13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Первая серия атомных зарядов типа РДС-1 в количестве 5 единиц была заложена на хранение в КБ-11 уже в 1950 г. Начало ядерному арсеналу Советского Союза было положено здесь!

Первым атомным оружием подводных лодок стала торпеда Т-5, затем ракета Р-11 ФМ и крылатая ракета. Первой баллистической ракетой с термоядерным зарядом для подводных лодок была Р-13, а с подводным стартом — ракета Р-21. Все эти оружейные комплексы были оснащены зарядами, испытанными и отработанными к тому времени в КБ-11.

В 1953 г. Министерство обороны ставит в ЦК КПСС вопрос о необходимости создания системы противоракетной обороны (ПРО). Специалисты КБ-11 Н.А. Дмитриев, В.Н. Родигин, Д.А. Франк-Каменецкий в 1954 г. показали, что лучший способ защиты от ядерного оружия противника — высотный ядерный взрыв. Зенитная ракета с атомным зарядом (Б.Д. Бондаренко) и автоматикой подрыва (Г.Н. Дмитриев, В.А. Грубов с сотрудниками) разработки КБ-11 была испытана в 1957 г. Компоновка же заряда и автоматики проводилась КБ-25 (Н.Л. Духов, А.А. Бриш с сотрудниками).

В 1954 г. для высшего руководства страны Малышевым, Ванниковым, Хруничевым, Курчатовым, Харитоном и Лаврентьевым был подготовлен документ «Атомное оружие для тактических целей». Фактически этот документ содержал не только обоснование необходимости, но и изложение программы разработки тактических ядерных боеприпасов, включая артиллерийские. Работа в данном направлении реализовалась в 1956 г. проведением успешного испытания на Семипалатинском полигоне. Руководил полигонным испытанием Е.А. Негин.

Опыт работы с зарядами различной мощности обогащался, росла и уверенность в их надежности. Еще в ноябре 1948 г. Я.Б. Зельдович и В.А. Цукерман, на год раньше, чем в США, предложили новый принцип нейтронного инициирования — внешний источник нейтронов, входящий в состав автоматики бомбы, который позволял в полтора раза повысить мощность ЯЗ, а самое главное — повысить надежность и безопасность Я.З. Многим в то время эта идея казалась технически неосуществимой. На основе новых принципов конструирования 1953 г. были созданы новые тактические бомбы малой мощности. В сентябре-октябре 1954 г. прошли полигонные испытания четырех таких бомб. Причем один взрыв был произведен при ударе о землю от контакта датчиков. Испытания прошли успешно.

Переход к использованию внешнего источника нейтронного инициирования радикально повысил степень ядерной взрывобезопасности и на несколько порядков уменьшил вероятность возникновения ядерного взрыва в условиях аварии.

23 октября 1954 г. на Семипалатинском полигоне были проведены воздушные испытания «изделия» РДС-3 «И». Его мощность составила 62 килотонны, что практически в полтора раза больше, чем энерговыделение аналогичного «изделия» с нейтронным запалом, то есть со старой системой инициирования. Новая система нейтронного инициирования, предложенная Я.Б. Зельдовичем и В.А. Цукерманом, получила широкое распространение, открыла новые возможности для дальнейшего повышения удельной мощности зарядов и улучшения их эксплуатационных характеристик. 22 января 1955 г. СМ СССР утвердил план производства атомных и термоядерных бомб, а также атомных зарядов к ракетам Р-5М в количестве 158 штук (из них термоядерных бомб — 8 штук) /7, с. 304/.

В 1955 г. по предложению А.И. Павловского в КБ-11 начались исследования по созданию безжелезных бетатронов для рентгенографирования быстропротекающих процессов. Реализация идей А.И. Павловского и его школы сразу же вывела КБ-11 на новый уровень развития ускорительной техники, а созданные установки востребованы по сей день и являются мощным инструментом поддержания ядерного арсенала нашей страны.

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Александр Иванович Павловский

(1927-1993),

выдающийся ученый, основатель школы сильноточных ускорителей и генераторов сверхмощных импульсных магнитных полей, академик РАН, заместитель научного руководителя, начальник ядерно-физического отделения КБ-11 (ВНИИЭФ), Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и четырех Государственных премий

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Самвел Григорьевич Кочарянц

(1909-1993),

выдающийся конструктор, ведущий разработчик первых атомных и термоядерных боеприпасов и ракетно-ядерного оснащения, главный конструктор ядерных боеприпасов (1959-1990), дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и четырех Государственных премий

* * * 

Программа ядерно-физических исследований, необходимая для создания первых термоядерных зарядов, во многом послужила основой для развития в дальнейшем ядерной физики в СССР.

При обосновании характеристик РДС-37 впервые использовались результаты численных расчетов, проведенных на отечественной электронно-вычислительной машине «Стрела» по разработанным нашими учеными программам. Появление в ОПМ Математического института АН СССР в 1954 г. первых образцов ЭВМ «Стрела» с производительностью 2000 операций в секунду (норма математика-вычислителя на «Мерседесе» — 800 операций за рабочий день) ознаменовало начало новой эпохи в области вычислительной математики, а физики-теоретики получили новый инструмент для проведения численных экспериментов с конструкциями термоядерных зарядов.

Первые образцы отечественных ЭВМ поступили в КБ-11 в 1956 г. Уже в середине 1956 г. была изготовлена ЭВМ М-20 с производительностью 20000 операций в секунду, т.е. с производительностью, превосходящую на порядок ЭВМ «Стрела». В том же году запущено серийное производство М-20 /7, с. 494/, а в КБ-11 начало строиться здание на площадке 21 для размещения этих машин.

В утвержденном министром СМ 13.04.55 плане работ КБ-11 на 1955 г. значились ОКР и НИР по разработке пяти ядерных и термоядерных зарядов и восьми боевых частей, и это кроме РДС-37 /7, с. 336/.

Важным направлением работ КБ-11 в 1954 и 1955 гг. являлось участие в отработке первой ракеты средней дальности Р-5М с отделяемой ГЧ. Успешные зачетные испытания этой ракеты (дальность 1200 км) с подрывом ядерного заряда мощностью 0,3 кг в районе Аральска состоялись 2 февраля 1956 г. (от КБ-11 работами руководили С.Г. Кочарянц и Е.А. Негин). Первая ядерная боевая часть с атомным зарядом типа РДС-4 принята на вооружение в составе ракеты Р-5М в 1956 г.

Начало ракетно-ядерному щиту нашей страны было положено.

К 1955 г. «объект» покинули три академика (Н.Н. Боголюбов, И.Е. Тамм и М.А. Лаврентьев), три члена-корреспондента (А.Н. Илюшин, Н.Л. Духов, и К.И. Щёлкин), семь докторов наук ( В.И. Алферов, В.К. Бобылев, Е.И. Забабахин, Г.Н. Флеров, А.Ф. Беляев, Е.К. Завойский, Ю.Я. Померанчук) и 15 кандидатов наук.

В конце 1955 г. на «объекте» работали 2 академика (Ю.Б. Харитон и А.Д. Сахаров), 2 члена-корреспондента (Я.Б. Зельдович и Л.А. Галин), пять докторов наук (Л.В. Альтшулер, В.А. Давиденко, Ю.А. Зысин, В.А. Цукерман и по совместительству К.А. Семендяев), 32 кандидата наук, 1032 инженера и 868 техников.

Научных сотрудников на «объекте» числилось 110 человек. Всего в КБ-11 работало 10549 человек, из них с высшим образованием 1142 сотрудника, 1011 — со средним специальным и 501 — со средним, остальные 7829 работников имели неполное среднее образование.

В городе проживало около 25 тыс. человек. В середине 50-х годов началась массовая застройка города.

Значимость для страны в те годы ядерно-оружейного комплекса подчеркивалась уровнем руководителей отрасли — первые министры МСМ были в ранге заместителей Председателя Совета министров. 28 февраля 1955 г. министром МСМ и заместителем Председателя СМ СССР был назначен А.П. Завенягин, который заменил на этом посту В.А. Малышева. В том же году происходит перестройка и внутри самого МСМ: создается централизованный строительный комплекс, а из МСМ в Специальный комитет Совета министров переданы работы по созданию ракетных комплексов и других средств доставки.

Таким образом, к середине 50-х годов атомная отрасль превратилась в мощный наукоемкий и технологически развитый центр страны с вертикально-интегрированной схемой управления для проведения широкомасштабных работ в области мирной атомной энергетики и работ по созданию различных образцов ядерного и термоядерного оружия для обеспечения безопасности СССР и его союзников.

* * *

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Борис Глебович Музруков

(1904-1979),

выдающийся технолог и организатор производства, главный металлург Кировского завода, директор Уралмаша (1939—1947), директор комбината «Маяк» (1947—1953), начальник управления Министерства среднего машиностроения (1953—1955), директор КБ-11 (1955-1974), дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и двух Государственных премий

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Евгений Аркадьевич Негин

(1921-1998),

выдающийся конструктор и газодинамик, академик, ведущий разработчик первых атомных и термоядерных зарядов, главный конструктор ядерных зарядов (1959-1991), директор ВНИИЭФ (1978-1987), Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и трех Государственных премий

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Вячеслав Александрович Малышев

(1902-1957),

выдающийся руководитель и организатор промышленности, нарком среднего машиностроения, в годы войны — нарком танковой промышленности, с 1945 г. член инженерно-технического совета Спецкомитета, в 1952-1953 гг. — член Президиума ЦК КПСС, в 1953-1955 гг. — министр среднего машиностроения, одновременно заместитель председателя Совета министров СССР, председатель Государственной комиссии по испытанию РДС-6с 12.08.53, Герой Социалистического Труда, дважды лауреат Государственной премии

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Авраамий Павлович Завенягин

(1901-1956),

выдающийся руководитель и организатор промышленности, один из создателей атомной отрасли, член Спецкомитета (1945-1953), министр среднего машиностроения (1955-1956), одновременно заместитель председателя Совета министров СССР, участник испытания РДС-37, Герой Социалистического Труда, дважды лауреат Государственной премии

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Михаил Георгиевич Первухин

(1904-1978),

выдающийся руководитель и организатор атомной отрасли, с 1940 г. — заместитель Председателя Совета народных комиссаров СССР, высший административный руководитель по Атомному проекту (1942-1945), с 1945 г. — член спецкомитета, за организацию работ по РДС-1 присвоено звание Героя Социалистического Труда, в 1957 г. — министр среднего машиностроения и первый заместитель Совета министров СССР

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Ефим Павлович Славский

(1898-1991),

выдающийся руководитель и организатор промышленности, заместитель начальника ПГУ (1946—1953), первый заместитель министра среднего машиностроения (1953—1957), министр среднего машиностроения, трижды Герой Социалистического Труда, кавалер десяти орденов Ленина, лауреат Ленинской и трех Государственных премий 

РУКОВОДИТЕЛИ НАУЧНЫХ ШКОЛ КБ-11 (ВНИИЗФ) НАЧАЛА 50-х ГОДОВ XX ВЕКА

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Ю.Б. Харитон

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Я.Б. Зельдович

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

И.Е. Тамм

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

А.Д. Сахаров

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Н.И. Боголюбов

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

М.А. Лаврентьев

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Г.И. Флеров

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Д.А. Франк-Каменецкий

УЧАСТНИКИ РАЗРАБОТКИ ПЕРВЫХ ОБРАЗЦОВ ТЕРМОЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ, СТАВШИЕ ВПОСЛЕДСТВИИ ЛАУРЕАТАМИ НОБЕЛЕВСКОЙ ПРЕМИИ

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Л.Д. Ландау

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

И.Е. Тамм

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Н.И. Семенов

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

Л.В. Канторович

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

И.М. Франк

13. ПРЕВРАЩЕНИЕ КБ-11 В МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЦЕНТР СТРАНЫ

В.Л. Гинзбург

Похожие книги из библиотеки

Крейсерский танк «Кромвель»

В период с 1937 по 1945 год на вооружении британской армии состояло всего четыре типа пехотных танков. Смена же моделей боевых машин крейсерского типа напоминала калейдоскоп. Скажем, еще не успела закончиться боевая карьера танка Krusader (см. «Бронеколлекцию» № 6 за 2005 г.), как началась разработка более мощного тяжелого крейсерского танка.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Наша артиллерия

В книге в общих чертах описано устройство артиллерийских орудий, снарядов, а также приборов наблюдения и управления артиллерийским огнем. Кроме того, в ней кратко изложены вопросы боевого применения артиллерии в различных видах боя.

Книга рассчитана на молодежь допризывного возраста, а также на солдат и сержантов всех родов войск.

Подводные лодки типа “Барс” (1913-1942)

Подводные лодки типа “Барс”, или как они официально назывались “Подводные лодки типа “Морж” для Балтийского моря”, представляли собой наиболее совершенную модификацию так называемого “русского типа” подводных лодок, на протяжении ряда лет разрабатывавшихся и строившихся под руководством И. Г. Бубнова. Эти лодки проектировались в жесткой последова- . тельности, а именно: предыдущий тип лодки (прототип) – последующий тип лодки и т. д. Наиболее наглядно это прослеживается в типах подводных лодок И.Г. Бубнова: “Акула”-“Морж”- “Барс”-“Лебедь”.

Характерными конструктивными чертами “русских лодок” были: однокорпусность, отсутствие поперечных водонепроницаемых переборок, таранное образование носовой оконечности и мощное торпедное вооружение, большую часть которого составляли открытые палубные торпедные аппараты системы Джевецкого.

ДАЛЬНИЙ БОМБАРДИРОВЩИК Ер-2

Очередной номер журнала «Авиаколлекция» рассказывает о дальнем бомбардировщике Ep-2, которому было суждено стать «самолётом несбывшихся надежд». Вы познакомитесь с историей создания, описанием конструкции, модификациями, опытом боевого применения и вариантами окраски этой машины.