13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Первая серия атомных зарядов типа РДС-1 в количестве 5 единиц была заложена на хранение в КБ-11 уже в 1950 г. Начало ядерному арсеналу Советского Союза было положено здесь!

Первым атомным оружием подводных лодок стала торпеда Т-5, затем ракета Р-11 ФМ и крылатая ракета. Первой баллистической ракетой с термоядерным зарядом для подводных лодок была Р-13, а с подводным стартом — ракета Р-21. Все эти оружейные комплексы были оснащены зарядами, испытанными и отработанными к тому времени в КБ-11.

В 1953 г. Министерство обороны ставит в ЦК КПСС вопрос о необходимости создания системы противоракетной обороны (ПРО). Специалисты КБ-11 Н.А. Дмитриев, В.Н. Родигин, Д.А. Франк-Каменецкий в 1954 г. показали, что лучший способ защиты от ядерного оружия противника — высотный ядерный взрыв. Зенитная ракета с атомным зарядом (Б.Д. Бондаренко) и автоматикой подрыва (Г.Н. Дмитриев, В.А. Грубов с сотрудниками) разработки КБ-11 была испытана в 1957 г. Компоновка же заряда и автоматики проводилась КБ-25 (Н.Л. Духов, А.А. Бриш с сотрудниками).

В 1954 г. для высшего руководства страны Малышевым, Ванниковым, Хруничевым, Курчатовым, Харитоном и Лаврентьевым был подготовлен документ «Атомное оружие для тактических целей». Фактически этот документ содержал не только обоснование необходимости, но и изложение программы разработки тактических ядерных боеприпасов, включая артиллерийские. Работа в данном направлении реализовалась в 1956 г. проведением успешного испытания на Семипалатинском полигоне. Руководил полигонным испытанием Е.А. Негин.

Опыт работы с зарядами различной мощности обогащался, росла и уверенность в их надежности. Еще в ноябре 1948 г. Я.Б. Зельдович и В.А. Цукерман, на год раньше, чем в США, предложили новый принцип нейтронного инициирования — внешний источник нейтронов, входящий в состав автоматики бомбы, который позволял в полтора раза повысить мощность ЯЗ, а самое главное — повысить надежность и безопасность Я.З. Многим в то время эта идея казалась технически неосуществимой. На основе новых принципов конструирования 1953 г. были созданы новые тактические бомбы малой мощности. В сентябре-октябре 1954 г. прошли полигонные испытания четырех таких бомб. Причем один взрыв был произведен при ударе о землю от контакта датчиков. Испытания прошли успешно.

Переход к использованию внешнего источника нейтронного инициирования радикально повысил степень ядерной взрывобезопасности и на несколько порядков уменьшил вероятность возникновения ядерного взрыва в условиях аварии.

23 октября 1954 г. на Семипалатинском полигоне были проведены воздушные испытания «изделия» РДС-3 «И». Его мощность составила 62 килотонны, что практически в полтора раза больше, чем энерговыделение аналогичного «изделия» с нейтронным запалом, то есть со старой системой инициирования. Новая система нейтронного инициирования, предложенная Я.Б. Зельдовичем и В.А. Цукерманом, получила широкое распространение, открыла новые возможности для дальнейшего повышения удельной мощности зарядов и улучшения их эксплуатационных характеристик. 22 января 1955 г. СМ СССР утвердил план производства атомных и термоядерных бомб, а также атомных зарядов к ракетам Р-5М в количестве 158 штук (из них термоядерных бомб — 8 штук) /7, с. 304/.

В 1955 г. по предложению А.И. Павловского в КБ-11 начались исследования по созданию безжелезных бетатронов для рентгенографирования быстропротекающих процессов. Реализация идей А.И. Павловского и его школы сразу же вывела КБ-11 на новый уровень развития ускорительной техники, а созданные установки востребованы по сей день и являются мощным инструментом поддержания ядерного арсенала нашей страны.

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Александр Иванович Павловский

(1927-1993),

выдающийся ученый, основатель школы сильноточных ускорителей и генераторов сверхмощных импульсных магнитных полей, академик РАН, заместитель научного руководителя, начальник ядерно-физического отделения КБ-11 (ВНИИЭФ), Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и четырех Государственных премий

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Самвел Григорьевич Кочарянц

(1909-1993),

выдающийся конструктор, ведущий разработчик первых атомных и термоядерных боеприпасов и ракетно-ядерного оснащения, главный конструктор ядерных боеприпасов (1959-1990), дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и четырех Государственных премий

* * * 

Программа ядерно-физических исследований, необходимая для создания первых термоядерных зарядов, во многом послужила основой для развития в дальнейшем ядерной физики в СССР.

При обосновании характеристик РДС-37 впервые использовались результаты численных расчетов, проведенных на отечественной электронно-вычислительной машине «Стрела» по разработанным нашими учеными программам. Появление в ОПМ Математического института АН СССР в 1954 г. первых образцов ЭВМ «Стрела» с производительностью 2000 операций в секунду (норма математика-вычислителя на «Мерседесе» — 800 операций за рабочий день) ознаменовало начало новой эпохи в области вычислительной математики, а физики-теоретики получили новый инструмент для проведения численных экспериментов с конструкциями термоядерных зарядов.

Первые образцы отечественных ЭВМ поступили в КБ-11 в 1956 г. Уже в середине 1956 г. была изготовлена ЭВМ М-20 с производительностью 20000 операций в секунду, т.е. с производительностью, превосходящую на порядок ЭВМ «Стрела». В том же году запущено серийное производство М-20 /7, с. 494/, а в КБ-11 начало строиться здание на площадке 21 для размещения этих машин.

В утвержденном министром СМ 13.04.55 плане работ КБ-11 на 1955 г. значились ОКР и НИР по разработке пяти ядерных и термоядерных зарядов и восьми боевых частей, и это кроме РДС-37 /7, с. 336/.

Важным направлением работ КБ-11 в 1954 и 1955 гг. являлось участие в отработке первой ракеты средней дальности Р-5М с отделяемой ГЧ. Успешные зачетные испытания этой ракеты (дальность 1200 км) с подрывом ядерного заряда мощностью 0,3 кг в районе Аральска состоялись 2 февраля 1956 г. (от КБ-11 работами руководили С.Г. Кочарянц и Е.А. Негин). Первая ядерная боевая часть с атомным зарядом типа РДС-4 принята на вооружение в составе ракеты Р-5М в 1956 г.

Начало ракетно-ядерному щиту нашей страны было положено.

К 1955 г. «объект» покинули три академика (Н.Н. Боголюбов, И.Е. Тамм и М.А. Лаврентьев), три члена-корреспондента (А.Н. Илюшин, Н.Л. Духов, и К.И. Щёлкин), семь докторов наук ( В.И. Алферов, В.К. Бобылев, Е.И. Забабахин, Г.Н. Флеров, А.Ф. Беляев, Е.К. Завойский, Ю.Я. Померанчук) и 15 кандидатов наук.

В конце 1955 г. на «объекте» работали 2 академика (Ю.Б. Харитон и А.Д. Сахаров), 2 члена-корреспондента (Я.Б. Зельдович и Л.А. Галин), пять докторов наук (Л.В. Альтшулер, В.А. Давиденко, Ю.А. Зысин, В.А. Цукерман и по совместительству К.А. Семендяев), 32 кандидата наук, 1032 инженера и 868 техников.

Научных сотрудников на «объекте» числилось 110 человек. Всего в КБ-11 работало 10549 человек, из них с высшим образованием 1142 сотрудника, 1011 — со средним специальным и 501 — со средним, остальные 7829 работников имели неполное среднее образование.

В городе проживало около 25 тыс. человек. В середине 50-х годов началась массовая застройка города.

Значимость для страны в те годы ядерно-оружейного комплекса подчеркивалась уровнем руководителей отрасли — первые министры МСМ были в ранге заместителей Председателя Совета министров. 28 февраля 1955 г. министром МСМ и заместителем Председателя СМ СССР был назначен А.П. Завенягин, который заменил на этом посту В.А. Малышева. В том же году происходит перестройка и внутри самого МСМ: создается централизованный строительный комплекс, а из МСМ в Специальный комитет Совета министров переданы работы по созданию ракетных комплексов и других средств доставки.

Таким образом, к середине 50-х годов атомная отрасль превратилась в мощный наукоемкий и технологически развитый центр страны с вертикально-интегрированной схемой управления для проведения широкомасштабных работ в области мирной атомной энергетики и работ по созданию различных образцов ядерного и термоядерного оружия для обеспечения безопасности СССР и его союзников.

* * *

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Борис Глебович Музруков

(1904-1979),

выдающийся технолог и организатор производства, главный металлург Кировского завода, директор Уралмаша (1939—1947), директор комбината «Маяк» (1947—1953), начальник управления Министерства среднего машиностроения (1953—1955), директор КБ-11 (1955-1974), дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и двух Государственных премий

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Евгений Аркадьевич Негин

(1921-1998),

выдающийся конструктор и газодинамик, академик, ведущий разработчик первых атомных и термоядерных зарядов, главный конструктор ядерных зарядов (1959-1991), директор ВНИИЭФ (1978-1987), Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и трех Государственных премий

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Вячеслав Александрович Малышев

(1902-1957),

выдающийся руководитель и организатор промышленности, нарком среднего машиностроения, в годы войны — нарком танковой промышленности, с 1945 г. член инженерно-технического совета Спецкомитета, в 1952-1953 гг. — член Президиума ЦК КПСС, в 1953-1955 гг. — министр среднего машиностроения, одновременно заместитель председателя Совета министров СССР, председатель Государственной комиссии по испытанию РДС-6с 12.08.53, Герой Социалистического Труда, дважды лауреат Государственной премии

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Авраамий Павлович Завенягин

(1901-1956),

выдающийся руководитель и организатор промышленности, один из создателей атомной отрасли, член Спецкомитета (1945-1953), министр среднего машиностроения (1955-1956), одновременно заместитель председателя Совета министров СССР, участник испытания РДС-37, Герой Социалистического Труда, дважды лауреат Государственной премии

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Михаил Георгиевич Первухин

(1904-1978),

выдающийся руководитель и организатор атомной отрасли, с 1940 г. — заместитель Председателя Совета народных комиссаров СССР, высший административный руководитель по Атомному проекту (1942-1945), с 1945 г. — член спецкомитета, за организацию работ по РДС-1 присвоено звание Героя Социалистического Труда, в 1957 г. — министр среднего машиностроения и первый заместитель Совета министров СССР

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Ефим Павлович Славский

(1898-1991),

выдающийся руководитель и организатор промышленности, заместитель начальника ПГУ (1946—1953), первый заместитель министра среднего машиностроения (1953—1957), министр среднего машиностроения, трижды Герой Социалистического Труда, кавалер десяти орденов Ленина, лауреат Ленинской и трех Государственных премий 

РУКОВОДИТЕЛИ НАУЧНЫХ ШКОЛ КБ-11 (ВНИИЗФ) НАЧАЛА 50-х ГОДОВ XX ВЕКА

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Ю.Б. Харитон

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Я.Б. Зельдович

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

И.Е. Тамм

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

А.Д. Сахаров

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Н.И. Боголюбов

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

М.А. Лаврентьев

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Г.И. Флеров

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Д.А. Франк-Каменецкий

УЧАСТНИКИ РАЗРАБОТКИ ПЕРВЫХ ОБРАЗЦОВ ТЕРМОЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ, СТАВШИЕ ВПОСЛЕДСТВИИ ЛАУРЕАТАМИ НОБЕЛЕВСКОЙ ПРЕМИИ

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Л.Д. Ландау

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

И.Е. Тамм

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Н.И. Семенов

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Л.В. Канторович

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

И.М. Франк

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

В.Л. Гинзбург

Похожие книги из библиотеки

Северная война 1700-1721 [Полководческая деятельность Петра I]

В книге о Северной войне изложен ход этой войны, на конкретных операциях показаны полководческая деятельность Петра I и новые оперативно-тактические принципы ведения войны, разработанные им. Рассказано о героической партизанской борьбе русского, украинского и белорусского народов против шведских захватчиков. В книге изложен ряд других вопросов, связанных с организацией, обучением и воспитанием русской регулярной армии, ставшей при Петре I одной из самых сильных армий в Европе.

Настоящий труд является результатом длительного исследования автором этой темы. Материалом для исследования служили документы о Северной войне, опубликованные в XVIII, XIX веках и в начале XX века. Кроме этого, были привлечены новые архивные материалы Центрального военно-исторического архива. По Государственному архиву феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ) использованы два фонда — кабинетные дела Петра I и дела Министерства иностранных дел.

Книга рассчитана на офицерский состав Красной Армии, преподавателей истории военного искусства, преподавателей вузов и партийный актив.

Линейные корабли “Гельголанд”, “Остфрисланд”, "Ольденбург" и "Тюринген" . 1907-1921 гг.

В Германии департамент проектирования морского ведомства во главе с вице-адмиралом Эйкштедом оказался вполне готов к разработке нового проекта дредноута. В качестве базовой приняли первую серию типа “Нассау”. Как таковая, вторая серии типа “Гельголанд” не являлись чем-то особенным в сравнении с первой, представляя собой её последовательное и планомерное развитие. Но, тем не менее, с технической точки зрения эти проекты кораблей несколько различны. И в первую очередь эти различия, помимо большей величины корпуса, вызваны иным расположением энергетической установки. Другим важным отличительным признаком стало существенное изменение весовых нагрузок из-за перехода на новый, более крупный калибр главной артиллерии. Проектные работы велись без задержек и в период 1907-08 гг. конструкторы департамента разработали окончательный проект дредноута второй серии, что явилось следующим логическим шагом развития дредноутов типа “Нассау”.

Ла-7

Истребитель Ла-7 стал высшим достижением советской конструкторской школы военного времени. Авиаконструкторы смогли добиться наилучших возможных результатов в сложнейших условиях простыми средствами и самыми примитивными конструкционными материалами. Самолеты изготавливались заводами, технологический уровень, равно как и квалификация рабочих, которых не шел ни в какое сравнение с западными заводами. Учитывая конкретные условия, в которых создавался Ла-7, и условия, в которых истребители строились, остается только восхищаться конструкторами, сумевшими сделать этот выдающийся самолет и снять перед ними шляпу.

Всевидящее око фюрера. Дальняя разведка люфтваффе на Восточном фронте. 1941-1943

Книга посвящена деятельности эскадрилий дальней разведки люфтваффе на Восточном фронте. В отличие от широко известных эскадр истребителей или штурмовиков Ju-87, немногочисленные подразделения разведчиков не притягивали к себе столько внимания. Их экипажи действовали поодиночке, стараясь избегать контакта с противником. Но при этом невидимая деятельность разведчиков оказывала огромное влияние как на планирование, так и на весь ход боевых действий.

Большая часть работы посвящена деятельности элитного подразделения люфтваффе – Aufkl.Gr.Ob.d.L., известной также как группа Ровеля. Последний внес огромный вклад в создание дальней разведки люфтваффе, а подчиненное ему подразделение развернуло свою тайную деятельность еще до начала войны с Советским Союзом. После нападения на СССР группа Ровеля вела разведку важных стратегических объектов: промышленных центров, военно-морских баз, районов нефтедобычи, а также отслеживала маршруты, по которым поставлялась союзная помощь (ленд-лиз). Ее самолеты летали над Кронштадтом, Севастополем, Москвой, всем Поволжьем, Уфой и Пермью, Баку, Тбилиси, даже Ираном и Ираком! Группа подчинялась непосредственно командованию люфтваффе и имела в своем распоряжении только лучшую технику, самые высотные и скоростные самолеты-разведчики.