Глав: 5 | Статей: 28
Оглавление
Аннотация издательства: Книга посвящена наиболее интересному и трагичному периоду в истории Императорского Японского флота — его участию во Второй Мировой войне. Являясь одной из лучших работ обзорного характера, она может быть рекомендована самому широкому кругу читателей.

Карты и схемы приведены из различных источников

Первый бой в Соломоновом море (бой у острова Саво)

Первый бой в Соломоновом море (бой у острова Саво)


Пока соединение адмирала Микавы мчалось на юг сквозь ночную темень и дождевые шквалы, он мучительно пытался разрешить собственные проблемы. Он не знал об уходе авианосцев Флетчера, ему требовалась свежая информация о силах противника в районе Тулаги и Лунга Пойнт. Поэтому его крейсера продолжали поднимать гидросамолеты весь день, с утра до позднего вечера. В 0.43 9 августа соединение Микавы шло кильватерной колонной длиной 2 мили курсом SO-t-0. Возглавлял колонну “Тёкай”, за ним шли “Аоба”, “Како”, “Кинугаса”, “Фурутака”, легкие крейсера “Тэнрю” и “Юбари”, потом эсминец “Юнаги”. Через минуту примерно в 5,5 милях южнее был замечен американский эсминец “Блю”.


Первый бой в Соломоновом море, 9 августа 1942 г.

Японская колонна навела все орудия на патрульный эсминец и отвернула влево на 3 градуса. Однако когда “Блю” ничем не выказал, что видит японцев, Микава повернул на первоначальный курс. Чуть раньше, в 23.00, “Тёкай” катапультировал гидросамолет, чтобы обеспечить освещение целей. “Како” сделал то же самое 3 минуты спустя, а в 23.08 поднял свой самолет “Фурутака”, чтобы освещать цели и корректировать артогонь. Затем в 1.08 Микава отдал приказ войти в бухту южнее острова Саво. В 1.25 он скомандовал: “Независимое маневрирование”, а в 1.25 приказал: “Всем кораблям атаковать!” Через 7 минут его корабли, следуя за “Тёкаем”, развили скорость 26 узлов. Они увидели еще один патрульный эсминец “Ральф Талбот” примерно в 8 милях на левом крамболе. Однако японская колонна все еще оставалась незамеченной. Микаве передали, что замечен третий эсминец. “Тёкай” сразу после отдачи приказа об атаке заметил силуэт тяжелых крейсеров “Канберра” и “Чикаго” ив 1.38 выпустил по ним 4 торпеды с дистанции 5000 ярдов. Микава приказал всем кораблям открыть огонь. Сразу после торпедного залпа были замечены силуэты новых кораблей союзников, и Микава приказал осветить их. Теперь все его корабли выпустили торпеды, то есть использовали то оружие, которое отсутствовало на американских тяжелых крейсерах.

Прямо впереди японской колонны находились “Канберра” и “Чикаго” и эсминцы “Бэгли” и “Паттерсон” из Южного Соединения. Лишь в 1.43 “Паттерсон” заметил приближающиеся японские корабли. Прозвучала тревога, но слишком поздно. Точно на левом траверзе соединения Микавы Северное Соединение мирно патрулировало по квадрату (случайно оно выполнило “crossing Т” Микаве, не подозревая о его присутствии). Южное Соединение теперь было видно как на ладони в свете осветительных ракет, выпущенных гидросамолетами. На него обрушился огонь “Тёкая”, “Аобы” и “Фурутаки”. В 1.43, как раз когда “Паттерсон” поднял тревогу, 2 торпеды попали в правый борт “Канберры”. За ними последовали сокрушительные артиллерийские залпы. “Канберра” едва успел выпустить 2 торпеды и дать несколько выстрелов, как потерял ход и начал крениться. Вспыхнули пожары, и экипаж теперь был занят только попытками удержать крейсер на плаву. Бой для австралийцев закончился чуть ли не раньше, чем они успели сообразить, что он начался. Последним крейсером Южного Соединения был “Чикаго”. Бой уже шел несколько минут, прежде чем проснулся его командир капитан 1 ранга Боуд, являвшийся и тактическим командиром. Когда он попал на мостик, было уже поздно. В 1.47 торпеда попала в нос корабля, оторвав его. Когда Боуд попытался вступить в бой, снаряд снес фок-мачту его корабля, “Чикаго” не смог обнаружить японские корабли, которые теперь повернули влево, чтобы атаковать Северное Соединение. Боуд совершенно неправильно определил положение японцев и повел свой корабль прочь от них, не использовав радио, чтобы известить Северное Соединение. “Бэгли” так и не сумел вступить в бой. В результате за 6 минут все Южное Соединение было выведено из боя.

В 1.44 в темноте и суматохе ночного боя “Фурутака” оторвался от остальных японских кораблей. Чтобы избежать столкновения, “Тёкай” на полной скорости повернул на север, за ним последовал остаток его колонны. Через 9 минут образовался новый строй. “Фурутака” и “Тэнрю” шли отдельной колонной, “Юбари” держался чуть левее. В правой колонне шли “Тёкай”, “Аоба”, “Како” и “Кинугаса”. Сначала они находились в 1000 ярдов от группы “Фурутаки”, но постепенно разошлись на 7500 ярдов. Адмирал Микава беспокоился о 3 замеченных американских эсминцах, поэтому в 1.38 приказал “Юнаги” следовать обратным курсом, чтобы прикрыть арьергард. “Юнаги” и 2 патрульных эсминца так и не увидели друг друга, но в 2.10 “Юнаги” торпедами и артогнем атаковал американский эсминец “Джарвис”, хотя и без результата. “Джарвис” был уже поврежден, и во время атаки с воздуха 8 августа по пути в Австралию он был потоплен.

Обе японские колонны теперь двигались прямо на Северное Соединение, которое все еще мирно ходило по квадрату. В результате оно попало между двух огней. Когда “Паттерсон” заметил японцев, они как раз поворачивали на 90° влево. Эсминец лег на параллельный курс, и начался односторонний бой. “Паттерсон” получил попадание в башню Y и загорелся, а корабли Микавы выскочили за пределы действия его орудий. “Бэгли” был совершенно не готов к бою, и когда наконец экипаж подготовил к пуску торпеды, японские корабли были уже слишком далеко.

Трудно поверить, но осветительные ракеты японских самолетов, предупреждение “Паттерсона”, вспышки выстрелов и взрывов, сопровождавшие гибель Южного Соединения, не встревожили Северное, продолжавшее невозмутимое кружение. После поворота “Тёкай” сумел заметить 3 крейсера и устремился на них. Японские корабли включили прожектора и обрушили на американские крейсера огонь всех орудий. Правая колонна открыла огонь и выпустила торпеды в 1.47 с дистанции 4000 ярдов. Когда дистанция сократилась, в дело пошли универсальные орудия и зенитные автоматы. Около 1.57 в среднюю часть крейсера “Астория” попал один из снарядов “Тёкая”, и пламя охватило американца от носа до кормы. Всего “Астория” успел дать 11 залпов, один из которых попал в штурманскую рубку “Тёкая”, но не причинил значительных повреждений. Капитан “Астории” спал, когда на его корабль посыпались снаряды, и ему потребовалось время, чтобы осознать, что его крейсер ведет бой. Корабль получил 4 попадания, прежде чем капитан приказал открыть огонь, но даже тогда он продолжал думать, что его обстреливают “свои”.

Тяжелый крейсер “Куинси”, шедший впереди “Астории”, тоже получил хорошую трепку, в основном от “Аобы”, который осветил “Куинси” прожектором. Японцы, когда силуэты кораблей Северного Соединения обрисовались пожарами, выключили свои прожектора. Поэтому “Куинси” больше не мог опознать врага. Капитан “Куинси”, опасаясь стрелять по своим, приказал прекратить огонь и повернул вправо, оставив в действии только кормовую башню. Чуть позднее крейсер снова открыл огонь, но теперь на него обрушились обе японские колонны. Он вышел из боя, пылая и медленно погружаясь.

Тяжелый крейсер “Винсенс”, возглавлявший колонну, также неправильно оценил ситуацию. Его капитан не был до конца уверен, что враг поблизости, пока в 1.50 его не осветил “Како”. Он тут же добился попаданий в среднюю часть американского крейсера. На “Винсенсе” вспыхнули самолеты на катапультах. “Винсенс” решил сблизиться с левой колонной Микавы, но причинил ей мало вреда, а сам, получив множество попаданий снарядами и торпедами, затонул в 2.50.

Эсминец прикрытия “Уилсон” сделал все, что позволяют крошечные орудия эсминца, но японские крейсера игнорировали его усилия. Он прекратил бой после недолгого преследования “вражеского корабля” в 2.00, когда опознал в неприятеле “Бэгли”. Эсминец “Хелм” вообще не видел врага и шел неизменным курсом до 2.00. Восточное Соединение тоже не вступило в бой. Командовавший им контр-адмирал Норман Скотт не сумел разобраться в том, что увидел и услышал сквозь дождевые шквалы. Он все-таки выслал 4 эсминца, но в точку, слишком далеко отстоящую от настоящего места боя. Транспорты временно прекратили разгрузку, а на берегу вообще не представляли, что происходит в море.

Теперь адмиралу Микаве предстояло принять важное решение. Следует ли ему искать транспорты, теперь лишенные всякого прикрытия? Но это задержит его во вражеских водах, и даст американской авиации шанс атаковать его днем. Он не знал, что адмирал Флетчер увел свои 3 авианосца. Микава не имел ни малейшего представления, сколько вражеских кораблей еще может оказаться поблизости. Поэтому вскоре после 2.00 он приказал отходить. Повернув на N, а в 2.14 на NW, корабли Микавы рассыпались. “Аоба” оказался на крайнем правом фланге соединения. В такую плохую погоду Микаве было очень трудно снова собрать свою эскадру. И опять встает вопрос: а что, если бы он решил уничтожить транспорты, оставив морских пехотинцев на берегу безо всяких припасов? Сумели бы американцы удержать остров?

Пока Микава пытался переформировать свою колонну и двигался на NW, один из патрульных эсминцев, “Ральф Талбот”, ввязался в бой. Он слышал предупреждение “Патгерсона” и действительно наблюдал за боем издалека, не зная толком, что там происходит. В 2.05 он был замечен крейсером “Тэнрю”, который осветил его прожекторами. Немедленно “Фурутака” и “Юбари” присоединились к “Тэнрю” в обстреле “Ральфа Талбота”, который велся с дистанции 3000 — 4000 ярдов. Его торпедные аппараты были разбиты. Капитан-лейтенант Джозеф У. Каллахан сначала не понял, что происходит, и включил опознавательные огни, полагая, что по нему стреляют свои же. Этот поступок озадачили японцев, которые прекратили огонь на какое-то время. Но вскоре “Юбари” снова навел прожектора на “Ральфа Талбота” и опять открыл огонь. Американский эсминец получил 4 попадания и начал крениться. Все-таки он умудрился выпустить 4 торпеды, которые прошли мимо. Но к счастью дождевой шквал укрыл его, и в 2.33 японцы окончательно прекратили стрельбу. Если “Ральф Талбот” и внес какой-то вклад в битву, то лишь тем, что еще более укрепил адмирала Микаву в намерении отходить, так как он не знал, сколько еще американских кораблей может встретить.

Бой завершился. “Канберра” стоял неподвижно, и спасти крейсер было невозможно. В 8.00 его пришлось добить торпедой, сняв экипаж. “Астория” затонул в 12.15 после того, как все попытки спасти крейсер не удались. “Куинси” затонул в 2.05, а “Винсенс” — в 2.50. “Ральф Талбот” был тяжело поврежден. В этом самом тяжелом поражении американского флота его потери составили 1023 человека убитыми и 709 ранеными. Японцы получили следующие повреждения:

“Тёкай”: 34 убитых, 32 раненых, несколько попаданий.

“Аоба”: прямое попадание в торпедный аппарат № 2, 2 трубы вышли из строя. 1 торпеда повреждена. Пожар в торпедном отсеке. Тяжело поврежден катер.

“Кинугаса”: очень маленькие повреждения. 1 катер тяжело поврежден. 4 убитых, 1 раненый.

“Юбари”: 1 — 4,5"(?) пробил корпус, но не взорвался.

“Фурутака”, “Како”, “Юнаги”: повреждений нет.

Боевой рапорт крейсера “Тёкай” говорит:

(Чтобы получить время часового пояса нужно добавить 2 часа.)

Дата: 8–9 августа.

Место: возле Тулаги.

Название боя: Ночной бой у Тулаги.

Подробности боя: 8 августа проводились воздушные поиски с самого раннего утра; маневрирование, чтобы скрыть наши планы. 11.30. Направились к якорной стоянке Тулаги. 21.00. Подняли самолет № 1, чтобы осветить якорную стоянку.

22.40: Приготовиться к атаке!

22.46: Успешно прошли линию вражеских дозорных эсминцев.

23.31: Приказ: “Всем кораблям атаковать!” После этого до 0.23 9 августа, когда все соединение начало отходить, потоплены артиллерией и торпедами 5 больших британских или австралийских крейсеров.

5.40: Прибыли в Рабаул. Ночной бой в проливе Тулаги завершен.

Расход боеприпасов

Главный калибр: 302 снаряда. 6 зенитных снарядов главного калибра. 12-см орудия: 120 снарядов. 24-мм орудия: 500 снарядов. Торпеды типа 93: 8 штук. Осветительные ракеты: 15 штук. Плавучие осветительные патроны: 10 штук. 7,7-мм пулеметы: 96 патронов.

Результаты боя

Потоплены 2 больших британских крейсера, 3 больших американских крейсера.

Повреждения

Убиты: 34 человека. Ранены: 32 человека. Корпус и вооружение получили 10 попаданий.

“Тёкай” завысил потери союзников. Такое часто случается, особенно в ночных боях. Более высокие штабы, собрав все донесения, немного уточнили их.

Хотя соединение Микавы совершенно не пострадало в бою 9 августа 1942 года, оно не сумело вернуться в Рабаул без потерь. В 8.10 10 августа в 70 милях от Кавиенга “Како” получил 3 торпеды в правый борт с американской подводной лодки S-44. Он затонул в 8.15, при этом погиб 71 человек (1 гражданский) и было ранено 15 человек (1 гражданский). После блестящей победы японцев гибель “Како” от рук доисторической субмарины типа “S” выглядит достаточно юмористично.

Адмирала Микаву часто критикуют за то, что он не атаковал незащищенные американские транспорты. Однако критики не хотят поставить себя на место Микавы в тот момент. Он проявил осторожность, потому что не знал, сколько еще вражеских кораблей находится поблизости. Кроме того он беспокоился, что его соединение утром может подвергнуться налету, авианосной авиации, и в результате понесет крупные потери. Адмирал Ямамото не стал критиковать Микаву, а прислал ему поздравления с великолепной победой.

Несмотря на тяжелое поражение американцев, адмирал Тэрнер продолжал разгрузку транспортов весь день и лишь вечером поднял якорь и ушел с оставшимися военными кораблями. Таким образом, американцы высадили на берег 15000 морских пехотинцев, большая часть которых находилась на Гуадалканале. Они имели месячный запас продовольствия и теперь целиком зависели от способности американского флота сохранить действующими линии снабжения. Сразу развернулись работы по достройке аэродрома Гендерсон и созданию 5-мильного оборонительного периметра против угрозы наступления японских войск, находящихся на острове.

Решающая битва за Гуадалканал вот-вот должна была начаться. Ни одна из сторон не собиралась отдавать остров, и ни одна из сторон не имела сил выбить противника с острова. Союзники хорошо понимали его стратегическое значение, как и японцы. После 18 сентября они поставили задачу захвата Гуадалканала на первое место среди всех операций в южной части Тихого океана. Завязалась упорная, жестокая борьба, которая тянулась почти пол года и стоила обеим сторонам больших потерь в людях и технике. Ни одна из сторон не предвидела, как будет развиваться кампания, но все были полны решимости использовать для победы все средства. Два упрямых бульдога вступили в смертельную схватку.

Японцы понимали, что следует перебросить подкрепления на Гуадалканал. Это значило, что они должны захватить господство на море в прилегающем к острову районе. Американцы были должны уничтожить части японской армии, находящиеся на острове и обеспечить подвоз солдат и снабжения. Но самым важным становилась достройка аэродрома Гендерсон. Вместе со второстепенными взлетными полосами он давал американцам господство в воздухе, что позволяло отражать японские удары и мешать обстрелам с моря и бомбардировкам американских позиций.

Последний эшелон транспортов прибыл 15 августа. 4 эсминца-транспорта APD привезли авиабензин и боеприпасы. Потом 20 августа 3 APD доставили продукты на 3,5 дня и благополучно отбыли. Первый самолет сел на аэродроме Гендерсон 12 августа, а 17 августа он был объявлен пригодным к использованию в нормальную погоду. Из нескольких мест туда были переброшены самолеты. Первыми прибыли 19 истребителей “Уайлдкэт” и 12 пикирующих бомбардировщиков “Доунтлесс” с эскортного авианосца “Лонг Айленд”. За ними 22 августа прилетела эскадрилья истребителей Р-400. “Энтерпрайз” через 2 дня прислал свои пикировщики, а сам остался к югу от острова, вне радиуса действия японской авиации, чтобы перебрасывать дополнительные самолеты на аэродром Гендерсон. После этого туда регулярно поступали подкрепления, хотя в первое время уровень потерь был очень высок. Временами возникала проблема нехватки не самолетов, а бензина для них. Но к концу августа Гуадалканал стал непотопляемым, хотя и неподвижным, авианосцем, который можно было захватить только изнутри. Американцы превратили Гендерсон во всепогодный аэродром, используя дробленый коралл. Обладание аэродромом отдало им господство в воздухе, а следовательно, и на море вокруг Гуадалканала в дневное время. Но с наступлением темноты обладание морем переходило к японцам. Это был совершенно новый и непривычный вид морской войны.

Первые японские подкрепления прибыли 17 августа, когда 113 человек из СМДЧ высадились возле Тассафаронга безо всяких помех. Эти войска были перевезены эсминцами “Оите”, “Муцуки”, “Мотидзуки”, “Удзуки”. На следующую ночь в 23.00 высадились 900 человек авангарда отряда Икки. Их забрали на Труке и погрузили на 3 быстроходных судна, чтобы высадить после стремительного броска. Их сопровождали эсминцы “Умикадзэ”, “Ямакадзэ”, “Кавакадзэ”, “Судзукадзэ”, “Уракадзэ”, “Таникадзэ”, “Хамакадзэ”. 2 ударных соединения сопровождали конвой, и после спокойной высадки “Асасио”, “Хагикадзэ”, “Кагэро” обстреляли базу гидросамолетов в Тулаги. В это же время “Араси” обстрелял Гендерсон. Но группа обстрела провозилась слишком долго, и 19 августа в 12.15 “Хагикадзэ” был атакован возле Шуазеля двумя В-17 из Эспириту Санто. Эсминец получил 3 попадания в корму. 33 человека погибли, 13 были ранены, и “Хагикадзэ” ушел на Трук в сопровождении “Араси”. Отряд Икки немедленно вступил в бой, не дожидаясь подкреплений, и был практически полностью уничтожен в бою на реке Тенару ночью 20–21 августа. Японцы потеряли 777 человек убитыми и 30 ранеными. Полковник Икки, завернутый во флаг Восходящего Солнца, был убит, возглавляя атаку. (Отряд Икки первоначально предназначался для захвата Мидуэя.)

Японское армейское командование в Рабауле было полно решимости быстро отбить Гуадалканал и Тулаги, но совершенно не подозревало, что американцы высадили 15000 солдат. Поэтому следующий эшелон подкреплений состоял всего из 1500 солдат отряда Кавагути, 38 бригада. Но если силы американцев на берегу недооценивались, то морские силы, которые могли встретить этот конвой, японцы представляли вполне правильно. Объединенный Флот с Трука перехватил командование операцией у 8 Флота. Японцы намеревались в крупном бою не только защитить конвой, но и уничтожить американский флот, чтобы полностью устранить угрозу японским подкреплениям. Так готовилось новое морское сражение. Тем временем вся наличная японская авиация использовалась для частых налетов на Гуадалканал, а в Рабаул были переброшены новые самолеты. Японские эсминцы по ночам спускались по Слоту, перевозя небольшие подразделения. Эти походы, которые проводились почти каждую ночь, обеспечивали ценную информацию о кораблях союзников в районе Гуадалканала. Очень часто, высадив солдат, эсминцы обстреливали аэродром Гендерсон и позиции, морской пехоты. Этим обстрелам почти невозможно было помешать. Но постепенно становилось понятно, что Объединенный Флот готовит какую-то операцию, и союзники начали собирать силы, чтобы встретить новую угрозу.

Однако припасы морским пехотинцам на Гуадалканал все-таки нужно было доставлять. 2 судна снабжения в сопровождении эсминцев “Блю”, “Хенли” и “Хелм” 21 августа двигались к Гуадалканалу. “Блю” и “Хенли” были посланы вперед, чтобы помешать высадке японцев и провести разведку перед приходом своего конвоя. Вскоре эсминцы вошли в пролив “Железное Дно” между Гуадалканалом и Тулаги. (Американцы дали ему такое название из-за большого числа потопленным там военных кораблей.) 22 августа в 3.55 они начали патрулирование, используя несовершенный радар типа SC. В 3.55 радар и гидролокатор “Блю” что-то обнаружили. А чуть позже, в 3.57 в корму эсминца попала торпеда. Японский эсминец “Кавакадзэ” высадил подкрепления и возвращался в Рабаул, когда обнаружил “Блю”. Очевидно японские глаза оказались зорче американского радара. Впрочем, досталось обоим эсминцам. Возле островов Шортленд американские самолеты настигли “Кавакадзэ” и атаковали в период 7.30 — 7.40, нанеся небольшие повреждения. Зато американцы не сумели отбуксировать “Блю” в Тулаги и 23 августа затопили его.

Японцам стало ясно, что назревает новая битва. Удовлетворение, выраженное в благодарности Ямамото адмиралу Микаве после боя у острова Саво, уступило место озабоченности. Японская армия не сумела выбить морскую пехоту с острова, и теперь американцы имели всепогодный аэродром, который позволял им контролировать море в дневное время. Следовало сделать одно решающее усилие и перерезать американские морские пути. Объединенный Флот начал перебрасывать корабли в этот район, чтобы покончить с американской угрозой кампаниям на Папуа и Гуадалканале.

Оглавление книги


Генерация: 0.199. Запросов К БД/Cache: 3 / 1