Глав: 6 | Статей: 11
Оглавление
«Дюнкерк» и «Страсбург» запомнились не только тем, что стали первыми французскими капитальными кораблями, построенными после первой мировой войны. Они полноправно считаются первенцами нового поколения боевых судов- поколения быстроходных линкоров, ставших символом морской мощи в 30-40-х годах. Таким образом, в истории военного кораблестроения они могут претендовать на такое же почетное место, что и построенный после русско- японской войны английский «Дредноут». Ведь именно закладка «Дюнкерка» стимулировала новый виток гонки морских вооружений, конечно, не такой масштабный, как перед первой мировой войной, но вызвавший появление суперлинкоров доселе невообразимых размеров и мощи: кораблей типов «Бисмарк», «Литгорио», «Айова», «Ямато», «Ришелье» и других.

Вооружение

Вооружение

Таблица 2. Основные характеристики стоявших на “Дюнкерке" и “Страсбурге” орудий.
Орудие 330-мм/52 130-мм/45 37-мм/60 13,2-мм
Модель 1931 и 1932 1933 1933 1929
Вес ствола, т 68.5 3,7 0,3 0,03
Вес снаряда, кг 570 32,1/29,5 зенитный 0,75 0,052
Начальная скорость, м/с 850 800/840 810 800
Дальность стрельбы, м 41500 20870 8000 6500
Угол возвышения, град. -5...+35 -т...+75 -15...+80 -15...+90

Главная батарея.

На выбор калибра главных орудий новых французских кораблей сильно повлияло строительство Германией своих броненосцев типа "Дойчланд". На совещании технического комитета в 1929 году вооружение из восьми 305-мм орудий сочли недостаточным для удовлетворения выдвинутых Высшим Советом требований. Предлагалось перейти к 330- мм калибру или даже к 380-мм, разместив 6 стволов в двух трехорудийных башнях. Но с появлением немецких броненосцев французские конструкторы и специалисты по вооружению решили, что для борьбы с ними наилучшими будут 330-мм орудия. Тем более, что разработка 380-мм 3-орудийной башни сулила массу трудностей, включая финансовые, и затяжку сроков. Проект же 4-орудийной башни можно было подготовить раньше и дешевле, поскольку имелись чертежи 340-мм башен печальной памяти линкоров типа "Нормандия". 1C тому же принятие 330-мм орудий позволяло в проекте лучше сбалансировать скорость и защиту.

В результате главную батарею новых кораблей составили восемь 330-мм орудий с длиной ствола 52 калибра модели 1931 года, расположенных в двух 4- орудийных башнях перед надстройкой. Кормовой огонь обеспечивался вспомогательной батареей 130- мм орудий. Использование четырехорудийных башен ГК явилось одной из необычных разработок "линкорной эры", а расположение всей артиллерии ГК в носу вытекало из технических и тактических соображений, в особенности, из первых. Оно позволяло получить существенную экономию веса – не только за счёт уменьшения относительного веса на один ствол, но и за счёт сокращения длины броневой цитадели. Первое хорошо видно при сравнении веса различных 330-мм башен: 2-орудийная весила 1560Т (780 Т на орудие). 3-орудийная-1940 Т (647 Т), а 4- орудийная-2260 Т (всего 565 Т). Ба+арея из 9 орудий в трех башнях по сравнению с батареей из 8 орудий в четырёх башнях давала снижение веса на 6,74% при увеличении огневой мощи на I орудие. Расположение в 4-орудийных башнях экономило уже 27,6% веса при равной мощи огня, и это стало решающим фактором в пользу 4-орудийных башен. Безусловно, рассредоточение орудий было лучше при 2- орудийных башнях, дававших четыре независимых орудийных позиции. Однако, при разделении башен на "полубашни" продольной переборкой и использовании отдельных погребов и систем подачи боезапаса это преимущество отчасти компенсировалось. Уменьшались и размеры цели, представляемой группировкой башен. Более короткая цитадель позволила сэкономить примерно 15 Т на метр длины и ожидаемая 125-тонная экономия пошла на усиление бронирования башен. Правда, конструкторам из-за очень больших трудностей не удалось обеспечить независимую вертикальную наводку каждого орудия (иначе диаметр барбета становился очень большим) и оба ствола каждой "полубашни" находились в одной люльке.

Из тактических соображений сосредоточение всей артиллерии ГК в носу явилось следствием преобладающей важности боя при погоне за немецким броненосцем, способным развить 26-узЛовую скорость. Кораблю с превосходящим вооружением и скоростью почти в 30 узлов гарантировалось преимущество в атакующей мощи-артиллерия ГК могла давать полные залпы по уходящему противнику при отсутствии помех от выходящих из трубы дыма и газов. Более высокая скорость позволяла выбирать время, дистанцию и место боя. Ещё одним важным преимуществом носового расположения батареи ГК было устранение воздействия дульных газов при стрельбе 330-мм орудий на место запуска и приёма гидросамолётов. Ведь авиационное оборудование являлось очень уязвимым от подобного давления газов, что неоднократно подтверждали артиллерийские дуэли второй мировой войны. Удаление орудий ГК из кормового сектора означало, что авиационное оборудование можно сделать более легкой конструкции. Кроме того, подобное расположение было благоприятным для хранения шлюпок и размещения легкого зенитного вооружения на корабле, где пространство и вес представляли большую ценность. Оси 330-мм башен находились в 52,15 и 80,95 м от носового перпендикуляра. Погреба были обдуманно разнесены на 10,1 м, что снижало риск одновременного повреждения обеих башен и погребов в результате одного попадания. Для увеличения углов обстрела в корму тщательно проектировалась форма надстройки и углы обстрела на "Дюнкерке" и "Страсбурге" получились больше, чем на большинстве современных им линкоров: 286° для первой и 300° для второй башни.

Мощные дальнобойные орудия могли давать выстрел каждые 22 секунды. Бронебойный снаряд с 19,3-кг зарядом взрывчатки мог пробить 300-мм броню на дистанциях до 28000 м. Дальность стрельбы при угле возвышения 23 градуса равнялась 23000 м, а .при максимальном – 41700-м; угол снижения составлял -5°. Орудия могли заряжаться при любом угле возвышения, т.к. затворы действовали при помощи гидропневматики. Скорость горизонтальной наводки башен достигала 1,5%.

Каждая "полубашня" обслуживалась отдельной группой снарядных и зарядных погребов, причем каждая пара находилась на одном уровне – зарядные перед снарядными, вместо более привычного двухъярусного расположения.

Необычное расположение ГК по данным одних зарубежных специалистов не вызывало никаких трудностей при стрельбе. Другие высказывались столь же категорично, но в противоположном смысле. По их данным стрельба из орудий ГК даже чуть назад от траверза сильно сказывалась на постах управления кораблем в надстройке, пребывание на которых из-за сильного грохота, слепящих вспышек и дыма, вырывавшихся из стволов, становилось трудно выносимым. Поэтому теоретические углы обстрела пришлось сильно уменьшить за счет кормовых секторов. Много хлопот экипажу, в том числе и поломки корабельных конструкций и устройств, доставляла также сильная отдача при залпе. Трудно сказать, кто больше прав, но в известных автору описаниях боя у Мерс-эль-Кебнра, когда Дюнкерк" за 10 минут выпустил по находящимся за кормой британским кораблям около 40 снарядов ГК, ничего не говорится о повреждениях от собственной стрельбы.

Для управление стрельбой имелся только один командно-дальномерный пост (директор) с 12- мстровым дальномером, расположенный в закрытой башне наверху носовой надстройки. Наличие таких же дальномеров в башнях ГК позволяло им в случае выхода его из строя вести стрельбу при локальном управлении, но с меньшей эффективностью.

Вспомогательная батарея.

Вспомогательная батарея из 16 130-мм орудий модели 1932 года с длиной ствола 45 калибров имела несколько необычных особенностей. Это были первые универсальные орудия на капитальном корабле и специально проектировались для "Дюнкерка" и его "систершипа". Снова для экономии веса и пространства, а также с целью дать как можно большему числу 130-мм пушек достойную защиту батарею расположили в трех 4-орудийных и двух 2-орудийных башнях. Использование 12 стволов среднего калибра в трех башнях было беспрецендентным, но оказалось неудачным решением и более нигде не повторялось. Эти башни располагались треугольником' с возвышенной кормовой л были смещены 6 корму настолько, нисколько это позволяло оборудование для хранения и запуска самолётов. Остальные две 2-орудийные башни располагались по бортам между трубой и'башенноподобной носовой надстройкой. Их погреба находились достаточно далеко в нос и для подачи боезапаса была разработана довольно сложная система элеваторов 130-мм орудиям постарались дать наибольшие возможные углы обстрела, поскольку уже признавалось, что самолет может стать самой большой опасностью для корабля. Бортовые 4- и 2- орудийные башни имели углы обстрела 175° и 171° соответственно, а установленная по ДП На ангаре кормовая – 300°. Как и на большинстве современных линкоров, вспомогательный калибр не мог вести огонь в небольшом носовом секторе.

Орудия развивали скорострельность от 10 до 12 выстрелов в минуту, чего явно не хватало для стрельбы по самолетам конца 30-х и, тем более, 40-х годов. Максимальная горизонтальная дальность стрельбы при возвышении 45° составила 20800 м. Скорость вертикальной наводки в пределах от -7 до +75 градусов составляла 6°/с, досягаемость по высоте-12000 м. Как и башни ГК, 4-орудийные 130-мм башни разделялись на "полубашни", каждая из которых имела 2 ствола в одной люльке для ведения двухорудийного залпового огня. От более ранних 130-мм орудий модели 1924 года новые пушки отличались скользящим клиновым затвором, скопированным у немцев. В результате можно было использовать раздельно-гильзовый или унитарный боезапас. Но требование ведения огня на больших углах возвышения привели к весьма сложному зарядному механизму, который на службе имел тенденцию к отказу.

Каждая башня была оборудована двумя отдельными подъёмниками для быстрого перехода от зенитных снарядов к противокорабельным и обратно. Кормовые башни стояли как раз над своими погребами и подача в них снарядов и зарядов не вызывала проблем. Но 2-орудийные башни располагались в 30 метрах от своих погребов и для них пришлось разработать систему подачи боезапаса с вертикальными и горизонтальными перемещениями и с разрывом у поворотной платформы.

Двухорудийная башня весила 68,4 т, включая 46 т вращающейся брони, а 4-орудийная – 200 т (165 т вращающейся брони), а вместе с барбетом 319 т.

Управление стрельбой по надводным целям велось при помощи двух командо-дальномерных постов в башенках с 8-метровыми дальномерами: один располагался на башне директора ГК на носовой надстройке, другой – на невысокой кормовой надстройке. Непосредственно на них располагались зенитные директоры 130-мм орудий в башенках с 6- метровыми дальномерами. Нижние башенки со всем оборудованием весили 25 т, верхние – 20 т. То, что все директоры вспомогательного калибра находились по ДП корабля и могли действовать в широком диапазоне углов на оба борта, позволяло одновременно обстреливать две надводные и/или две воздушные цели. Но надо ли говорить, что такая конструкция, особенно на носовой надстройке, позволяла противнику одним попаданием лишить корабль почти всех устройств управления артогнем. К тому же большой вес башен зенитных директоров не позволял им иметь скорости горизонтальной наводки, достаточные для слежения за скоростными самолетами, особенно за прорвавшимися на близкую дистанцию. Для локальной стрельбы 4-орудийные башни имели на крыше по 6-метровому дальномеру.

Зенитная батарея.

На начало 30-х годов зенитная батарея "Дюнкерка" была превосходна: десять (по другим источникам 8) 37-мм автоматов в спарках и 32 13,2- мм в счетверенных установках. Трудно сказать, насколько адекватными оказались эти автоматы самолетам начала второй мировой войны, поскольку ни "Дюнкерку", ни "Страсбургу" не удалось их по-настоящему использовать. По сравнению с кораблями, принявшими более активное участие в войне такое зенитное вооружение оказывается недостаточным как по количеству стволов, так и по их калибру. Но в 1939-40 годах другие флоты находились не в лучшем положении. Необходимость в более мощных зенитных автоматах французский флот горько осознал под ударами Люфтваффе во время Норвежской кампании. Трагичность ситуации заключалась и в том. что флот зависел от армии, отвечавшей за его снабжение легкими автоматическими пушками. А полное отсутствие у французов пикирующих бомбардировщиков и низколетящих штурмовиков не стимулировало конструкторов заблаговременно побеспокоиться о разработке и производстве в достаточном количестве мощного зенитного орудия ближнего действия.

Полуавтоматические 37-мм зенитки модели 1933 года имели скорострельность 85 выстрелов в минуту, начальную скорость 0,73-кг снаряда 810 м/с. Развитие тгого орудия привело к появлению незадолго до войны значительно улучшенной модели 1935 года со скорострельностью от 166 до 172 выстрелов в минуту и дистанционным силовым управлением. Новые зенитки должны были заменить модель 1933 года, но в связи с угрозой войны и, наконец. с её началом в сентябре 1939 года французский флот предпочёл не выводить из строя свои единственные боеспособные тяжелые единицы. Располагались установки следующим образом: две на верхней палубе по бокам второй башни ГК, две на палубе надстройки за Дымовой трубой и одна на высоком круглом банкете между 4-орудийными 130-мм башнями.

13,2-мм автоматы системы Гочкисс имели максимальную дальность стрельбы 7196 м и досягаемость по высоте 4200 м. Несмотря на довольно высокий темп стрельбы в 700 выстрелов в минуту, они совершенно не годились для отражения атак как низколетящих торпедоносцев, так и высотных горизонтальных бомбардировщиков. Их установки располагались на палубе спардека (по три на борт) и крыше надстройки за дымовой трубой.

Огнем зенитных автоматов управляли два диретора в башенках с 3-метровыми дальномерами, стоящих по бокам носовой надстройки на уровне ходового мостика. На крыше надстройки за трубой стояли ещё два 2-метровых зенитных дальномера.

Авиационное вооружение.

"Дюнкерк" и "Страсбург" стали первыми в мире капитальными кораблями, чей проект с самого начала предполагал наличие нескольких гидросамолетов и необходимого для их обслуживания оборудования. Оба могли принимать по три поплавковых самолета типа "Луар-Ныопор-130" – один на катапульту и два в двухъярусный ангар. Для их запуска имелась поворотная катапульта, а для подъёма с воды – грузовой кран. К сожалению наличие большого ангара серьёзно уменьшило углы обстрела бортовых четырехорудийных 130-мм башен.

Радиолокатор.

Разработка радиолокатора во Франции началась ещё в 1933 году и до 1939 года успели провести ряд экспериментов. После анализа результатов демонстрации в 1935 году нового прибора, впоследствие получившего название радара, флот высказал в нём заинтересованность. На заводе Сосьете Франсез де Радио Электрик провели испытания, а чуть позже навигационные радиолокаторы установили на шлюпе охраны рыболовства "Вилль д'Ис" для обнаружения айсбергов, на торговом судне и на пассажирском лайнере "Нормандия". Применение этих устройств оказалось вполне успешным и показало возможность обнаружения новым прибором самолетов. К 1939 году радары воздушного оповещения, работавшие на метровом диапазоне волн, были установлены вокруг Шербура, Бреста, Тулона и Бизерты.

Разработки новых приборов были строго засекречены до 1938 года, когда начался взаимный обмен информацией с Британией. Все исследования сосредоточились на метровом диапазоне для дальнего обнаружения самолётов. Первый прибор, испытанный в сентябре 1938 года, имел мощность 14 кВт и дальность действия 50-60 км. Дальнейшие работы привели к увеличению мощности и дальности, но, когда немецкие самолёты начали ставить мины у берегов, возникла новая проблема. Такие самолёты, летевшие на высоте всего 50 м, нужно было обнаруживать не менее, чем за 30 км, что требовало разработки приборов, работавших на более коротких волнах. К январю 1940 года опытный образец был готов к испытаниям, но из-за прорыва немцев к Седану в мае все эксперименты пришлось прекратить, а материалы уничтожить. Однако французы успели передать англичанам 16-см магнетрон для использования при разработке радара сантиметрового диапазона. После подписания перемирия между Германией и Францией в июне 1940 года англофранцузское сотрудничество в области радиолокации прекратилось.

Вплоть до 1941 года все усилия были сосредоточены на наземном радаре ПВО', но в конце 1940 года начались работы над корабельными установками. Радар для обнаружения воздушных целей, установленный на "Страсбурге", мог обнаружить летящие на высоте 1500 м самолёты с дистанции 80 км, при снижении высоты полёта до 1000 м дальность обнаружения падала до 50 км, а при высоте нескольких метров – до 10 км.

Проблема антенны кругового поиска на' борту "Страсбурга" решили установкой четырех синхронизированных антенн на ноках реев носовой надстройки, расположенных под углом к ДП в 45 градусов. Носовая антенна правого и кормовая левого борта являлись излучающими, две остальные – приемными. Испытания проводились в июле 1942 года у Тулона, но плохие погодные условия не позволили установить истинные характеристики нового оборудования. Исследования прекратились в ноябре 1942 года, когда немцы, нарушив перемирие, оккупировали южную Францию. Большую часть оборудования пришлось уничтожить.

Оглавление книги


Генерация: 0.130. Запросов К БД/Cache: 0 / 0