Глав: 7 | Статей: 72
Оглавление
Крейсер №4, вступивший в строй российского Императорского флота под названием «Забияка», своим рождением был обязан нежелательному для Англии ходу русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Эта война стала причиной последовавшей вскоре цепочки важных событий и привела в конце концов к заказу ряда истребителей английских коммерческих судов в странах, враждебных в то время Англии, —в Америке и Германии.

Постройка и испытания

Постройка и испытания

Строительство «Забияки» началось 19 июня (1 июля н.ст.) , официальная закладка была проведена 11 июля. Сроки поджимали, и работы велись днём и ночью настолько качественно, насколько это было возможно при спешке и установившейся в июле нестерпимой жаре, достигавшей днём 43°С. Железо поставляли постоянные крамповские контрагенты: фирмы «Моррис, Уиллер & К°» и «Пеннок & К°». Наблюдали за строительством Н.Е. Кутейников и командир нового корабля Л.Н. Ломен.

Обычная практика Морского министерства перед началом строительства зачислять корабль в списки судов флота в случае с «Забиякой» была нарушена. В деловой переписке новостройка называлась «Крейсер №4». Под этим наименованием 9 (21) октября в 10 ч 30 мин утра он был спущен на воду. Предположения же об окончательном названии корабля: «Австралия» или «Америка» бытовали до 12 октября, т.е. дня присвоения новому крейсеру названия «Забияка». . две недели спустя, 25 октября, крейсер «Забияка» зачислили в состав флота в первый ранг судов.

Это 20 лет спустя Крамп мог на правах давнего компаньона русского флота без задержек получать прибыльный заказ, а пока на достройку у главы Крампов оставалось только 10 дней, и каждый последующий день этот корабль дешевел на тысячу.

С опозданием более чем на два месяца 22 декабря (3 января 1879 г. н.ст.) «Забияка» начал швартовые испытания. В начале января из Кронштадта доставили орудия, но своевременной установке их на корабль, как и другим достроечным работам, помешали форс-мажорные обстоятельства: необычайно сильные холода, доходившие до 19°С; замёрзла даже река Делавэр.

Едва сошёл лёд, 22 февраля (6 марта н.ст.) 1879 г. «Забияка» вышел на первые пробные ходовые испытания, которые точнее было бы назвать рекламной акцией. Пробеги вверх-вниз по реке длились в общей сложности 5 ч 36 мин (по другим данным, 4 ч). Легко были достигнуты максимальная 15,5-уз и средняя 14,З-уз скорости при соответствующих мощностях 1433 л.с. и 1140 л.с. Причём, давление пара в котлах держалось на уровне лишь 5,3 атм, что обеспечивало при шаге винта 5,79 м 85 оборотов в минуту.

Полученные показатели были бы просто великолепны, если бы не одно но: на крейсер еще не было поставлено 400 т грузов, т.е. треть от полного водоизмещения! «Забияка» испытывался, имея водоизмещение только 832 т, вместо 1236 т по проекту, на нём отсутствовало вооружение, боезапас, уголь и многое другое.

Словом, смысл испытаний сводился только к попытке русским пустить пыль в глаза и вернуть лояльные отношения с заказчиком. Вышло же наоборот. В этот день не только Крампу, но и русским стало очевидно, что не следует ждать заявленной скорости от этого «кораблика». Не помогли даже сенсационные заявления газетчиков «Нью-Йорк Геральд», бывших на борту во время проб. Американская печать, кстати говоря, и в дальнейшем придерживалась газетной точки зрения. В частности, солидный журнал «Америкэн шип» утверждал, что «судно превосходит любой военный крейсер, построенный в мире». Вопрос в чём?

На «Забияке» между тем продолжались достроечные работы. По выходе из дока, где осматривалось и красилось днище, при водоизмещении 909,8 т кренованием была определена метацентрическая высота, составившая 0,86 м. Наконец началась установка вооружения и погрузка угля, что приближало тоннаж «Забияки» к полному. Корабль набрал уже 1202,2 т, и вновь определёниая метацентрическая высота возросла до 0,95 м.

Испытания 22 февраля стали первыми и самыми удачными в длинном ряду бесплодных попыток Крампа достичь обещанных 13,5-15 узлов. 8-9 марта состоялись неофициальные ходовые испытания при полном водоизмещении 1260 т. «Забияка» был перегружен на 24 т, так что сенсации никто не ждал, и газетчики в этот раз на борт приглашены не были. Перед началом пробега корабль имел осадку носом 4,076 м, кормой 4,451 м, т.е. конструктивный (0,61м) дифферент на корму был занижен более чем в полтора раза.

Пробег проходил в два этапа: 8 марта на реке Делавэр в течение 6 ч 45 мин (по другим данным, в течение 18 ч) с естественной тягой и на следующий день в Атлантическом океане с форсированной. На реке, развив среднюю мощность машины в 1145,85 л.с., набрали 80 оборотов винта. Давление пара было несколько меньшим, чем при предыдущих испытаниях — 5,1 атм, хотя расход угля остался прежним и составил 0,64 кг/л.с. Температура в машине и передней кочегарке была в целом приемлемой: 19,1° и 25,9°. Зато сильная жара оказалась в задней кочегарке: 42°! Потребовалось срочно провести дополнительную вентиляцию, и на всех последующих пробегах термометр в кормовом котельном отделении не поднимался выше 39,5°.

Шаг винта диаметром 3,65 м, по одним источникам, оставили прежним — 5,79 м, а по другим, к 8 марта уже был убавлен до 5,33 м. Все эти параметры соответствовали скорости, дающей русским возможность досрочно прекратить испытания: максимальная составила 13,8 уз, средняя — и уз. Учитывая перегруженность корабля, приёмная сторона убедилась в возможности достижения крейсером контрактных 13,5 узлов. Но эта уверенность оказалась ошибочной.

9 марта «Забияка» впервые вышел в Атлантический океан. Углубление форштевнем составляло 3,924 м, ахтерштевнем 4,419 м и приближалось к расчётному. Пар держался на низком уровне: 5,2 атм, машина не могла развить полной мощности, а лишь только 1105,1 л.с. Тем не менее солёность Атлантики и уменьшившееся водоизмещение помогли бежать крейсеру чуть быстрее: в среднем скорость составила: по течению 14,25 уз, против течения 12,27 при 83 оборотах винта.

Это означало полный провал попытки достичь «усиленной» скорости 15 уз. Температура в машине держалась на уровне 24°, в носовой и кормовой кочегарках — соответственно 30,2° и 39,5°.

На 58-й минуте испытания прервали. Крамп был озадачен такими низкими результатами и принялся лихорадочно изыскивать способы подтянуть скорость крейсера к заявленной в контракте, чтобы сбыть и без того убыточный заказ с рук.

Прежде всего водоизмещение корабля было строго доведено до контрактного и даже чуть меньше. Заводчик не стал скупиться и на установку новшеств, форсирующих мощность механизмов. Так, был применён паровой форсун Николсона, нагнетающий давление в котлах. Неоднократно меняли шаг винта, а когда выяснилось, что это не помогает, и сами лопасти — с бронзовых на чугунные и наоборот. Интересно то, что диаметр винта менять не пробовали. Всё было тщетно.

На официальных ходовых испытаниях 28 марта с естественной тягой на реке Делавэр корабль имел уже водоизмещение 1227 т, т.е. на девять тонн менее контрактного. Зато за счёт перераспределения грузов он заметно сидел носом: 4,191 м, или на 0,35 м больше проекта, осадку же кормой, напротив, занизили до 4,267 м. Значительный дифферент на корму, следовательно, ограничивался только 76-мм. Спустя 7 ч 15 мин после начала 48-часового пробега приёмная комиссия сочла за лучшее далее не изнашивать механизмы... При средней индикаторной мощности машины 1301,9 л.с.(86,1 об/мин), средняя скорость по лагу составила 13,28 уз, максимальная 14,5 уз.

Отмечалось дальнейшее увеличение температуры на площадках управления машиной (25,9°) и у топочных дверок (переднее отделение 34,5°, заднее 39,5°). Отчасти это связывалось с атмосферным потеплением, отчасти с развитием механизмами мощности, приближающейся к полной. Таким образом, окончательная, занесённая в акт о приёмке судна, средняя скорость «Забияки» осталась на 0,22 узла меньше контрактной. Впечатление от первой серии пробегов старался скрасить дружественный визит делегации первых лиц Филадельфии и штата Пенсильвания.

Утром 7 апреля команда «Забияки» выстроилась по большому сбору. Бывший на борту по такому торжественному случаю Семечкин вместе с Ломеном . и почётным караулом встречали гостей. В их числе были два губернатора Пенсильвании: бывший и действующий губернатор Хойт; экономист Кэрри, генерал Паттерсон и другие.

По окончании смотра команде и осмотра самого корабля был дан завтрак, где в сердечной обстановке произносились тосты о процветании многолетних дружественных и деловых отношений России и Америки. До решающей серии пробегов оставалось девять дней.

Они прошли 16 апреля в Атлантике. Особенностью испытания на полный ход с форсированной тягой стала его увеличенная продолжительность. По-видимому, памятуя провал с предшествующим достижением полного хода, русская сторона пожелала довести продолжительность пробегов с двух до обычных шести часов.

Оглавление книги


Генерация: 0.091. Запросов К БД/Cache: 0 / 3