Глав: 10 | Статей: 46
Оглавление
Новая книга известного российского историка М.В. Оськина рассказывает о главнокомандующих фронтами Русской императорской армии эпохи Первой мировой войны: Н.В. Рузском. А.Н. Куропагкине. А.Е. Эверте. А.А. Брусилове. Н.Н. Юдениче. Автор детально разбирает успехи и промахи каждого полководца, рассматривает взаимоотношения генералов с политической элитой дореволюционной России и их участие в заговоре и революционных событиях 1917 г.

Трапезундская наступательная операция

Трапезундская наступательная операция

В начале 1916 г., параллельно с подготовкой Эрзерумской операции, русское командование на Кавказе подготовляло наступление на порт Трапезунд, бывший базой снабжения турецких войск, действующих на Кавказе. Дело в том, что действовавший вдоль побережья Черного моря русский Приморский отряд, базировавшийся на крепость Батум, еще в кампании 1915 г. сумел занять пограничную полосу и устранить опасность неприятельского удара по Батуму и далее — в глубь русской территории. Однако коммуникации русских растянулись вдоль побережья. Следствием стала опасность их перерубания противником в случае атаки с горных перевалов. То есть для дальнейшего продвижения вперед русскому Приморскому отряду было необходимо постоянно обеспечивать свои коммуникации сильными заслонами. Ведь конфигурация фронта сложилась таким образом, что он оказался выгнут в центре в сторону русских. Движение Приморского отряда вперед приводило к тому, что турки получали в свое распоряжение фланговую позицию, откуда могли начать контрнаступление, отрезав Приморский отряд от русской территории. Отсюда и необходимость заслонов. Свободных войск для этого не было. 

Поэтому Приморский отряд мог только ожидать, чтобы главные силы Кавказской армии ударами на артвинском и ольтинском направлениях, очистив от турок смежные с побережьем районы, отбросили неприятеля в глубь его территории, тем самым устранив угрозу флангового удара против Приморского отряда и создав возможность дальнейшего наступления Приморского отряда к порту Трапезунд. После успешного проведения Эрзерумской наступательной операции такая возможность появилась: турки оказались отброшенными к Эрзинджану и были вынуждены очистить те районы, что угрожали с фланга русскому Приморскому отряду.

Смысл движения русских вдоль побережья Черного моря заключался в том, чтобы выбить из рук неприятеля его черноморские порты, взять угольный район Зунгулдака и вынудить германо-турецкий флот базироваться исключительно на Стамбул. Лишение противника приморской базы стало насущной проблемой ведения войны на Кавказском театре военных действий. С выполнением данной задачи, прежде всего, улучшалось снабжение русской Кавказской армии, а во-вторых, неприятельский флот оказывался окончательно запертым в Босфоре, в районе которого русскими кораблями постоянно ставились минные поля (в том числе и с уникального подводного минного заградителя «Краб»).

Необходимость взятия Трапезунда также диктовалась и тем обстоятельством, что после того, как в руки Кавказской армии перешел Эрзерум и штаб Юденича стал разрабатывать операцию по наступлению в сердце Османской империи, русские коммуникации растянулись до чрезвычайности. Подвоз боеприпасов, продовольствия, фуража по разбитым дорогам Восточной Анатолии был очень тяжел. Поэтому на повестку дня встал вопрос о создании приморской базы снабжения победоносной Кавказской армии, тем более, что после вступления в строй в 1915 г. новейших линейных кораблей «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина II» господство на Черном море перешло к русским. Уверенность штаба Кавказской армии в успехе борьбы за Эрзерум была столь сильна, что Трапезундская наступательная операция началась еще до того, как пала сама крепость Эрзерум. Итоги сражения перед крепостью уверяли, что второй этап операции также пройдет успешно.

К началу нового 1916 г. действующий на данном направлении Приморский отряд ген. В.И. Ляхова насчитывал до 20 тыс. штыков и сабель. В период проведения Эрзерумской наступательной операции перед войсками Приморского отряда была поставлена задача: сковать силы неприятеля в данном районе, а также подготовить выгодное исходное положение для дальнейшего наступления на Трапезунд. В середине января для захвата прибрежных плацдармов и содействия наступлению сухопутного Приморского отряда ген. В.Н. Ляхова был создан Батумский отряд кораблей Черноморского флота, во главе которого встал капитан 1-го ранга Римский-Корсаков. На время операции отряд находился в оперативном подчинении сухопутного командования. Отряд получил свое наименование по своей маневренной базе — порту Батум. В состав Батумского отряда вошли линейный корабль «Ростислав», канонерская лодка «Кубанец», эскадренные миноносцы «Строгий», «Жаркий», «Стремительный», «Заветный», «Завидный», а также ряд более мелких судов, и самое главное — транспорты.

23 января части Приморского отряда начали Трапезундскую наступательную операцию, перейдя в наступление с линии реки Архаве вдоль Черноморского побережья. Проблема заключалась в том, что турки создали ряд сильно укрепленных рубежей, преодоление которых в лоб, по фронту, повлекло бы за собой большие потери. Обход же этих позиций сквозь горные хребты был невозможен. Поэтому, чтобы не штурмовать укрепленные позиции противника, было принято решение воспользоваться господством на море русского флота. Согласно плану русского командования, Батумский отряд должен бьш произвести ряд тактических десантов в тыл турецким укрепленным линиям, у городов Антина, Мепаври, Ризе. То есть задача решалась в течение длительного времени, так как на пути к Трапезунду турками было возведено несколько мощных оборонительных рубежей, каждый из которых был неприступен с фронта и господствовал над противолежащей местностью.

Вследствие того, что Ставка не дала войск для организации стратегического десанта сразу в Трапезунд, как предлагали моряки, Приморский отряд был вынужден последовательно занимать рубеж за рубежом, пользуясь для сокращения своих потерь тактическими десантами в тыл каждому очередному рубежу. Конечно, при такой тактике подразделения Приморского отряда постепенно растрепывались: и в боях, и для обеспечения снабжения, и для прикрытия флангов своих все более углубляющегося в глубь неприятельской территории главных сил. Начальник Приморского отряда В.Н. Ляхов, видя ослабление боевого ядра своего отряда, вынужденного оставлять заслоны перед перевалами, также постоянно просил подкреплений. Но — небольших, что психологически более спокойно воспринималось Ставкой, нежели проект моряков о выделении для операции сразу армейского корпуса. Участник войны — капитан 2-го ранга — пишет: «Представления по этому поводу (выделение резервов для Приморского отряда. — Авт.) в Ставку были понятнее для последней, чем доводы флота о выгодности покончить с Трапезундом одним ударом, и потому войска были найдены»{424}.

Первый же десант, высаживавшийся с десантных судов специальной постройки, тральщиков типа «Эльпидифор», насчитывал в своем составе 2 пехотных батальона, взвод горной артиллерии, 2 пулеметных взвода общей численностью более 2 тыс. штыков. Суть действий этих кораблей заключалась в том, что они, вползая на берег через мелководье, сразу же высаживали войска на берег. Если же десант высаживался бы с транспортов (а пригодным для такой высадки местом до Трапезунда был только небольшой порт Ризе), то сама высадка проходила несколько суток на шлюпках, что вело к потере времени.

Между тем не бездействовал и противник. Турки превосходно понимали значение Трапезунда для русских, и потому непрестанно укрепляли свою оборону на данном направлении. В тот же день, 23 января 1916 г., в Трапезунд прибыл линейный крейсер «Гебен», имевший на борту до батальона пехоты, восемь пулеметных команд, горную батарею и прочее военное имущество. Затем 15 февраля очередной рейс в Трапезунд совершил легкий крейсер «Бреслау», доставивший туда еще одну пулеметную команду и военные грузы. Энвер-паша требовал от адмирала Сушона производства перебросок в Трапезунд частей из Стамбула посредством «Гебена» и «Бреслау», хотя после создания морского Батумского отряда, предназначенного для непосредственной поддержки отряда генерала Ляхова, основные силы русского флота также выдвигались к Трапезунду, чтобы прикрыть действия по подготовке десанта.

Ввиду ограниченности своих сил ген. В.Н. Ляхов действовал неспешно, но надежно: при помощи артиллерийских ударов (в том числе и с кораблей Батумского отряда) турки выбивались со своих позиций и постепенно оттеснялись к Трапезунду. Корабли Батумского отряда — «Ростислав» и канонерские лодки, подходили к берегу и своим огнем сметали турецкие укрепления и артиллерийские батареи, расположенные на оголенном левом фланге, примкнутом к морю. После артподготовки с кораблей разрушенный участок неприятельской позиции атаковался русской пехотой. Тем самым противник вынуждался к отходу, и русские войска Приморского отряда генерала Ляхова твердо продвигались вслед за отступающими турками: «Последовательно, с перерывами для пополнения в Батуме запасов, корабли обеспечивали вытеснение турок нашими войсками из одной долины в другую»{425}. Эта картина наблюдалась в ходе всей Трапезундской операции, на протяжении 200 верст береговой линии. В случае же упорства турок им в тыл высаживались русские десанты.

Русские войска последовательно занимали неприятельские укрепленные рубежи по рекам Архаве, Абу-Виче-Дереси, Виче, Буюкдере. Дабы облегчить частям штурм очередного рубежа, в Буюк-дере, и был предпринят первый десант в неприятельский тыл с кораблей флота. Высадка русских, под прикрытием судов Батумского отряда, в пяти милях западнее линии фронта у городка Антина вынудила турок бросить свои позиции и отступить практически без боя, чтобы не попасть в окружение. В ходе начавшегося преследования моряки высадили десанты в районах Мепаври и Ризе, что не позволило неприятелю закрепиться на подготовленных рубежах.

Еще 24 февраля Приморский отряд занял промежуточную базу противника на Черном море — город Ризе. Теперь здесь был оборудован опорный пункт: уже 7 апреля в Ризе были высажены две кубанские пластунские бригады — 18 тыс. штыков. На этом этапе операции к прикрытию русского сухопутного наступления привлекается второй русский линейный корабль додредноутного типа — «Святой великомученик Пантелеймон» (бывший «Потемкин»). Ризе стал промежуточной базой для снабжения наступавших войск Приморского отряда, что существенно способствовало облегчению растянувшихся русских сухопутных коммуникаций. Кроме того, именно от Ризе начиналась относительно хорошая по местным условиям шоссейная дорога до самого Трапезунда.

На третьем этапе развития операции, в прикрытии сухопутных частей с моря, периодическое участие стали принимать главные силы Черноморского флота — 1-я бригада линкоров — «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина Великая», поддерживаемые крейсерами «Память Меркурия» и «Кагул». Этим отрядом командовал уже сам командующий Черноморским флотом вице-адмирал А.А. Эбергард.

За 1,5 месяца Приморский отряд продвинулся вперед, на запад, почти на 100 км, действуя в тяжелых условиях горной местности, в чрезвычайной степени способствовавшей обороне противника. Оттянув на себя часть резервов противника, отряд Ляхова полностью выполнил стоявшую перед ним задачу, одновременно подойдя к Трапезунду на расстояние, не превышавшее полусотни верст. С переброской в Ризе кубанцев отряд стал насчитывать более 30 тыс. штыков и сабель, превосходя противостоявшие турецкие силы по численности в два раза. 16 апреля русские почти вплотную подошли к Трапезунду, до которого оставалось не более 25 верст. Решающий штурм города был назначен на 19-е число, однако за два дня до этого к русскому командованию явилась депутация от греческого населения Трапезунда во главе с американским консулом. Оказалось, что турки сами очистили город и отступили еще дальше на запад вдоль черноморского побережья. Такая позиция неприятельского командования обусловливалась тем обстоятельством, что турецкая трапезундская группировка заметно уступала в силах отряду ген. В.Н. Ляхова. Дабы не быть напрасно разгромленными, турки без боя очистили город, отступая навстречу подходившим из глубины Анатолии резервам.

19 апреля русские войска торжественным маршем прошли по улицам Трапезунда, ставшего центром русского базирования на турецком побережье Черноморского театра военных действий. Воевавший в то время на Кавказском фронте А.И. Верховский вспоминал: «Вход в Трапезунд был совершен по тому самому церемониалу, по которому входили в побежденные города победители в старых, красивых сказках. Депутации от духовенства и горожан встречали победителей на пристани, сплошь устланной лавровыми ветками, дождь цветов из окон, торжественное молебствие в старинном соборе…»{426} Генерал-губернатором Трапезунда и прибрежной территории укрепрайона был назначен старый порт-артурец, герой обороны Ивангорода в 1914 г., комендант крепости Карс ген. А.В. фон Шварц. Единственная большая улица города получила наименование улицы генерала Ляхова{427}.

К концу апреля силами Черноморского флота через Трапезунд на Кавказ было переброшено до 20 тыс. чел., более 2 тыс. лошадей и 36 орудий. Сам же Приморский отряд был усилен 123-й и 127-й пехотными дивизиями общей численностью в 35 тыс. штыков. Это способствовало очередной реорганизации: из состава Приморского отряда ген. В.Н. Ляхова был развернут новый 5-й Кавказский армейский корпус, управление которого было переброшено из состава 7-й армии Юго-Западного фронта. Командование частями корпуса принял ген. В.А. Яблочкин. Сам же генерал Ляхов был назначен начальником 39-й пехотной дивизии.

Трапезунд стал новой маневренной базой легких сил Черноморского флота, как и Батум. Для зашиты Трапезунда с моря, на случай набегов «Гебена», сюда была переведена 2-я бригада линейных кораблей — «Евстафий», «Иоанн Златоуст» и «Пантелеймон». Порты Трапезунд и Ризе позволяли командованию Кавказским фронтом облегчить задачу снабжения продвигавшихся в глубь Малой Азии русских корпусов. Всего же за время Эрзерумской и Трапезундской наступательных операций Черноморский флот осуществил три крупных тактических десанта и перевез по морю около 53 тыс. чел.{428}

В это же время русской стороной была сделана попытка наладить единство наступательного фронта с союзными английскими войсками, действовавшими в Двуречье. 27 апреля 1916 г. из района Керманшаха была послана сотня 1-го Уманского казачьего полка (Кубанское казачье войско) для связи с британцами в горах Месопотамии. Совершив в горной местности рейд общей протяженностью примерно в 250 км, 6 мая казаки соединились с англичанами в районе Али-Гарба{429}.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.172. Запросов К БД/Cache: 3 / 1