ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Никогда не врут так много, как на охоте и на войне»

Отто фон Бисмарк

Итак, подведём итоги. Использованные в настоящей работе малоизвестные документы и новые методики анализа численности польско-литовской и русской армий позволяют по-иному взглянуть на события пятисотлетней давности.

Существует ряд мифов относительно Оршанского сражения и его итогов. Среди них следует особо выделить миф о численности (80 тыс. русских и 30–35 тыс. польско-литовских войск), миф о больших потерях «московитов» (30–40 тыс. убитых и 1,5–2 тыс. пленных) и миф о впечатляющих политических результатах Оршанской битвы (срыв плана завоевания Литвы, разрыв антиягеллонской коалиции). Настоящее исследование, основанное как на архивных и малоизвестных источниках, так и на применении новых исторических методик, показало несостоятельность этих историорграфических штампов и аксиоматических утверждений.

Несоменнно, битва 8 сентября 1514 г. являлась крупным сражением. Из всех сражений с Россией это была первая крупная полевая победа ВКЛ в противостоянии с восточным соседом. Бой, длящейся почти целый день, упорные атаки и контратаки, сотни убитых и раненных с обеих сторон, — всё это послужило основным сюжетом для многочисленных «песен», «панегирик» и «од». Орша 1514 г. отразилась даже в фольклоре победивших и проигравших. Но по своим масштабам, задействованным силам и политическим последствиям она, скорее, претендовала на место тактической, а не стратегической победы. «Грандиозной» Оршанская битва стала прежде всего в тенденциозных сочинениях публицистов XVI в.

Как показывают документы, основная часть войска короля состояла из поляков и наёмников-европейцев (венгров, чехов, моравов, сербов), которых насчитывалось до 2/3 всего войска (до 9000 человек). Собственно литовцы занимали на поле боя только одно крыло — правое. Таким образом, нет никаких оснований считать, как это делают некоторые современные белорусские историки, что значительную численность войска короля «составляли белорусские воины», которые сыграли главную роль в битве.[498] Победа была достигнута чётким взаимодействием пехоты-драбов, польских рыцарей и посполитого рушения.

Масштабная пропаганда, развёрнутая дипломатической службой Сигизмунда по всей Европе, рассказывала о борьбе католиков с «врагами веры», «схизматиками». Православным воинам ВКЛ в этой идеологической игре места не отводилось вовсе. В Венецию, Венгрию и Рим были отправлены послы со знатными пленниками. Важно отметить и тот факт, что в посланиях «о войне со схизматиками» четко прослеживается религиозный аспект: битву выиграли католики Poloni, a Lithuani в текстах упоминались мимолетно, причем о конфессиональной принадлежности последних, так же как и главного предводителя — князя К. И. Острожского, — не говорилось ничего.

«Оборона земская» в ходе подготовки к походу показала крайне низкие темпы сборов. Начатые военные приготовления в апреле 1514 г. затянулись до конца августа. «Мешкание» с выступлением в поход и медлительность шляхты выявили серьезные проблемы в военной организации Великого княжества Литовского. В то же время неоднократные обращения к коронной раде с просьбой прислать военные отряды показали усиление его зависимости от помощи Короны. Сложно сказать, кто внёс больший вклад в победу, но нельзя отрицать тот факт, что разгрому Большого полка и Правой руки русской армии литовцы обязаны подчиненным Я. Сверчовского, В. Самполинского и Я. Тарновского.

Возврат Мстиславля и двух небольших крепостей (Кричева и Дубровны), сильнейший пропагандистский эффект о победе объединённых сил Литвы и Короны против врага по всей Европе — вот, пожалуй, и все реальные последствия Оршанской битвы. Результаты сражения и политические последствия сражения оказались достаточно скромными, чтобы можно было говорить о «битве европейского значения». Вопреки распространенному мнению, Орша 1514 г. не остановила решительные военные действия со стороны Российского государства. Война продолжилась ещё восемь лет, в ходе которых русские войска доходили до окресностей Вильны и фактически заперли противника в городах, заставив его отсиживаться за мощными крепостными стенами. Единственная крупная за период 1515–1522 гг. ответная акция со стороны Литвы — поход на Опочку — с треском провалилась.

Оршанская битва не переломила ход кампании, не вырвала инициативу из рук Москвы, к тому же русские не лишились своего военного потенциала. В конечном итоге десятилетняя война 1512–1522 гг. королем была проиграна: ВКЛ потеряло Смоленскую землю. Имперский посол С. Герберштейн об Оршанской битве справедливо заметил: «Эта победа не дала королю ничего кроме возвращения трех крепостей по сю сторону Смоленска».[499]

* * *

Историческое значение Оршанской битвы часто используется рядом политиков и историков Польши, Литвы и Белоруссии в целях пропаганды «новой национальной истории». Они не раз приводили в пример Оршу 1514 г. как образец борьбы с «москалями», используя при этом старые пропагандистские штампы.

В 2014 году исполняется 500 лет сражению. Можно предположить, что на небольшом Оршанском поле вновь будут проводиться концерты и народные гуляния, и некоторые политические деятели снова будут эмоционально возвещать о «грандиозной победе над 80-ю тысячами московитов». Подобные празнования таких дат никак не могут способствовать интеграции народов. В настоящее время на постсоветском пространстве не найти более близких по культуре народов, чем русские, украинцы и белорусы. В истории отношений этих народов было немало сложных эпизодов, однако изложение совместной истории только в виде противостояния является попыткой представить Россию исконным врагом белорусов и украинцев. В тезисе о «вековом противоборстве» больше политики, нежели истории.

Полагаю, что возведение креста или мемориального памятника в память всех погибших на поле было бы более справедливым решением, чем отмечание именно в эту дату непонятного «Дня военной славы Беларуси».

Одной из главных задач историка является борьба с мифотворчеством. Но приходится констатировать, что в современной науке часто к мифотворчеству прилагает руку и историк, чьи национальные и политические симпатии оказываются сильнее главного принципа исторической науки — познать прошлое без политической конъюктуры. Битву под Оршей можно рассматривать как яркий пример мифотворчества. Из тактической победы национально ориентированные белорусские историки сделали «битву европейского значения».

В своей работе автор попытался дать объективную картину событий пятисотлетней давности. Насколько это удалось — судить читателю. Но если материал, изложенный в этой небольшой книге, позволит в какой-то мере сломать существующий «оршанский миф», тогда автор посчитает свою задачу выполненной.

Конечно, в перспективе требуется совершенствование методик военно-исторических исследований. Но при отсутствии школы по изучению военной истории и военного дела XV–XVII вв. такая работа весьма трудоемка.

1. Король Польский и великий князь Литовский Сигизмунд I Старый. Гравюра XVI в.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

2. Государь вся Руси Василий III Иванович. Гравюра XVI в.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

3. Воин поместной конницы. Гравюра XVI в.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

4. Поместная конница, Гравюра XVI в.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

5. Воин-московит. Гравюра XVI в.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

6. Всадник Великого княжества Литовского. Гравюра XVI в.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

7. Бомбарды. Рисунок из «Арсенальных книг Максимилиана». 1502. (Bayerische Staatsbibliothek. Cod. icon 222)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

8. Пушка-фельдшланг. Рисунок из «Арсенальных книг Максимилиана». 1502. (Bayerische Staatsbibliothek. Cod. icon 222)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

9. Битва под Оршей. Развертывание войск. Схема. Фаза 2. Первая атака русской армии (полк правой руки). Контрудар поляков.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

10. Атака полка правой руки. Схема.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

11. Ввод главных сил. Схема.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

12. Разгром и преследование русских войск. Схема.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

13. Битва под Оршей. Гравюра 1515 г.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

14. Битва под Оршей. Гравюра 1564 г.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

15. Битва под Оршей. Фрагмент картины. 1530-е гг.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

16. Битва под Оршей. Картина 1530-е гг.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

17. Битва под Оршей. Фрагмент картины. 1530-е гг.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

18. Битва под Оршей. Фрагмент картины. 1530-е гг.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

19. Летучий листок об Оршанской битве. 1514

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Похожие книги из библиотеки

Броненосцы типа «БОРОДИНО»

В Цусимском бою 14 марта 1905 г. броненосцы типа "Бородино" подверглись самому жестокому из возможных в то время испытаний – на полное уничтожение всей мощью сосредоточенного артиллерийского огня, которой располагал японский флот, в условиях, лишающих корабли возможности активно противодействовать этому уничтожению.

Прим. OCR: Значительную часть выпуска составляет оценка автором действий эскадры Рожественского как в походе так и непосредственно в "Цусиме". Использованы материалы воспоминаний непосредственных участников событий.

Ju 87 «Stuka» часть 1

Пистолет-пулемет «шмайссер», тяжелый танк «тигр» и бомбардировщик «штука» — эти названия до сегодняшнего дня являются символическими для всего оружия вермахта во II мировой войне. Несмотря на то, что пикирующий бомбардировщик Юнкерс Ju 87 Stuka не был ни самым многочисленным, ни самым лучшим, ни самым мощным, ни самым современным самолетом Люфтваффе, его слава превзошла все другие типы немецких авиационных конструкций того времени. По сложившемуся мнению, именно эта машина с характерным изломом крыльев больше чем какое- нибудь другое оружие из немецкого арсенала стала причиной феноменальных побед, одержанных германской армией в начальный период войны.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Речные броненосцы северян. 1861-1865

Не было в период Гражданской войны между Севером и Югом кораблей более странных, а потому интригующих, чем броненосцы. А самыми необычными в этой группе стали броненосцы, построенные северянами для действий на Миссисипи и ее притоках. Используя приемы и опыт строительства коммерческих речных пароходов, северяне сумели отработать тип броненосца, идеально подходившего для действий на великой реке Северо- Американского континента. Такой корабль представлял собой комбинацию корпуса и машинерии речного парохода с защищенностью и могучим вооружением броненосца. Все знают о знаменитом сражении между «Монитором» и «Вирджинией» в марте 1862 г., однако тот не стал боевым крещением броненосцев как таковых. К этому времени Западная флотилия канонерских лодок северян уже вовсю хозяйничала в водах Миссисипи, атаковала форты Генри и Донельсен на реках Теннеси и Кумберленд в феврале 1862 г.

Броненосный крейсер "Баян"(1897-1904)

Проектом “Баяна” русский флот совершал явно назревший к концу XIX в. переход от сооружения одиночных океанских рейдеров к крейсеру для тесного взаимодействия с эскадрой линейных кораблей. Это был верный шаг в правильном направлении, и можно было только радоваться удачно совершившемуся переходу флота на новый, более высокий, отвечающий требованиям времени уровень крейсеростроения. Но все оказалось не так просто и оптимистично. Среди построенных перед войной крейсеров “Баян” оказался один, и выбор его характеристик, как вскоре выяснилось, был не самым оптимальным.

Прим. OCR: Имеются текстовые фрагменты в старой орфографии.