Глав: 6 | Статей: 20
Оглавление
Лавриненко. Колобанов. Любушкин…

Увы, ныне эти великие имена почти неизвестны отечественному читателю. В нынешней России о советских героях-танкистах знают куда меньше, чем о немецких танковых асах — Витмане, Бёлтере, Кариусе.

И немудрено. На Западе за послевоенные годы опубликовано множество книг о подвигах героев Панцерваффе. В нашей стране о наших — всего несколько. Это и стыдно, и несправедливо. Ведь именно советские танкисты внесли решающий вклад в нашу Победу!

Это они встали непреодолимым щитом на пути врага к Москве и Сталинграду. Это они приняли на себя ливень свинца и бронебойных снарядов под Курском. Это они были самым страшным противником «тигров» и «пантер». Это они перехватили немецкий стальной кулак у озера Балатон, разбив последнюю надежду Третьего Рейха — «королевские тигры»…

И наконец, загнав зверя туда, откуда он вышел, наводчик тяжелого ИСа с надписью «Боевая подруга» на башне, оторвавшись от прицела, смотревшего на колонны рейхстага, удовлетворенно произнес: «Порядок в танковых войсках!» Последняя стреляная гильза вылетела из казенника орудия, и можно было открыть люки…

Если вы хотите узнать, как сражались, умирали и побеждали советские танкисты, — прочтите эту книгу!
Михаил Барятинскийi

1944

1944

В январе 1944 года в боях на Правобережной Украине командир взвода 45-й гвардейской танковой бригады 11-го гвардейского танкового корпуса 1-й танковой армии (1-й Украинский фронт) гвардии лейтенант В. Н. Максаков подбил три танка, до 25 автомашин и бронетранспортёров. 10 января во взаимодействии с соседями разгромил эшелон и перерезал движение по железной дороге Винница — Жмеринка. С 14 по 17 января 1944 года он подбил три вражеских танка, из них два «Тигра». Все члены экипажа получили высокие награды. А командир и механик-водитель старшина Иван Яркин удостоены звания Героя Советского Союза. Экипаж Т-34 Владимира Максакова за 25 дней боёв уничтожил также 30 орудий, столько же пулемётов, около 60 автомашин. Всего же экипажем под командованием Максакова было подбито и уничтожено 18 танков противника. Звание Героя Советского Союза Владимиру Николаевичу Максакову было присвоено 24 апреля 1944 года.

В начале 1944 года в бой с врагом вступили новые танковые части — гвардейские тяжёлые танковые полки, укомплектованные новыми танками ИС-1, а затем и ИС-2.


В феврале 1944 года в ходе Корсунь-Шевченковской операции, во время наступления 1-го отдельного гвардейского тяжёлого танкового полка под командованием подполковника И. Н. Буланова на город Красилов отличился командир танковой роты лейтенант Василий Приходцев. В одном из боёв он на своём танке подбил шесть «пантер». На броне его ИС-1 осталось 18 следов от бронебойных снарядов, но всё же танк Приходцева остался в строю.

В марте 1944 года в одном из боёв за город Проскуров командир 2-го танкового батальона 54-й гвардейской танковой бригады (3-я гвардейская танковая армия) майор С. В. Хохряков лично уничтожил восемь танков противника. А всего на счету экипажа танка комбата Хохрякова насчитывалось десять танков, девять орудий и миномётов, пять автомашин, 120 солдат и офицеров.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1944 года гвардии майору Хохрякову Семену Васильевичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

13 марта 1944 года у танка М4А2 гвардии младшего лейтенанта В. А. Сивкова из 212-го танкового полка авиационной бомбой разорвало гусеничную цепь. Произошло это так. Вражеский бомбардировщик настиг танк в открытом поле, пошёл на него в пике и сбросил бомбу. С молниеносной быстротой механик-водитель нажал на газ и правый рычаг управления. Танк рванулся в сторону. В этот момент раздался огромной силы взрыв. Танк вздрогнул и тут же встал, как вкопанный. В открытый верхний люк на головы экипажа посыпались комья земли и потерявшие силу осколки авиабомбы. Все переглянулись и, словно сговорившись, в один голос воскликнули: «Пронесло!»

Вадим Сивков встал со своего сиденья и высунулся из люка башни. В голове стоял сплошной шум, звенело в ушах. Над танком повисло огромное облако пыли и дыма. Сзади, далеко в небе, выходил из пике вражеский самолёт. Он набирал высоту, делал вираж и снова разворачивался в направлении стоявшего танка. Экипаж снова укрылся в танке. На этот раз он оказался беспомощным и ждал окончания вражеской бомбардировки. Секунды казались часами. Все притихли и насторожились. Но вторично идущий в пике самолёт не произвёл никаких действий. С него не последовало ни одного выстрела и не было сброшено ни одной бомбы. Немецкий лётчик, по-видимому, решил полюбоваться на разбитый танк. Но, к его великому удивлению, танк стоял невредимым. Только одна гусеничная цепь лежала в стороне, и вышла из строя радиостанция.

Целый день, не разгибая спины, экипаж ремонтировал танк. И всё это время один за другим на него пикировали вражеские самолёты. Немецкие самолёты, как только обнаруживали движение людей вокруг танка, сразу же бросались в пике, пытаясь расстрелять их пулемётным и пушечным огнём. В один из налётов вражеской авиации погибли механик-водитель старший сержант Иван Володин и наводчик орудия сержант Борис Калиниченко. Только на секунду запоздали они вскочить в башню танка и были сражены на его броне. В составе экипажа осталось всего двое — командир и стрелок-радист рядовой П. К. Крестьянинов.


На землю уже спускались сумерки, прекратились налёты авиации. Танк был снова готов ринуться в бой, однако в составе экипажа не хватало ровно половины. Вести танк было некому, но оставаться в пустынной степи одним Вадим и Петр не думали. Они на могиле погибших час назад друзей поклялись отомстить врагу за их смерть. На место механика-водителя сел Пётр Крестьянинов, а в башне занял своё место Вадим Сивков.

Под покровом вечерних сумерек танк на максимальной скорости устремился на юг. Хотелось как можно быстрее догнать свой полк, который, по их расчётам, должен был находиться в районе Явкина. О том, что произошло потом, можно узнать из наградного листа:

«Младший лейтенант Сивков В. А. в ночь с 13 на 14 марта, следуя по маршруту полка, по пути узнал, что по его маршруту в селе Явкине находится противник. Это его не смутило, и он решил во что бы то ни стало с боем пробиться к своей части. Подойдя вплотную к селу Явкину, младший лейтенант Сивков открыл ураганный огонь из всех видов оружия танка М4А2, на предельной скорости ворвался в село. Умело маневрируя по улицам, создал видимость, что в село ворвалось по меньшей мере 10 танков. Противник в панике метался от одного дома к другому, с одной улицы на другую, но всюду попадал под ураганный огонь и гусеницы танка…

В ночь с 14 на 15 марта противник, подтянув значительные силы, пошёл в контратаку на село Явкино. Отражая атаку противника, маневрируя по селу, танк попал в противотанковый ров. Не имея возможности использовать пушку и пулемёты, дал возможность противнику вплотную подойти к танку и предложить экипажу сдаться в плен, на что Сивков ответил открытием огня и с возгласом: „Комсомольцы в плен не сдаются!“ — забросал их гранатами.

Противник бежал, оставив десяток трупов у танка. Тогда младший лейтенант Сивков, используя зенитную установку, стал расстреливать убегающего противника. Израсходовав все боеприпасы, не имея возможности вести дальнейшую борьбу, младший лейтенант Сивков взорвал себя и поджёг танк.

Вывод: представляю посмертно к званию Героя Советского Союза.

Командир 212?го отдельного танкового полка гвардии майор Барбашин».

Наши войска, вступив в Явкино 15 марта, обнаружили взорванный советский танк. Внутри него был найден небольшой пакет и в нём два листка мелко исписанной бумаги, где сообщалось: «Мы, оставшиеся двое в танке № 17, Сивков Вадим Александрович (командир танка, младший лейтенант) и радист Крестьянинов Пётр Константинович, решили лучше умереть в своём родном танке, чем покидать его.

В плен сдаваться не думаем, оставляя по два-три патрона для себя…

Немцы два раза подходили к танку, но открыть не смогли. В последнюю минуту жизни взорвём гранатами танк, чтобы не попал врагу».

За мужество, отвагу и беспредельную преданность Родине Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июня 1944 года младшему лейтенанту В. А. Сивкову и рядовому П. К. Крестьянинову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.


7 марта 1944 года немцы крупными силами предпринимали атаки на Фридриховку (ныне г. Волочиск на Украине. — Прим. авт.), обороняемую 61-й гвардейской танковой Свердловской и 29-й гвардейской мотострелковой Унечской бригадами 10-го гвардейского Уральского добровольческого танкового корпуса и двумя батареями самоходно-артиллерийского полка. При обороне Фридриховки совершил подвиг танковый экипаж в составе гвардии лейтенанта Григория Чесака, механика-водителя Виталия Овчинникова, командира башни Дмитрия Курбатова и радиста-пулемётчика Александра Бухалова. Однако лучше всего дать слово самому Григорию Чесаку:

«Первый день тут у нас был спокойный. Без тревог прошла ночь. А утром, только начали мы завтракать, вдруг на улице автоматная и пулемётная стрельба. В окно увидели, как „тридцатьчетвёрка“, что стояла возле дома, загорелась.

Мы выскочили на улицу. Только я втиснулся в башню, как по ней, срикошетив, ударила болванка. Овчинников стал выводить машину, и тут нас немец вторым снарядом угостил. Но хорошо, что угодил под днище, у нас только кусок брони отбило.

Кричат:

— Танки идут!

Я всмотрелся: ползут по шоссе девять тяжёлых танков.

Подготовили подкалиберные снаряды, отодвинули танк в укрытие и ждём. Выполз головной „Тигр“, и мы по нему сразу двумя подкалиберными и двумя бронебойными: по борту и по гусенице. А расстояние между нами — не больше восьмидесяти метров. „Тигр“ остановился и разворачивает в нашу сторону пушку. Мы — по пушке. И перебили её пятым снарядом. Потом в шаровую установку пулемёта. В моторную часть… Он и задымил.

И быстро в сторону. И тут немцы открыли по нам огонь. Начисто снесли угол дома, за которым мы прятались. Второй „Тигр“ показался… Остановился рядом с подбитым, выпустил несколько снарядов в упор по дому и пошёл себе неторопливо дальше. Только дошёл он до перекрестка, мы начали по нему стрельбу. Но в дыму ничего не вижу: попал — не попал? Немецкие танкисты приметили, где наша позиция, и ударили. Дом в крошки! И в машину несколько попаданий.

Подошли ещё три „тигра“. И со злости бьют и бьют по дому. От него уже только груда щебенки.

А мы от такого дела подальше уползли, вышли из зоны огня. Выскочили машину осмотреть: гусеница ещё держится, ленивец треснул. Тут к нам ремонтники подоспели. Взялись на месте срочно приводить в порядок машину.

А на улице стоят три подбитых „тигра“. Немцы к своим тоже поспешили на помощь. Окружили машины, а в нашу сторону пушки развернули. Мы выждали немного, потом подошли к разрушенному дому и из-за него сделали по немцам четыре выстрела осколочным по автоматчикам. И опять назад.

То выскочим, то скроемся. Так немцы и не смогли оттянуть свои покалеченные машины.


Ночью немцы зашли с другой стороны. Пустят ракету, пройдут метров десять и встанут. Опять ракету пускают… Кругом шум, трескотня… Трудно определить, где свои, где немцы. Мы было выбрались на улицу. Я только хотел в обстановке разобраться. Вдруг ракеты, и впереди, метрах в пятидесяти, два немецких танка, и их пушки прямо на нас наведены. Мы сразу в сторону. Еле успели уйти.

Начали „тигры“ форменную охоту за нашими „тридцатьчетвёрками“. По четыре-пять машин на одну. Я заметил такую группу „охотников“, пропустил три машины, а по четвёртой и врезал. Она встала. Надо было ещё несколько снарядов послать, а у нас, как нарочно, пушку заклинило. Пришлось уходить. Но пушку исправили. И опять на шоссе. А свою машину вот так потеряли.

Мы ушли в укрытие. Рядом стояла другая „тридцатьчетвёрка“. Ей болванкой сорвало башню. И надо же… Эта башня ударила по нашей, заклинила её и свернула пушку. Мы уж через нижний люк… Выбрались…»

Надо сказать, рассказ Григория Чесака вызывает доверие. И не только потому, что присутствие «тигров» в этом районе подтверждается немецкими источниками (дивизия «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» и тяжёлый танковый полк «Беке»). Просто он «Тигра» подбивает семью 76-мм бронебойными и подкалиберными снарядами с 80 м в борт, а не первым же снарядом с 900 м как некоторые.

Тут остаётся добавить, что за мужество, отвагу и воинское мастерство Григорий Сергеевич Чесак был удостоен звания Героя Советского Союза, а другие члены экипажа награждены орденами.


6 марта 1944 года командир батареи СУ-85 гвардии младший лейтенант Григорий Танцоров (4-й гвардейский танковый корпус) в бою за станцию Збараж разбил огнём из орудия паровоз немецкого бронепоезда и бронеплощадку, уничтожил два бронетранспортёра. Самоходчики под командованием Танцорова захватили склад ГСМ. Во время ночной атаки 10 марта самоходка Танцорова ворвалась на южную окраину города Тернополь. Здесь его СУ-85 была атакована тремя танками Pz. IV. Маневрируя между каменными строениями, Танцоров подбил все вражеские машины. Противник также развернул батарею 75-мм противотанковых пушек. Однако экипаж самоходки обнаружил её в тот момент, когда она занимала позиции, и разбил два орудия. Вскоре от прямого попадания самоходка Танцорова загорелась, но экипаж не покинул машину и, продолжая вести бой, погиб.


Летом 1944 года основные события на советско-германском фронте разворачивались на территории Белоруссии и Прибалтики. Советские войска стремительно наступали. Соединения 5-й гвардейской танковой армии и 2-й гвардейский танковый корпус, сбивая на своём пути арьергарды противника, подошли к северо-восточной и северной окраинам Минска.

«Ровно в 2 часа 30 минут я передал всем частям сигнал к наступлению „555“, — вспоминал командир 2-го гвардейского танкового корпуса генерал А. С. Бурдейный. — Через десять-пятнадцать минут каждый командир доложил: „Наступление начал“. Широкой полосой — десять километров по фронту — танковый корпус шёл к Минску. В предрассветной мгле раздавался лязг гусениц, далеко вокруг разносился гул моторов. Все всматривались в дымку на западе: как встретит нас противник под стенами многострадального города?»

Грохот первых «тридцатьчетвёрок» минчане услышали в районе обсерватории в 3 часа ночи 3 июля. Это была танковая разведгруппа 4-й гвардейской танковой бригады гвардии полковника О. А. Лосика 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса. Группу возглавил гвардии капитан Павел Иванович Коровников. Он на своём танке вступил в Минск первым. Однако в районе обсерватории и Московского кладбища по разведгруппе открыла внезапный огонь замаскированная зенитная батарея врага. Машина Коровникова была подбита, весь экипаж получил ранения, а командиру оторвало ногу. Следующим шёл танк командира взвода гвардии младшего лейтенанта Д. Г. Фроликова. Умело маневрируя, механик-водитель П. А. Карпушев не только вывел «тридцатьчетвёрку» из-под вражеского огня, но и раздавил противотанковую пушку противника. За танком командира неотступно следовали две другие боевые машины его взвода. Этот взвод неоднократно отличался в предыдущих боях. Дмитрий Фроликов, например, ещё в начале наступления — 26 июня — со своим взводом захватил перекрёсток дорог Орша — Смоляны. Три его танка, действуя из засады, разгромили тогда вражескую автоколонну численностью более ста машин, которую прикрывали шесть вражеских танков. Из этих шести танков два Фроликов подбил. А 27 июня под Старосельем взвод Фроликова уничтожил два танка, две самоходки и артиллерийскую батарею. В тот же день несколькими часами позже Фроликов догнал отходящую колонну противника, подбил ещё две самоходки, тараном разбил вражеский танк, захватил два артиллерийских орудия и несколько десятков гитлеровцев уничтожил.

За этот бой Дмитрия Фроликова представили к званию Героя Советского Союза. В представлении, в частности, говорилось: «Лично экипажем Фроликова за три дня боёв уничтожено: два танка Т-3, три самоходные пушки, раздавлены гусеницами два орудия и до 100 автомашин. Захвачены артиллерийская батарея и два исправных танка — Т-6 и Т-3».

Танк Фроликова оказался единственным из разведгруппы, кому удалось прорваться к центру города, уничтожив на своём пути ещё и немецкую самоходку. Следовавшие за своим командиром взвода две другие «тридцатьчетвёрки» гвардии младших лейтенантов П. Тарасова и И. Зенкина были подбиты, а их экипажи погибли.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм гвардии младшему лейтенанту Фроликову Дмитрию Георгиевичу было присвоено звание Героя Советского Союза.


Но Дмитрий Фроликов не дожил до дня награждения. Он пал смертью храбрых в бою 2 февраля 1945 года и был похоронен в литовском городе Кибартай.

О боях на белорусской земле поделился в своих воспоминаниях Николай Константинович Шишкин, в то время командир батареи тяжёлых самоходных установок СУ-152.

«В июне нас перебросили в Белоруссию. Полк наш действовал в составе 3-го гвардейского Котельниковского корпуса. Моя батарея практически всегда действовала с 19-й гвардейской танковой бригадой полковника Походзеева. Командир корпуса генерал Вовченко И. А. и командир бригады Жора Походзеев были искусные командиры, у которых я многому научился. Это была лучшая бригада корпуса, да и сам командир был орёл. Требовательный, немногословный. Приходишь к нему на совещание, чтобы перед боем указания получить. Он спрашивает: „Так, артиллерист, задачу знаешь? — Знаю. — Понял, как надо действовать? — Понял. — Свободен“.

Запомнился мне один бой. Три танка головного дозора, который вышел из леса на поляну и поднялся на пригорок, были уничтожены „Тигром“, стоявшим открыто на другой стороне поляны. Обойти эту поляну было невозможно, и командир бригады приказал: „Ты „зверобой“? Вот и уничтожь этот танк“. Моя самоходка выдвинулась вперёд, подошла к подножию холма и стала медленно на него взбираться. Я сам по пояс высунулся из люка. В какой-то момент я увидел немецкий танк, упёршийся кормой в ствол огромного дерева. „Тигр“ выстрелил. Завихрением воздуха от просвистевшей над моей головой болванки меня едва не вырвало из люка. Пока я думал, что же мне делать, он ещё выпустил одну или две болванки, но, поскольку над холмом торчал лишь фрагмент рубки, а траектория пушечного снаряда настильная, он не попал. Что делать? Выползешь — погибнешь впустую. И тут я решил воспользоваться возможностями своей 152-мм гаубицы-пушки, имевшей навесную траекторию полёта снаряда. Я заметил на этом холме кустик. Глядя через канал ствола, я добился от механика-водителя такой позиции самоходки, чтобы кустик был совмещён с кроной дерева, под которым стоял немецкий танк. После этого, используя прицел, опустил орудие так, чтобы снаряд прошёл над самой землёй. Расчётов миллион, но рассказываю я дольше, чем всё это проделал. Сел за наводчика, вижу в прицел кустик. Выстрел! Высовываюсь из люка — башня „Тигра“ лежит рядом с ним, точно под обрез попал! Потом в бригадной газете написали: „Шишкин стреляет как Швейк — из-за угла“».


В боях за город Львов 20–21 июля 1944 года отличился экипаж танка Т-34 с надписью на башне «Боевая подруга» под командованием старшего лейтенанта К. И. Байды из 93-й отдельной танковой бригады 4-й танковой армии. Это был уже второй танк с такой надписью, купленный на средства работников макаронной фабрики города Свердловска (ныне Екатеринбург). Первый танк, воевавший в составе 63-й гвардейской Челябинской танковой бригады, был уничтожен в одном из боёв осенью 1943 года. Теперь же, в боях за Львов, экипаж танка «Боевая подруга-2» подбил 11 танков.

В головной походной заставе 63-й гвардейской танковой Челябинской бригады следовал танковый взвод гвардии старшего лейтенанта Д. М. Потапова с группой разведчиков на броне. Впереди шёл танк гвардии младшего лейтенанта Е. Алексеева. Экипаж подбил вражеское штурмовое орудие, но и его танк был подожжён. Сам Алексеев получил тяжёлое ранение, а все другие члены экипажа погибли. Потапов продолжал выполнять боевую задачу двумя танками. Взвод, уничтожив на подступах к городу вражеский танк и 20 автомашин, одним из первых ворвался во Львов. Умело маневрируя на улицах, танки Потапова и младшего лейтенанта П. П. Кулешова огнём и гусеницами подавляли противника, расчищая путь следовавшей за ними пехоте. Танкисты подбили восемь танков, десять орудий и уничтожили много вражеской пехоты. Потапов был дважды ранен, но продолжал вести бой. Вскоре танки потеряли друг друга из вида и действовали уже самостоятельно. Двое суток вели бой Потапов и Кулешов на улицах Львова. В конце концов немцам удалось подбить оба наших танка, но их экипажи продержались до подхода своего батальона.

Указом Президиума Верховного Совета СССР командир танкового взвода гвардии старший лейтенант Д. М. Потапов и командир танка гвардии младший лейтенант П. П. Кулешов были удостоены звания Героя Советского Союза.


Во второй половине дня 22 июля 1944 года танкисты и пехотинцы овладели площадью Адама Мицкевича и продолжали сражаться за центральную часть города.

Водружение красного флага над Львовом было поручено экипажу танка Т-34 «Гвардия» из 63-й гвардейской танковой бригады во главе с лейтенантом А. В. Додоновым. В его состав входили механик-водитель старшина Ф. П. Сурков, командир орудия старший сержант Н. И. Мельниченко и стрелок-радист старшина А. П. Марченко, который до войны работал во Львове и хорошо знал город.

23 июля в полдень танкисты с боями пробились к узкой площади, где находилась старая ратуша. Уничтожив гитлеровцев, охранявших здание, старшина Марченко с группой автоматчиков ворвался в него и водрузил на башне алый стяг. Когда Марченко спустился с башни и вышел на площадь, из окна соседнего дома раздалась автоматная очередь. Марченко упал, тяжело раненный в грудь. К нему подбежал санинструктор и начал делать перевязку, но вражеская пуля сразила его.

Танкисты обнаружили и уничтожили немецкого автоматчика. Они положили Марченко на танк, чтобы вывезти его с площади. Но тут разорвался вражеский снаряд. Осколком Марченко ранило вторично. Через некоторое время он умер.


Гвардии старшину Александра Марченко похоронили на холме Славы во Львове, его именем назвали одну из улиц города. На здании городского Совета была установлена мемориальная доска. На ней золотыми буквами высечены слова: «На башне этого здания 23 июля 1944 г. танкист гвардии старшина Марченко водрузил Красное знамя, ознаменовав этим освобождение г. Львова от немецко-фашистских захватчиков».

Впрочем, вряд ли в нынешнем Львове есть улица Марченко, скорее всего, демонтирована и мемориальная доска. У украинского народа теперь новые герои и уж никак не «клятые москали и их пособники».

Шесть дней вёл бой экипаж танка «Гвардия» на улицах города, уничтожив за это время восемь танков и до 100 солдат противника. Когда погиб лейтенант Додонов, Сурков принял командование на себя. Оставшись вдвоём, танкисты уничтожили шесть орудий противника и склад с боеприпасами. Однако одной из «пантер» удалось подбить советский танк. Тогда Фёдор Сурков сам встал к орудию и вёл огонь из горящей машины, пока было возможно. Тяжело раненные Сурков и Мельниченко с трудом выбрались из танка, были подобраны местными жителями и переданы разведчикам, которые доставили их в госпиталь. Все члены экипажа были награждены орденами, а гвардии старшина Сурков представлен к геройскому званию.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 сентября 1944 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками гвардии старшине Суркову Фёдору Павловичу было присвоено звание Героя Советского Союза.


3 августа 1944 года 3-й гвардейский танковый корпус 2-й гвардейской танковой армии отражал контрудар парашютно-танковой дивизии «Герман Геринг» в районе Варшавы. На позицию гвардии младшего лейтенанта Г. А. Сорокина двигалось пять немецких танков. Подпустив их на расстояние прямого выстрела, танк Сорокина подбил четыре из них. Также в этом бою его Т-34 уничтожил 10 БТР и до 50 вражеских солдат и офицеров. Несмотря на то что танк Сорокина при этом был подбит, он смог протаранить ещё один танк противника.

16 августа 1944 года в бою у польского посёлка Озекблув экипаж танка Т-34 под командованием лейтенанта Михаила Климова в одном бою подбил четыре «пантеры». Примечателен тот факт, что танк Климова был неподвижен и вёл огонь только с места. В марте 1945 года, уже будучи командиром тяжёлой самоходной установки ИСУ-122 383-го тяжёлого самоходно-артиллерийского полка 9-го гвардейского мехкорпуса 3-й гвардейской танковой армии, в боях за город Вальденбург с 3 по 5 марта 1945 года гвардии лейтенант Климов подбил 12 немецких танков и САУ. 6 и 11 марта 1945 года в боях за город Наумбург при отражении вражеских контратак самоходка Климова подбила четыре немецких танка. Вскоре он был тяжело ранен. За мужество и героизм, проявленные в боях на территории фашистской Германии в марте 1945 года, в июне того же года Михаилу Ильичу Климову было присвоено звание Героя Советского Союза. М. И. Климов считается самым результативным советским артиллеристом-самоходчиком Великой Отечественной войны.


В августе 1944 года в районе городов Яссы и Кишинёв 22 фашистские дивизии попали в «котёл». Враг ожесточённо сопротивлялся, пытался вырваться из окружения. Бои не прекращались ни днём, ни ночью. Неоднократно крупные силы противника наносили сильные удары по бригадам 18-го танкового, 7-го и 4-го гвардейского механизированных корпусов. Но огонь советских танкистов, артиллеристов и пехотинцев отбрасывал немецкие войска в исходное положение. Примером стойкости и мужества явились действия танкового взвода, которым командовал лейтенант Н. П. Батурин. Действуя в составе 36-й гвардейской танковой бригады, взвод должен был перекрыть пути отхода противнику через одну из переправ. Гвардейцы с ходу врезались в голову неприятельской колонны, огнём и гусеницами уничтожая врага. Взвод совместно с подошедшей пехотой в течение полутора суток удерживал переправу, отражая ожесточённый натиск противника.

Кончались боеприпасы, нарастала усталость. На рассвете враг бросил на переправу самоходные орудия. Батурин, оценив обстановку, сам решил ударить по самоходкам и не снимать с занятых позиций другие танки. Часто меняя скорость и направление движения, экипаж Батурина подбил одну из немецких машин. Через несколько минут загорелась другая… Экипаж третьей сдался в плен танкистам. В ходе этой операции экипаж под командованием гвардии лейтенанта Батурина уничтожил 200 солдат, разбил 40 машин, подбил три самоходки и захватил 120 пленных.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство гвардии лейтенанту Николаю Павловичу Батурину было присвоено звание Героя Советского Союза.


В августе 1944 года состоялся боевой дебют на Восточном фронте новых немецких тяжёлых танков — «королевских тигров». Впервые советским танкистам пришлось столкнуться с ними во время боёв на Сандомирском плацдарме. 12 августа командир 53-й гвардейской танковой бригады гвардии полковник B. C. Архипов получил сообщение разведки о прибытии на его участок неизвестных тяжёлых танков.

«В ночь на 13 августа в бригаде никто не спал, — вспоминал B. C. Архипов. — Во тьме, особенно летом, далеко и хорошо слышно. А звуки, которые до нас доносились, говорили, что утром будет тяжёлый бой. За передним краем противника, в стороне Оглендува, непрерывно и слитно, всё приближаясь и нарастая, гудели танковые моторы.

Решили поставить несколько танков в засаду. Есть неофициальный термин: „заигрывающий танк“. Его задача — заставить вражеские танки развернуться так, чтобы они подставили борта под огневой удар главных сил обороны. Эту роль мы поручили группе танков из батальона Мазурина. Возглавил группу — два средних танка и один лёгкий — заместитель комбата старший лейтенант П. Т. Ивушкин.

Перед рассветом я вернулся из штаба на наблюдательный пункт, а проще говоря, в свой танк, в боевые порядки батальона Погребного. Танки стояли за грядой невысоких песчаных дюн. Справа впереди была лощина. Выбегая из неё, дорога уходила к Сташуву, к нам в тыл. А слева, на краю поля, возвышались тёмные контуры стогов. Вечером я видел только множество разбросанных но полю небольших копен сжатой ржи, поэтому сразу догадался, что это работа Ивушкина. И верно, Пётр Терентьевич придумал обложить танки снопами, замаскировать их под стога. Ничего получилось. Естественно. Ближе к лощине и несколько сбоку от выхода из неё стоял танк младшего лейтенанта А. П. Оськина. И Александр Петрович, и его экипаж — механик-водитель Александр Стеценко, командир орудия Абубакир Мерхайдаров, радист Александр Грудинин, заряжающий Алексей Халычев мучились, потому что старший лейтенант Ивушкин запретил курить. Мучились, но терпели. Ведь враг рядом, восточная окраина Оглендува — вот она, проступает и во мраке августовской ночи».


В 7.00 13 августа противник под прикрытием тумана перешёл в наступление силами 16-й танковой дивизии при участии 11 (по другим данным, 14 или даже восьми) танков «Королевский тигр» 501-го тяжелого танкового батальона.

Вновь обратимся к воспоминаниям B. C. Архипова: «Радировал с левого фланга и майор Коробов: „Идут. Те самые, неопознанные“. Отвечаю: „Не спешить. Как уговорились: бить с четырёхсот метров“. Между тем из лощины выползла вторая такая же громадина, потом показалась и третья. Появлялись они со значительными промежутками. То ли это дистанция у них уставная, то ли слабый грунт их задерживал, но пока вышел из лощины третий, первый уже миновал засаду Ивушкина. „Бить?“ — спросил он. „Бей!“ Вижу, как слегка шевельнулся бок копны, где стоит танк младшего лейтенанта Оськина. Скатился вниз сноп, стал виден пушечный ствол. Он дёрнулся, потом ещё и ещё. Оськин вёл огонь. В правых бортах вражеских танков, ясно различимые в бинокль, появлялись чёрные пробоины. Вот и дымок показался, и пламя вспыхнуло. Третий танк развернулся было фронтом к Оськину, но, прокатившись на раздробленной гусенице, встал и был добит».


До сих пор продолжается дискуссия о том, сколько «королевских тигров» сжёг Оськин. С уверенностью можно утверждать, что от одного до трёх. Представляя А. П. Оськина к званию Героя Советского Союза, B. C. Архипов писал в наградном листе:

«Командир танка Т-34 гвардии младший лейтенант Оськин, действуя в составе танковой группы, показал себя мужественным офицером. 12.8.44 г., отражая атаку превосходящих сил противника в составе 15 „тигров“ в городе Сташув, вступил в неравный поединок с гитлеровскими танками.

Метким огнём он поджёг три танка врага, а остальные, не выдержав губительного огня Оськина, повернули обратно… В тот же день танк Оськина ворвался в деревню Оглендув, гусеницами раздавил до 80 гитлеровцев, ведя огонь из пушки и пулемётов… Захватил совершенно исправных три фашистских „тигра“ (ЦАМО РФ, ф. 33, оп. 793 756, д. 5, л. 313)».


Если не обращать внимания на нестыковку дат в воспоминаниях В. С. Архипова и в наградном листе, то в остальном всё совпадает. Подтверждает это и сам А. П. Оськин:

«Неподалёку от моей засады немецкие танки стали разворачиваться в шеренгу. Ближний метрах в двухстах подставил борт. Естественно, первым снарядом ударили по башне — безрезультатно. Тогда следующий снаряд послали под башню, и в воздух взметнулось огромное пламя: в этом месте у нового танка находился бензобак. Таким же образом мы подожгли ещё две машины».

Вроде бы всё ясно. Однако некоторая неудовлетворённость остаётся, так как непонятно, что в это время делали два других танка, находившиеся в засаде. Что касается лёгкого танка (по-видимому, Т-70), то сжечь «Королевский тигр» он, конечно же, не мог, но мог, например, перебить гусеницу. Почему-то в некоторых публикациях утверждается, что только у Оськина был танк Т-34–85, а другой средний танк в засаде — Т-34 с 76-мм пушкой. Откуда это известно? И потом, даже сам Оськин утверждает, что вёл огонь с дистанции 200 м. С такой дистанции бортовую броню «Королевского тигра» могла пробить и 76-мм пушка, во всяком случае — чисто теоретически. Бензобаки, кстати, у «Королевского тигра» находились на днище боевого отделения и по бортам моторного отсека. По последним, видимо, и стрелял Оськин.

За этот бой Александру Петровичу Оськину Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 сентября 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза. Командир орудия Абубакир Мерхайдаров (стрелял-то, собственно говоря, именно он) был награждён орденом Ленина.


В стрельбе по «королевским тиграм» на Сандомирском плацдарме преуспели и экипажи тяжёлых танков ИС-2.

Когда 2-й танковый батальон 53-й гвардейской танковой бригады во взаимодействии со 2-й ротой 71-го гвардейского тяжёлого танкового полка и 289-м стрелковым полком возобновили наступление, то находившиеся западнее Оглендува «королевские тигры» встретили их огнём. Тогда взвод танков ИС-2 гвардии старшего лейтенанта Клименкова выдвинулся вперёд и открыл огонь по танкам противника. В результате короткого боя один «Тигр» был подбит, а другой сожжён.

По мере продвижения вперёд бригады 6-го гвардейского танкового корпуса организованного сопротивления противника уже не встречали. Бой распался на отдельные стычки и спорадические контратаки. На подступах к Шидлову в одной из таких контратак приняли участие семь «королевских тигров». Находившийся в засаде в кустарнике танк ИС-2 гвардии старшего лейтенанта В. А. Удалова подпустил «тигры» на 700–800 м и открыл огонь по головному. После нескольких выстрелов один танк он сжёг, а второй подбил. Затем Удалов лесной дорогой вывел свою машину на другую позицию и снова открыл огонь. Оставив ещё один горящий танк, противник повернул назад. Вскоре атака «королевских тигров» повторилась. На этот раз они шли на стоящий в засаде ИС-2 гвардии лейтенанта Белякова, который открыл огонь с дистанции 1000 м и третьим снарядом зажёг вражеский танк. Таким образом, за 14 августа танкисты 71-го гвардейского тяжёлого танкового полка подбили и сожгли шесть «королевских тигров».

24–29 августа 1944 года в ходе освобождения Румынии танк под командованием гвардии младшего лейтенанта Бориса Гладкова из 21-й гвардейской танковой бригады 5-го гвардейского танкового корпуса 6-й гвардейской танковой армии прорвался к мосту через реку Серет в районе станции Козмешти, захватил и удерживал его до подхода главных сил батальона. В этом бою экипаж уничтожил вражеский танк, шесть самоходок и десять орудий противника. 24 марта 1945 года Борису Васильевичу Гладкову было присвоено звание Героя Советского Союза. Однако ни «Золотую звезду», ни орден Ленина вручить ему не успели — 13 апреля 1945 года он был убит.

В боях на территории Румынии отличился ещё один танкист из 6-й гвардейской танковой армии, командир танка Т-34 гвардии старший сержант Михаил Космачёв. В наградном листе командир танкового батальона гвардии майор Лобачёв писал: «Гвардии ст. сержант Космачев показал мужество и отвагу в бою. Так, в боях за город Вырлад, будучи в засаде, со своим экипажем уничтожил три самоходные установки и танк Т-4 противника. В бою за город Фокшаны его экипаж уничтожил самоходку, два тяжёлых орудия, до 120 человек пехоты, захватил восемь исправных миномётов, 400 винтовок, 10 ручных пулемётов. В бою за город Бызед экипаж его танка уничтожил три средние пушки, две самоходные установки и до 300 солдат и офицеров противника. В городе Бызед наши три танка, в том числе и танк Космачёва, захватили три эшелона с автомашинами и вездеходами. Его экипаж первым прорвался к мосту через реку Серет, там уничтожил батарею средних пушек, рассеял колонну танков и автомашин и до подхода основных сил прочно удерживал мост. В бою за селение Рыфов им уничтожен вражеский гарнизон, захвачены шесть исправных пушек, прожектор и три склада с боеприпасами. Достоин присвоения звания Героя Советского Союза».

13 декабря 1944 года началась крупная наступательная операция 2-го и 3-го Украинских фронтов с целью разгрома Будапештской группировки противника. В этот же день в упорном сражении около города Соколаш танк Т-34 Михаила Космачёва был подбит немецким снарядом — заклинило башню, но отважные танкисты продолжали бой. Второй снаряд попал в боезапас. Грохнул взрыв огромной силы, которым снесло башню танка.

24 марта 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Михаилу Михайловичу Космачеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.


В октябре 1944 года, преодолевая упорное сопротивление немецких войск, наши подвижные части вышли на подступы к столице Югославии. Наступление началось в ночь на 14 октября. С зажжёнными фарами танки 4-го гвардейского механизированного корпуса атаковали врага в районе горы Авала и к утру вышли на южную окраину Белграда.

Танк младшего лейтенанта И. С. Депутатова, двигавшийся в голове штурмового отряда 36-й гвардейской танковой бригады, вырвался вперёд, вышел на бульвар Воеводы Глигора и остановился. Тут же к нему подбежали белградцы. Одни подстилали под танк ковры, другие украшали его букетами цветов, третьи дарили экипажу подарки. Но в эти волнующие минуты к танку подбежали два югославских солдата и с тревогой указали на выдвигавшуюся из-за угла противотанковую пушку врага. Немецкие артиллеристы решили использовать благоприятный момент и расстрелять остановившийся на бульваре советский танк.

Вот-вот должен был прогреметь выстрел. Немецкий наводчик, прильнув к прицелу, усиленно работал механизмами наводки. Расчёт вражеского орудия замер, прицел был установлен, снаряд — в стволе, очередной снаряд наготове держал один из номеров расчёта…

Увидев наведённую на танк пушку врага, экипаж гвардии младшего лейтенанта Депутатова не дрогнул. В одно мгновение танкисты оказались на своих местах. Наводчик орудия гвардии старшина Лапаев с быстротой молнии произвёл наводку и с первого выстрела разнёс пушку, так и не успевшую сделать ни одного выстрела.

Опасность миновала. Экипаж как ни в чём не бывало, улыбаясь, снова показался в открытых люках башни танка. Окружившие танк местные жители стояли в оцепенении и от изумления долго не могли произнести ни слова. А танкисты, помахав им рукой, завели мотор и двинулись дальше.


К исходу 15 октября 36-я гвардейская танковая бригада достигла южного берега Дуная. Её наступавшие батальоны трижды были контратакованы противником. В течение всего дня бои носили исключительно упорный и ожесточённый характер. Многим экипажам приходилось не раз вести бой в подбитых и охваченных пламенем танках.

Вот что об этом рассказывает в своих воспоминаниях один из непосредственных участников, наводчик орудия танка Т-34–85 гвардии старший сержант Иван Косенков:

«Наш экипаж под командованием гвардии младшего лейтенанта Григория Романенко, ворвавшись на центральную улицу города, всё время вёл бой с засевшими в зданиях и подвалах немцами. Они из окон забрасывали наш танк связками гранат, из подвалов пытались под гусеницы подбросить противотанковые мины и фугасные заряды, бросали зажжённые с горючей смесью бутылки. Танк два раза загорался, и оба раза мы совместно с поддерживающими нас автоматчиками и югославскими воинами тушили его и продвигались дальше. На всём пути огнём и гусеницами громили врага. Но вдруг навстречу вышел немецкий танк, встал и навёл на нас пушку. Я в свою очередь также навёл на него свою пушку. Но, к сожалению, снаряд в стволе оказался не бронебойным, а осколочным. Менять было поздно. Нужно было уже нажимать на электроспуск. Выстрелы мы произвели почти в одно и то же мгновение. Вдруг наш танк как-то треснул в боевом отделении, словно от электросварки, посыпались красные искры.

Немецкий снаряд попал в правую сторону башни, вышиб пулемёт и убил заряжающего. Нас с командиром танка ранило. Но мне всё же удалось произвести второй выстрел и поразить вражеский танк. Через несколько минут к нам подбежали белградские жители, вытащили нас из танка и на палатках утащили в дом. Там перевязали и угостили виноградным вином».


В боях за венгерский город Дебрецен отличился экипаж командира 250-го гвардейского танкового полка 13-й кавалерийской дивизии 6-го гвардейского кавалерийского корпуса 2-го Украинского фронта гвардии капитана В. Иовлева. В период с 8 по 18 октября 1944 года его экипаж уничтожил десять танков, шесть орудий, шесть бронетранспортёров, четыре зенитных орудия, склад боеприпасов и большое количество солдат и офицеров противника. Вскоре капитан Владимир Александрович Иовлев был тяжело ранен и скончался от ран. 28 апреля 1945 года ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.


Командир танкового взвода ИС-2 гвардии старший лейтенант В. Гальперн, воевавший в составе 30-го гвардейского тяжёлого танкового полка (2-й гвардейский мехкорпус 46-й армии 3-го Украинского фронта), в одном из боев в декабре 1944 хода подбил шесть танков, десять орудий, уничтожил десятки солдат и офицеров противника. 25 декабря 1944 года в бою за город Будапешт гвардии старший лейтенант Владимир Иванович Гальперн погиб. 24 марта 1945 года ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Для 1944 года стало характерным повсеместное и активное использование командованием Красной Армии крупных танковых и механизированных соединений. В ряде операций на наиболее ответственных направлениях вводилось в сражение одновременно до 1000–1200 танков. Вопрос качественного превосходства техники в этих условиях отошёл на второй план. Советские танковые войска начали переигрывать Панцерваффе на тактическом и стратегическом уровне, и противник сразу оценил это.

«В 1944 году крупные русские танковые и механизированные соединения приобрели высокую подвижность и мощь и стали весьма грозным оружием в руках смелых и способных командиров. Даже младшие офицеры изменились и проявляли теперь большое умение, решительность и инициативу. Разгром нашей группы армий „Центр“ и стремительное наступление танков маршала Ротмистрова от Днепра к Висле ознаменовали новый этап в истории Красной Армии» (Фон Меллентин, «Танковые сражения 1939–1945 гг.»).

Оглавление книги


Генерация: 0.196. Запросов К БД/Cache: 0 / 1