Главная / Библиотека / Танки БТ. часть 1. “Колесно-гусеничный танк БТ-2”. /
/ История создания и развития колесно-гусеничных танков БТ-2

Глав: 12 | Статей: 12
Оглавление
Основной причиной покупки танка «Кристи» M.1940 послужило прежде всего предоставление фирмой технической помощи, передача всех производственных чертежей и технологического процесса производства танка. Дж. У.Кристи выразил также готовность прибыть в СССР сроком на два месяца для консультаций и организации производства. Кроме того, фирма предоставляла возможность нашему инженеру работать на заводе в Рауэй (США). Техническая помощь не распространялась лишь на двигатели «Либерти», гак как они под маркой «М-5» уже производились в СССР по лицензии.

История создания и развития колесно-гусеничных танков БТ-2

История создания и развития колесно-гусеничных танков БТ-2

«Броня крепка и танки наши быстры» — кому из интересующихся историей развития отечественного бронетанкового вооружения и техники не известны эти слова из популярной в 30-е голы песни к кинофильму «Трактористы». И сразу же в памяти, как на экране, возникают стремительно несущиеся боевые машины — легкие колесно-гусеничные танки «БТ». Эти быстроходные танки в 30-е годы составляли основу механизированных и танковых соединений РККА, имели для того времени высокие боевые и технические характеристики и являлись самыми известными и наиболее любимыми машинами наших танкистов.

В последнее время в нашей стране и за рубежом появился ряд книг, в которых описывается история создания и развития этих машин, как одно из доказательств обоснования «захватнической» политики руководства Советского Союза в 30-40-х годах. Используя в качестве неоспоримого аргумента официально принятую у нас в те годы концепцию «войны на чужой территории» и выбор в соответствии с ней именно такого типа основного танка — танка-«агрессора», способного по бездорожью на гусеницах молниеносно выдвинуться из глубины России и, используя хорошо развитую сеть европейских дорог с твердым покрытием, уже на колесах внезапно обрушиться на страны «западной цивилизации». Поэтому, по мнению авторов, и закупка прототипа будущего танка-«агрессора» (двух шасси колесно-гусеничного танка М.1928 американского инженера Дж.Уолтера Кристи) могла быть осуществлена только в глубокой тайне и только по «устной договоренности», без составления каких- либо документов. Вывезти их в СССР могли не иначе как под видом безобидных тракторов.

На самом же деле причины появления в нашей стране этих одних из наиболее массовых машин совершенно иные, что подтверждается сохранившимися в российских государственных архивах документами.

Конец 20-х — начало 30-х годов нашего столетия характеризовались постепенным обострением противоречий между различными государствами, что придавало процессу зарождения Второй мировой войны все более зримые черты. Активные военные приготовления шли по пути быстрого роста армий, совершенствования вооружения, милитаризации экономики и всей общественной жизни. Главной тенденцией в развитии армий того периода стала их механизация и моторизация, насыщение войск танками, самолетами, автоматическим стрелковым, артиллерийским и минометным вооружением.

В это время наша страна была вынуждена принимать экстренные меры к ускоренному развитию оборонной промышленности, техническому переоснащению Вооруженных Сил и дальнейшему повышению их боеспособности. В июле 1929 года Советское правительство утвердило первую танковую программу, которой предусматривалось иметь на вооружении армии танкетки, легкие танки, бронеавтомобили, САУ, гусеничные бронетранспортеры и другие специальные машины.



«Быстрее, выше, дальше!» БТ-2 на тактических учениях. 1935 г.


Сборка шасси танка «М. 1940» на заводе в Роуэй (Нью Джерси, США).

В конце ноября 1929 года, в связи с отставанием отечественной промышленности в разработке конструкций образцов всех типов танков, отвечающих принятой в то время системе вооружения, председателем Реввоенсовета (РВС) К.Е.Ворошиловым был сделан доклад в Совете Труда и Обороны. На основании этого доклада 5 декабря комиссией под руководством зам. председателя СНК Г.К.Орджоникидзе было принято решение командировать за границу представителей военного ведомства и промышленности для приобретения образцов вооружения и получения технической помощи по их производству.

30 декабря 1929 года комиссия во главе с начальником Управления механизации и моторизации РККА И.А.Халепским убыла за границу. Посетив Германию, Чехословакию, Францию и Англию, комиссия прибыла в США в целях закупки танков малого типа T-1 и Е-1 у фирмы «Cunningham». Результаты проведенных испытаний показали, что эти машины обладали скоростью движения на 8 км/ч ниже, чем у закупленного ранее танка английской фирмы «Vickers». Двигатель и редукторы постоянно грелись, а громоздкие гусеницы препятствовали достижению требуемой скорости движения. К тому же их цепа оказалась на 175,5 тысячи рублей выше, а коммерческие требования фирмы «Cunningham» оказались абсолютно не приемлемыми, так как ее представители выдвинули условия, согласно которым советская сторона должна была закупить минимальную партию в 50 машин с 50% предоплатой. Кроме того, в технической помощи и допуске инженеров на заводы советской стороне было отказано. Все вышесказанное привело к прекращению переговоров о закупке данного типа танков.

Затем представители комиссии согласно программе закупки ознакомились с колесно-гусеничным танком М.1928 инженера Дж.Уолтера Кристи и, согласовав ряд вопросов, закупили у него два усовершенствованных опытных образца шасси танка, именуемого автором «М. 1940»(« Модель 1940 года»).

Основной причиной покупки танка «Кристи» M.1940 послужило прежде всего предоставление фирмой технической помощи, передача всех производственных чертежей и технологического процесса производства танка. Дж. У.Кристи выразил также готовность прибыть в СССР сроком на два месяца для консультаций и организации производства. Кроме того, фирма предоставляла возможность нашему инженеру работать на заводе в Рауэй (США). Техническая помощь не распространялась лишь на двигатели «Либерти», гак как они под маркой «М-5» уже производились в СССР по лицензии.

Закупка двух танков «Кристи» М. 1940 была осуществлена на основании договора, подписанного 28 апреля 1930 года между «U.S. Wheel Track Layer Corporation» и «Amtorg Trading Corporation» — фирмы, представлявшей интересы СССР в США. Согласно этому договору осуществлялась продажа «двух военных танков обшей стоимостью 60 000 американских долларов. Доставка танков должна быть произведена не позднее четырех месяцев со дня подписания договора», в котором кроме этого оговаривались: «доставка запасных частей к купленным танкам на сумму 4000 долларов, а также права на производство, продажу и использование танков внутри границ СССР сроком на десять лет» ( РГВА, Фонд 31811, дело 374, л. 5,6).

За продажу производственных прав, передачу патентов и услуг в отношении технического содействия У. Кристи было уплачено еще 100 000 долларов. Договор был подписан с американской стороны Дж.Уолтером Кристи — президентом корпорации, с советской стороны - А.В.Петровым, президентом «Амторга», в присутствии И.А. Халепского (СССР), Дж.Майкеля, Дж. Раймонда и Тиффани (все — США).

Здесь еще раз хотелось бы особо подчеркнуть, что никакой «тайной сделки» и уж тем более «устного соглашения, завершившегося «ударом по рукам», при покупке танков «Кристи», о чем пишут отдельные авторы и исследователи, не было.

Вернувшись из США в июне 1930 года, Халепский представил в РВС республики отчет о заграничной командировке, в котором, в частности, отмечал: «Принимая во внимание, что танк «Кристи» по своим скоростям перекрывает все танки в мире, что его собираются строить поляки, мы можем попасть в очень невыгодное соотношение сточки зрения тактического применения танковых частей. В связи с этим, мною настоятельно предлагается форсировать организацию производства танка «Кристи» путем сохранения производства мотора «Либерти» на авиационных заводах и подготовки производства прочих агрегатов на Ярославском автомобильном заводе. ...Мною предлагается на текущий 1930-31 гг. дать промышленности задание построить не менее 100 штук танка «Кристи».

Вопрос о производстве танков «Кристи» на Ярославском автомобильном заводе обсуждался на расширенном совещании РВС с представителями промышленности «По вопросам о танках», состоявшемся в период с 1 по 5 июля 1930 года.

В целях изучения организации производства и контроля за выполнением заказа 14 июля 1930 года член Научно-Технического Комитета (НТК) Н.М. Тоскин прибыл в Нью-Йорк и, войдя в контакт с конструктором заказанных машин, тут же отправил на имя Халепского 127 листов чертежей опытного танка и уведомление о том, что Кристи сам собирается в Москву вместе с машинами.

9 августа 1930 года чертежи прибыли в Москву, откуда незамедлительно были переправлены главному конструктору главного конструкторского бюро при Государственном Всесоюзном орудийно-оружейно-пулеметном объединении С.П. Шукалову. После снятия копий 13 октября 1930 года все чертежи были возвращены в АБТУ.

Согласно договору, Кристи был обязан к сентябрю 1930 года сдать обе машины представителю «Амторга», но, как он ни старался, полностью изготовить машины ему удалось лишь к концу года.

В последних числах декабря 1930 года собранные и испытанные машины из Нью-Йоркского порта были отправлены в СССР.

Прибывшие в начале 1931 года в СССР обе машины подверглись тщательным исследованиям и испытаниям.



Танк «Кристи». Вид спереди. Обратите внимание на отсутствие смотровых щелей в люке механика-водителя.


Танк «Кристи». Вид сзади.


Танк Кристи «модель 1940»

В частности, танк, имевший заводской номер 205 i, 4 марта 1931 года был получен для исследований на склад N I27 АБТУ. После короткого знакомства с танком представителей УММ РККА, 14 марта опытный образец прибыл в испытательный отдел, где под руководством начальника отдела Громова и инженера танковой станции Лаврентьева до 16 мая, согласно распоряжению начальника УММ РККА, проводилось ознакомление с его материальной частью и демонстрация закупленной машины. Многочисленные делегации руководящего состава РККА с конца марта и до I6 апреля знакомились с приобретенной заморской новинкой, которая в целом произвела на них хорошее впечатление. Поэтому уже 24 апреля 193 I года на заводе «Большевик» состоялось совместное совещание «О танковой программе на заводе на 193I год.» О важности рассматриваемого вопроса свидетельствует состав участников совещания: К.Е. Ворошилов, Тухачевский, Славин (РВС Л ВО), Карпенко (ОГПУ), Литуновский, Халепский, Лебедев (УММ), Сальников (директор завода), К.К.Сиркин, Забржевский (технические директора завода), а также другие представители завода и цехов.

В третьем пункте постановления было записано: «Завод принимает заказ на изготовление в текущем (1931) году на 100 танков «БТ» (модель «Кристи») при условии снабжения его прокатной цементированной броней, причем для разработки рабочих чертежей переключается с 1 мая с.г. на эту работу специальное танковое конструкторское бюро, заканчивающее в данный момент рабочие чертежи Т-26.... В связи с производством «БТ» дальнейший выпуск Т-18 прекратить».

Но этим планам не суждено было сбыться. Дело в том, что финансово-плановая комиссия НКВМ наметила на 1931 год изготовление 150 средних танков «ТГ» немецкого конструктора Э.Гроте. Но из-за задержки изготовления опытного образца нового типа среднего танка заместителем председателя Реввоенсовета Уборсвичем по предложению Халепского было разрешено заказать на ХПЗ изготовление 200 средних танков Т-24 вместо Т Г. Но так как договор на их изготовление даже к концу апреля 1931 года еще не был заключен, то Комиссия Обороны СССР в начале мая проработала вопрос о возможности производства на ХПЗ танка «БТ» («Кристи»).



Советский средний танк Т-24. 1931 г.


В таком виде предстал перед испытателями первый опытный образец танка «Кристи».

Выбор был не случаен, так как производственная база завода позволяла практически полностью изготовить танк. По кооперации планировалось изготавливать лишь радиаторы, конические шестерни КПП и литые детали из высокосортной стали.

Здесь необходимо отметить, что ХПЗ начал организацию танкового производства не на пустом месте. Коллектив завода получил определенный опыт ремонта зарубежных трофейных танков уже в 1920-1923 годах, когда завод отремонтировал около 30 трофейных танков. С 1924 года на заводе серийно изготавливались гусеничные тракторы «Коммунар»; разрабатывалась конструкция более мощного и совершенного трактора «Коминтерн». С 1925-1926 годов началось внедрение в паровозо- и котлостроение газо- и электросварки. За эти годы выросли кадры рабочих, руководителей, конструкторов, металлургов, технологов.

В 1928 г. начались проектные работы по опытному танку А-12 (Т-12). Специализация ХПЗ была определена в 1929 г. Постановлением Совнаркома СССР об организации на заводе танкового производства. Было создано танковое специальное конструкторское бюро, в тракторном цехе создан участок сборки танков; начаты проектные работы по танку Т-24. В том же 1929 году начальником специального участка сборки и испытания опытных танков был назначен С.Н. Махонин.

В это время на заводе уже шло строительство корпусов и цехов танкового производства. Был создан танковый отдел (Т2), в состав которого вошли механический, сборочный, сдаточный, опытный и другие цеха, а также СКБ, технологическое бюро подготовки производства, отдел сварки корпусов и башен, необходимые службы. По приказу народного комиссара по Военным и Морским делам начальник УММ РККА 17 мая составил план выполнения решений правительства по организации производства «БТ» (танка «Кристи») на ХПЗ.

Этим планом предусматривалось:

« I. Изготовление рабочих чертежей к 15.07.31 г. (один месяц) СКБ под руководством начальника конструкторского бюро оружейного объединения С.А.Гинзбурга и в составе 20 инженеров и конструкторов от Г.К.В. N8 оружейного объединения, 15 инженеров и конструкторов от HATH ВАТО, от Ижорского завода 2 конструтора по корпусу, от УММ Тоскин в качестве заместителя начальника Конструкторского Бюро и Рожкова в качестве конструктора по укладке боеприпасов и башне. От ХПЗ— танковое КБ Алексенко в полном составе. Кроме того, с 10.06 директор ХПЗ обеспечивает бюро тридцатью копировщиками.

2. Для разработки техпроцесса производства танка привлечь пять высококвалифицированных специалистов от Укргипромаша.

3. Собрать спецбюро БТ ХПЗ к 25.05.31 г.

4. Изготовить опытные образцы в количестве 3-х штук к 15.09.31 г 2 образца изготавливает ХПЗ и один — опытный цех завода «Большевик» с подачей отливок и поковок с ХПЗ.

5. Изготовление первой партии 100 штук. 2 машин — к 01.11.31г. 30 штук — к 30.12.31г. 50 штук — к 01.01.32г.» (РГВА Ф4 оп. 14 д. 505. л. 131)

Практически все пять пунктов данного плана легли в основу Приказа ВСНХ СССР N73 от 21.05.31 г. об обеспечении организации производства «БТ» на ХПЗ и создании конструкторского бюро. Окончательное же решение по организации производства танка «Кристи» было отражено в Протоколе N6 Комиссии Обороны «О танкостроении» от 23 мая 1931 года.

В пятом пункте этого протокола было записано: «Разрешить РВС СССР ввести танк «Кристи» в систему авто-бронетанко-тракторного вооружения РККА в качестве быстроходного истребителя (БТ).

Ворошилову и Орджоникидзе в декадный срок окончательно договориться, какое максимальное количество БТ (в имеющемся образце, без всяких изменений) может быть изготовлено в 1931 году на ХПЗ, имея в виду полное снятие заказа Т-24.

Одновременно обязать РВС форсировать работы по модернизации танка Кристи» (РВГА. Ф4. оп. 14.д.505.л.115).

На полигоне в это время работа по изучению первого образца «Кристи» только начиналась.

Прибывший на испытания танк представлял собой легкую боевую колесно-гусеничную машину имевшую классическую схему компоновки. В передней части корпуса располагалось отделение управления с центральным размещением механика-водителя. В средней части танка находилось боевое отделение, в кормовой — моторно-трансмиссионное. Башня с вооружением отсутствовали. Посадка экипажа в машину производилась через водительский люк. Экипаж машины состоял из двух человек.



«Оригинал-1» на территории «Испытательной танковой станции». Март 1931 г.


Танк «Кристи» на испытаниях. Весна 1931 г.

Броневая защита машины была противопульной. Клепаный корпус танка был выполнен из броневых листов толщиной от 5,5 до 14 мм.

В моторно-трансмиссионном отделении вдоль продольной оси корпуса устанавливался авиационный двигатель «Либерти» мощностью 400 л.с.

Крутящий момент от двигателя через многодисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по стали), четырехступенчатую коробку передач, бортовые фрикционы и бортовые редукторы передавался на ведущие колеса гусеничного движителя. На колесном ходу тяговое усилие передавалось на заднюю пару ведущих опорных катков через шестеренчатый редуктор (гитару), который одновременно являлся и балансиром заднего опорного катка. В популярной литературе упоминается цепная передача, которая действительно применялась, но лишь на машинах, изготовленных У. Кристи позже. Передняя пара опорных колес была управляемой.

Механик-водитель управлял танком с помощью съемного рулевого колеса, однако при необходимости поворота на месте он мог воспользоваться рычагами управления, предназначенными для управления машиной при движении на гусеницах. Во время движения на колесах гусеницы укладывались на надгусеничные полки и крепились к ним с помощью кожаных ремней.

Подвеска танка была индивидуальной пружинной. Двойные борта корпуса с наружными съемными листами защищали упругие элементы подвески от повреждений. На передних узлах подвески пружины располагались горизонтально, на остальных узлах — вертикально.

Со стороны каждого борта было расположено по четыре алюминиевых обрезиненных опорных катка диаметром 8I3 мм. Направляющие и ведущие колеса гусеничного движителя имели наружную резиновую амортизацию. Крупнозвенчатая гусеница, состоящая из 46 траков, имела гребневое зацепление с ведущим колесом.

Вместо отсутствующей башни с вооружением на время испытаний внутри танка был уложен балласт массой 800 кг.

При проведении технического осмотра 16 мая 1931 года было установлено, что посадка и высадка 2 членов экипажа была возможна в течении 10-20 секунд, но только через отверстие для башни, так как размеры переднего (водительского) люка оказались недостаточными для прохода.

При первом же внешнем осмотре были выявлены и другие недостатки, такие, как отсутствие в дверцах люка водителя смотровых щелей, а также возможность доступа к основным агрегатам силовой установки и трансмиссии только после разборки крыши МТО.

Взвешивание танка с балластом, но без экипажа было произведено 16 мая. В таком необычном виде его масса составила 9360 кг. В этот же день начались пробеговые испытания машины. За десять дней танк на колесах и гусеницах прошел 150 км. Еще 50 км танком были пройдены во время заводских испытаний перед его отправкой в СССР.

Недоработанная Уолтером Кристи конструкция сразу же дала о себе знать. Так, уже на второй день ходовых испытаний, 17 мая, во время поворота на травяном грунте сломался кронштейн правого направляющего колеса (ленивца).

Два последующих дня ушли на ремонт танка. Но сварки хватило лишь на 500 м движения на гусеницах. 23 мая после второй поломки правого кронштейна танк вновь был отправлен в ремонт, на который ушло еще трое суток.

С 27 мая и до 13 июня танк испытывался пробегом по шоссе и грунтовым дорогам только на колесном ходу. Максимальная скорость не превышала 65-70 км/час. Существенным недостатком оказалась полная невозможность движения на колесах по песку из-за значительного их погружения в грунт.

7 июня членам Правительства были продемонстрированы возможности танка по преодолению естественных и искусственных препятствий. Но ввиду поломки ленивца продемонстрировать возможностей танка в полном объеме не представилось возможным. На колесном ходу танк свободно прошел 5 рядов проволочных заграждений, а затем преодолел 2-метровый окоп.

Экипаж машины за 44 мин. установил гусеничные ленты, а после 10-минутного перерыва за 35 мин. снял и уложил их на надгусеничные полки.

После показа машины членам Правительства испытания были продолжены. 13 июня была предпринята еще одна, последняя, попытка испытать танк на гусеничном ходу. Но, после того как танк прошел всего 1 км, злополучный кронштейн снова сломался. Тремя днями позже начала заедать коробка передач — во время движения периодически выскакивали 2 и 3-я скорости.

В общей сложности за весь период ходовых испытаний с 16.05. по 21.06 танк прошел на гусеницах 43,5 км и 863 км на колесах.



Танк Кристи на испытаниях. Весна 1931 г.


Члены одной из многочисленных делегаций знакомятся с танком «Кристи». Апрель 1931 г.


Танк Кристи «М. 1940» перед началом испытаний. 1931 г.


Общий вид отделения управления танка Кристи.

По результатам испытаний был составлен подробный отчет на 15 листах. В нем, в частности, отмечалось, что танк не прошел полных испытаний из-за поломки кронштейна ленивца. «...Танк испытывался только на колесах, причем испытания показали, что средние скорости по шоссе не превышают 30-35 км/час. Водитель после 4-5 часов сильно устает (благодаря трудности управления и неравномерности хода (требовалось все время выравнивать машину). ...Двигатель работал хорошо, но необходима частая регулировка клапанов. АКБ недостаточны для запуска двигателя (холодный двигатель запускался, как правило, с буксира).

В коробке передач после 600-650 км выскакивают 2-я и 3-я передачи при большой нагрузке двигателя. Течь смазки из-под уплотнений, затруднено включение всех передач. Через 2-3 часа движения значительно нагревается КПП до 85-88 °С при температуре окружающего воздуха +35-40 "С. ...Гусеницы. После 40,5 км сломано 8 пальцев. Ведущие колеса. После 150- 200 км наблюдается развал в наружную сторону на 1,5-2 см..



Танк Кристи, окрашенный в защитный цвет. В отдельных местах просматривается первоначальная светло-серая окраска.


17 мая 1931 года. При повороте на травяном грунте сломался правый кронштейн направляющего колеса.


Вид на сломанный кронштейн.


После 500 метров движения на гусеницах приваренный кронштейн снова отвалился...

Управление танком — удовлетворительное. На грунтовых дорогах «отказывается слушаться руля», а при езде по неровностям толчки выбивают руль у водителя из рук. На скоростях 55-60 км/час управление затруднительно...

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ...Танк Кристи в том виде, в котором он был представлен на испытаниях, является исключительно интересной машиной с универсальным движением, требует как боевая машина большой разработки и введения ряда конструктивных усовершенствований и изменений».

Уже в то время, когда только начались ходовые испытания опытного образца, 1 июня 1931 года председатель НТКУММ РККА Лебедев направил директору ХПЗ Владимирову утвержденное Начальником УММ РККА Халепским задание на проектирование колесно-гусеничного танка БТ («Кристи»), Согласно заданию машина должна была иметь характеристики: (см. таблицу на стр. 11)




Танк Кристи, «зарывшийся в песке».


Часто приходилось вытаскивать застрявшую машину при помощи буксира.


Третья поломка кронштейна направляющего колеса. 13 июня 1931 г.


Начиная с 13 июня 1931 года испытания проводились только на колесном ходу.


Буксировка застрявшего танка Кристи.


Преодоление танком двухметрового окопа и кювета.


БТ-2 с пулеметным вооружением.

Заданные УММ РККА характеристики танка БТ «Кристи».

Боевая масса, т. 14,0

Скорости движения, км/ч:

на колесном ходу 70

на гусеницах 40

Запас хода, ч не менее 4

Вооружение

1 — 76,2-мм противоштурмовая пушка (временно);

1 — 37-мм пушка большой мощности;

2 — пулемета ДТУ.

Боекомплект:

к 76,2-мм пушке, выстр 40

к 37-мм пушке, выстр 100

к пулеметам ДТУ, патр 5000

Броневая защита, мм:

лоб, башня, корма не менее 20

борт 13

дно, крыша 6

Команда (экипаж), чел не менее 3

Проектированием, организацией и подготовкой производства БТ начиная с 25 мая занималось только что сформированное КБ.

Это специальное танковое конструкторское бюро (СКВ) возглавлял военинженер 2-го ранга Николай Михайлович Тоскин, который был откомандирован УММ РККА на ХПЗ из Москвы. В СКБ работало 22 конструктора, большинство из которых не имело инженерного образования. Проектирование силовой установки танка было возложено на Давыденко, Михайлова, Флерова и Андрыхевича. Разработкой трансмиссии занимались Куприн, Давиденко и Серковский. Ходовая часть проектировалась Каштановым, Мариным, Дорошенко и Гуревичем. За чертежи общего вида машины отвечал Скворцов.

Согласно заданию БТ должен был быть поставлен на производство без каких бы то ни было конструктивных изменений, улучшений и т.п. Машина должна была быть пущена в производство в точном соответствии с имеющимся образцом, что значительно упрощало организацию производства и, что особенно важно, — не давало повода ссылаться на недоработанность конструкции, как это было в случае с танком Т-24.

Справедливости ради необходимо отметить, что не все работники ХПЗ были довольны решением о выпуске танков БТ вместо Т-24. По заявлению помощника начальника УММ РККА Бокиса, «директор завода Бондаренко с целью дискредитации быстроходной машины открыто называл ее «вредительской». Вот почему «стоило очень больших усилий, нажимов и постановлений, вплоть до Правительства, чтобы заставить ХПЗ строить танк БТ и в порядке производства устранять отдельные недочеты, которые имелись в чертежах и конструкциях танка БТ».

Преодолевая сопротивление руководства ХПЗ, УММ РККА 2(/сентября 1931 года выдало заказ под № 70900311, согласно которому заводу предписывалось к | ноября изготовить 6 опытных образцов танка БТ. Но к указанному сроку были изготовлены лишь три машины, которые приняли участие в ноябрьском параде в Москве. Причем по Красной апощади прошли лишь два танка, так как третий из-за возгорания двигателя был остановлен еще на подходе к ней. Два оставшихся БТ из-за неполадок в коробках передач еле смогли покинуть главную площадь страны.

Согласно постановлению Комиссии Обороны СССР N6 от 23 мая 1931 года ХПЗ к весне 1932 года должен был подготовить танковое производство по БТ с годовой программой 2000 танков. Причем завод к 1 января 1932 года должен был сдать 25 и подготовить к приемке еще 25 танков и 25 комплектов деталей и собранных механизмов с расчетом выпуска первых 100 танков не позднее 15 февраля 1932 года. Такой высокий темп выпуска танков был вызван начавшейся в 1930 году реорганизацией РККА. По плану реорганизации уже к 1 декабря 1932 года в войска должно было быть поставлено 2000 танков БТ. Всего к концу реорганизации на вооружении РККА планировалось иметь 4497 танков типа БТ.



Первый БТ-2 на испытаниях. Вооружение еще не установлено. Зима 1933 г.


Сборка БТ-2 на ХПЗ.

Освоение серийного производства нового танка на ХПЗ шло очень медленно. Связано это было не только с нежеланием руководства выпускать «чужую», навязанную заводу машину, но и с ограниченными возможностями производственной базы, которая изначально не была рассчитана на изготовление такого большого количества танков. Строительство же новых цехов задерживалось не только из-за отсутствия строительных материалов, но и из- за отсутствия необходимого специального оборудования, которое в основном изготавливалось за границей. Так, специальные металлорежущие станки были закуплены в Германии, Швейцарии и США.

Кроме того, на Ижорском заводе (ИЗ) столкнулись с рядом проблем при изготовлении бронелиста для корпуса и, особенно, башни нового танка. Вместо заданных 50 комплектов корпусов и башен ИЗ в 1931 году смог отправить на ХПЗ лишь 3. Вот почему к концу 1931 года вместо запланированных 25 ХПЗ удалось изготовить лишь 3 вышеупомянутых машины.

После изготовления первых опытных образцов БТ Н.М.Тоскин был отозван в Москву. Танковое СКБ ХПЗ с 6 декабря 1931 года возглавил талантливый инженер с дореволюционным стажем Афанасий Осипович Фирсов.

С запуском БТ в серийное производство количество дефектов не уменьшилось, а даже возросло. Дефекты были как в силовой установке, так и в основных механизмах трансмиссии и ходовой части. Двигатель «Либерти» был капризным, трудно запускался, имел большой расход масла, нередко перегревался, при запуске были случаи возгорания, так как в качестве топлива использовался авиационный бензин. Слабым местом силовой установки длительное время являлись воздухоочистители, которые недостаточно полно очищали воздух, поступающий в двигатель, от пыли, значительно сокращая тем самым срок его службы. Конические пары шестерен 3-й и 4-й скоростей коробки передач были неудовлетворительного качества. Критическое положение сложилось и с производством траков, так как Краматорский завод на протяжении всего 1933 года поставлял ХПЗ некондиционную сталь.

Конструкторы, производственники, работники ОТК, военной приемки ХПЗ и НИБТ Полигона сообща работали над устранением недостатков и осуществляли доводку БТ. В 1932 году начальником танкового отдела Т2 был назначен Л.И.Зайчик, главным технологом — К.И.Церсквицкий, начальником ОТК — С.Н.Махонин.

По мере развития на заводе танкостроения и возрастания его сложности водители-испытатели начали выполнять и функции исследователей. Поэтому одновременно с начатом серийного производства БТ на ХПЗ был создан опытный отдел, который возглавил инженер А.К.Кулик.



БТ-2 без башни.

Опытный цех стал одним из важнейших подразделений танкового производства завода. Он активно участвовал во всех проводимых сборочным цехом и военными представителями проверках и специальных испытаниях танка.

В КБ Т2К под руководством А.О.Фирсова с привлечением молодых конструкторов Н.А.Кучеренко, В.М.Дорошенко и других велись работы по дальнейшему совершенствованию серийно выпускавшихся машин.

В особую проблему выделилось оснащение танка БТ двигателями. Дело в том, что в связи с окончательным переходом на выпуск танков Т-18 (МС-I) в 1930 году на ленинградском заводе «Большевик» налаженное на нем производство авиационных двигателей М-5 было прекращено, то предусматривалось оснащать быстроходные танки авиационными моторами мощностью 350-500 л.с., организация производства которых была возложена на ВАО (Всесоюзное Авиационное Обьединение). Но так как новый авиационный завод в срок построен не был, то для обеспечения выпуска первых 100 танков Правительством было разрешено приобрести в США 50 двигателей «Либерти» в октябре и еще 50 — в декабре 1931 года. Для закупки этих моторов от У ММ был отправлен в США В.Д.Свиридов.

Обеспечение выпуска остальных танков БТ двигателями сначала планировалось осуществить за счет возобновления серийного производства двигателя М-5 на одном из авиационных заводов. Но в связи с тем, что в самолетостроении перешли на выпуск более мощного бензинового двигателя М-17, было принято решение не возобновлять серийное производство М-5, а закупить в США оставшиеся там неликвиды — авиационные двигатели «Либерти», которыми были оснащены все первые быстроходные танки.

Еще одной проблемой стал вопрос оснащения быстроходного танка вооружением.

Все дело в том, что при принятии на вооружение танка БТ в качестве основного вооружения на нем должна была устанавливаться 37-мм пушка Б-3. Опытный образец этой пушки был изготовлен еще в начале 1929 года и предназначался для установки в танк Т-18. Так как завод N 8 получил задание на изготовление 350 таких пушек, то летом 1931 года было принято решение при проектировании БТ установить в башню танка спаренную установку этой пушки и пулемета.

В процессе производства БТ в 1931 году окончательно выяснилось, что Главное Артиллерийское Управление (ГАУ) РККА не справилось с изготовлением опытного образца спаренной установки и вследствие этого отказалось от постановки ее на серийное производство. В результате в 1 квартале 1932 года пришлось менять чертежи башни, а первые 60 башен, изготовленных Ижорским заводом (ИЗ), — приспосабливать паллиативными мерами под раздельную установку 37-мм пушки Б-3 и пулемета ДТ, к тому же в этих башнях оказалось технически невозможно вырезать отверстие под шаровую установку пулемета ДТ. В таком виде башни вместе станками и поступили в войска.



БТ-2 с раздельной установкой 37-мм пушки Б-3 и 7,62-мм пулемета ДТ.


Серийный БТ-2 первого выпуска с пушкой Б-3 на испытаниях по преодолению препятствий.

Еще 240 башен под раздельную установку 37-мм пушки и 7,62-мм пулемета ДТ были выпущены Ижорским (120 шт) и Мариупольским (120 шт) заводами.

Начиная с 301-й машины, планировалась установка в башню БТ 45-мм пушки 20К спаренной с пулеметом ДТ. Конструкторские проработки показали, что 45-мм пушку установить в серийную башню БТ не представлялось возможным. Для установки этих пушек была спроектирована единая для танков БТ и Т-26 башня большего размера, которая позднее устанавливалась на БТ-5.

Пока в верхах решали вопрос о возможных вариантах установки вооружения на танк БТ, в целях загрузки производственных мощностей заводов Зам. Наркома тяжедой промышленности Павлуновский дал приказание изготавливать для первых 610 танков БТ старые башни, спроектированные под Б-3. В связи с тем, что завод N 8 всего смог поставить ХПЗ 190 пушек Б-3, правительством в мае 1932 года было принято решение о постановке на оставшиеся 440 танков БТ вместо этих пушек спаренной установки пулеметов Дегтярева — ДА-2.

Эти спаренные пулеметные установки поступили в РККА в течение IV квартала 1933 года. Причем монтаж спарки ДА-2 осуществлялся ремонтными органами войсковых частей.

Танки БТ с пулеметным вооружением отдельные авторы, особенно за рубежом, ошибочно называют БТ-1. В действительности же БТ-1 назывались первые два закупленных опытных образца «Кристи» М.1940. Танки с 37-мм пушкой или спаренной пулеметной установкой ДА-2 начиная с февраля 1933 года, официально стали именоваться БТ-2.

В 1932 году на ХПЗ было изготовлено 396, а в 1933 году еще 224 танка БТ-2. Причем 13 первых выпущенных танков в целях ускорения освоения серийного производства и обучения личного состава танковых войск имели корпуса и башни, выполненные из простого железа. 10 танков были отправлены в учебные заведения и части, а 3 машины находились на ХПЗ и использовались для проведения опытно-конструкторских работ.

Кроме того, еще 53 железных башни было установлено на первые танки БТ. Изготовление железных башен было вызвано тем, что Мариупольский завод своевременно не освоил производство броневых башен из стали «Д»(Дыренкова), в результате все выпускаемые заводом башни имели сквозные трещины и не могли быть установлены на боевых машинах.

В конце 1932 года броня «Д», которая при испытаниях показала отличные качества по пулестойкости, была снята с производства ввиду ничтожного выхода годных бронедеталей и ее нерентабельности. Большинство деталей, изготовленных из брони «Д», имели трещины и отбраковывались при ее изготовлении на Мариупольском заводе. Поступавшие на сборку бронированные листы работниками ОТК ХПЗ также браковались в большом процентном отношении. Отдельные же корпуса, изготовленные из брони «Д», после такой двойной отбраковки имели хорошие технические показатели.

Все машины, отправленные в войска, были учебными и имели отличительный знак (башни и корпуса окрашивались внутри белой краской и красной полосой. Во время эксплуатации и ремонта в некоторых частях были отмечены случаи закрашивания белой краской отличительных полос.



Танк БТ-2 с пулеметным вооружением.


БТ-2 с раздельной установкой 37-мм пушки Б-3 и 7,62-мм пулемета ДТ.

К концу 1934 года на 15 танках железные башни были заменены на бронированные. В первом квартале 1935 года планировалось заменить в войсках 10 корпусов и 48 башен, но это не было сделано из-за перехода ХПЗ на выпуск танка БТ-5.

В конце 1932 года Мариупольский завод стал изготавливать бронекорпуса и башни из брони «МИ» собственной разработки. Эта броня представляла собой тип двухслойной стали. Сложная технология изготовления приводила к очень большому проценту брака (из 12 тонн произведенной брони 11 тонн составлял брак). Но по пулестойкости эта броня в 1933 году превосходила броню «ПИ» Ижорского завода.

В самый разгар серийного производства БТ-2, Управление Механизации и Моторизации РККА 29 января 1933 г. подписало договор N 157430 с московским ремонтным литейно-механическим заводом «МОЖЕРЕЗ» о восстановлении двух закупленных в Америке танков Кристи «М.1940», именуемых как «Оригинал-1» и «Оригинал-Г1».

В связи с тем, что работы по восстановлению танков протекали крайне медленно, то уже через месяц по распоряжению УММ РККА от 25.02.33 г. срочным порядком обе машины с разобранными механизмами были отправлены для восстановления на ХПЗ.

В марте 1933 года обе восстановленные машины были переданы в опытный цех Т20 отдела Т2 ХПЗ.

Осенью 1938 года (после того, как на основании постановления КО N 180 от 1.08.38 г. в НИАБТ Полигоне АБТУ РККА был создан музей боевых машин) «Оригинал-1» занял достойное для него место на открытой площадке. Последние упоминания о наличии в экспозиции музея этого танка датированы 16 июня 1941 года. Дальнейшая судьба этой машины, к сожапению, пока остается неизвестной.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 1.184. Запросов К БД/Cache: 0 / 0