Глав: 5 | Статей: 28
Оглавление
Аннотация издательства: Книга посвящена наиболее интересному и трагичному периоду в истории Императорского Японского флота — его участию во Второй Мировой войне. Являясь одной из лучших работ обзорного характера, она может быть рекомендована самому широкому кругу читателей.

Карты и схемы приведены из различных источников

Атака Пирл-Харбора

Атака Пирл-Харбора

Воскресным утром 7 декабря 1941 года самолеты авианосцев вице-адмирала Тюити Нагумо нанесли сокрушительный удар по Тихоокеанскому флоту США в Пирл-Харборе. Япония начала воину против Соединенных Штатов. Эта операция была всего лишь одной из более чем десятка, проводимых японцами в одно и то же время. Они нанесли ряд скоординированных ударов по американским и британским силам на всем обширном Тихоокеанском театре. Западные историки называют начало войны японцами “безумным”, “идиотским” или “самоубийственным”. Но, чтобы понять, почему японцы начали войну, следует учитывать культурно-исторические различия между Востоком и Западом.

Хотя Япония была современной индустриальной державой, поступками этой нации часто управляла примитивная средневековая мифология Синто. Японцы верили, что ими правит божественный император, прямой потомок императора Дзимму, который сошел с неба в 660 году до рождества Христова, чтобы править японцами. Да и самих себя они считали потомками младших богов. Между XII и XIX столетиями Япония превратилась из коллекции феодальных княжеств в единое феодальное (хотя специфически японское) государство. Все эти столетия там правили военные. Действие всегда предпочиталось слову. После того, как в Японии было создано в 1868 году национальное государство, оно тоже было насквозь пропитано духом милитаризма. Японцы всегда считали себя в долгу перед императором, причем этот Долг не может оплатить даже смерть.

Японцы верили, что их страна неповторима, благодаря своему происхождению и политическому строю. Она никогда не проигрывала войн. Когда монголы высадились на берегах Кюсю в XIII веке, тайфун перетопил монгольский флот, и уцелевшие враги бежали. Тайфун был назван “камикадзэ — божественный ветер”. Такие легенды питали “Нихон сейсин”, веру в японский дух, который возобладает над любым врагом. Влияние подобных верований было исключительно сильным среди военных, особенно среди младших офицеров, чье мировоззрение было сильно ограничено воспитанием. Однако они сильно влияли на поведение почти всего японского народа.

Хотя колоссальными усилиями Япония вырвалась в ряды ведущих держав к 1941 году, ее лидеры чувствовали, что западный мир все еще не принимает ее на равных. Отношения с США, заокеанским соседом, стабильно ухудшались с 1907 года. Даже когда в 20-х годах к власти в Японии пришли умеренные, американский конгресс в 1924 году принял закон об иммиграции, который ограничивал иммиграцию азиатов в США. Это был чувствительный удар, так как в 1907 году с президентом Теодором Рузвельтом было заключено джентльменское соглашение, что подобные ограничения не коснутся японцев.

После Первой Мировой войны, чтобы удержать гонку морских вооружений, в 1922 году пять великих держав — США, Великобритания, Япония, Франция, Италия — подписали в Вашингтоне договор. Он фиксировал соотношение тоннажа линкоров как 5:5:3:1.67:1.67 — США: Великобритания: Япония: Франция: Италия. Хотя эти цифры делали Императорский Японский Флот достаточно сильным, чтобы защитить отечественные воды, такой подход сделал еще более сильной ненависть Японии к мнимому превосходству Запада. Это соотношение подтвердила Лондонская морская конференция 1930 года, однако дни умеренных в Японии были сочтены. Когда к власти в Японии пришла оголтелая милитаристская клика, она сразу отказалась от участия Японии во всяких договорах.

Когда японская армия, подстрекаемая и военными, и гражданскими милитаристами, в 1931 году вторглась в Манчжурию (без санкции японского парламента), отношения с США ухудшились еще сильнее.

В 1938 году стало ясно, что надвигается очередная эпоха милитаризма. Встревоженные внешней политикой Японии, Соединенные Штаты начали стремительно усиливать флот, который с 1922 года пришел в упадок. В 1934 году конгресс выделил фонды на доведение состава флота до разрешенных договорами пределов. Но в 1936 году Япония демонстративно покинула Лондонскую морскую конференцию. В 1937 году два события усилили взаимный страх и подозрительность. Президент Ф.Д. Рузвельт утвердил постройку 2 мощных линкоров — “Вашингтона” и “Норт Каролины”, а Япония вторглась в северный Китай. Соединенные Штаты снова резче других критиковали эту агрессию.

Когда в 1939 году в Европе началась война, Соединенные Штаты принялись наращивать свою военно-морскую мощь. В 1940 году была утверждена постройка 6 линкоров типа “Айова” (45000 тонн), 5 линкоров типа “Монтана” (58000 тонн), 6 больших крейсеров типа “Аляска” (27000 тонн), 11 авианосцев типа “Эссекс” (27000 тонн), 40 крейсеров, 115 эсминцев, 67 подводных лодок. Огромная кораблестроительная программа заставила Японию пересмотреть собственное военно-стратегическое положение. Ее кораблестроительные мощности и запасы нефти в принципе не позволяли соперничать с таким флотом. По оценкам штабов, запасов нефти могло хватить только на 2 года войны с Соединенными Штатами. Начали вынашиваться планы создания путем завоеваний Великой Восточно-Азиатской Сферы Сопроцветания. Захваченные территории могли обеспечить нефть и сырье, необходимые Японии для ведения войны в Китае, в которой она все больше и больше увязала. Однако такая агрессия вполне могла привести к войне с Соединенными Штатами и Великобританией (вместе с Австралией и Новой Зеландией) и Нидерландами. Но японская армия находилась под сильнейшим влиянием экстремистов, и в июле 1940 года Япония оккупировала французский Индокитай. Немедленно США, Великобритания и Нидерланды наложили вето на поставки нефти в Японию.


Император Хирохито

Япония столкнулась с реальным кризисом. Наиболее разумные японские политики хотели добиться отмены эмбарго путем переговоров, но вояки считали войну единственным путем решения проблемы. 3 сентября Совет по координации действий Ставки и правительства решил, что если к началу октября эмбарго не будет отменено, Японии у следует начать войну, чтобы захватить территории Южных Морей, в которых она нуждалась. Это решение связало руки японскому правительству, так как президент Рузвельт соглашался снять нефтяное эмбарго только если японская армия покинет Французский Индокитай и Китай. Тупик стал совершенно безвыходным, когда в октябре премьер-министром стал генерал Хидэки Тодзио, ведь он никогда не соглашался с требованиями американцев. Поэтому было принято решение готовиться к войне, хотя следовало продолжать переговоры, пусть даже и не надеясь на их успех.

Чтобы лучше понять это решение, следует посмотреть на структуру японских военных и гражданских учреждений. Министерства армии и флота могли функционировать совершенно независимо от парламента, хотя формально считались частью его. Кроме того в 30-х годах в армии и флоте воцарились странные порядки, когда младшие офицеры могли отвергать приказы генералов и адмиралов и делали это. Часто решения принимались на низших уровнях, и если высшие офицеры не принимали эти решения, их могли просто убить. Адмирал Исороку Ямамото был категорически против войны с Соединенными Штатами, но воинственные подчиненные взяли верх над командующим.

Так как Соединенные Штаты оставались непреклонными, споры в Императорской Верховной Ставке (состоящей из начальников генеральных штабов армии и флота, министров армии и флота, ряда высших офицеров) стали особенно жаркими. Предварительно было принято решение продвигаться на юг, даже если это приведет к войне. Начальник Морского Генерального штаба адмирал Осами Нагано согласился с этим. Вопрос вывода войск из Китая даже не рассматривался, так как это означало “потерю лица”.

Адмирал Нагано утверждал, что контроль над районом Южных Морей совершенно необходим. Но, чтобы достичь этого, Японии не следует колебаться перед опасностью войны против Соединенных Штатов и Великобритании. Далее он заявил, что его решение не основывается на предположении, что Япония обязательно выиграет войну. Нагано объяснил императору: “Правительство решило, что, если даже войны не будет, судьба нации неизвестна. Но в случае начала войны, страна может погибнуть. Тем не менее, если нация не сражается в такой ситуации, она теряет свой дух и просто обречена”.

Решение начать войну было результатом совместного действия японского образа мышления, японской истории, специфических японских внутренних политических процессов. Это решение не было принято одним человеком и не было следствием одного события. Теперь вооруженным силам предоставили разрабатывать планы, которые увеличат шансы на победу. Если Германия установит свое господство в Европе, единственным противником Японии останутся Соединенные Штаты, чья общественность никак не могла выработать единой точки зрения на войну вне пределов Америки. Поэтому японцы считали, что быстрое и полное уничтожение американского Тихоокеанского флота приведет к завершению войны и подписанию мира на японских условиях. И тогда Великая Восточно-Азиатская Сфера Сопроцветания станет реальностью.

Обязанность защитить продвижение армии на юг была возложена на флот. Альтернативные планы даже не рассматривались. Поэтому, если с флотом адмирала Нагумо что-нибудь произошло бы, то Императорской Верховной Ставке предстоял период хаоса и замешательства, ведь требовалось составлять новые планы. Налет на Пирл-Харбор был крупной ставкой, которую обязательно нужно было сорвать. Только это обеспечивало успех остальных операций, которые тоже находились в стадии исполнения. Планировалось быстро захватить Гуам и атаковать Уэйк. Филиппины должны были подвергнуться ударам базовой и авианосной авиации и обстрелам с кораблей. Таким образом, предполагалось нейтрализовать американскую авиацию. Японская армия планировала высадиться в Малайе. Флот должен был обеспечить поддержку высадок и прикрытие от угрозы Соединения Z — британского Восточного Флота, базирующегося в Сингапуре — частей КВВС, расположенных в Малайе. Вражеские корабли в Гонконге и Шанхае также попадали под немедленный удар.

Предполагалось нанести несколько увязанных между собой ударов, с которыми переплетались более ординарные операции проводки конвоев и поддержки десантов. Планирование и руководство этими сложными морскими операциями было сосредоточено в руках адмирала Ямамото, главнокомандующего Императорским Японским Флотом. Это „был азартный игрок по натуре, однако он никогда не рисковал, если не чувствовал, что шансы в игре на его стороне. Ямамото был японским патриотом, преданным своему императору и своей стране. Всю свою жизнь он провел на флоте. Он был отлично информирован о возможностях Великобритании и Соединенных Штатов и не преуменьшал возможности их промышленности. В последние годы перед атакой Пирл-Харбора он не раз рисковал жизнью, упрямо выступая против войны с США. Он боялся, что Япония не сможет выиграть эту войну. Однако, когда все-таки было принято решение начать военные действия, его чувство долга приказало ему выработать план нанесения Соединенным Штатам наиболее сокрушительного удара. Он надеялся уничтожить как можно больше американских кораблей и сразу начал стремиться к решающей битве.

Однако адмирал Ямамото не полностью контролировал японское военное планирование. Его стратегия должна была согласовать цели японской армии (с которыми часто он сам был не согласен) и высшего командования флота. Хотя он был главнокомандующим Объединенным Флотом, Ямамото подчинялся министерству флота и Императорской Верховной Ставке. Но в последней доминировали армейцы, и это накладывало отпечаток на характер стратегического планирования.

Основные контуры американской морской стратегии на случай войны были примерно известны Императорской Верховной Ставке (планы “Орандж” и “Рэйнбоу-5”). Она предусматривала продвижение американцев через острова центральной части Тихого океана (Маршалловы, Каролинские и Марианские) и окончательный разгром японского флота в водах японской метрополии. Это продвижение не планировалось стремительным, и потому американская промышленная мощь легко могла подавить японскую, особенно в области кораблестроения.

Японская стратегия на первую фазу Восточно-Азиатской войны была выработана. Сначала Япония должна была освоить ресурсы расширившейся империи, потом создать соответствующие вооруженные силы и обеспечить их всем необходимым. После этого создавался оборонительный периметр, который прикрывал империю от ответного удара. Для Ямамото исключительно важным было уничтожить американский флот в самом начале, чтобы у флота не возникло проблем с обеспечением продвижения армии на юг. Он твердо верил, что Япония может выиграть только короткую войну. Оглушительная первая победа, которая приведет к разброду и упадку Соединенные Штаты, стоящие перед лицом войны на двух океанах. Затем следовало подписать мирный договор, который закрепит за Японией новые территории. Именно поэтому Ямамото настаивал на внезапной атаке Пирл-Харбора. (Однако он настаивал, чтобы атака последовала через 30 минут ПОСЛЕ формального объявления войны.) Если Япония намерена выиграть войну, флот должен превратить этот удар в решающую битву, в которой будет уничтожена американская морская мощь на Тихом океане. Это было решение азартного игрока, однако игрок надеялся поднять свои шансы смелым планом и новой тактикой.

Возможная война с Соединенными Штатами давно изучалась в японском Морском Генеральном штабе. Перед ним стояли 2 альтернативы. Либо помочь армии наступать на юг и ожидать американской контратаки (возможно при поддержке англичан), желательно в отечественных водах. Либо нанести внезапный удар Тихоокеанскому, флоту США. Сторонники первого варианта напоминали об успешном сражении в Цусимском проливе во время русско-японской войны. Из того, что японцы знали о плане “Рэйнбоу-5”, было ясно, что американский флот сначала попытается захватить Маршалловы острова, чтобы создать там передовые базы. После этого будут атакованы Каролинские и Марианские острова. Если американцы будут действовать таким образом, раннего сражения в отечественных водах не произойдет. Вместо этого война станет затяжной, и промышленная мощь США скажет свое решающее слово. Так как японские моряки боялись затяжной войны сильнее чумы, они склонились в пользу решительной внезапной атаки, если удастся гарантировать успех.

Ямамото должен был спланировать операцию, которая обеспечит успех при минимуме риска. Стандартная военно-морская доктрина тех времен утверждала, что флот не может действовать на расстоянии 2000 миль от своей базы. (Маршалловы острова находились, хотя они и не были главной базой, тоже находились дальше.) Флот теряет 10 процентов боевой эффективности на каждую тысячу миль от своей базы. Но это были доктрины линейных флотов эпохи Первой Мировой войны. В операции Ямамото удар наносили не орудия линкоров, а авианосные самолеты, вооруженные бомбами и торпедами и прикрытые истребителями. Его оперативное соединение должны были сопровождать танкеры, и пополнение запасов топлива планировалось проводить в море.

Эффективность атаки торпедоносцев против кораблей, стоящих якорях в гавани, была проверена японцами в ходе военных игр в апреле — мае 1940 года. Как обычно в таких играх были жаркие споры вокруг решений посредников. Но контр-адмирал Сигеру Фукудомэ, командующий морской авиацией и начальник штаба Ямамото, решил, что такая игра завершается решительной победой, так как неподвижные корабли не имеют шансов уклониться от торпед. Адмирал Ямамото также решил, что массированная атака торпедоносцев будет успешной, если удастся добиться внезапности. Когда 12 ноября |0 года британский флот действительно провел такую атаку против итальянских кораблей в гавани Таранто, это подтвердило правильность выводов, сделанных японцами, во время игр. 21 самолет топил 3 итальянских линкора, причем были сбиты всего 2 самолета.

Ямамото приказал японским морским атташе в Лондоне иРимедетально изучить налет на Таранто. Получив их донесения, Ямамото приказал Фукудомэ начать изучать вопрос использования торпед, специально спроектированных на малые глубины хода. Контр-адмирал Такидзиро Ониси и капитан 2 ранга Минору Гэнда, один из лучших японских пилотов, были привлечены к работам. К январю 1941 года Ямамото получил заключительный отчет. Он решил в случае начала войны первый удар должен нанести флот. После жарких споров Ямамото сумел преодолеть сопротивление адмирала Наганo, начальника Морского Генерального штаба.

Так как большая часть американского Тихоокеанского флота постоянно находилась на якорных стоянках Пирл-Харбора, немедленно начали разрабатываться планы внезапной атаки. Более тщательное изучение Пирл-Харбора проводилось сотрудниками японского консульства в Гонолулу. Военно-морская разведка в Токио получала их еженедельные отчеты о кораблях на стоянках и в море. В сентябре бухта Кагосима была выбрана в качестве секретного места отработки атаки Пирл-Харбора. Началось производство торпед со специальными деревянными плавниками, приспособленными для использования на мелководье Пирл-Харбора.

K 3 ноября адмирал Ямамото подавил все сопротивление внутри флота. Было решено, что флот нанесет внезапный удар по Пирл-Харбору, если политики и дипломаты не сумеют договориться. 5 ноября старшие офицеры получили совершенно секретный Оперативный приказ № 1. “На востоке следует уничтожить американский флот. Следует перерезать американские операционные линии, и линии снабжения на Дальнем Востоке. Вражеские силы следует перехватывать и уничтожать. Победы следует использовать, чтобы сокрушить волю противника к сопротивлению”. 11 ноября аналогичный приказ получил вице-адмирал Нагумо, командующий Первым Воздушным Флотом и общий командующий Ударным Соединением Пирл-Харбор. Немного позднее, 25 ноября, он получил приказ выйти в море на следующий день. Ни первоначальный приказ, ни более детальный приказ № 9, переданный на все корабли соединения Нагумо, даже не упоминали об ударе по нефтехранилищу или ремонтным мастерским. Тогда этому не придавали значения.

Адмирал Нагумо, который считался грубым и необщительным человеком, был верховным командующим японскими авианосными силами. Он не верил в успех удара по Пирл-Харбору, постоянно напоминая Ямамото (с которым был в не самых лучших отношениях), что авианосец — очень уязвимая цель. Хотя его самолеты способны нанести врагу серьезные потери, вражеские самолеты могут потопить авианосец одной-двумя метко нацеленными бомбами или торпедами. Нагумо был сторонник удара в южном направлении, но в конце лета 1941 года он неохотно принял идею налета на Пирл-Харбор.

22 ноября оперативное соединение начало собираться на одном из Курильских островов в бухте Танкан (также называемой Хитокаппу). Удар по Пирл-Харбору был назначен на 8.30 воскресенья 7 декабря. Японцы постарались окружить свои приготовления завесой самой строгой секретности. Для того, чтобы скрыть сбор Ударного Соединения, корабли во Внутреннем море организовали ложный радиообмен. Это могло заставить американскую разведку поверить, что японские авианосцы находятся в отечественных водах. Действительно, американская разведка потеряла японские авианосцы. И среди предположений, куда они все-таки могут направляться, Пирл-Харбор не фигурировал.

Адмирала Ямамото 25 ноября приказал Ударному Соединению выходить на следующее утро. Оно должно было 3 декабря заправиться в море с танкеров в намеченной заранее точке. Если не будет получен приказ отменить атаку, наносить удар, как намечалось. После этого отходить на запад, чтобы не попасть под ответную атаку, и возвращаться в Японию.

Соединение Нагумо покинуло бухту Танкан в густом тумане. Авианосцы вышли в море в 9.00 26 ноября. Курс был проложен через пустынные районы северной части Тихого океана. В случае обнаружения, соединению было приказано возвращаться. Однако плохая погода — дожди, туманы и постоянные зимние шторма — помогли ему избежать обнаружения, хотя серьезно затрудняла сохранение строя. В авангарде, в качестве прикрытия, шли эсминцы и легкий крейсер. За ними двигались тяжелые крейсера, шедшие на траверзах тяжелых авианосцев. Те были выстроены в 2 колонны по 3 корабля. Замыкали строй линкоры.

Ударное Соединение Пирл-Харбор

Первый Воздушный Флот:

Тяжелые авианосцы: Акаги, Кага, Хирю, Сорю, Сёкаку, Дзуйкаку

Легкий крейсер: Абукума

Эсминцы: Исокадзэ, Уракадзэ, Таникадзэ, Хамакадзэ, Арарэ, Касуми, Кагэро, Сирануи, Акигумо

Соединение Поддержки:

Линкоры: Хиэй, Кирисима

Тяжелые крейсера: Тонэ, Тикума

Разведывательный Отряд:

Подводные лодки: I-19, I-21, I-23

Отряд Обстрела Мидуэя:

Эсминцы: Усио, Сазанами

Соединение Снабжения:

8 танкеров и судов снабжения

1 декабря было принято решение начать войну. Поэтому 2 декабря адмиралу Нагумо было отправлено кодовое сообщение, приказывающее атаковать: “Ниитака яма ноборо — Начинайте восхождение на гору Ниитака”. Теперь только преждевременное обнаружение могло сорвать атаку. 3 декабря ветер немного стих, что позволило провести дозаправку больших трудностей. Море немного успокоилось, и соединение, которое до этого шло с экономической скоростью 13 узлов, увеличило скорость до 26 узлов, чтобы выйти в точку подъема самолетов к намеченномy времени. Однако туман был по-прежнему густым.


На борту “Акаги” адмирал Нагумо беспокоился, как бы его не обнаружили раньше времени. Его также мучил вопрос: а будет ли американский флот в гавани в день атаки? Нагумо надеялся захватить авианосцы на якорной стоянке. Когда он покидал бухту Танкан, то считал, что на Тихом океане находятся 6 американских авианосцев, которые могут оказаться в Пирл-Харборе. Позднее он получил информацию, что “Саратога” стоит в Сан Диего. Японская разведка так и не узнала, что в это время “Хорнет” и “Йорктаун” находились в Атлантике. Вечером 6 декабря он узнал самое скверное: по последним данным в Пирл-Харборе не было ни одного авианосца! Для командира, который считал авианосцы гораздо важнее линкоров, это был страшный удар. Эта новость не повлияла на исход намеченной атаки, но оказала сильное влияние на стратегическое значение этой атаки для Японии. Постоянное прослушивание радиопереговоров американской авиаразведки показало, что она ориентирована на юго-запад, и точка взлета самолетов в сектор поисков не попадала. Когда Нагумо подошел к Оаху, коммерческие радиостанции вели обычные передачи. Никаких признаков беспокойства, японцев так и не обнаружили.

Вечером 6 декабря погода ухудшилась. Возникли опасения, а смогут ли стартовать самолеты? В 21.00, когда соединение находилось в 400 милях от Пирл-Харбора, адмирал Нагумо объявил общее построение личного состава по флоту. Был зачитан приказ адмирала Ямамото:

“Взлет или падение империи зависят от этой битвы. Каждый должен выполнить свой долг”. Это был парафраз знаменитого приказа Нельсона перед Трафальгаром, повторенного адмиралом Того перед Цусимой. Для поднятия духа на мачту “Акаги” взлетел флаг адмирала Того, развевавшийся над “Микасой” 36 лет назад. Соединение шло на S со скоростью 26 узлов. Самолеты предполагалось поднять в точке 26° N, 158' W. Пирл-Харбор находился в 275 милях прямо на юге.

Конечно, Ударное Соединение наносило удар по Пирл-Харбору не в одиночку. Начиная с 10 ноября базы в Йокосуке и Курэ покинуло передовое соединение из 27 подводных лодок. 11 субмарин типа “I” несли маленькие разведывательные гидросамолеты. Еще 5 подводных лодок — I-16, I-18, I-20, I-22, I-24 — вышли 18 ноября. Они несли секретное оружие — сверхмалые подводные лодки с экипажем из 2 человек. Их следовало выпускать с лодки-носителя вблизи от цели. Эти подводные москиты образовали Специальный Ударный Отряд. Из первых 27 лодок I-26 пошла к Алеутским островам, а I-10 — к Самоа и Фиджи. Остальные направились на Кваджеллейн, Маршалловы острова. Там они заправились 18–20 ноября и двинулись на боевые позиции. Они должны были развернуться вокруг Оаху, чтобы провести дополнительную разведку и топить любые корабли, которые будут спасаться от атаки авианосных самолетов. Кроме того они должны были нарушить судоходство между материком и Гавайями. 5 сверхмалых лодок были спущены в 1.00 7 декабря. После атаки лодки носители должны были принять их обратно на борт возле Ланаи.

6 декабря одна из подводных лодок типа “I” обыскала район Лахаина, якорную стоянку, которую использовал американский флот, если не заходил в Пирл-Харбор. Она передала адмиралу Нагумо через Токио, что американского флота там нет. Теперь Нагумо знал, что большая часть Тихоокеанского флота стоит в мелководной гавани Пирл-Харбора. По последним сообщениям корабли не имели никаких противоторпедных сетей. Однако он не получил ответа на мучивший его вопрос: присоединятся ли в течение ночи авианосцы к флоту, а если нет, то где они находятся? Пока он точно знал одно — “Энтерпрайз” и “Лексингтон” находятся в море.

Во время броска Ударного Соединения на юг по-прежнему было неизвестно, сумеет ли оно поднять самолеты, как намечено, из-за сильного волнения. В 5.00 тяжелые крейсера “Тонэ” и “Тикума” катапультировали разведывательные гидросамолеты, чтобы определить, позволяют ли погодные условия выполнить атаку. (В действительности их сообщения пришли перед самой атакой и только помогли распределить цели.) Через час было решено немедленно поднимать первую волну, так как возникли опасения, что из-за сильной качки взлет займет больше времени, чем обычно. Ямамото думал, что японский посол Кисисабуро Номура вручит ноту с официальным объявлением войны в 8.00 по гавайскому времени. Он отдал строгий

Приказ нанести удар только после этого времени, желательно спустя 30 минут. Командующий не мог позволить ждать больше, так как могла рухнуть тайна воздушного налета. Нагумо начал поднимать самолеты в 5.30 вместо 6.00. А вот взлет занял обычное время, и атака совпала с намеченным моментом объявления войны. (Хуже того. Из-за скверной работы японского посольства в Вашингтоне объявление войны произошло только в 8.30!)

6 авианосцев повернули на север против ветра, и взлет прошел гладко, несмотря на сильное волнение. К 6.15 по гавайскому времени 183 самолета первой ударной волны, возглавляемые капитаном 2 ранга Мицуо Футидой, были в воздухе. К цели двигались 49 горизонтальных бомбардировщиков, вооруженных 1600-фн бронебойными бомбами (переделанными из снарядов), 40 торпедоносцев со специальными торпедами, приспособленными к малым глубинам, 51 пикировщик с 500-фн бомбами. Их прикрывали 43 истребителя “Зеро”.

Задач у воздушной армады было две. Все цели были тщательно распределены. Одна группа пикирующих бомбардировщиков должна была разделиться на звенья и нейтрализовать все аэродромы в первые 5 минут. Целью остальных самолетов должен был стать Тихоокеанский Флот США. Если будет достигнута внезапность, Футида должен был дать особый сигнал. После этого следовало уничтожить американские корабли. Первыми должны были атаковать торпедоносцы. Их главными целями являлись линкоры и авианосцы. Потом горизонтальные бомбардировщики и пикировщики должны были атаковать все оставшиеся цели по способности. Если внезапности достичь не удастся, Футида должен был дать иной сигнал. Атака должна была развиваться в обратном порядке. Первыми должны были нанести удар бомбардировщики. Японцы надеялись, что в суматохе боя американские артиллеристы не обратят внимания на атакующие торпедоносцы. Пикировщики разгромили аэродромы Хикэм, Уилер, Канэохе, Эва, Беллоуз и Форд. В 8.00 истребители обстреляли уже пострадавшие аэродромы, сожгли уцелевшие самолеты на земле и сбили те, которые успели подняться.

Японские летчики провели много времени на тренировках в бухте Кагосима, и все-таки открывшееся зрелище взволновало их. Прямо под ними в лучах утреннего солнца стояли почти 90 кораблей американского флота. 7 линкоров стояли борт о борт в линкорном ряду, “Пеннсильвания” находилась в сухом доке № 1. По различным якорным стоянкам были разбросаны остальные корабли флота: 2 тяжелых и 6 легкий крейсеров, 29 эсминцев, 3 базы гидросамолетов, 5 подводных лодок, 10 тральщиков, 9 минных заградителей и различные вспомогательные суда. И, к своему разочарованию, японцы обнаружили, что авианосцев действительно нет. Однако пилоты еще не подозревали, насколько роковым будет это обстоятельство.


Как часто бывает в горячке боя, весь выработанный план атаки разлетелся в клочья. Сигнал Футиды “внезапная атака” не увидел никто. В 7.55 торпедоносцы, горизонтальные и пикирующие бомбардировщики атаковали все вместе. Ни одна группа не ждала другую. Достигнув полной внезапности, японцы сначала не встретили зенитного огня, да и потом отпор был чисто символическим. Буквально за 15 минут все японские самолеты вывалили свой смертоносный груз. В 8.10 на “Аризоне” прогремел ужасный взрыв, и в небо взметнулась колонна черно-красного дыма. Одно из 8 попаданий 1600-фн бомбами пришлось в носовой погреб. Линкор вылетел из воды, разломился надвое и рухнул обратно — теперь уже навсегда, в виде бесформенных обломков. Корабли тонули, переворачивались, горели. Полный успех был достигнут и на аэродромах, поэтому американская авиация в первые же минуты была почти полностью уничтожена.


Помаленьку американцы начали отстреливаться. Сначала беспорядочно и неточно, но постепенно они начали добиваться попаданий. Однако атака первой волны продолжалась, самолеты отыскивали все новые и новые цели или наносили удары по уже поврежденным кораблям. В 8.30 случилась небольшая заминка, но Футида восстановил управление своими самолетами, и удары возобновились, пока самолеты не израсходовали все боеприпасы. Первая волна, потеряв строй начала возвращаться на авианосцы.

В 7.15 авианосцы уже подняли вторую волну из 167 самолетов примерно в том же составе, что и первая. Эта волна атаковала Пирл-Харбор в 9.15. Их встретил более сильный зенитный огонь. Хотя цели остались теми же самыми, результаты атаки оказались незначительны Новые налеты были произведены на аэродромы Хикэм, форд и Канэохе. Но и они мало что дали. К 10.00 вторая волна улетела. Атака завершилась, хотя ни одна из сторон этого еще не понимала.

Официально потери были следующими:

Линкоры:

“Аризона” взорвался, погибло более 1000 человек.

“Оклахома” перевернулся, дно торчит из воды.

“Калифорния” медленно тонул в течение 3 или 4 дней и в конце концов сел на дно. Мачты и башни торчат из воды. Квартердек погрузился на 12 футов.

“Невада” успел дать ход и выбросился на берег напротив Госпитального мыса с серьезными повреждениями.

“Вест Вирджиния” затонул прямо на стоянке.

“Мэриленд” получил умеренные повреждения, но ему требуется постановка в док.

“Теннесси” получил серьезные повреждения кормы от пожаров, в остальном умеренные повреждения.

“Пенсильвания”, стоя в сухом доке, получил значительные повреждения, но не угрожающего характера.

“Юта”, использующийся как корабль-мишень, перевернулся на обычной стоянке “Саратоги”

Легкие крейсера:

“Рейли”, “Хелена”, “Гонолулу” умеренно повреждены.

Эсминцы:

“Кэссин” и “Даунс” в сухом доке № 1 тяжело повреждены.

“Шо”, находящийся в плавучем доке, потерял носовую часть, серьезно поврежден.

Остальные:

Плавучая мастерская “Вестал” стояла у борта “Аризоны”, после начала налета, чтобы не затонуть, выбросилась на берег.

База гидросамолетов “Кертисс” тяжело повреждена врезавшимся в нее самолетом и 500-фн бомбой.

Минный заградитель “Оглала” перевернулся.

Довольно странно, но 3 очень важные и соблазнительные цели остались нетронутыми. Первой были механические мастерские, сосредоточенные вокруг дока 10–10. Второй целью было нефтехранилища (имевшие запас 4500000 баррелей), разбросанные вокруг порта. Так как сохранились мастерские, то ремонт можно было начать немедленно. А уцелевшая нефть позволила флоту действовать безо всяких трудностей. Третьей позабытой целью были 9 подводных лодок, ведь их база не имели укрытий, подобных немецким. Конечно, американский Тихоокеанский флот получил сокрушительный удар, но военно-морская база Пирл-Харбор — нет.

Американские потери в авиации тоже оказались тяжелыми. 188 самолетов были уничтожены, причем флот и армия потеряли примерно поровну. Еще 159 самолетов были тяжело повреждены. После атаки осталось только 43 целых самолета. Кроме того американцы потеряли 2403 человека убитыми и 1178 ранеными.

По отношению к нанесенному вреду, потери японцев были минимальны. Не вернулось 29 самолетов: 15 пикировщиков, 5 торпедоносцев и 9 истребителей сопровождения. Сверхмалые подводные лодки результатов не добились, и ни одна из них не вернулась: 4 были потоплены, 1 выскочила на риф. Ее капитан был захвачен в плен. Также была потоплена 1 подводная лодка типа “I”.

Несмотря на торжество, царившее на японских авианосцах, немедленно вспыхнули споры относительно дополнительной атаки. Самолеты были заправлены и перевооружены. Они были готовы нанести новый удар, но в конечном итоге было решено не рисковать. Нагумо обсуждал этот вопрос со своим начальником штаба контр-адмиралом Рюносукэ Кусака, который из перехваченных радиограмм сделал вывод, что еще уцелело большое количество базовых бомбардировщиков (хотя этот вывод был совершенно неправильным). Поэтому Кусака считал, что Ударное Авианосное Соединение должно как можно быстрее выйти из радиуса их действия.

Японские разведывательные самолеты имели дальность полета только 250 миль, поэтому все за пределами данной зоны оставалось неизвестным. От подводных лодок, которые могли дать дополнительную информацию, тоже не поступало никаких известий. Вернувшиеся пилоты сообщили, что над Пирл-Харбором стоит густое облако дыма, что сильно затруднит пилотам отыскание целей в случае третьей атаки. Самый главный аргумент — то, что в Пирл-Харборе не оказалось американских авианосцев. Где они находятся — оставалось тайной, и исходящая от них угроза могла оказаться реальной. В 13.35 Нагумо приказал на полной скорости отходить к Маршалловым островам.

Ha следующий день Ударное Соединение было уже не радиуса действия американских бомбардировщиков. “Сорю” и “Хирю”, тяжелые крейсера “Тонэ” и “Тикума”, а также эсминцы “Уракадзэ” и “Таникадзэ” были отделены для поддержки вторжения на Уэйк. Остальные корабли Ударного Соединения на полной скорости пошли в базы во Внутреннем море.

Чего достигла атака Пирл-Харбора? Для Японии это означало войну с США, Великобританией, Нидерландами. Японский флот должен был нейтрализовать американский Тихоокеанский флот и перерезать линию — снабжения Уэйк — Гуам — Филиппины. Американский флот действительно был нейтрализован, но отсутствие авианосцев в гавани в момент атаки сократило период его пассивности. Угроза удара американских авианосцев по японским кораблям по-прежнему оставалась причиной беспокойства.

В ретроспективе можно сказать, что выбор целей японцами оказался совершенно нелогичным. В первом же бою они использовали совершенно новую тактику против врага, который всегда считался входящим в “высшую лигу”. Возбужденные летчики сосредоточились на уничтожении крупных кораблей. Нефтяные цистерны, ремонтные мастерские, подводные лодки казались им слишком грубой прозой. Если бы третья волна сосредоточилась на этих целях, оставшиеся у американцев 50 самолетов, густой дым, скрывающий цели, полная готовность зенитных батарей, неизвестная позиция американских авианосцев — все вместе взятое поставило бы японский флот в крайне опасное положение. Блестящую победу японцев не могли приуменьшить никакие потери, понесенные японским флотом. В любом случае смертельная борьба между Японской Империей и Соединенными Штатами началась с атаки против Пирл-Харбора. Эта атака еще сильнее взбесила американцев потому, что удар был нанесен ДО объявления войны (хотя это получилось чисто случайно).

Оглавление книги


Генерация: 0.174. Запросов К БД/Cache: 0 / 0