Глав: 6 | Статей: 20
Оглавление
Лавриненко. Колобанов. Любушкин…

Увы, ныне эти великие имена почти неизвестны отечественному читателю. В нынешней России о советских героях-танкистах знают куда меньше, чем о немецких танковых асах — Витмане, Бёлтере, Кариусе.

И немудрено. На Западе за послевоенные годы опубликовано множество книг о подвигах героев Панцерваффе. В нашей стране о наших — всего несколько. Это и стыдно, и несправедливо. Ведь именно советские танкисты внесли решающий вклад в нашу Победу!

Это они встали непреодолимым щитом на пути врага к Москве и Сталинграду. Это они приняли на себя ливень свинца и бронебойных снарядов под Курском. Это они были самым страшным противником «тигров» и «пантер». Это они перехватили немецкий стальной кулак у озера Балатон, разбив последнюю надежду Третьего Рейха — «королевские тигры»…

И наконец, загнав зверя туда, откуда он вышел, наводчик тяжелого ИСа с надписью «Боевая подруга» на башне, оторвавшись от прицела, смотревшего на колонны рейхстага, удовлетворенно произнес: «Порядок в танковых войсках!» Последняя стреляная гильза вылетела из казенника орудия, и можно было открыть люки…

Если вы хотите узнать, как сражались, умирали и побеждали советские танкисты, — прочтите эту книгу!
Михаил Барятинскийi

1945

1945

В январе 1945 года Красная Армия перешла в наступление практически на всём протяжении советско-германского фронта от Балтики до Карпат.

Бывший командир батальона 117-й танковой бригады 1-го танкового корпуса 39-й армии 3-го Белорусского фронта А. В. Казарьян вспоминал об этих днях:

«Ранним утром 18 января наш танковый батальон с ротой самоходных артиллерийских установок СУ-85, ротой автоматчиков, артиллерийским дивизионом и сапёрным взводом скрытно продвинулся за первую линию вражеской обороны, сокрушённую наконец-то войсками 39-й армии. Укрылись в редком ельнике. Земля вокруг была изрыта тысячами воронок. Не осталось ни одного целого дота — только груды бетонных глыб да покорежённые бронеколпаки напоминали о том, что здесь возводилось годами и, как, видимо, мыслили гитлеровские фортификаторы, — навсегда. Ходы сообщения и блиндажи, имевшие трёх? и пятинакатные перекрытия, превратились в месиво из бревён, камней и сажи.

Скорее бы уж прозвучал сигнал к атаке! Чтобы унять волнение, я высунулся из башни, подставил лицо обжигавшему холодом ветру, расстегнул воротник комбинезона.

— Вперёд!

Взревели десятки танковых двигателей. На предельных скоростях передовой отряд рванулся по направлению к населённому пункту Раутенберг и к городу Жиллен.

С первой вражеской засадой мы встретились довольно скоро: сбоку, из-за густого кустарника, ударила противотанковая батарея. Не миновать бы беды, не предусмотри мы такого варианта, не растерялся старший сержант Николай Кулаков, сделал всё, как учили: стремительно развернув свой танк, ворвался на артиллерийскую позицию, огнём и гусеницами уничтожил пять орудий, разбил более десятка грузовых автомашин.

Тут же одна за другой блеснули две вспышки из-под большого почерневшего стога сена. Сержант Александр Галеев развернул орудие и ударил прямой наводкой. Солома разлетелась в стороны, а на месте стога оказалась перевёрнутая противотанковая пушка.

А вот ещё сюрприз: справа, из недалёкого оврага, выползли два немецких танка. Один из них „Пантера“ — машина с прочной лобовой броней.

„Тридцатьчетвёрка“ Александра Галеева застыла на месте. Выдержки, как я понимаю, это потребовало огромной, хотя остановка длилась лишь считаные секунды!

Прицел Галеева оказался точным. Передний танк Т-IV, потеряв гусеницу, сразу застыл на месте. „Пантера“ же, продолжая двигаться вперёд, открыла ответный огонь. Теперь всё зависело от слаженности в работе экипажа, от того, чьи нервы окажутся крепче. Победителем вышел сержант Галеев. Выстрел — и „Пантера“ окуталась дымом».


Об ожесточённости боёв на завершающем этапе войны рассказывает и бывший командир 53-й гвардейской танковой бригады B. C. Архипов:

«Сильное сопротивление бригада встретила только к концу дня 19 января, когда, освободив город Верушув, вышла к реке Просно, к старой польско-германской границе. Мост через реку был заминирован, с той стороны, с окраины немецкого города Вильгельмсбрюкке, вели огонь миномёты, лёгкая и тяжёлая артиллерия. Не знаю, почему противник не взорвал мост — возможно, ждал свои отходившие части. Во всяком случае, факт был налицо, и мы его использовали. Тройка отважных автоматчиков — сержант В. П. Черкасенко, рядовые А. И. Моторный и И. Т. Осадчий по открытому месту, под огнём, подползли к мосту и предотвратили взрыв. Не ожидая подхода главных сил танкового батальона, лейтенант В. И. Новиков с трёмя своими танками ворвался в Вильгельмсбрюкке. Бой был тяжёлый. Два танка фашисты подбили, лейтенант Новиков получил тяжёлое ранение и не мог уже управлять боем. Да и экипаж третьей машины вышел из строя, кроме стрелка-радиста Амирана Иосифовича Данелия, совсем ещё молодого парня, но бывалого танкиста, который один заменил весь экипаж. Бросаясь то к рычагам управления и маневрируя танком, то ведя огонь из пушки и пулемётов, он закрыл контратакующему противнику путь к мосту. Заметил противотанковые пушки, проломил машиной забор и неожиданно для фашистов оказался на их огневой позиции. Раздавил орудия, но и танк получил прямое попадание и вспыхнул. Амиран снял башенный пулемёт, выскочил наружу. Отбив первую атаку гитлеровцев, оглянулся. Танк горел, вот-вот взорвутся боеприпасы. Кинулся к машине, землёй и брезентом стал сбивать пламя. Сбил наконец и опять повёл танк, уничтожая огнём противника, пока не получил сразу несколько ранений. На какой-то момент, выбравшись из горящей машины, он упал и потерял сознание. Придя в себя от боли — на нём горел комбинезон и ватник, — он погасил огонь, сбил пламя и с машины и вывел её из боя.

Этот подвиг танкистов лейтенанта Новикова обеспечил бригаде прорыв через границу по уцелевшему мосту. Василий Иванович Новиков и Амиран Иосифович Данелия были удостоены звания Героя Советского Союза. Награды получили и другие воины этой разведгруппы, которая первой в бригаде перешла польско-германскую границу».


С 12 по 24 января 1945 года танковый взвод комсомольца Василия Пронина, ведя бои на 1-м Украинском фронте, форсировал шесть водных преград, преодолел три глубоко эшелонированные линии обороны немцев, уничтожил в общей сложности орудий разных калибров — 25, пулемётов — 19, самоходных орудий — пять, автомобилей и бронетранспортёров — 17, дзотов — шесть, обозов с военными грузами — три, а также более 390 солдат и офицеров противника. За героизм и мужество 24-летнему уроженцу деревни Грива Козельского района В. Д. Пронину было присвоено звание Героя Советского Союза.


О подвиге экипажа тяжёлого танка ИС-2 под командованием гвардии лейтенанта Ивана Ивановича Хиценко рассказал бывший начальник политотдела 30-й гвардейской тяжёлой танковой бригады Ф. К. Румянцев:

«Двое суток шли бои в районе Наревского плацдарма. Наш сосед справа поотстал, обнажив правый фланг бригады. Гитлеровцы ударили по нему бронированным кулаком из танков. Ничего подобного мне ещё не приходилось видеть. С обеих сторон — неистовые лавины огня и металла. Кто кого одолеет? В этот критический момент боя взвод лейтенанта Ивана Хиценко получил приказ во что бы то ни стало удержать оборону на правом фланге.

Командир танка Иван Хиценко принял решение атаковать головной танк врага. Вот „Тигр“ разворачивает башню, вот уже из смотровой щели Хиценко видит зияющее жерло пушки, нащупывающей цель. Всё это совершается в доли секунды. Теперь только не упустить мгновение. Сейчас противник выстрелит… Но Хиценко уже успел увернуться, и бронебойный снаряд лишь касательно задел его машину. Теперь „Тигр“ подставил бок под дуло пушки советского танка. И тут же выстрел без промаха.

Воспользовавшись секундной растерянностью гитлеровцев, танк успевает послать ещё несколько снарядов. Загорается уже третий фашистский танк. Хиценко, не смотря на яростный огонь противника, выходит во фланг колонне гитлеровцев и таранит замыкающую машину. „Тигр“ замер, чуть развернулся на шоссе и запылал. Через несколько секунд охвачены огнём ещё два вражеских танка. Те, кто видел этот удивительный бой, не могли не восхищаться поразительной быстротой, необычайной находчивостью и храбростью, волей к победе, которые проявлял командир танкового взвода Хиценко.

Однако фашисты успели пристреляться к командирскому танку. Вокруг него всё уже смыкался огненный круг артиллерийских разрывов. Несколько снарядов один за другим попали в ИС-2.

И вдруг загоревшийся танк, уже списанный врагом в расход, ожил. Его замёршая было башня поворачивается, а орудие открывает огонь. Горящий ИС-2 бьёт без промаха ещё в один „Тигр“, потом в другой. Фашистские танки замирают навсегда, окутанные дымом.

Это были последние выстрелы отважного экипажа. Все они — командир танка Иван Хиценко, командир орудия старшина Пётр Баков, заряжающий старший сержант Иван Щербак и механик-водитель младший лейтенант Василий Борисов — сгорели заживо. Но гитлеровцы не прорвались на правом фланге.

За этот подвиг командир танка Иван Хиценко был удостоен звания Героя Советского Союза».


Чем ближе был конец войны, тем горше были потери. 13 января 1945 года погиб командир 61-й гвардейской танковой бригады 10-го гвардейского Уральского добровольческого корпуса подполковник Н. Г. Жуков. В бою за польский городок Лесув он лично подбил семь танков противника. Т-34 комбрига взорвался от прямого попадания в боекомплект немецкого бронебойного снаряда.

В боях за польский город Ченстохов отличился танковый батальон под командованием Героя Советского Союза гвардии майора С. В. Хохрякова, входивший в состав 54-й гвардейской Васильковской танковой бригады 7-го гвардейского танкового корпуса 3-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1945 года за героизм, мужество и умелое руководство боевыми действиями батальона гвардии майор Хохряков Семен Васильевич был удостоен второй медали «Золотая Звезда». Но получить её не успел…

16 апреля 1945 года началась Берлинская операция, в которой принимал участие и танковый батальон гвардии майора Хохрякова. Он шёл в голове наступающей колонны. И первым наткнулся на засаду. Случилось это 17 апреля 1945 года, в половине четвёртого утра, ещё не рассвело…

Уже раненного комбата вели к танку ординарец Шевченко и майор Мальцев. Разорвавшийся рядом снаряд положил на землю всех троих. Их раны оказались смертельными…

Дважды Героя Советского Союза С. В. Хохрякова похоронили в городе Василькове Киевской области.

Следует отметить, что на завершающем этапе войны, воюя на Т-34–85, наши танкисты добились немалых побед. В боях на реке Одер, например, отличился наводчик танка Т-34–85 гвардии старшина Егор Клишин из 1-го батальона 62-й гвардейской Пермской танковой бригады. Огнём из засады он уничтожил семь (по другим данным, шесть) танков, четыре бронетранспортёра, семь автомашин и до 70 солдат и офицеров противника.

При взятии города Штейнау 30 января 1945 года командир 2-го танкового батальона 61-й гвардейской танковой бригады младший лейтенант Павел Лабуз уничтожил 15 немецких танков. В этих же боях отличился механик-водитель танка Т-34–85 гвардии старшина Иван Кондауров. При форсировании реки Одер и удержании плацдарма, будучи механиком-водителем танка, а затем став командиром танка, вместе с экипажем уничтожил два «тигра», три танка Pz. IV, одно самоходное орудие, четыре бронетранспортёра, 17 автомашин и 250 солдат и офицеров противника.


22 и 23 февраля 1945 года, находясь в обороне, в районе населённого пункта Барт (Чехословакия) взвод танков Т-34–85 под командованием гвардии лейтенанта Ивана Депутатова из 36-й гвардейской танковой бригады 4-го гвардейского механизированного корпуса (7-я гвардейская армия) за два дня боёв подбил 26 немецких танков.


Особенно тяжёлые танковые бои развернулись 22 февраля. Противник сосредоточил западнее Барта до двух полков пехоты и при поддержке 80 танков с рассветом перешёл в решительное наступление. Оборонявшие населённый пункт советские танки, самоходно-артиллерийские установки и стрелковые подразделения стояли насмерть, но не отходили. Поле боя на многие километры было усеяно подбитыми и сгоревшими с обеих сторон танками, самоходно-артиллерийскими установками, бронетранспортёрами и другой боевой техникой.

Огневая дуэль не умолкала ни на одну минуту. Танки батальона капитана К. З. Махмутова, постоянно маневрируя на поле боя, то сближались с танками противника на дальность прямого выстрела, то уходили из-под огня вражеских пушек, то заходили атакующим во фланг и расстреливали их.

Некоторые из экипажей батальона потеряли своих командиров взводов и остались без управления. Когда экипажи лейтенантов К. П. Тулупова и И. Ф. Борисова попали в такое положение, то лейтенант И. С. Депутатов взял их под своё командование. В результате непосредственно на поле боя, под огнём немецких танков и артиллерии был сформирован новый танковый взвод. Командир 36-й гвардейской танковой бригады полковник П. С. Жуков приказал взводу прикрыть от ударов противника отводимые стрелковые соединения 7-й гвардейской армии.

Задачу пришлось выполнять в трудных условиях. Плацдарм с каждым днём становился всё меньше, немецкие танки непрерывно атаковали с севера, запада и юга. Контратаковать взвод не мог — слишком мало было сил. В открытом поле враг мог расстрелять наши танки в течение минуты. Нужна была другая тактика ведения боя. Молодые офицеры воспользовались одним из традиционных приёмов танкистов корпуса — поражать танки противника на предельно дальних дистанциях.

Выбрав удобные для стрельбы основные и запасные позиции, они открывали по атакующим немецким танкам прицельный огонь с дистанции 3–3,5 км. Это позволило держать атакующего противника под прицельным огнём довольно продолжительное время. Немцы несли ощутимые потери и каждый раз отходили и вновь заходили с флангов, стараясь найти слабые места в обороне. Но их не оказывалось. Взвод, отбив атаку на одном направлении, переходил на запасные позиции и снова встречал врага огнём. Таким образом, взвод Ивана Депутатова обеспечил планомерный отвод стрелковых частей на восточный берег р. Грон через переправы в районах Каменина и Биня.

За отличное выполнение боевой задачи, за проявленное мужество и отвагу всем трём экипажам взвода, кроме стрелков-радистов, было присвоено звание Героя Советского Союза: командиру взвода гвардии лейтенанту Ивану Степановичу Депутатову, командирам танков гвардии лейтенантам Ивану Фёдоровичу Борисову, Константину Павловичу Тулупову (посмертно), механикам-водителям гвардии старшим сержантам Анатолию Петровичу Марунову, Леониду Семеновичу Логинову, Григорию Сергеевичу Налимову, командирам башен гвардии сержантам Михаилу Константиновичу Нехаеву, Валентину Яковлевичу Толстову и Павлу Трофимовичу Писаренко.

А три стрелка-радиста были награждены орденами Красного Знамени. Так в первом танковом батальоне 36-й гвардейской танковой бригады появился целый танковый взвод Героев Советского Союза.


23 марта 1945 года под городом Веспремом в Венгрии отличился батальон 46-й гвардейской танковой бригады, которым командовал старший лейтенант Д. Ф. Лоза. В наградном листе сообщалось следующее: «Батальон подбил и сжёг 29 танков и самоходок противника, захватил 20 и уничтожил 10 автомашин, истребил около 250 вражеских солдат и офицеров».

Как вспоминает сам Дмитрий Лоза, дело было так:

«Высланная разведка — взвод гвардии лейтенанта Ивана Тужикова — вышла на подступы к Веспрему и замаскировалась в лесу, левее шоссе. Ею была обнаружена большая танковая колонна неприятеля. „Вам навстречу жмут фашистские танки“, — доложил мне взводный… Надо было быстрее выводить батальон и развёртывать его, готовя засаду подходившей колонне… Подаю команду: „Не задерживаться! Всем следовать на переезд!“ Ионов доложил, что он находится за стальной магистралью. Приказываю ему пройти ещё один километр и развернуться справа от дороги. О приближении вражеской колонны ему известно, как и всем офицерам батальона.

Взводы Данильченко вышли на южную окраину Хаймашкера. С запада к нему, по просёлку на скорости шло двенадцать автомашин. Прекрасная цель! По всему было видно, что неприятель не знал последних данных обстановки в этом районе. Не было у него разведки и охранения…

По сигналу восемь „шерманов“ Григория Данильченко ударили из пушек. Грузовики охватило пламя. Уцелевшая пехота начала выскакивать из кузовов автомашин и разбегаться в разные стороны, но лишь немногим удалось унести ноги…

Приказываю роте Данильченко следовать за мной. Проскакиваем переезд, развилку дорог, проходим около восьмисот метров вперёд, сходим с шоссе вправо и развёртываемся в боевой порядок. Как же нам повезло! Подразделения оказались на артиллерийском полигоне противника, изрытом бессчётным количеством позиций для орудий разных калибров и укрытиями для их тягачей. Ну просто случай! Мы заняли те, что нам подошли по размерам.

А в это время вражеская колонна, ни о чём не подозревая, продолжала двигаться на север по шоссе. За ней по-прежнему наблюдал взвод лейтенанта Тужикова. За лесом уже поднялось над горизонтом солнце. Видимость улучшилась. Время, прошедшее с момента занятия „шерманами“ позиций до появления головного фашистского танка, показалось нам вечностью… Наконец, на повороте шоссейной дороги мы увидели голову неприятельской колонны. Танки шли на сокращённых дистанциях. Очень хорошо! При внезапной их остановке, которая неминуема, когда они попадут под наш огонь, походный порядок противника „спрессуется“, и тогда командиры орудий „эмча“ (так в войсках часто читали американское обозначение М4. — Прим. авт.) не промахнутся. Мной отдан строжайший приказ не открывать огня до тех пор, пока не прозвучит выстрел пушки моего танка, и все танки молчат. Терпеливо жду момента, когда вся колонна окажется в поле нашего зрения. Командир орудия моего танка гвардии старший сержант Анатолий Ромашкин непрерывно держит на прицеле головную неприятельскую машину. За хвостовыми немецкими танками неотступно „смотрят“ стволы пушек „шерманов“ взвода Тужикова. Все танки противника распределены и взяты на мушку. „Ещё немного, ещё секунда“, — сдерживаю сам себя. И вот все вражеские танки как на ладони. Командую: „Огонь!“ Воздух разорвало семнадцать выстрелов, прозвучавших как один. Головная машина сразу загорелась. Замер на месте и танк в хвосте остановившейся колонны. Попав под неожиданный массированный огонь, гитлеровцы заметались. Некоторые танки стали разворачиваться прямо на дороге, чтобы подставить под наши выстрелы более толстую лобовую броню. Те, кому удалось это сделать, открыли ответный огонь, которым был подбит один „Шерман“. В живых в нём остались командир орудия гвардии сержант Петросян и механик-водитель гвардии старший сержант Рузов. Вдвоём они продолжали вести огонь с места, не позволяя врагу зайти во фланг батальона. Сопротивление немцев было недолгим, и минут через пятнадцать всё было кончено. Шоссе полыхало яркими кострами. Горели вражеские танки, автомашины, топливозаправщики. Небо заволокло дымом. В результате боя были уничтожены двадцать один танк и двенадцать бронетранспортёров противника.

„Шерманы“ стали выходить из занятых ими укрытий, чтобы продолжить движение к Веспрему. Вдруг из леса прозвучал резкий пушечный выстрел, и левофланговую машину роты гвардии старшего лейтенанта Ионова толкнуло в сторону, и она, накренившись на правый борт, остановилась. Четыре члена экипажа были тяжело ранены. Коренастый крепыш механик-водитель гвардии сержант Иван Лобанов бросился на помощь товарищам. Перевязал их и, вытащив через аварийный люк, уложил под танком. На какую-то долю секунды его взгляд задержался на опушке рощи. По ней, ломая молодой кустарник, медленно полз к дороге „Артштурм“. Лобанов быстро возвратился в танк, зарядил орудие бронебойным снарядом и, сев на место наводчика, поймал в перекрестие прицела вражескую самоходку. Снаряд прошил борт бронемашины, и её моторное отделение объяло пламя. Один за другим из самоходки начали выскакивать гитлеровцы. Лобанов, не теряя времени, схватил автомат, выскочил из машины и, прикрывшись корпусом „Эмча“, расстрелял немецких танкистов. Надо отметить, что в моменты передышки и на переформировании танкисты батальона всегда отрабатывали взаимозаменяемость членов экипажа. В этой ситуации механику-водителю пригодились навыки обращения с танковым оружием, которые впоследствии были вознаграждены командованием батальона.

Примерно через полчаса подразделения батальона подошли к Веспрему. То, что мы увидели на ближних подступах к городу, было достойно удивления. По обе стороны шоссе на тщательно оборудованных позициях стояли восемь „пантер“, которые на наш огонь не ответили и были расстреляны с короткой дистанции. Захваченный вскоре пленный рассказал, что немецкие солдаты и офицеры были настолько потрясены и подавлены расстрелом танковой колонны, что, когда наши подразделения, поднимая тучи пыли, на полном ходу подошли к хорошо оборудованному оборонительному рубежу, экипажи „пантер“ побросали свои машины и вместе с пехотой в панике разбежались».

За умелое управление батальоном и личное мужество гвардии старшему лейтенанту Дмитрию Федоровичу Лозе было присвоено звание Героя Советского Союза.


18 апреля 1945 года в боях за город Брно экипаж гвардии старшины Шагия Ямалетдинова подбил пять танков, уничтожил шесть противотанковых орудий, три бронетранспортёра и более 230 солдат и офицеров противника. 15 мая 1946 года гвардии старшине Ш. Ямалетдинову было присвоено звание Героя Советского Союза.


Танкистам как могли помогали бойцы других подразделений танковых бригад, внося свой вклад в борьбу с врагом. В том же Брно бронетранспортёр сержанта Б. Баязиева из 4-й гвардейской механизированной бригады вырвался далеко вперёд. Водитель заметил, что немецкие солдаты торопливо разворачивают пушку, чтобы уничтожить бронетранспортёр, но сделать это им не удалось. Баязиев увеличил скорость, а пулемётчик рядовой С. Иванов меткой очередью из крупнокалиберного пулемёта расстрелял расчёт вражеской пушки.

В боях за Берлин отличился экипаж старшего лейтенанта Алексея Гогонова из 267-го танкового батальона 23-й танковой бригады 9-го танкового корпуса 3-й ударной армии. В период боёв с 17 по 30 апреля 1945 года на подступах к Берлину и в самом городе его экипаж подбил два танка, пять самоходных орудий, девять орудий различного калибра, 13 автомашин и три тягача. Экипаж Гогонова первым форсировал реку Шпрее, затем поддерживал одну из групп, участвовавших в штурме Рейхстага.

Бои в Берлине носили крайне ожесточённый характер. Оборона противника встречала наши танки трёх-четырёхслойным огнём всех видов оружия. Танки, вкопанные под стенами домов, в уровень с подвалами, сверху были замаскированы киосками и будками. Экипаж мог спуститься из танка прямо в подвал, где были приготовлены сотни снарядов — огневая точка обеспечивалась боеприпасами на несколько суток непрерывного боя. На первых-вторых этажах стояли противотанковые пушки, а пулемёты — повсюду, до чердаков и крыш. В развалинах — фаустники и автоматчики, в глубине дворов — миномётные батареи. Каждый такой узел обороны был в огневой связи с соседними узлами, поэтому попытка танков обойти его встречалась сильным вражеским огнём с флангов — по бортам машин.

«Вечером 28 апреля на Кайзераллее метрах в 100 от её пересечения с Гинденбургштрассе, танки вынуждены были остановиться, — вспоминал командир 53-й гвардейской танковой бригады B. C. Архипов. — Дорогу перегородило препятствие. Затрудняюсь даже дать ему точное определение. Нет, не баррикада и не завал из рухнувших зданий. Представьте себе клетку из очень толстых бревён, скреплённых скобами. Нечто вроде сруба, чуть выше роста человека. Внутри он заполнен каменными валунами, железобетонными кубами и панелями, всё это засыпано плотно утрамбованной землей. Множество таких секций, или срубов, установленных впритык, перегораживали улицу от восточной её стороны до западной. А когда я взглянул на препятствие с верхнего этажа дома, то увидел, что и в глубину срубы стоят так же плотно, в четыре ряда. Общая ширина препятствия метров 10–12. Одним словом, крепостная стена.

Выдвинули мы на прямую наводку приданные бригаде тяжёлые самоходно-артиллерийские установки. Эффект слабый. Выдвинули батарею орудий особой мощности — две 203-мм гаубицы. Они стали бить по стене бетонобойными и фугасными снарядами вперемежку. Дело сдвинулось с мёртвой точки. Разобьют снаряды брёвна, разворотят каменно-бетонную начинку, ползком пробираются к стене сапёры и автоматчики, начинают разбирать завал. Потом отходят, и опять артиллерия принимается за работу. И всё это происходит под жесточайшим артиллерийским, миномётным и пулемётным огнём противника.

Свет утра с трудом пробился сквозь дымную пелену. Артиллерия вела огонь уже по последнему, четвёртому ряду срубов. Образовался не очень широкий, на два танка, проход к этому ряду. К моему танку подошли Пётр Терентьевич Ивушкин и младший лейтенант Шендриков. Он в бригаду прибыл не так давно, с пополнением. Очень юный на вид, он показался мне новичком на фронте. „Нет, не новичок, — ответил Николай Шендриков. — Три года отвоевал в танках механиком-водителем. Потом направили в офицерское училище“. Первые же бои, в которых участвовал Шендриков, показали, что бригада получила в его лице мастера своего дела. И вот теперь он предложил протаранить танком последний ряд стены. „Думаешь, возьмёт танк?“ — „Возьмёт, — уверил он. — Я ж механик-водитель, приходилось таранить и стены“.

Шендриков сел в танк, приготовились к атаке и другие танкисты. Машина двинулась вперёд, набирая скорость. Вошла в проход — удар! Остатки преграды рухнули, и танк Шендрикова выскочил на другую сторону Кайзераллеи. Следом за ним рванулись танки Самарцева и Волобуева. Мы увидели, как вдруг встала машина Шендрикова, вспыхнула, потом опять рванулась вперёд и, горящая, подмяла немецкую противотанковую пушку вместе с её расчётом. А танки Ивушкина один за другим шли и шли через пролом. В упор, с 20–30 шагов, они расстреляли три „тигра“, укрытых под стенами домов в танковых окопах, раздавили противотанковую батарею и пошли дальше, пересекая поперёчную Гинденбургштрассе.

Боевые друзья Николая Степановича Шендрикова уже сбили пламя с его машины и, сняв шлемы, стояли молча над телом героя. Прорвавшись в пролом, танк получил два прямых попадания вражеских снарядов. Экипаж вышел из строя, был смертельно ранен и его командир. Но, собрав последние силы, он сел за рычаги управления и бросил танк на вражескую пушку. Так, сражаясь до последнего вздоха, погиб младший лейтенант Николай Шендриков».

В заключение необходимо сказать, что гвардии младшему лейтенанту Николаю Степановичу Шендрикову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.


В 1945 году в пользу Панцерваффе перестал работать такой важный фактор, как высокий уровень боевой подготовки личного состава. Немецкое командование, вынужденное в буквальном смысле слова латать дыры, всё чаще и чаще бросало в бой плохо обученные и необстрелянные экипажи. Не успевали немцы и восполнять потери в материальной части. Тем не менее немецкие танковые части продолжали оказывать ожесточённое сопротивление Красной Армии, особенно возросшее на земле Германии. Поэтому за победу над врагом в последние месяцы войны советские танкисты заплатили высокую цену.

Оглавление книги


Генерация: 0.139. Запросов К БД/Cache: 0 / 1