Глав: 10 | Статей: 46
Оглавление
Новая книга известного российского историка М.В. Оськина рассказывает о главнокомандующих фронтами Русской императорской армии эпохи Первой мировой войны: Н.В. Рузском. А.Н. Куропагкине. А.Е. Эверте. А.А. Брусилове. Н.Н. Юдениче. Автор детально разбирает успехи и промахи каждого полководца, рассматривает взаимоотношения генералов с политической элитой дореволюционной России и их участие в заговоре и революционных событиях 1917 г.

После Мировой войны

После Мировой войны

После своего отстранения ген. Н.Н. Юденич поселился в Петрограде. Отставной полководец выехал на фронт в период Июньского наступления, показавшего, что развал вооруженных сил достиг своего апогея. Весь период своего пребывания на фронте Юденич провел в Ставке, где пытался оказать поддержку Верховному главнокомандующему А.А. Брусилову.

После провала наступления Н.Н. Юденич вмешивается в политику. Причина тому — желание поднять мощь и престиж вооруженных сил, разваливавшихся в ходе революционного процесса, расшатывавшего Россию. При этом не следует забывать, что Юденич являлся убежденным монархистом и как минимум был согласен на конституционную монархию по британскому образцу, что сближало его с правым крылом либеральной буржуазии, представленной партией конституционных демократов (кадетов) во главе с П.Н. Милюковым.

В связи с этим, Юденич находился на позициях доверия новому Верховному главнокомандующему — ген. Л.Г. Корнилову, взявшему курс на оздоровление армии и продолжение войны против Германии и ее союзников до победы. В частности, Юденич принял участие в Московском совещании, на котором весь правоцентристский спектр политических сил выразил поддержку Корнилову. 9 августа собравшееся в Москве под председательством бывшего председателя Государственной думы М.В. Родзянко совещание буржуазных общественных деятелей телеграфировало генералу Корнилову: «Совещание общественных деятелей приветствует вас, Верховного Вождя русской армии. Совещание заявляет, что всякие покушения на подрыв вашего авторитета в армии и России оно считает преступным и присоединяет свой голос к голосу офицеров, георгиевских кавалеров и казачества. В грозный час тяжелого испытания вся мыслящая Россия смотрит на вас с надеждой и верой. Да поможет вам Бог в вашем величайшем подвиге по воссозданию могучей армии и спасения России». Среди прочих на Московском совещании присутствовали генералы М.В. Алексеев, А.А. Брусилов и Н.Н. Юденич.

Во время октябрьского переворота генерал Юденич все еще находился в Москве и затем, вернувшись в Петроград в конце октября, приступил к созданию подпольной офицерской организации из бывших гвардейцев. Эта организация должна была вести борьбу против радикального крыла российских социалистов и, прежде прочих, против большевиков. Созданная генералом Юденичем подпольная офицерская организация носила выраженный монархический характер. Летом 1918 г., уже после заключения Брест-Литовского мирного договора, выводившего Советскую Россию из войны, Юденич через гвардейцев вступил в контакт с немцами, имея целью создание «русской Добровольческой армии» в Прибалтике «под прикрытием германских оккупационных войск». Соответственно, среди кандидатов в командующие этой армией числились такие безусловные монархисты, как граф Ф.А. Келлер (бывший начальник 3-го кавалерийского корпуса, единственный представитель высшего генералитета, выразивший свою поддержку свергнутому императору Николаю II) и ген. В.И. Гурко (командующий Особой армией, после свержения монархии пославший сочувственное письмо бывшему царю). Третьим кандидатом был как раз генерал Юденич. В итоге, как далее пишет А.В. Смолин, «с момента своего зарождения белое движение на Северо-Западе выступило под монархическим знаменем, причем гарантом водворения порядка в России была провозглашена армия»{444}.

Как раз в этот период «междуцарствия» от эсеров-социалистов до большевиков Н.Н. Юденич сумел поправить свои финансовые дела, причем до такой степени, что и впоследствии, в эмиграции, эти деньги ему очень пригодились. Ведь в первое время, когда большевики пытались создать общекоалиционное социалистическое правительство (конечно, под верховенством большевиков), жизнь в стране еще текла по сравнительно привычной колее. Выборы в Учредительное собрание, подготовка заключения мира, начало боевых действий Гражданской войны на Юге России — у Совета народных комиссаров во главе с В.И. Лениным были свои насущные заботы. Супруга генерала, Александра Николаевна Жемчужникова, вспоминала, что, прибыв в Петроград, Юденич, по совету банковских работников, изъял из банка все свои сбережения, а затем продал дом в Тифлисе и земли в Кисловодске. Эти деньги помогли Юденичам не бедствовать в эмиграции, а, кроме того, еще и многим помогать — товарищам генерала по войнам, инвалидам Первой мировой и Гражданской войн, а также их семьям{445}.

В том же ноябре 1918 г., отчаявшись организовать восстание в Петрограде и видя крушение надежд на германскую поддержку, ген. Н.Н. Юденич по фальшивым документам выехал из Петрограда в Финляндию. То есть более года генерал Юденич проживал в красной столице и ни разу всерьез не подвергся угрозе ареста. В начале декабря Юденич прибыл в Стокгольм, где вел переговоры с представителями Антанты об организации борьбы против большевизма. В начале 1919 г. Юденич переезжает в Гельсингфорс (Хельсинки). Здесь им были завязаны тесные контакты с регентом Финской республики ген. К.-Г.К. Маннергеймом. Необходимо заметить, что Юденич выступал за необходимость признания независимости Финляндии в обмен на помощь в свержении большевистской власти. В 1919 г. он будет безуспешно пытаться переубедить в этом вопросе Верховного правителя России адмирала А.В. Колчака.

Теперь, с крушением Германии, ген. Н.Н. Юденичу поневоле пришлось переориентироваться на державы Антанты. А значит — оглядываться на оформление независимых Прибалтийских республик, не жаждавших оказывать помощь белогвардейцам, не признававшим иного, кроме «единой, неделимой России». Вполне логически эта переориентация также означала признание верховенства в Белом движении адмирала Колчака, позицию так называемого «непредрешенчества» в политике, опору на военную диктатуру. В результате, как говорит С.В. Волков, ввиду сложных политических обстоятельств «Юденичу пришлось согласиться на создание навязанного ему англичанами правительства, состоявшего частью из весьма левых элементов. Северо-Западной армии приходилось воевать в тяжелых материальных (при крайне скудном снабжении со стороны “союзников”) и моральных (вследствие недоброжелательства эстонцев) условиях»{446}.

Как бы то ни было, представители Колчака и Деникина в Париже А.И. Гучков и Н.Н. Головин поддержали идею создания Северо-Западного фронта и удара по Петрограду, что побудило союзников часть материальных средств отправить генералу Юденичу. В середине мая 1919 г. начался первый «поход Юденича» на красный Петроград. Северный корпус, во главе которого встал ген. А.П. Родзянко, перешел границу Эстонии и Советской России. Юденич, по-прежнему находясь в Гельсингфорсе, осуществлял общее руководство, потому что и на Северо-Западе в Белом движении существовала масса разногласий и группировок, борьба между которыми за первенство неминуемо ослабляло армию.

Немногочисленная и ослабленная 7-я советская армия не могла оказать надлежащего сопротивления, так как вместе с белыми наступали и эстонцы. Уже 17 мая белые вошли в Ямбург. 26 мая эстонцами был взят Псков. 12 июня против красных восстали форты «Красная Горка» и «Серая Лошадь», что позволило белым примкнуть левым флангом к Балтийскому морю. К середине июля численность Северо-Западной армии составляла около двадцати пяти тысяч штыков и сабель. Однако переход красных в контрнаступление оказался успешным. Мятежи были подавлены, дисциплина в войсках восстановлена, и белые были вновь отброшены на территорию Эстонии.

27 мая 1919 г. было образовано правительство Северо-Западной области — Политическое Совещание. Состав его был весьма пестр, а давление со стороны союзников побудило включить в состав правительства и леволиберальные элементы. Это мало напоминало военную диктатуру, более походя на ту пестрость, что наблюдалось в правительствах Колчака и Юденича. Лишь в августе будет образовано Северо-Западное правительство, в котором Н.Н. Юденич занял должность военного министра. Параллельно генерал занимал пост главнокомандующего Северо-Западным фронтом, на который его 10 июня уполномочил своим указом Верховный правитель России адмирал А.В. Колчак.

Юденич очень редко появлялся на заседаниях правительства, предпочитая заниматься организацией вооруженной борьбы, а не болтовней и внутрифракционными склоками. Здесь его представлял генерал Кондзеровский. В декабре 1919 г. Юденич вообще вышел из состава правительства. Впрочем, и на фронте он почти не бывал, будучи поглощен снабжением Северо-Западной армии. Часть современников считала впоследствии, что это обстоятельство стало одной из причин неудачи осеннего, второго «наступления Юденича на Петроград». Среди людей, ушедших после поражения с белыми, был писатель А.И. Куприн. Куприн так пишет о Юдениче: «Доблестный, храбрый солдат, честный человек и хороший военачальник… Генерал Юденич только раз показался на театре военных действий, а именно тотчас же по взятии Гатчины. Конечно, очень ценно было бы в интересах армии, если бы генерал Юденич, находясь в тылу, умел дипломатично воздействовать на англичан и эстонцев, добиваясь от них обещанной реальной помощи. Но по натуре храбрый покоритель Эрзерума был в душе капитан Тушин, так славно изображенный Толстым. Он не умел с ними разговаривать, стеснялся перед апломбом англичан и перед общей тайной политикой иностранцев»{447}.

10 октября 1919 г. Северо-Западная армия перешла в наступление. 11-го числа опять был занят Ямбург. 16-го — Красное Село и Гатчина, 21-го — Царское Село и Павловск. Казалось, что дни красного Петрограда уже сочтены. Красная 7-я армия откатывалась перед натиском белых. Но в этот момент проявилась бешеная энергия советского руководства, в годы Гражданской войны прославившегося своими организационными способностями. В Петроград прибыл сам председатель Революционного Военного совета Республики Л.Д. Троцкий. Красные войска были пополнены и переформированы, тем более что в Петрограде была подавлена попытка мятежа подпольной офицерской организации, а население столицы страшилось белых больше, нежели красных.

21–23 октября красная 7-я армия и белая Северо-Западная армия вели встречные бои под Петроградом. Ввиду ряда ошибок и паники в ударной группе белых 24-го числа были потеряны Царское Село и Павловск. 26 октября белые были выбиты из Красного Села, 3 ноября — из Гатчины, а уже 14-го — из Ямбурга. Петроградская операция закончилась провалом. После поражения главнокомандующим Северо-Западной армией стал ген. П.В. Глазенап. В конце 1919 г. армия была разоружена давно этого ждавшими эстонцами, а от разразившейся эпидемии тифа умерло не менее 7 тыс. чел. Белогвардейцам и членам их семей пришлось перенести тяжелейшие трудности и страдания, прежде чем им удалось вырваться в эмиграцию.

22 января ген. Н.Н. Юденич подписал приказ о ликвидации Северо-Западной армии. Возобновлять сопротивление с территории Прибалтики для независимой русской белой армии было уже невозможно. 24 февраля генерал Юденич выехал в Ригу, а затем — во Францию. По пути Юденич в Копенгагене встречался с вдовствующей императрицей Марией Федоровной, а в Лондоне встречался с У. Черчиллем.

В эмиграции Юденич поселился в Ницце, но, в отличие от многих руководителей Белого движения, активной роли не играл. В эмиграции Н.Н. Юденич старался всячески помогать своим старым соратникам. Например, бывший генерал-квартирмейстер Кавказской армии ген. Е.В. Масловский длительное время, оправляясь от тяжелой болезни, проживал в доме Юденича недалеко от Ниццы. Там же он написал свой труд по истории войны на Кавказском фронте, изданный на средства ген. Н.Н. Юденича{448}. На протяжении ряда лет генерал Юденич являлся членом Общества ревнителей русской истории, где выступал с лекциями о борьбе на Кавказском фронте. О том самом фронте, где ни одна операция не была проиграна русской Кавказской армией, во главе которой стоял один из наиболее выдающихся русских полководцев Российской империи генерал от инфантерии Н.Н. Юденич: «Генералом Юденичем почти во всех операциях применялся важнейший принцип внезапности. Он также прекрасно учитывал значение чрезвычайной упругости, тягучести морального напряжения человека в бою и почти безграничную возможность использования до предела такого напряжения при воле к победе»{449}.

Выдающийся русский полководец скончался 5 октября 1933 г. в местечке Сен-Лоран дю Вар. Похоронен с воинскими почестями. Могила находится на русском кладбище в Ницце.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.136. Запросов К БД/Cache: 2 / 0