Глав: 13 | Статей: 13
Оглавление
Евгений Андреевич Разин (Неклепаев) – военный историк, генерал-майор, долгие годы он был преподавателем Академии им. Фрунзе. В книге о битвах Древней Руси показаны крупнейшие сражения этого периода, начиная от первых походов русских князей до знаменитых сражений Александра Невского. В отличие от многих исследователей, которые просто пересказывают соответствующие военные кампании, Е.А. Разин рассматривает войну с разных ракурсов, уделяя особое внимание политике древнерусских княжеств, причинам военных действий, особенностям ведения войны в этот период. Не случайно его труды стали классикой истории военного дела и до сих пор пользуются спросом как специалистов, так и читателей, интересующихся данной темой.

Военные походы Святослава

Военные походы Святослава

Сын Игоря Святослав отличался храбростью и выносливостью. Когда Святослав возмужал, «нача вои совокупляти многи и храбры и легко ходя, аки пардус (барс), войны многи творящие. Ходя воз по себе не возяше, ни котла; ни мяс варя, но погонку изрезав конину ли, зверину ли, или говядину, на углях испек ядяще, ни шатра имяша, но подклад постлав и седло в головах, такоже и прочие вои его вел бяху».

Лев Диакон оставил описание внешнего вида Святослава. «Видом он был таков: среднего роста, ни слишком высок, ни слишком мал, с густыми бровями, с голубыми глазами, с плоским носом, с бритой бородой и с густыми длинными, висящими на верхней губе волосами. Голова у него была совсем голая, но только на одной ее стороне висел локон волос, означающий знатность рода; шея толстая, плечи широкие и весь стан довольно стройный. Он казался мрачным и диким. В одном ухе висела у него золотая серьга, украшенная двумя жемчужинами, с рубином, посреди их вставленным. Одежда на нем была белая, ничем, кроме чистоты, от других не отличная».

Русский летописец сообщает интересный эпизод, который характеризует Святослава. Чтобы предотвратить поход руссов на Царьград, византийский император послал князю руссов богатые дары, не взглянув на которые Святослав сказал своим «отрокам»: «схороните», т. е. спрячьте. Когда же император прислал ему в качестве подарка оружие, то Святослав начал любоваться им и хвалить его. Этот факт говорит о его любви к оружию.

Храброй и выносливой была и дружина Святослава, предпочитавшая лошадь ладье и умело использовавшая и то и другое. Византийский историк Лев Диакон противоречит сам себе, когда говорит, что руссы не умели сражаться в конном строю, и в то же время сообщает об их конных атаках. Дело в том, что дружина Святослава, как видно, могла сражаться в конном и пешем строю в зависимости от обстановки. Из сообщения русского летописца о том, что Святослав и его дружина питались кониной и имели седла, можно сделать вывод, что дружина была конной, а не пешей. Но дружина пользовалась и ладьями для передвижения по рекам, где это было удобно, и могла сражаться в пешем строю, выстраиваясь для боя в несколько шеренг.

Святослав продолжал политику своих предшественников, стремясь увеличить территорию древнерусского государства, защитить его границы, обезопасить волжский торговый путь и взять в свои руки весь великий торговый путь «из варяг в греки». Лев Диакон сообщает требование Святослава к византийскому императору о переселении «из Европы, им не принадлежащей, в Азию; да не мечтают, что тавроскифы. (руссы) без сего примирятся с ним».

Внешняя политика Святослава вытекала из насущных потребностей древнерусского государства и преследовала цель укрепления политического положения и безопасности страны. Это были не «военные авантюры», как неправильно характеризуют походы руссов этого времени некоторые историки. Святослав не был «искателем военного счастья» и не «удальство и славолюбие дружинного начальника», как пишет историк Гильфердинг, завлекли его на Кавказ и Дунай. Политика, которую настойчиво проводил Святослав, обеспечила дальнейший рост и укрепление древнерусского государства.

Из сообщений русских летописцев и из восточных источников известно, что прежде всего была решена хазарская проблема. Некоторые славянские племена все еще платили хазарам дань. Хазарский каганат и волжские болгары преграждали славянам путь в Азию по Волге и Каспию. Поэтому первый большой поход Святослав предпринял против хазар.

В 965 г. рать руссов под командованием Святослава разбила хазарское войско, разрушила крепости – Итиль на Волге, Саркел на Дону и Семендер на Куме и таким образом нанесла последний удар по Хазарскому каганату, после чего он перестал существовать. Это имело важное значение для взаимоотношений восточных славян с мусульманским миром. В том же году рать руссов одержала победу над ясами (осетинами) и касогами (черкесами), которые жили на Кубани. Поход закончился завоеванием Тмутаракани (Таманского полуострова). Главной силой на берегах Каспия и на побережье Понта (Черного моря) стало древнерусское государство.

В 966 г. Святослав со своей дружиной пошел на р. Оку, победил славянское племя вятичей и заставил их платить дань. Затем руссы пришли на Волгу и разбили камских болгар. «В это наше время, – писал арабский географ второй половины X века Ибн-Хаукаль, – не осталось ничего ни от болгар, ни от буртасов, ни от хазар. Дело в том, что на всех них произвели нашествие руссы и отняли у них все эти области, которые и перешли во власть их (руссов)…»

Так последовали один за другим два удара: один на юго-восток, второй на северо-восток, которые решили восточную проблему древнерусского государства.

Эти походы показывают большую подвижность рати руссов, совершавшей в короткий срок тысячекилометровые походы, побеждавшей врага как в полевом бою, так и при штурме сильных крепостей. Восточный поход имел важное стратегическое значение. Разбив хазар и болгар, Святослав обезопасил свой тыл для борьбы с Византией.

Продолжая политику своих предшественников, Святослав устремился на Балканы. «Пылкий, отважный, сильный и деятельный» по характеристике Льва Диакона, князь руссов решил воспользоваться благоприятной обстановкой – ослаблением Болгарии и Византии – завоевать Царьград и перенести политический центр древнерусского государства на Дунай. Своей матери и боярам Святослав сказал: «Не любо ми есть в Киеве быти, хочу жить в Переяславци на Дунае, яко то есть середа в земле моей, яко ту вся благая сходятся: от грек злато, паволоки, вина, овощеве разноличия, из чех же, из Угор серебро и комони, из Руси же скара и воск, мед и челядь». Все это говорит об определенной устремленности политики Святослава. Поэтому нельзя согласиться с Львом Диаконом, изображавшим князя руссов византийским наемником и видевшим причину войны в интригах византийских дипломатов.

Справедливо говорит об этом русский летописец: «Иде Святослав на Дунай, на Болгары. Бившемся обоим, одоле Святослав болгаром, и вся город 80 до Дунаеви, седе княже ту в Переяславци, емля дань на грецах». Сев княжить в Переяславце, Святослав получал дань с греков. Уже по одному этому он не был наемником Византии.

Византийское посольство к Святославу с богатыми дарами могло быть лишь поводом к ускорению похода в Болгарию, но не его причиной. Успешно решив хазаро-болгарскую проблему на Волге, Святослав приступил к решению болгаро-византийской проблемы на Дунае. Политика и стратегия руссов во второй половине X в. не носила стихийного характера, как это изображает Лев Диакон. Это была борьба за последовательное достижение крупных политических целей для укрепления мощи древнерусского государства.

* * *

В 968 г. Святослав предпринял первый поход в Болгарию. По сообщению Льва Диакона, руссов было 60 тыс. человек. Но русский летописец говорит, что во втором походе дружина Святослава насчитывала только 10 тыс. человек. Вряд ли большее число воинов участвовало и в первом походе.

Рать под командованием Святослава на ладьях спустилась по Днепру в Понт, дошла до устья Дуная и, когда готовилась высадиться на берег, была встречена болгарами, количество которых Лев Диакон, значительно преувеличивая действительную цифру, определяет в 30 тыс. человек.

Руссы быстро высадились на берег, сомкнули щиты и с мечами атаковали болгар, которые не выдержали удара и обратились в бегство. Войско болгар укрылось в Доростоле, но не удержало его. Святослав овладел придунайской частью Болгарии, взяв около 80 городов, и стал княжить в Переяславце на Дунае.

Византийский император Никифор понимал, что руссы пришли в Болгарию не союзниками Византии, а ее противниками. Поэтому византийцы деятельно готовились к войне: снаряжали тяжелую конницу, одетую в железные латы, вооружали пехоту, строили метательные орудия, перегородили Боспор тяжелой железной цепью. Одновременно они старались привлечь болгар на свою сторону, а печенегов подкупили для нападения на Киев.

Печенеги окружили Киев и держали его в осаде. Только хитрость воеводы Претич спасла город. Воевода изобразил прибытие сторожи, за которой якобы шел полк с князем «без числа множество». Печенеги всему этому поверили и отступили от города. К Святославу был послан гонец, заявивший ему: «Ты, княже, чужея земли ищещи и блюдеши, а своея ся охабив, малы бо нас не взяше печенези, матерь твою и дети твои».

Услышав об опасности, грозящей Киеву, Святослав со своей дружиной сел на коней и устремился в столицу. Здесь он собрал «воев», прогнал печенегов в степи и восстановил мир.

В 969 г. был предпринят второй поход в Болгарию. Снова пришлось преодолевать сопротивление болгар, которые укрылись, как говорит летопись, в Переяславце. Надо полагать, что речь идет о Преславе, что южнее Переяславца на Дунае. Болгарское войско осуществило общую вылазку и «бысть сеча велика». Но руссы, воодушевляемые Святославом, разбили болгар «и взя град копьем», т. е. приступом. Путь на Царьград был открыт.

Овладев Преславой, Святослав «посла к грекам, глаголя: «Хочю на вы ити, взяти град ваш, яко и сей». К этому времени власть в Византии захватил Иоанн Цимисхий. Желая выиграть время, он направил к Святославу послов с предложением выплатить дань, а затем стал угрожать ему своим войском. На это Святослав ответил: Не вижу никакой необходимости, побуждающей римского государя к нам идти; по сему да не трудится путешествовать в нашу землю; мы скоро сами поставим шатры свои перед византийскими воротами, обнесем город крепким валом и, если он решится выступить на подвиг, мы храбро его встретим, покажем ему на самом деле, что мы не бедные ремесленники, живущие одними трудами, но храбрые воины, побеждающие врагов оружием.

Вслед за этим руссы начали энергично готовиться к походу на Царьград. Они усилили свое войско болгарами, которые были недовольны господством Византии, наняли отряды печенегов и венгров. 30-тысячная рать выступила в поход, преодолела Балканы, взяла Филиппополь и двинулась к Адрианополю.

Цимисхий поспешно стянул войска из Малой Азии к Боспору и переправил их на европейский берег. Кроме того, он организовал полк «бессмертных» (отлично вооруженную личную гвардию), усилил флот и выдвинул на границу сильный отряд под командованием Варды Склира, приказав ему засылать в страну руссов лазутчиков в одежде руссов и знающих «оба языка» с задачей выяснять намерения противника.

Когда рать руссов появилась под Адрианополем, Варда вынужден был укрыться за крепкими стенами города. Лев Диакон объясняет это трехкратным численным превосходством противника, определяя численность отряда Варды в 10 тыс. человек. Русский летописец в свою очередь преувеличивает численность войска Варды Склира, определяя его в 100 тыс. человек. Летописец сообщает: «Видевшие же Русь убояшаяся зело множества вой, и рече Святослав: «уже нам некомо ся дети, волею и неволею стати противу: да не посрамим земле Русския, но ляжем костьми, мертвым бо срама не имам, аще ли побегнем, срам имам, ни имам убежати; но станем крепко, аз же пред вами пойду, аще моя глава ляжет, то промыслите собою»; и реша вои: идеже глава твоя, ту и свои главы сложим».

Отсиживаясь за стенами Адрианополя, Варда Склир выжидал разложения в рядах противника, что имело основание как в отношении болгар, так и наемников – печенегов и венгров, которые проявили неустойчивость. Когда были получены данные о неустойчивости противника, Варда решил сделать общую вылазку и дать бой. Его замысел заключался в том, чтобы завязать бой конницей и преднамеренным отступлением заманить врага под внезапный удар войск, расположившихся в засаде. Для этого Варда разделил свои силы на три части: две из них расположил в засаде в лесу на флангах, а в центре на открытую равнину выдвинул конницу.

Рать Святослава также была разделена на три части: главные силы составляли руссы и болгары, отдельно располагались печенеги и венгры.

Конница Варды устремилась на печенегов, а затем повернула обратно. Печенеги начали преследовать ее, но внезапно были атакованы большим отрядом византийцев, надо полагать, из засады во фланг. Оказав слабое сопротивление, печенеги бросились бежать, скрываясь за расположением руссов.

Тогда на византийцев понеслась конница венгров, затем за нею двинулась конница и пехота руссов. Первая атака конницы венгров была отражена. При второй атаке руссы врубились в ряды византийцев. Упорный бой протекал с переменным успехом.

«Когда сражение колебалось на другую сторону, тогда Вард приказал трубить и стучать в бубны. Засадное войско тотчас, по сему знаку, выбежало из лесу, окружило с тылу неприятелей и тем поселило в них такой ужас, что они начали отступать». Возможно, что удар из засады вызвал временное замешательство в рядах руссов, но боевой порядок был быстро восстановлен. «И исполчишася Русь, и бысть сеча велика, и одоле Святослав, и бежоша греци; и поиде Святослав ко граду, воюя и грады разбивая, яже стоят и до днешнего дне пусты». Так русский летописец говорит об исходе боя. И, видимо, так оно и было. Вряд ли после победы, о которой пишет Лев Диакон, византийский император стал бы предлагать дань и просить заключения мира. К тому же византийский историк сообщает неправдоподобные цифры потерь: руссы якобы потеряли свыше 20 тыс. человек, а византийское войско потеряло лишь 55 человек убитыми и много ранеными.

Получив дань, Святослав возвратился в Переяславец, откуда послал своих «лучших мужей» к византийскому императору для заключения договора. Основанием для этого была малая численность дружины, понесшей большие потери. Поэтому Святослав сказал: «Пойду в Русь приведу боле дружины (так как малой численностью руссов могли воспользоваться византийцы и окружить дружину Святослава) в граде; а Руска земля далеча, а печенези с нами ратны», т. е. из союзников превратились во врагов.

По бою под Адрианополем можно судить о тактике руссов, которые наемной конницей изматывали врага и заставляли его развернуть все свои силы. Когда боевой порядок противника был дезорганизован, а его воины уже утомлены, на них обрушилась конница и пехота руссов. Византийцы из засады ударили с тыла, но руссы стойко сражались и в окружении и в конце концов одолели врага.

* * *

Есть все основания полагать, что к Святославу прибыло из Киева небольшое пополнение, так как сам он не уходил за новой дружиной и продолжал несколько месяцев сражаться с сильной византийской армией. Не имея достаточных сил и полагаясь на договор с Цимисхием, Святослав не занял горные проходы через Балканы и оставил открытым устье Дуная. Это была его крупная стратегическая ошибка. Кроме того, рать руссов оказалась разделенной на две части: главные силы находились в Доростоле, отряд под командованием Сфенкела был расположен в Преславе. Распыление сил – вторая стратегическая ошибка Святослава.

Этими ошибками Святослава воспользовался Цимисхий.

В апреле 971 г. византийский император двинул к устью Дуная сильный флот в 300 судов, вооруженных «греческим огнем», а у Адрианополя начал сосредоточивать сухопутную армию.

Когда Цимисхий получил от разведчиков донесения о том, что горные проходы не заняты и руссы их не обороняют, он быстро двинулся вперед с сильным передовым отрядом (2 тыс. «бессмертных», 13 тыс. конницы и 15 тыс. пехоты) и без труда преодолел Балканы. За ним следовали остальные силы и большой обоз с осадными и камнеметными машинами и продовольствием. В Болгарии византийские лазутчики распространили слух, что Цимисхий идет не покорять болгарский народ, а освобождать его от руссов, и руссы вскоре лишились поддержки со стороны болгар.

Все византийское войско двинулось к Преславе. Цимисхий стремился уничтожить руссов по частям, наметив первым объектом отряд Сфенкела, который не ожидал вероломного нападения. Численность отряда руссов Лев Диакон определяет в 15 тысяч воинов, что неправдоподобно, так как вся дружина Святослава не намного превышала эту цифру.

На рассвете 13 апреля Цимисхий построил свои полки «густыми рядами» и под звуки труб, кимвалов и бубнов двинулся к Преславе. Обнаружив наступление византийцев, руссы выступили из города и на ровном поле «стали в сильный боевой порядок». Цимисхий приказал начать атаку. Завязался упорный бой. По словам Льва Диакона, «битва с обеих сторон была равная», Византийский император бросил в бой своих «бессмертных», которые атаковали левое крыло руссов и вынудили их отступить и укрыться за крепостными стенами. Попытка взять город с ходу не удалась, так как руссы «сильно со стен стреляли». С наступлением ночи бой прекратился.

На другой день, когда прибыло остальное византийское войско с осадными машинами, Цимисхий решил штурмовать крепостные стены. Он «поставил полки в твердый, неразрывный строй» и приказал обстреливать стены из камнеметных машин, луков, пращей и метанием копий. Руссы со стен бросали камни, метали стрелы и копья, но перевес все же был на стороне византийцев. Когда оборонявшиеся, не выдержав сильного обстрела, покинули стены, Цимисхий приказал установить штурмовые лестницы, по которым византийцы взошли на крепостные стены и ворвались в город.

Руссы отступили во двор болгарского царя, обнесенный оградою, оставив одни ворота открытыми. Когда отряд византийцев в 150 воинов устремился в эти ворота, он был внезапно атакован руссами из засады и уничтожен. Цимисхий приказал обстреливать дворец горящими стрелами. Оборонявшиеся покинули горящее помещение и построились для боя на открытом месте. Византийцы, имея большое численное превосходство, окружили отряд Сфенкела. В результате упорного боя только немногим руссам во главе со Сфенкелом удалось прорваться и уйти в Доростол.

Борьба за Преславу показывает, что оборона отряда руссов носила упорный характер (бой на подступах к крепости, засады в городе). Стойко обороняли руссы и крепостные стены. Только сильный обстрел заставил их отступить во двор болгарского царя. Исход борьбы за крепость был решен в открытом бою. Часть оборонявшихся прорвалась из окружения, остальные погибли, но никто не сдался в плен.

* * *

Отпраздновав первый успех, Цимисхий 17 апреля двинулся к Доростолу, заняв по пути ряд болгарских городов, «которые отложились от россиян и пристали к римлянам». 23 апреля византийское войско подошло к Доростолу. Лев Диакон говорит, что у руссов по-прежнему было 60 тыс. воинов, но это не соответствует действительности, так как Святослав говорил о малочисленности своего войска и собирался идти на Русь за новой дружиной. Войско Цимисхия значительно превосходило рать руссов.

23 апреля 971 г. произошел первый бой под Доростолом, началом которого явилось нападение засады руссов на передовой небольшой отряд византийцев. Руссы уничтожили этот отряд, но и сами погибли.

Руссы ожидали врага на ближних подступах к Доростолу, «сомкнув щиты и копья, наподобие стены». Боевой порядок византийского войска состоял из двух линий: в первой линии находились конные латники, составлявшие два крыла; во второй линии построились лучники и пращники, им было приказано непрерывно стрелять.

Бой был упорный. Руссы отразили 12 атак. К вечеру Цимисхий собрал всю свою конницу и бросил ее против уже утомленного противника. Под ударами многочисленной конницы византийцев пехота руссов отступила и укрылась за городскими стенами Доростола.

24 апреля византийское войско строило укрепленный лагерь под Доростолом. Цимисхий выбрал небольшую возвышенность, на которой были установлены шатры, вокруг выкопан глубокий ров и насыпан земляной вал. Цимисхий приказал на валу воткнуть в землю копья и на них повесить щиты.

25 апреля византийский флот подошел к Доростолу и блокировал город со стороны Дуная. Святослав приказал вытащить свои ладьи на берег, чтобы их не сжег враг. Рать руссов оказалась в окружении. В тот же день Цимисхий подступил к городу, но руссы не вышли в поле, а только со стен и из башен бросали в противника камни и метали стрелы. Вскоре византийцы возвратились в лагерь.

К вечеру дружина Святослава в конном строю выступила из города. Лев Диакон отмечает, что руссы якобы в первый раз появились на конях «и вовсе не умели на лошадях сражаться». Если руссы не могли сражаться в конном строю, то тогда непонятно, почему Цимисхий – опытный военачальник не воспользовался беспомощностью руссов и не атаковал их. Воины, которые питались на походе кониной и спали на попонах, положив под голову седла, такие воины умели не только сидеть на лошади, но и сражаться в конном строю. Итак, Цимисхий не решился атаковать дружину Святослава, и она возвратилась в Доростол.

26 апреля произошел второй бой под Доростолом. Рать руссов вышла в поле и выстроилась, всего вероятнее, в пешем строю, сомкнув щиты и выставив копья; воины были в шлемах и кольчугах. Византийцы атаковали руссов. Завязался упорный бой, в котором пал воевода Сфенкел. По сообщению византийского историка Кедрина, руссы сохранили за собой поле боя и оставались там всю ночь с 26 на 27 апреля. Утром бой возобновился. К полудню Цимисхий направил в тыл дружине – Святослава отряд. Боясь оказаться отрезанными от города, руссы отступили за крепостные стены.

В ночь на 28 апреля по приказанию Святослава вокруг Доростола был выкопан глубокий ров, чтобы осаждающие не могли близко подойти к крепостной стене и установить свои осадные машины.

В темную ночь на 29 апреля руссы провели первую большую вылазку за продовольствием на ладьях, что свидетельствует о слабости блокады Доростола со стороны Дуная. С большими запасами продовольствия руссы возвращались в город. В это время они заметили византийцев, поивших в Дунае коней и собиравших на берегу дрова. Отряд высадился на берег и внезапно атаковал противника, византийцы в страхе бросились к своему лагерю. Цимисхий, разгневанный на своего начальника флота за беспечность, приказал усилить бдительность и не выпускать руссов. С суши он приказал перекопать глубокими рвами все дороги и тропинки и выставить на них стражу. Осада продолжалась три недели.

В течение этого времени руссы не выходили из Доростола. Цимисхий стенобитными и метательными машинами разрушал городские стены и выводил из строя их защитников.

* * *

19 июля Святослав организовал вторую большую вылазку с целью уничтожения осадных и стенобитных машин противника. Время для вылазки было выбрано очень удачное – после обеда, когда бдительность врага была ослаблена, так как сон одолевал воинов от «выпитого вина». Сильный отряд руссов неожиданно напал на противника и зажег его осадные сооружения. Начальник осадных машин был убит. Этот успех воодушевил руссов.

20 июля руссы снова вышли из города и построились для боя. Цимисхий выступил «густою фалангою», как пишет Лев Диакон, а по Кедрину – в клинообразном строю. Завязался третий бой. Первые атаки византийцев были отражены. Но когда руссы потеряли одного из своих крупных военачальников они «закинули щиты за спину» и начали отступать к городу. Византийцы между убитыми руссами нашли женщин, которые в мужском снаряжении сражались так же храбро, как и мужчины.

21 июля Святослав собрал комент (военный совет). На поставленный вопрос – что делать? – одни говорили о необходимости спасаться бегством на ладьях в глубокую ночь, другие советовали начать мирные переговоры и добиться пропуска оставшейся дружины по Дунаю. «Тогда Святослав, вздохнув от глубины сердца, сказал: «Погибнет слава, сопутница российского оружия, без труда побеждавшего соседних народов и, без пролития крови, покорявшего целые страны, если мы теперь постыдно уступим римлянам. И так с храбростью предков наших и с тою мыслью, что русская сила была до сего времени непобедима, сразимся мужественно за жизнь нашу. У нас нет обычая бегством спасаться в отечество, но или жить победителями или, совершившим знаменитые подвиги, умереть со славою». Выслушав своего князя, комент решил сражаться.

22 июля был дан последний, четвертый бой. Рать руссов вышла в поле, и Святослав приказал запереть городские ворота, чтобы никто не мог думать о спасении за крепостными стенами. Цимисхий также вывел свое войско из лагеря и построил его для боя.

Лев Диакон пишет, что бой начался на закате солнца, что мало вероятно, так как бой был упорный и длительный. Кедрин сообщает, что около полудня обозначился кризис боя, следовательно, начало его надо отнести к утру.

Бой начали руссы атакой вражеского боевого порядка. Около полудня византийцы стали сдавать. Тогда Цимисхий поскакал со свежим отрядом всадников, задержал наступление руссов и приказал уставших бойцов освежить водою и вином. После этого византийское войско двинулось в контратаку, которая, однако, успеха не имела. Руссы сражались стойко.

Второй этап боя – преднамеренное отступление византийцев, обход руссов с фланга и тыла и отступление руссов в Доростол. Так как руссы не удалялись от города, византийцы для их окружения не могли использовать свое численное превосходство. Поэтому Цимисхий разделил свое войско на два отряда: одному отряду под командованием Патрикия Романа и Петра столоначальника было приказано вступить в бой, а затем отступать, заманивая противника на открытую равнину, другой отряд под начальством Варды Склира должен был зайти с тыла и преградить врагу путь отступления в Доростол. Этот план удачно осуществлялся: византийцы стали отступать, а руссы, увлеченные успехом, начали их преследовать и удалились от города.

Однако бой носил упорный характер, и победа долго склонялась то в пользу руссов, то в пользу византийцев. Тогда Варда зашел с тыла и атаковал обессилевшего противника. Начавшаяся в это время буря понесла тучи песка в глаза руссов. Но руссы храбро сражались, прорвали кольцо окружения и отступили в Доростол. Так закончился последний бой под Доростолом.

Лев Диакон сообщает, что у руссов в этом бою было 15 тыс. убитых; византийцы взяли 20 тыс. щитов и множество мечей, византийцы же имели якобы только 350 человек убитыми и «множество раненых». Несомненно, это искажение исторической правды. При таких незначительных потерях вряд ли византийцы стали бы отступать.

На следующий день Святослав предложил Цимисхию начать переговоры. «Государь охотно принял предложение союза», что, однако, вряд ли могло иметь место, если бы победа в последнем бою была на стороне византийцев. Святослав обязался не воевать с Византией, а Цимисхий должен был беспрепятственно пропустить ладьи руссов и выдать на дорогу по две меры хлеба каждому воину. Лев Диакон сообщает, что получивших хлеб было 22 тыс. человек. Эту цифру он называет для того, чтобы обосновать огромные потери руссов (22 тыс. осталось из 60 тыс., бывших якобы в Доростоле к началу обороны).

На берегу р. Истр состоялось свидание Святослава с Цимисхием, после чего рать руссов двинулась к Понту. Коварные византийцы предупредили печенегов о том, что руссы идут малой дружиной и с богатой добычей. Печенежский хан Куря организовал засаду на порогах и напал на руссов. В жестоком бою пал Святослав и почти вся его дружина. В Киев вернулся только воевода Свенельд с небольшим отрядом.

* * *

Святослав настойчиво стремился овладеть бассейном Дуная, чтобы надежно обеспечить путь «из варяг в греки». Святослав предпринял поход с целью утвердиться на Дунае, что имело в то время для государства руссов важное политическое, экономическое и военное значение. Занимая Балканы, руссы создавали плацдарм для удара по Византии с суши. Кроме того, попытка Святослава удержаться в Переяславце на Дунае показывает стремление переместить политический центр древнерусского государства ближе к богатым странам юга и объединить все славянские племена. Таково политическое значение походов против Византии.

Войны древнерусского государства способствовали. развитию военного искусства как раз в тот период, когда в западной Европе наблюдался его упадок.

В отношении стратегии необходимо прежде всего отметить те крупные политические цели, которые преследовали руссы на Волге и Северном Кавказе, на Понте и на Истре (Дунае). Внешняя политика руссов была направлена на расширение древнерусского государства, на усиление его могущества и обеспечение безопасности. Следует обратить внимание на связь и последовательность решения стратегических задач: сначала Святослав устремился на восток и юго-восток и, только обеспечив безопасность государства с этих направлений, предпринял походы на Балканский полуостров; сначала он утвердился в Болгарии, а затем начал поход на Византию. Стратегическая цель этого похода достигнута не была, в частности, потому, что отсутствовала поддержка рати руссов со стороны народа и значительной части племенной знати, старавшейся отозвать Святослава в Киев. Отсутствовала также и промежуточная база.

Русский летописец дважды говорит о стратегическом приеме Святослава. Давая общую характеристику его способу действий, летописец пишет: «Посылаша к странам глаголя: «хочу на вы ити». Также поступил Святослав и по отношению к византийскому императору. Этот прием исключал стратегическую внезапность, но морально действовал на противника и обеспечивал инициативу, которую Святослав всегда старался держать в своих руках. Кроме того, своим предупреждением князь добивался того, что противник заранее сосредоточивался в одном месте, чем подставлял себя под удар. Как правило, рать руссов под командованием Святослава действовала наступательно, поэтому ей удавалось захватывать и удерживать в своих руках стратегическую инициативу. Святослав упорно добивался намеченной цели, и поэтому византийская политика натравливания успеха не имела – отразив удар печенегов на Киев, князь снова вернулся на Дунай и предпринял поход на Византию.

Святослав стремился сначала разбить противника, а затем уже брать города и занимать территории. Этого принципа он придерживался даже и в обстановке вынужденной обороны. Если же противник укрывался за городскими стенами (Адрианополь), руссы терпеливо выжидали, пока он решится выйти в поле.

Для тактики рати руссов под командованием Святослава характерна активность, стремление действовать наступательно, что относится даже и к обороне Доростола. Четыре боя дали руссы под стенами города, успешно провели две большие вылазки и множество частных вылазок. Главным содержанием тактики руссов был бой, в котором Святослав видел единственное средство решения исхода борьбы.

При наличии значительного численного превосходства противника Святослав давал оборонительный бой, имевший целью нанести поражение противнику, а не только отразить удары. Если враг одолевал, то руссы отступали, закинув за спину щиты и отражая атаки преследующих. Оказавшись в окружении, они мечами прокладывали себе дорогу и выходили из него.

Боевой порядок пехоты состоял из сплошного глубокого строя. Это сплошное глубокое построение являлось одним из источников стойкости русской пехоты и основным преимуществом ее перед противником. Воины, сомкнув свои щиты и выставив копья, создавали как бы подвижную «стену», отличавшуюся большой силой удара в атаке и стойкостью в обороне. Сплошной, глубокий строй в. несколько тысяч человек требовал предварительного обучения, и, без сомнения, воины рати руссов проходили обучение перед походом.

Летописец упоминает «сторожу» – охранение на походе – и полк как организационную единицу.

Рать руссов состояла из пехоты и конницы. Преимущество руссов заключалось в том, что их конница могла вести бой в конном и пешем строю. Пехота совершала переходы на ладьях, конница следовала берегом. Можно полагать, что лошади шли с коноводами, а всадники находились в ладьях и не утомлялись. Выйдя на берег, рать руссов в зависимости от обстановки сражались или в пешем или в конном строю. Можно видеть и взаимодействие пехоты и конницы (бой под Адрианополем).

Главным родом византийского войска была тяжелая конница, которая обычно стремилась атаковать фланги и тыл боевого порядка руссов в то время, когда пехота сковывала их с фронта. При осаде Доростола византийцы имели лучшую технику того времени, на Дунае у них была сильная флотилия, которая блокировала Доростол. Но Цимисхий плохо организовал взаимодействие речной флотилии с сухопутной армией. Несмотря на то что византийцы имели численное и техническое превосходство, они не смогли разбить своего противника в полевом бою и взять штурмом Доростол. Войско руссов стойко выдержало трехмесячную осаду. Враг вынужден был согласиться на условия, предъявленные Святославом.

Следует обратить внимание на способы морального воздействия Святослава на свою рать, способы, которыми неоднократно и с успехом пользовались русские полководцы: Александр Невский, Дмитрий Донской, Петр I, Суворов, Кутузов. Собрав военный совет, Святослав призывал сразиться «за жизнь», указывая на славу, на храбрость, на непобедимость руссов, которые или остаются жить победителями или умирают со славою, но живыми в плен никогда не сдаются.

Особую храбрость руссов отметил Лев Диакон словами: «…сей народ отважен до безумия, храбр, силен…». Эту храбрость, силу и искусство ведения войны и боя показала рать под командованием Святослава.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.187. Запросов К БД/Cache: 3 / 1