, а один из них — “Паллада” погиб от торпеды подводной лодки в октябре 1914 г. В книге описываются строительство, предвоенная служба, операции первой мировой войны, в которых участвовали эти корабли.

Для широкого круга читателей, интересующихся военной историей.

Первые русские миноносцы

История первых специализированных судов — носителей торпедного оружия российского флота.

Прим. OCR: В приложениях ряд описаний даны в старой орфографии (точнее её имитации).