Добровольцы Королевства Польского

С одобрения сената Королевства Польского в помощь ВКЛ предполагалось сформировать отряд из воинов, которые не были нужны для охраны Польши, а также из тех, кто снаряжался на деньги королевского Двора и знатными вельможами добровольно. По мнению некоторых исследователей (П. Дрозд, Г. Лесмайтис) таких воинов было около 3000.[269]

Польские источники упоминают «на войне московской гуф знатный и благородный», который состоял из представителей как великопольских, так и малопольских родов. Если сопоставить все сведения, то можно определить следующих участников военной кампании: Ян Липецкий, Николай Вольский, Мышковские, Остророги, Зарембовские, Чарнковские, Слупецкие.[270] Привели также свои хоругви Пётр и Станислав Кмиты, Ян, Пётр и Мартин Зборовские,[271] Ян и Станислав Тенчинские.[272]

Всего известны фамилии 10 представителей польских родов, пришедших на войну со своими отрядами. Например, в Радзивилловском архиве имеется указание на отряд сохачевского старосты Николая Вольского (до 126 «коней»). Хотя возможно, что она, а также рота «рацей» (сербов, воевавших «по-гусарски») в 94 «коня», входила в состав почта старосты гродненского Юрия Радзивилла.[273] Магнаты ВКЛ часто выводили на войну свои дворовые («уласные») почты, которые содержали за свой счет.

Хоругви, выставленные польской шляхтой, могли насчитывать от 60 до 500 коней.[274] На наш взгляд, следует согласиться с присутствием не более 2000 польских «добровольцев» в битве, как это отмечено в рукописи С. Сарницкого.

Похожие книги из библиотеки

Краткие указания по обучению стрельбе из магазинной винтовки Ветерли-Виталли обр. 1870 - 1887 г.г.

1. Обучение стрельбе из винтовок Ветерли-Виталли вести согласно указаний Наставления для стрельбы из винтовок, карабинов револьверов Н.С.Д. 1-е изд. Госвоениздата 1934 года.

2. Вследствие особой конструкции штыка, стрельбу проводить с отомкнутым штыком. Штыки применяются при сближении с противником на расстояние менее 210 метров, а также — с наступлением сумерек и часовыми на постах.

Японские тяжелые крейсера. Том 2: Участие в боевых действиях, военные модернизации, окончательная судьба

Боевая деятельность японских тяжелых крейсеров в ходе войны на Тихом океане отличалась необычайно широким диапазоном решаемых с их помощью задач. Вряд ли какие-нибудь другие корабли Императорского японского, да и любого другого, флота участвовали в таком же большом количестве операций, часто заканчивающихся ожесточенными схватками. Трудно даже себе представить, насколько менее интересной для современного читателя была бы история второй мировой войны на море, если в ней не рассматривать события, так или иначе связанные с японскими тяжелыми крейсерами. Созданные и прекрасно подготовленные для надводного морского боя, они вполне оправдали вложенные в них средства и усилия, оказавшись бессильными только против стремительно набиравших мощь в ходе войны палубной авиации и подводных лодок, которые и по сей день остаются, пожалуй, самым эффективным морским тактическим оружием, которое в свое время подписало приговор всем крупным артиллерийским кораблям.

Корветы “Витязь” и “Рында”. 1882-1922 гг.

На стене старейшего и самого знаменитого океанографического музея в Монако начертаны названия судов, с которыми связаны крупнейшие в истории человечества открытия в области океанографии. И в этом списке есть слово «Vitiaz». Макаров обессмертил корабль, которым командовал, и тем самым лишний раз подтвердил непреложных закон - всякий корабль хорош настолько, насколько хороши люди, которые на нем плавают. При этом надо заметить, что у «Витязя» был брат - однотипный с ним крейсер «Рында». Он прожил долгую жизнь, но за время своей службы ничем заметным себя не проявил и поэтому малоизвестен любителям военно-морской истории. Но и корабль, прослуживший во флоте более 30 лет, заслуживает того, чтобы его помнили.