Глав: 6 | Статей: 20
Оглавление
Лавриненко. Колобанов. Любушкин…

Увы, ныне эти великие имена почти неизвестны отечественному читателю. В нынешней России о советских героях-танкистах знают куда меньше, чем о немецких танковых асах — Витмане, Бёлтере, Кариусе.

И немудрено. На Западе за послевоенные годы опубликовано множество книг о подвигах героев Панцерваффе. В нашей стране о наших — всего несколько. Это и стыдно, и несправедливо. Ведь именно советские танкисты внесли решающий вклад в нашу Победу!

Это они встали непреодолимым щитом на пути врага к Москве и Сталинграду. Это они приняли на себя ливень свинца и бронебойных снарядов под Курском. Это они были самым страшным противником «тигров» и «пантер». Это они перехватили немецкий стальной кулак у озера Балатон, разбив последнюю надежду Третьего Рейха — «королевские тигры»…

И наконец, загнав зверя туда, откуда он вышел, наводчик тяжелого ИСа с надписью «Боевая подруга» на башне, оторвавшись от прицела, смотревшего на колонны рейхстага, удовлетворенно произнес: «Порядок в танковых войсках!» Последняя стреляная гильза вылетела из казенника орудия, и можно было открыть люки…

Если вы хотите узнать, как сражались, умирали и побеждали советские танкисты, — прочтите эту книгу!
Михаил Барятинскийi

Иван Любушкин

Иван Любушкин

Иван Тимофеевич Любушкин родился 20 июля 1918 года в деревне Садовая ныне Мучкапского района Тамбовской области в семье крестьянина. Окончил неполную среднюю школу. В рядах Красной Армии с 1938 года. Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Свой боевой путь начал в рядах 15-й танковой дивизии.

Отличился Иван Любушкин в бою у села Первый Воин уже в составе 4-й танковой дивизии. В бою 6 октября 1941 года он подбил девять танков противника.

В книге журналиста Ю. Жукова «Люди 40-х годов» есть рассказ И. Любушкина об этом бое:

«Я тогда под Первым Воином получил приказ выйти на левый фланг и занять место для танковой дуэли. Только доехали до назначенной точки — один снаряд попал в мою машину, но броню не пробил. Я сам сидел у пушки, скомандовал экипажу: „Даёшь болванки! Посмотрим, чья сталь крепче“. И начал бить.

Снаряды всё время стучали по нашей броне, но я продолжал огонь. Зажёг один немецкий танк, тут же второй, за ним третий. Снаряды мне подавали все члены экипажа. Ударил в четвёртый танк — он не горит, но, вижу, из него выскакивают танкисты. Послал осколочный снаряд — добил. Потом подбил танк.

В это время всё-таки какой-то гитлеровец ухитрился, ударил мою машину в бок. Этот снаряд пробил броню и разорвался внутри танка. Экипаж ослепило. Чад. Радист Дуванов и водитель Фёдоров застонали. Находившийся в моём танке командир взвода лейтенант Кукарин — он только что вернулся из рейда, ходил с Бурдой — полез к водителю, видит — он оглушён. Кукарин помогает Фёдорову. Я продолжаю вести огонь, но тут слышу, как Дуванов говорит: „У меня нога оторвана“. Кричу Фёдорову — он в то время уже малость отдышался: „Заводи мотор!“

Фёдоров нащупал кнопку стартёра, нажал… Мотор завёлся, но скорости, кроме задней, не включались. Кое-как отползли задним ходом, укрылись за нашим тяжёлым танком КВ. Там перевязали радисту ногу, убрали расстрелянные гильзы.

Надо было бы выйти из боя и произвести ремонт, но тут я увидел в кустах укрытые немецкие танки, которые вели огонь. Ух, очень хорошо они были мне видны, жаль их было оставлять.

У меня основной прицел разбит, но остался вспомогательный. Я говорю ребятам: „Даёшь снаряды! Ещё разок постукаемся“. И начал бить гадов.

Фашисты видят, что наш танк ещё стреляет, — опять начинают нас бить. Один снаряд ударил по башне, не пробил, но внутри от удара отлетел кусок брони и ударил меня по правой ноге, которая была на спусковом приспособлении. Нога стала без чувств. Я подумал было, что её уже вообще нет; теперь всё, отстрелялся навсегда, как Дуванов. Но пощупал — крови нет, цела. Отставил её руками в сторону, стал стрелять левой ногой. Неудобно. Тогда стал сгибаться и нажимать на спуск правой рукой. Так лучше, но тоже не очень удобно.

Кончая этот бой в кустах, я всё-таки зажёг ещё один танк. Другие наши машины рванулись вперёд, а у меня только задний ход. Я и вышел из боя. Сдал раненого санитарам, а моя нога сама пришла в чувство, и машину за два часа отремонтировали. И я ещё раз ушёл в этот день повоевать».


Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 октября 1941 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм старшему сержанту Любушкину Ивану Тимофеевичу было присвоено звание Героя Советского Союза.


В боях за Москву экипаж Любушкина записал на свой боевой счёт 20 немецких танков.

В мае 1942 года 1-я гвардейская танковая бригада, входившая к тому времени в состав 1-го танкового корпуса, была переброшена на Брянский фронт. 28 июня началось большое немецкое наступление на южном фланге Восточного фронта, известное как операция «Блау». Вечером того же дня 1-й танковый корпус получил приказ нанести контрудар во фланг и тыл вклинившимся частям противника с севера, из района Ливны. К утру 30 июня корпус занял исходное положение и перешёл в наступление. Противник нанёс по атакующим советским танкам мощный авиаудар. Одна из бомб попала в танк Любушкина.

Похоронен Иван Тимофеевич Любушкин в братской могиле № 46 в деревне Росстани Ливенского района Орловской области.

Именем Героя названы одна из улиц города Ливны и Сергиевская средняя школа Мучкапского района Тамбовской области.

Оглавление книги


Генерация: 0.119. Запросов К БД/Cache: 3 / 0