Предисловие

В нашем историческом обороте как-то вообще мало публикуются, а соответственно и мало используются документы, носящие характер первоисточников. Особенно, в изданиях для широкого круга читателей. И это при том, что все пишущие очень любят ссылаться то на Женевские, то на Гаагские конвенции, не публикуя при этом ни сами тексты, ни даже выдержки из них. Особенно историки демократического толка, которым не дают покоя лавры министра пропаганды Третьего рейха Геббельса и которые руководствуются в своих писаниях его постулатом «Чем чудовищнее ложь, тем охотнее толпа в нее верит».

И все же, по их мнению, сей гений пропаганды как-то вяло и неубедительно раскрывал «антинародность сталинского режима, который задался целью погубить как можно больше лучших представителей нашего народа и проиграть войну».

Тезис Гитлера о том, что Германия свободна от гуманного отношения к советским военнопленным якобы потому, что СССР не подписал Женевскую конвенцию о пленных, они муссируют очень широко и вовсю обвиняют Сталина в том, что в уничтожении советских военнопленных немецкой стороной виноваты вовсе не гитлеровцы, а советское правительство и лично Сталин. И раскрашивают этот тезис всеми цветами и эмоциями, полагая, что за их трескучими фразами люди не разберутся в сути вопроса.

Хотя уже простое человеческое размышление говорит о том, что даже если СССР и не подписал эту Женевскую конвенцию, то никто не запрещал немцам при желании соблюдать в отношении советских военнопленных ее принципы.

При всем этом, «демократические» историки, в числе которых и некая преподавательница (Уральский государственный университет в г. Екатеринбурге) очень ловко умалчивают (а может, в силу своей некомпетентности просто не знают?), что правила Женевской конвенции о военнопленных 1929 года распространялись на всех военнопленных, вне зависимости оттого, подписала их страна конвенцию или нет. Достаточно того, что страна, подписавшая, обязана соблюдать ее требования в отношении абсолютно всех пленных, оказавшихся в ее власти, вне зависимости от страны их происхождения. Об этом однозначно и прямо говорит ст. 82 Женевской конвенции о пленных 1929 года.

Цитирую: «Статья 82. Положения настоящей конвенции должны уважаться высокими договаривающимися сторонами во всех обстоятельствах. Во время войны, если одна из воюющих сторон – не участник конвенции, ее положения должны, однако, оставаться обязательными как и между воюющими сторонами, которые присоединились к ней».

Германия эту конвенцию подписала, свою подпись не отзывала, но Гитлер своим росчерком пера лишил советских военнопленных права на защиту Женевской конвенцией.

Гитлер, а не Сталин!

Иногда ссылаются на то, что немцы плохо кормили наших пленных потому, что-де Сталин не подписал конвенцию, а значит, мол, не гарантировал оплату расходов Германии на содержание пленных.

Таких людей хочется спросить– на основании каких документов немецкой стороны или хотя бы высказываний немецких должностных лиц вы обосновываете эти утверждения? Ведь о причинах неприменения к советским военнопленным положений Женевской конвенции до предела определенно и однозначно сказано в немецком же Распоряжении об обращении с советскими военнопленными от 8 сентября 1941 г (см. Приложение 6): «…перед немецким солдатом стоит противник, обученный не только в военном, но и в политическом смысле, в духе разрушающего большевизма. Борьба с национал-социализмом привита ему в плоть и кровь. Он ведет ее всеми имеющимися в его распоряжении средствами: диверсиями, разлагающей пропагандой, поджогами, убийствами.

Поэтому большевистский солдат потерял всякое право претендовать на обращение с ним, как с честным солдатом в соответствии с Женевским соглашением».

Определеннее не скажешь. Германское правительство по своему произволу присвоило себе право решать – применять или не применять конвенцию. И причины неприменения более чем смехотворны. Кто-то разве придумал способ воевать, не убивая, не сжигая, и не ведя разлагающую пропаганду? Стоит напомнить, что германский Генеральный штаб еще в Первую мировую войну как раз активно применял разлагающую пропаганду против своих противников.

Кстати, наши сегодняшние «демократические» историки утверждают, что проводником такой разлагающей пропаганды против Российской империи был Ленин со своими сторонниками. И делал он это, пользуясь деньгами германского Генерального штаба.

И что любопытно, советскую сторону немцы упрекают в применении диверсий так, как будто диверсии не применялись всеми армиями во всех предшествующих войнах. И кто упрекает? Германия, которая забросила через границу множество диверсионных групп знаменитого полка Бранденбург-800 в канун войны и которые очень здорово помогли вермахту своими диверсиями и убийствам советских военнослужащих еще до того, как раздался первый выстрел войны.

Впрочем, и с пленными английскими и американскими летчиками и коммандос Гитлер тоже особо не церемонился. Достаточно напомнить приказ Гитлера о том, чтобы расстреливать захваченных в плен коммандос. Стоит напомнить и о факте расстрела пятидесяти британских летчиков, бежавших из плена, а также настоятельные рекомендации Берлина местным организациям НСДАП подстрекать местных жителей к линчеванию спасшихся на парашютах летчиков сбитых бомбардировщиков союзников.

От автора. Кстати, отыскать сегодня полный официальный текст Женевской конвенции о пленных 1929 года и у российских «демократических» историков, и даже у западных крайне затруднительно.

С чего бы это?

Может, потому, что любой почитавший ее наглядно убедится, что и кичащиеся своей приверженностью правам человека европейские державы не слишком обременяли себя ее соблюдением?

Например, Великобритания, Франция, Голландия заставляли пленных немцев в конце войны и вплоть до 1948 года очищать от мин поля былых сражений, что грубо нарушало и Гаагу и Женеву В одной только Франции на разминировании в период 1945–1948 годов было задействовано свыше 90 тыс. немецких военнопленных. Это не мои выдумки. Об этом четко и однозначно пишет английский военный историк Майк Кролл. И не только пишет, а и иллюстрирует документальными фотографиями!

Отыскать текст конвенции в советских источниках и вообще невозможно. Его там просто нет. Смею предположить, что делалось это намеренно, с тем, чтобы и солдаты и командиры ничего о ней не знали. Во время войны знание нашими бойцами текста конвенции могло быть использовано немецкой пропагандой в целях побуждения красноармейцев к сдаче в плен. Мол, Германия подписант конвенции и строго придерживается ее положений в отношении пленных. А условия пребывания в плену, согласно Женеве, очень даже удовлетворительные. И главное – практически гарантия того, что человек доживет до конца войны. А один этот факт мог сильно влиять на умонастроения очень многих.

Смею предположить, что громадное число сдавшихся в плен красноармейцев в первые месяцы войны исходили как раз из соображений выжить в этой войне. Наши солдаты тогда еще не знали, что для них по немецким правилам плен это почти верная смерть. Причем смерть не почетная, как гибель в бою, а тяжкая, растянутая по времени и в значительной мере позорная. Но тогда не знали.

В послевоенное время умолчание существовало отчасти по привычке, отчасти вследствие того, что некоторые наши армейские уставы (в частности устав внутренней службы) не совпадали с требованиями конвенции. В частности, они требовали от попавшего в плен стремиться к совершению побега и присоединения к своим войскам, тогда как конвенция требовала от пленного безусловного подчинения правилам пленившей стороны.

Кстати, ст. 20 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации 1993 г. и сегодня требует от военнослужащего бежать из плена и присоединения к своим войскам.

Однако Женевская конвенция 1929 года на момент начала Второй мировой войны была лишь последней из целой серии международных соглашений, касающихся обычаев и законов войны. В должной мере рассмотреть ее и оценить, не принимая во внимание предшествующих документов, невозможно. Особенно с учетом того, что Женевская конвенция 1929 года так или иначе вытекала из принятой в Гааге еще в 1907 году конвенции о законах и обычаях войны, которая была действительна и к моменту начала Второй мировой.

Гаагская конвенция 1907 года. Россия была в числе инициаторов этой конвенции, и, естественно, подписала и ратифицировала ее.

Так что, господа «демократические» историки, самое большее, в чем вы может обвинять СССР, это в том, что после революции большевистское правительство одним махом отказалось от русских подписей под всеми конвенциями, заключенными до 1918 года, в том числе и под 4-й Гаагской.

Но что вы можете сказать против того, что имеются свидетельства– 31 марта 1918 года Совет Народных Комиссаров Российской Республики сообщил Международному Красному Кресту следующее:

«…эта конвенция, как в ее первоначальной, так и в позднейших редакциях, а также и все другие международные конвенции и соглашения, касающиеся Красного Креста, признанные Россией до октября 1917 года, признаются и будут соблюдаться Российским Советским Правительством, которое сохраняет все права и прерогативы, основанные на этих конвенциях и соглашениях» (газета «Известия» № 112(376) от 4 июля 1918 г.).

Имеются в виду Женевская конвенция о пленных 1906 года, 4-я Гаагская конвенция о законах и обычаях войны 1907 г. и все другие конвенции этого плана.

Быть может, в Германии, занятой в тот момент своими проблемами, никто не обратил внимания на заявление никем в тот момент в мире не признанного правительства и не счел это официальным государственным актом?

Но в 1921 году Международный Красный Крест (на активное сотрудничество с которым постоянно ссылалась гитлеровская Германия) объявляет, что РСФСР получает право на покровительство Женевских конвенций.

Это уже заявление признанной во всем цивилизованном мире организации. (Независимое военное обозрение № 49 (458) от 23 декабря 2005 г.). Отмахнуться от этого заявления невозможно.

Думается, настало время опубликовать все конвенции, начиная с 1864 года и заканчивая последней – Женевской конвенцией 1949 года с Протоколом 1977 года. Конвенцией, подписанной и ратифицированной едва ли не всеми странами мира, но которой сегодня, в начале века XXI совершенно не придерживаются и полностью игнорируют ряд ведущих стран мира. Я имею в виду прежде всего США и страны NATO.

Если кто-то не согласен, то я напомню об агрессии США и NATO против Югославии, где крылатыми ракетами разрушались как раз объекты гражданской инфраструктуры, что запрещено конвенциями.

И уж вовсе вопиющий, длящийся уже много лет факт – насильственное удержание в концентрационном лагере Гуантанамо взятых в плен в Афганистане талибов и лиц, подозреваемых в поддержке талибов. Здесь США презрели не только конвенции о пленных, но и собственные законы, и встали в этом плане в один ряд (сегодня!) с гитлеровцами. Они не признают за узниками Гуантанамо статуса военнопленных. Но и не судят их как преступников. Налицо типичное превентивное заключение, столь характерное для Германии времен Гитлера. Только потому что, по мнению американской стороны, эти люди потенциально могут быть террористами.

Хотелось бы заметить, что двойные стандарты – это характерный принцип мышления и действий демократических стран, а также некоторых наших «демократических» историков и деятелей. Стандарт примитивно прост: что выгодно, того и придерживаются в своих суждениях. Если выгодно для себя руководствоваться конвенций – будут придерживаться, если нет, ее можно просто игнорировать и замалчивать. А в отношении другой стороны, которая действительно или мнимо отклоняется от выполнения условий международного документа – сразу же раздаются дружные возмущенные вопли о правах человека и т. п.

Похожие книги из библиотеки

Снайперская война

Впервые в отечественной литературе!

Глубокое исследование снайперской войны на протяжении двух столетий – с позапрошлого века до наших дней. Анализ развития снайперского дела в обеих мировых войнах и многочисленных локальных конфликтах, на поле боя и в тайных операциях спецслужб. Настоящая энциклопедия снайперского искусства – не ремесла, а именно искусства! – ведь точность выстрела зависит от десятков факторов: времени суток и температуры воздуха, скорости и направления ветра, расстояния до цели, как падет свет, куда перемещаются тени и т. д., и т. п. Исчерпывающая информация о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем самого жестокого из воинских искусств.

Главные мифы о Второй Мировой

?Усилиями кинематографистов и публицистов создано множество штампов и стереотипов о Второй мировой войне, не выдерживающих при ближайшем рассмотрении никакой критики.

Ведущий российский военный историк Алексей Исаев разбирает наиболее нелепые мифы о самой большой войне в истории человечества: пресловутые «шмайсеры» и вездесущие пикирующие бомбардировщики, «неуязвимые» «тридцатьчетверки» и «тигры», «непреодолимая» линия Маннергейма, заоблачные счета асов Люфтваффе, реактивное «чудо-оружие», атаки в конном строю на танки и многое другое – эта книга не оставляет камня на камне от самых навязчивых штампов, искажающих память о Второй мировой, и восстанавливает подлинную историю решающей войны XX века.

?Книга основана на бестселлере Алексея Исаева «10 мифов о Второй мировой», выдержавшем 7 переизданий. Автор частично исправил и существенно дополнил первоначальный текст.

Авиация Красной армии

В краткой энциклопедии летательных аппаратов, разрабатывавшихся в СССР накануне и во время Второй мировой войны и состоявших на вооружении Красной армии, представлены проекты самолетов (в том числе двухбалочных и двухфюзеляжных «бесхвосток» и «летающих крыльев»), самолетов-снарядов, составных самолетов, вертолетов, автожиров, планеров, конвертопланов, кольцепланов, аппаратов на воздушной подушке, крылатых ракет и т. д. Рассмотрены аппараты, строившиеся серийно или опытными партиями, принимавшие участие в боевых действиях или вспомогательных операциях. Рассказано также об опытных машинах, запланированное производство которых было прервано окончанием войны, машинах, которые по тем или иным причинам не производились серийно, полученным по ленд-лизу трофейным самолетам и самолетам лицензионной постройки, принятым на вооружение.

В книге приведены основные характеристики летательных аппаратов и сведения о боевых операциях, в которых они применялись. Книга снабжена большим количеством иллюстративного материала и предназначена для широкого круга читателей.

Великие танковые сражения. Стратегия и тактика. 1939-1945

Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.