Глав: 10 | Статей: 46
Оглавление
Новая книга известного российского историка М.В. Оськина рассказывает о главнокомандующих фронтами Русской императорской армии эпохи Первой мировой войны: Н.В. Рузском. А.Н. Куропагкине. А.Е. Эверте. А.А. Брусилове. Н.Н. Юдениче. Автор детально разбирает успехи и промахи каждого полководца, рассматривает взаимоотношения генералов с политической элитой дореволюционной России и их участие в заговоре и революционных событиях 1917 г.

Перед Мировой войной

Перед Мировой войной

Выдающийся полководец Первой мировой войны, единственный полководец, который, по словам его сотрудника и биографа Б. Штейфона, «не знал поражений», Николай Николаевич Юденич родился 18 июля 1862 г. в Москве в семье коллежского советника — директора Землемерного училища. Его мать, урожденная Даль, являлась двоюродной сестрой составителя Толкового словаря В.И. Даля. Как говорит Н.Н. Рутыч, «Юденич рос в атмосфере глубоко русской интеллигентной московской семьи, в которой до него не было ни одного военного»{379}.

Избрав в качестве генеральной линии жизни и деятельности военную стезю, Юденич закончил 3-е Александровское военное училище, по выпуску в 1880 г. отправившись прапорщиком в лейбгвардии Литовский полк. В Варшаве он прослужил недолго: в 1884 г. Н.Н. Юденич производится в подпоручики Гвардии и поступает в Академию Генерального штаба. 1885 г. — поручик, 1887 г., по окончании Академии, — штабс-капитан. Очень молодой, 25-летний капитан Генерального штаба становится старшим адъютантом штаба 14-го армейского корпуса.

В 1889 — 1890 гг. Н.Н. Юденич — командир роты в своем родном лейб-гвардии Литовском полку, что было необходимо для отбывания командного ценза. В это время Юденич получает свою первую награду — орден Св. Станислава 3-й степени. Пока еще награждения идут по «обычному» порядку мирного времени — в зависимости от чинопроизводства. Первая боевая награда последует только за Русско-японскую войну, но зато в будущем Н.Н. Юденича будет ожидать самая высшая награда Российской империи начала XX века. Пока же, 1891 г. — обер-офицер для особых поручений 14-го армейского корпуса. В 1892 г. подполковник Юденич назначается старшим адъютантом штаба Туркестанского военного округа. В 1893 г. он награждается орденом Св. Анны 3-й степени. Таким образом, начало активной карьеры будущего полководца проходило в «горячей точке» Российской империи — Туркестане, где Россия традиционно противостояла поползновениям Англии, старавшейся не допустить распространения русского влияния в Азии.

В 1894 г. Н.Н. Юденичу впервые пришлось применить свои знания в качестве высокопоставленного штабиста. Подполковник Юденич занял пост начальника штаба Памирского отряда в Памирской экспедиции, которая помимо научно-естественных целей преследовала и задачу изучения подступов в подбрюшье главного врага Российской империи того времени — Великобритании. Россия продолжала свое движение на юг, в стык с британской Индией, дабы иметь рычаг влияния на англичан, сдерживавших русских как в Европе, так и на Дальнем Востоке. В 1895 г., по итогам работы на южной границе, подполковник Юденич награжден орденом Св. Станислава 2-й степени.

В 1896 г. полковник Н.Н. Юденич назначается на должность штаб-офицера при управлении Туркестанской стрелковой бригады. С 1902 г. — командир 18-го стрелкового полка, награжден орденом Св. Анны 2-й степени. В составе 5-й стрелковой бригады, в которую входили 18-й и 19-й стрелковые полки, Юденич отправляется на Русско-японскую войну, причем в связи с убытием из строя командира бригады ген. А.Е. Чурина командует бригадой в сражении под Сандепу. В период Первой мировой войны генерал Чурин прославиться не сумел, хотя последовательно занимал ряд высоких должностей в действующей армии: командир 2-го армейского корпуса в 1914 г., командарм–5 и командарм–12 в 1915 г., командарм–6 в 1915/1916 гг.; с марта 1916 г. — член Военного совета.

Из всех русских главнокомандующих фронтами Первой мировой войны до падения монархии лишь два военачальника во время Русско-японской войны находились на строевых должностях (не считая, конечно, самого главнокомандующего Маньчжурской армией — ген. А.Н. Куропаткина). Это Н.И. Иванов, первые полтора года Первой мировой войны возглавлявший Юго-Западный фронт (командир 3-го Сибирского корпуса в 1904–1905 гг.) и Н.Н. Юденич. В 1904 г. Юденич получает очередную награду — орден Св. Владимира 4-й степени.

Первое сражение, в котором пришлось принять участие Н.Н. Юденичу, — это операция при Сандепу. Удар по японцам был предпринят Куропаткиным, чтобы воспользоваться имеющимся перевесом в силах и средствах. После падения крепости Порт-Артура 3-я японская армия была двинута на поддержку главных сил маршала. Чтобы нанести противнику поражение прежде его усиления, Куропаткин предпринял наступление 2-й Маньчжурской армией ген. О.К. Бильдерлинга на неприятельский укрепленный район, где центром являлась деревня Сандепу.

Армии противников, стоявших под Мукденом (занят русскими), разделяла река Хуньхэ, которую в ходе наступления требовалось преодолеть. Река Хуньхэ протекает в глубоком овраге шириной до 20 саженей и глубиной до 4 саженей. Это заставляло русских наступать только через броды. Но зато на восточном берегу образовывалось мертвое пространство — как отличное исходное положение для русской атаки. Полк полковника Юденича также будет преодолевать водную преграду.

26 января 8-й армейский корпус генерала Мылова атаковал Сандепу силами 14-й пехотной дивизии. 15-я пехотная дивизия 8-го корпуса находилась в резерве главнокомандующего и потому участия в бою не принимала. В качестве поддержки атаки на правый берег реки Хуньхэ была переведена 5-я стрелковая бригада, во главе которой в это время стоял полковник Юденич. Однако верные своему принципу ослаблению ударной группировки во имя создания неминуемо опаздывавших на поле боя сильных резервов русские полководцы умудрились разделить надвое и бригаду Юденича. Кажется, что в русской армии того времени был принят такой метод — не менее половины любого соединения оставлять «в распоряжении» высшего начальника. В итоге только один 18-й стрелковый полк следовал за правым флангом 14-й пехотной дивизии. Но и тот имел пассивную задачу — отразить возможность японской контратаки со стороны Тотая.

27 января 1905 г. командарм–2 приказал стоявшему в резерве Сводно-Стрелковому корпусу атаковать. Но генерал Кутневич пролонгировал приказ и, под различными предлогами оттягивая время выступления, добился отмены атаки. Однако 19-й стрелковый полк 5-й стрелковой бригады бросился в атаку и сумел пробиться к редуту перед Сандепу. Оставалось подкрепить атаковавших, однако подкреплений не было. Все те силы, что было возможно бросить в атаку, уже были в нее брошены, а резервов ни Куропаткин, ни Гриппенберг не давали.

В ходе сражения под Сандепу Н.Н. Юденичу пришлось брать решение под свою ответственность. Не имея возможности перебросить на этот участок 18-й стрелковый полк, находившийся в подчинении начдива–14, Юденич отозвал полк назад. Нельзя не сказать, что начальник Сводно-Стрелкового корпуса всячески препятствовал атаке стрелков. Как сообщает австрийский военный наблюдатель при русской армии, «генерал Кутневич не только не дал никаких указаний своим войсками для атаки, но дважды указывал начальнику 5-й стрелковой бригады, чтобы он остался на своей позиции, и чтобы он не увлекался наступлением, даже и в том случае, если наступательные действия начнет 1-я Восточно-Сибирская стрелковая дивизия (то есть бригада генерала Леша)»{380}.

В этих условиях о поддержке резервами, конечно, не могло и быть речи. Потому-то, не имея сил взять Сандепу одним полком, Юденич отдал приказ об отходе, чтобы напрасно не истреблять людей. Сам командир 5-й стрелковой бригады 4 февраля 1905 г. был ранен в левую руку, но остался в строю. На следующий день японцы сами атаковали Сводно-Стрелковый корпус, что позволило генералу Кутневичу отказаться от атаки окончательно. Хотя русские превосходили атаковавших японцев, Кутневич ограничился обороной. Стрелки полковника Юденича стали исключением в Сводно-Стрелковом корпусе. В.Ж. Цветков пишет: «В сражении при Сандепу, несмотря на уже начавшееся отступление русских войск, Юденич на свой страх и риск лично повел в штыковую контратаку 5-ю стрелковую бригаду и отбросил противника. Скупой на похвалу Главнокомандующий генерал А.Н. Куропаткин специально выделил этот поступок как редкий пример смелости и инициативы среди старших командиров»{381}.

Во время Мукденского сражения полковник Н.Н. Юденич вновь командовал только своим 18-м стрелковым полком, принял участие в штыковых атаках и опять был ранен, на этот раз — в шею. После сражения, закончившегося отступлением 2-й и 3-й армий, Юденич был отправлен в госпиталь.

19 июня 1905 г. Н.Н. Юденич производится в генерал-майоры и назначается командиром 2-й бригады развернутой 5-й стрелковой дивизии. Наградами за Русско-японскую войну для Юденича стали Золотое оружие, орден Св. Владимира 3-й степени с мечами, а в 1906 г. — еще и орден Св. Станислава 1-й степени с мечами. В 1907 г. Юденич был назначен генерал-квартирмейстером штаба Кавказского военного округа, тем самым приступив к организации обороны от будущего противника в Первой мировой войне — Османской империи. В 1909 г. награжден орденом Св. Анны 1-й степени.

6 декабря 1912 г. Н.Н. Юденич производится в генерал-лейтенанты и недолго служит в должности начальника штаба Казанского военного округа. С 1913 г. военачальник вновь переводится на старое место службы, заняв должность начальника штаба Кавказского военного округа. Последней предвоенной наградой стал орден Св. Владимира 2-й степени.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.118. Запросов К БД/Cache: 3 / 0