Глав: 5 | Статей: 28
Оглавление
Аннотация издательства: Книга посвящена наиболее интересному и трагичному периоду в истории Императорского Японского флота — его участию во Второй Мировой войне. Являясь одной из лучших работ обзорного характера, она может быть рекомендована самому широкому кругу читателей.

Карты и схемы приведены из различных источников

Третий бой в Соломоновом море (бой у Гуадалканала)

Третий бой в Соломоновом море

(бой у Гуадалканала)


Ситуация на Гуадалканале становилась невыносимой для обеих сторон. Американский флот истощил свои силы, его последний авианосец был тяжело поврежден. Однако американцы были полны решимости перебросить пехотные подкрепления, необходимые для выхода из сложившегося на суше тупика. Намереваясь помешать японцам сделать то же самое, Хэлси начал собирать силы, чтобы остановить переброску японских подкреплений. На аэродроме Гендерсон было достаточно пилотов и самолетов, хотя им постоянно требовались пополнения из-за частых воздушных налетов японцев и кровопролитных воздушных боев. Хэлси продолжал держать “Энтерпрайз” к югу от Гуадалканала с гражданскими рабочими на борту. Они спешно ремонтировали повреждения авианосца.

Переброска 38 дивизии стала очередной задачей неутомимого адмирала Танаки и его “Токийского экспресса”. Но в то же время японский флот, совсем как и американский, был преисполнен решимости изолировать Гуадалканал. Поскольку обе стороны имели совершенно одинаковые намерения, были совершенно неизбежны новые, еще более серьезные морские бои.

Через две недели после боя у островов Санта-Крус ситуация оставалась по-прежнему напряженной, обе стороны лишь укрепились в своих намерениях. Американские корабли перебрасывали подкрепления днем, иногда обстреливая позиции японцев на берегу. Японцы перевозили войска по ночам, обстреливая аэродром Гендерсон. Между 2 и 10 ноября 56 эсминцев и 2 крейсера японцев перебросили 38 дивизию. В это время произошло несколько случайных стычек. Американский транспорт был торпедирован подводной лодкой I-20 и выбросился на берег 7 ноября. 12 ноября эсминец “Бьюкенен” был поврежден своим же зенитным огнем, а в корму тяжелого крейсера “Сан Франциско” врезался японский самолет. 7 ноября эсминцы “Наганами” и “Таканами” были повреждены атаками с воздуха. На следующую ночь эсминец “Мотидзуки” получил торпеду с торпедного катера.

Инициативу в разгорающейся битве захватили японцы. Они готовились совершить новое мощное усилие. Ямамото планировал перебросить к мысу Тассафаронга людей и припасы ночью 14 — 15 ноября, используя 11 быстроходных транспортов с сильным сопровождением. Походу должны были предшествовать 2 сильных обстрела аэродрома Гендерсон линкорами, крейсерами и эсминцами 12 — 13 и 13 — 14 ноября. Хэлси знал, что эти корабли готовятся к выходу и собрал все, что имел, чтобы встретить их. В то же время он должен был обеспечить надежное прикрытие “Энтерпрайзу” и перебросить на Гуадалканал как можно больше войск.

Адмирал Тэрнер благополучно прорвался к Гуадалканалу и 12 ноября успешно выгрузил большую часть войск. Зная, что японские корабли идут на юг, к ночи он увел свои транспорты. Группа Поддержки осталась, чтобы помешать ночному обстрелу, хотя контр-адмирал Дэниел Дж. Каллахэн знал, что его Оперативная Группа 67.4 уступает японцам в огневой мощи. 2 линкора остались в охранении “Энтерпрайза” и были слишком далеко, чтобы оказать ему помощь, а Хэлси все еще не мог решиться послать “Энтерпрайз” на север.

Строй Соединения Обстрела адмирала Абэ и боекомплект в погребах линкоров ясно указывали, что главной задачей японцев было нанесение сокрушительного удара по аэродрому Гендерсон и позициям морских пехотинцев. Однако, зная, что рядом находятся корабли Тэрнера, он вполне мог ожидать встречи с ними. Поэтому Абэ пошел на определенный риск, решив сначала провести обстрел берега.

Когда в 15.30 соединение Абэ повернуло на юг, оно попало в сильный тропический шторм, и когда в 24.00 оказалось рядом с островом Саво, то все еще находилось в зоне плохой погоды. Адмирал приказал своим кораблям повернуть, так как шторм серьезно ухудшил видимость. Этот поворот смешал намеченное им построение.


Когда к 0.40 погода улучшилась, японцы снова повернули. К этому времени Группа Обстрела обогнула Саво и уже подходила к Гуадалканалу. Легкий крейсер “Нагара” и линкоры “Хиэй” и “Кирисима” образовали центральную колонну. Прямо на правом траверзе у нее шли эсминцы “Икадзути”, “Инадзума”, “Акацуки”. Эсминцы “Юдати” и “Харусамэ” располагались прямо впереди. Левая колонна состояла из эсминцев “Амацукадзэ”, “Тэрудзуки”, “Юкикадзэ”, за которыми шли эсминцы “Асагумо”, “Мурасамэ”, “Самидарэ”. Два поворота разбросали в стороны эсминцы прикрытия, и теперь большинство японских кораблей просто не знало, где находятся остальные.

В орудийные башни были подняты противопехотные фугасные снаряды, а бронебойные были засунуты подальше в погреба. Совершенно ясно, что адмирал Абэ собирался обстреливать аэродром Гендерсон.


Свалка в проливе Железное Дно 12–13 ноября 1942 г.

Внезапно в 1.42 “Юдати” заметил вражеские корабли. Теперь пришлось противопехотные снаряды отправлять в погреба и пытаться откопать там бронебойные снаряды, чтобы поднять их в башни. В течение 8 минут ситуация была критической, это напоминало положение адмирала Нагумо, когда тот занялся перевооружением самолетов при Мидуэе. Если бы вражеский снаряд попал сейчас в башню, вызвав пожар в погребе, корабль был бы немедленно уничтожен. Но американцы дали Абэ эти 8 минут, хотя оба соединения сближались со скоростью 40 узлов.

Строй американцев тоже был совершенно неправильным. Они шли единой колонной, то есть не имели завесы эсминцев. Кроме того при таком строе терялась возможность массированной атаки эсминцев. Ошибка, которую они уже совершали в предыдущих ночных боях, повторилась в очередной раз. В 1.30 колонна выполняла поворот с курса NW на N. Эсминцы “Кашинг”, “Лэффи”, “Стеретт”, “О'Беннон”, легкий крейсер “Атланта” и тяжелый крейсер “Сан Франциско” уже выполнили поворот. Тяжелый крейсер “Портленд” поворачивал в этот момент, но легкие крейсера “Хелена” и “Джюно” и эсминцы “Аарон Уорд”, “Бартон”, “Монссен”, “Флетчер” еще шли прежним курсом. В 1.50 началось то, что заслуживает названия самого суматошного, самого беспорядочного, самого нашпигованного ошибками боя за всю войну.

Еще в 1.24 “Хелена”, имевший самый современный радар, но почему-то засунутый в хвост колонны, обнаружил вражеские корабли. Адмирал Каллахэн приказал немного довернуть вправо для боя на встречных курсах. В результате он сам помог японцам охватить голову своей колонны, точнее вынудил их сделать это. Сообщения о замеченных кораблях противника продолжали поступать к Каллахэну, однако плохая связь сделала часть их них бесполезными. УКВ каналы межкорабельной связи оказались забиты пустой болтовней.

Адмирал Абэ получил достаточно времени, чтобы поменять боеприпасы, но его эскадра по-прежнему оставалась в полном беспорядке, большинство кораблей не имело понятия, где находятся их товарищи. Наконец в 1.50 бой начался. Эсминец “Акацуки” и линкор “Хиэй” осветили “Атланту” и открыли огонь, причем “Акацуки” еще и выпустил торпеды. Как раз в этот момент американская колонна врезалась прямо в середину строя Абэ. “Атланта” открыл ответный огонь с обоих бортов, попав в прожектора “Акацуки”. “Хиэй”, повернув влево, открыл огонь из своих 14" орудий с дистанции 4500 ярдов — для линкора просто в упор. Первый же залп разнес на куски надстройки “Атланты”, убив адмирала Скотта и почти всех, кто находился на мостике. Затем в “Атланту” попали торпеды “Акацуки”. Крейсер потерял ход, успев дать еще 1 залп, который лег недолетом в 2000 ярдов от “Хиэя”.

Но “Хиэй” и “Акацуки” заплатили за то, что включили прожектора. На “Хиэй” сразу обрушились 4 головных американских эсминца. Маленькие орудия и автоматы эсминцев, стреляя с дистанции от 300 до 2000 ярдов, изрешетили надстройки линкора. На нем вспыхнули пожары. Адмирал Абэ, ослепленный вспышками собственных выстрелов, не зная, где находятся его корабли, больше боем практически не управлял. “Хиэй” начали обстреливать все корабли, которые могли это сделать.

Абэ приказал линкорам отходить на север. “Кирисима” повернул перовым, за ним последовал “Хиэй”. Но скоро ливень металла уничтожил радиостанции “Хиэя”.

“Акацуки” попал под перекрестный огонь “Сан Франциско” и одного из американских эсминцев (возможно “О'Беннона”) и быстро затонул почти со всем экипажем. Тем временем “Сан Франциско” начал стрелять по неизвестному кораблю, возможно по “Атланте”. Поняв, что стреляет по своим же, адмирал Каллахэн в 1.55 приказал прекратить огонь. Через несколько секунд “Кирисима”, находившийся слева по носу у “Сан Франциско”, открыл по нему огонь из 14" орудий, добившись нескольких попаданий. Эсминцы “Инадзума” и “Икадзути” присоединились к нему. Несколько залпов обрушились на мостик флагманского крейсера, перебив там почти всех, включая адмирала Каллахэна.

Теперь события окончательно вышил из-под контроля. Абэ молчал, пока “Хиэй” боролся за жизнь. Оба американских адмирала погибли. Бой превратился в собачью свалку. Американская колонна шла на северо-запад, “Хиэй” оказался у нее по левому борту, “Кирисима” — по правому. Строй Абэ окончательно рассыпался, и японские корабли теперь вступали в дуэль с американской колонной по одиночке. Опознание кораблей стало практически невозможным.

Около 1.50 второй эсминец японского авангарда — “Юдати” — повернул на юг, пройдя вдоль американской колонны на полной скорости. Он едва не столкнулся с “Аароном Уордом” и потом повернул на NW параллельно американцам. Во время этого броска он выпустил 8 торпед в “Портленд”. В американский крейсер попала как минимум одна из них, так изуродовав корму, что он мог лишь беспомощно кружиться на месте. Наконец в 2.20 “Юдати” был накрыт и тяжело поврежден. Он потерял ход, и остатки экипажа были сняты эсминцем “Самидарэ”.

“Амацукадзэ” и “Юкикадзэ” тоже повернули на S. Сначала они искали своего флагмана — “Нагару”, но проскочили мимо него и бросились на американскую колонну. (“Юкикадзэ” однако быстро повернул назад к “Нагаре”.) “Амацукадзэ” присоединился к “Акацуки” (который вскоре после этого затонул), “Инадзуме” и “Икадзути”. “Нагара” выпустил осветительный снаряд, чтобы обозначить цели эсминцам. “Амацукадзэ” заметил 6 американских кораблей, все еще идущих колонной и выпустил по ним 8 торпед с дистанции 3000 ярдов. Он добился попаданий в “Бартон”, который взорвался и затонул в 1.59. Затем “Амацукадзэ” заметил “Джюно”, который вел огонь по “Юдати”. Гораздо более слабый “Амацукадзэ” добился попадания, после которого американский крейсер загорелся. Потом “Амацукадзэ” повернул к “Хиэю” и в 2.13 внезапно налетел на “Сан Франциско”, который молчал, потому что огнем “Кирисимы” были разбиты все 8" башни. “Амацукадзэ” обстрелял его из орудий и выпустил 4 торпеды. Но дистанция была слишком мала, и торпеды не взорвались, попав в крейсер. (Торпеда должна пройти около 500 ярдов, прежде чем взрыватель встанет на боевой взвод.) “Сан Франциско” был весь изуродован и пылал от носа до кормы. Потом “Амацукадзэ” натолкнулся на “Хелену”, но получил только 1 попадание в КДП и 1 попадание в радиорубку прямо под мостиком. Гидравлика эсминца отказала, вышли из строя башни и рулевое управление. “Амацукадзэ” начал описывать круги, горящий и поврежденный близкими разрывами. 43 человека были убиты. Но “Хелена” внезапно прекратил огонь, и “Амацукадзэ” сумел потушить пожары. Используя ручное управление, он уполз на скорости 20 узлов.

Однако у “Хелены” сразу возникли более серьезные проблемы, так как эсминцы “Асагумо”, “Мурасамэ”, “Самидарэ” наконец вступили в бой. Сначала они шли в авангарде Абэ, но к 1.50 оказались у него в хвосте. В результате короткой дуэли “Хелена” был тяжело поврежден.

Бой закончился около 2.00. “Кирисима”, который получил всего 1 попадание 8" снарядом, быстро ушел вместе с “Нагарой”, уведя с собой большую часть уцелевших эсминцев. “Хиэй”, который получил более 30 попаданий, обогнул остров Саво запада. Линкор весь пылал и с трудом удерживался на курсе. С ним оставались эсминцы “Сигурэ”, “Сирацую”, “Югурэ”, “Тэрудзуки”. Позднее к ним присоединился “Юкикадзэ”. “Юдати”, брошенный командой, стоял в проливе Железное Дно. Его позднее потопил “Портленд”. “Икадзути” получил попадание в нос, 19 человек его экипажа были убиты. “Мурасамэ” получил попадание в носовое котельное отделение, “Акацуки” был потоплен со всем экипажем (обычное число — 200 человек). Намеченный адмиралом Абэ обстрел аэродрома Гендерсон сорвался.

Но американцы тоже понесли большие потери. Эсминцы “Бартон” и “Лэффи” были потоплены. “Атланта”, превращенный в руину 14" снарядами и торпедами, ночью 13 ноября был затоплен. Выведенные из строя “Портленд” и “Аарон Уорд” были отбуксированы в Тулаги, тогда как горящие “Кашинг” и “Монссен” были покинуты командами и затонули днем 13 ноября.

“Хиэй” находился севернее острова Саво. Хотя руль у него не работал, японцы его не бросили. Но на следующий день он подвергся многочисленным атакам американских пикировщиков и торпедоносцев и к 14.30 окончательно потерял ход. В 18.00 экипаж был снят, а линкор затоплен. Он стал первым линкором Императорского Японского Флота, потопленным в этой войне. Американские корабли отошли через пролив Индиспенсейбл: “Хелена”, “Сан Франциско”, “Джюно”, “О'Беннон”, “Стеретт”, “Флетчер”. В 11.01 торпеда с подводной лодки I-26 внезапно попала в “Джюно”, который немедленно затонул.

Несмотря на то, что Абэ не сумел обстрелять аэродром Гендерсон и потерял линкор, Ямамото по-прежнему был полон решимости перебросить 38 дивизию на Гуадалканал. Он приказал Ударному соединению Кондо, находившимся на атолле Онтонг-Джава, примерно в 500 милях восточнее Рабаула, спасти “Хиэй” и подготовить обстрел аэродрома 14 — 15 ноября. Хотя “Хиэй” затонул, Кондо продолжал идти на юг, сопровождая войсковой конвой. Прибытие к цели намечалось после заката 14 ноября. По пути он прихватил с собой 6 кораблей из соединения Абэ. Соединение Внешних Южных морей вице-адмирала Микавы тоже должно было участвовать в ночном обстреле аэродрома. Оно находилось к югу от Шортленда и теперь шло на восток по Слоту.


ОС 16 вместе с “Энтерпрайзом” оставалось к югу от Гуадалканала, напрасно ожидая японские авианосцы. (Переоборудованный авианосец “Дзуньё” находился слишком далеко к северу, чтобы быть замеченным или принять участие в бою.) “Энтерпрайз” мог перебросить свои самолеты на аэродром Гендерсон, но контр-адмирал Томас Кинкейд, даже в момент такого кризиса, отказывался передвинуть авианосец на север. ОС 64 контр-адмирала Уиллиса Огастеса Ли (“Чинг” Ли) — 4 линкора и 4 эсминца — находилось слишком далеко, чтобы перехватить эскадру Микавы. Поэтому Гуадалканал оказался беззащитен. Микава прибыл в точку к северу от Саво в 0.30. С 1.28 до 2.05 тяжелые крейсера “Тёкай”, “Майя” и “Судзуя” (каждый имел по 10 — 8" орудий и использовал те же специальные снаряды для обстрела берега) сделали 1370 выстрелов по аэродрому с помощью эсминцев “Мотидзуки” и “Амагири”, Остальная часть соединения Микавы прикрывала их с запада.

Обе эскадры объединились в 8.00, а через несколько минут их атаковали пикировщики с аэродрома Гендерсон. В 8.36 “Кинугаса” получил прямое попадание в носовую башню, несколько бомб разорвалось рядом. На крейсере начались пожары, он начал крениться. Через час ему удалось справиться с пожарами и выправить крен, но его атаковали еще 3 бомбардировщика. После близких разрывов машины крейсера встали, команда оставила его, и “Кинугаса” затонул в 11.22 в 15 милях к востоку от острова Рендова. 51 человек погиб. “Тёкай” был поврежден близкими разрывами и пулеметным огнем. Подбитый самолет врезался в “Майю”, повредив зенитное орудие, 2 прожектора, торпедный аппарат и убив 37 человек. “Исудзу” потерял мореходность от близких разрывов и начал принимать воду. Его отбуксировали сначала на Шортленд, а потом на Трук. “Митисио” тоже имел повреждения и потери.

Обстрел аэродрома Гендерсон оказался неэффективным. Но Гуадалканал все еще требовал подкреплений, и 11 транспортов продолжали следовать намеченным курсом. Ямамото решил прикрыть ценный конвой с помощью еще одного удара по аэродрому Гендерсон, теперь использовав корабли Кондо, усиленные остатками эскадры Абэ.

Американский флот был полон такой же решимости остановить войсковой конвой и прекратить обстрелы аэродрома. Благодаря точным данным авиаразведки, Хэлси имел исчерпывающие сведения о составе, положении и задачах японских соединений. Он разделил свои силы, оставив ОС 16 с авианосцем “Энтерпрайз” к югу от Гуадалканала, а ОС 64 адмирала Ли послал навстречу Кондо и транспортам. К 21.00 2 новых линкора Ли (с 16" орудиями) и 4 эсминца находились в 9 милях к западу от Гуадалканала, ожидая прибытия Кондо.

Адмирал Кондо знал, что он встретить сопротивление. Поэтому на подходах к острову Саво он отправил вперед легкий крейсер “Сендай” и 3 эсминца в качестве дальнего прикрытия. В 22.10 они находились в Ю милях на N0 от Саво и шли почти прямо на S, когда “Сендай” заметил Оперативное Соединение 64 примерно в 5 милях слева по носу. Адмирал Синтаро Хасимото, командовавший передовым соединением, отделил эсминцы “Аянами” и “Уранами”, чтобы обогнуть остров Саво с запада найти и при случае атаковать американцев. В это время Добровольное Соединение Обстрела находилось в нескольких милях севернее “Сендая”. Получив донесение “Сендая”, Кондо отделил “Нагару” и 4 эсминца и послал их почти прямо на S, чтобы они прошли к западу от Саво. Сам он с 1 линкором, 2 тяжелыми крейсерами и 2 эсминцами шел на SO еще несколько минут, а потом повернул на S.


Ночной бой линкоров у о. Саво 14–15 ноября 1942 г.

Колонна Ли состояла из эсминцев “Уок”, “Бенхэм”, “Престон”, “Гуин” и линкоров “Вашингтон” и “Саут Дакота”. За ними следили “Сендай” и “Сикинами”, пока “Уранами” и “Аянами” маневрировали,

чтобы начать стычку. Ли приказал повернуть вправо (прямо на W) в 22.52, следуя кильватерной колонной. В 23.00 совершенный радар “Вашингтона” обнаружил “Сендай” с расстояния 16000 ярдов и следил за ним до 23.12. В 23.17 “Вашингтон” дал залпе расстояния 11009 ярдов, “Сендай” поставил дымзавесу и вместе с “Сикинами” отошел на N.

“Аянами” и “Уранами”, которые только что обошли вокруг Саво, внезапно были замечены “Уоком”, “Бенхэмом” и “Престоном”, которые в 23.22 открыли огонь с дистанции 1000 ярдов. “Нагара” и его 4 эсминца шли параллельно этим двум в 1600 ярдах севернее и были обстреляны в 23.35 “Гуином”. 5 японских кораблей быстро ответили снарядами и торпедами, “Гуин” сразу получил попадания в машинное отделение и в корму. Однако он сумел сохранить ход, и его прикрыл “Вашингтон”, который повернул на несколько градусов, чтобы пройти между “Гуином” и противником.

Тем временем “Уранами”, “Аянами” и все корабли ближнего прикрытия Кондо выпустили торпеды. “Уок” немедленно получил попадания снарядов и начал уклоняться влево. В 23.38 в него попала торпеда, и он затонул через 4 минуты. “Нагара” несколько минут вел огонь по “Престону”, но эсминец был, конечно, не соперник легкому крейсеру. Снаряды “Нагары” разгромили машинное отделение “Престона”, снесли заднюю трубу, уничтожили все на палубе от носа до кормы. Эсминец загорелся и затонул в 23.46. “Бенхэм” тоже был страшно изуродован. Нос эсминца оторвало торпедой, и он отошел на запад. Ни один из американских эсминцев не успел выпустить торпеды. К 23.4 °Cоединение Прикрытия адмирала Кимуры повернуло на восток, пройдя в нескольких сотнях ярдов от острова Саво. Единственным японским кораблем, поврежденным за этот период, стал “Аянами”, который был затоплен около полуночи. Его экипаж снял “Уранами”, который потом отошел на север.

В этой фазе боя американские линкоры искали более серьезную добычу. “Вашингтон” обстрелял из 5" универсалок “Нагару”, но безрезультатно. Потом с ОС 64 приключилось еще одно несчастье. В 23.33 предохранители электросистем “Саут Дакоты” неожиданно выбило, и корабль остался без электричества. На 3 минуты он оглох и ослеп, остался безоружен. Когда авария была исправлена, он потерял “Вашингтон”, повернув влево, тогда как флагман повернул вправо. Обоим линкорам пришлось менять курс, чтобы обойти поврежденные американские эсминцы. Поэтому “Нагара” получил еще один шанс, выпустив 8 торпед в “Саут Дакоту”. Но линкор избежал попаданий.

Кондо конечно намеревался обстрелять аэродром Гендерсон. Выделенное для этого соединение с 23.16 до 23.40 шло к северо-западу от Саво. Внезапно эсминцы “Нагары” включили прожектора и осветили “Саут Дакоту”, дав Соединению Обстрела прекрасную цель. “Саут Дакоту” немедленно накрыли 14" снаряды “Кирисимы” и всех остальных кораблей. Однако этот линкор отвлек внимание японцев от “Вашингтона”, который шел параллельным курсом в 8000 ярдов. В 0.05 его смертоносные 16" залпы обрушились на “Кирисиму”. Внес свою долю и “Саут Дакота”, и к 0.12 “Кирисима” был обречен. Он потерял ход, загорелся и быстро принимал воду. “Атаго” и “Такао”, также немного поврежденные, были отозваны в Куре. Легкий крейсер “Нагара” был поврежден и отправлен в Японию на ремонт, он не принимал участия в боях два месяца. Всего японцы потеряли 284 человека убитыми и 84 ранеными.

В 0.30 Кондо отменил обстрел, поставил дымзавесу и начал отходить на N0, Эсминцы “Асагумо”, “Тэрудзуки”, “Самидарэ” сняли экипаж “Кирисимы”. Попыток спасти линкор не делалось. Были открыты кингстоны, и в 3.23 он затонул в 7 милях на NW от Саво.

Так как на попечении Танаки все еще оставались транспорты, которые следовало защитить любой ценой, он отправил эсминцы “Кагэро” и “Оясио” с приказом атаковать любые корабли, которые они встретят возле Тассафаронга. В 0.39 они дали торпедный залп по “Вашингтону”, но попаданий не добились. В любом случае остатки ОС 64 отходили на юг, так как повреждения “Саут Дакоты” оказались серьезными, и ему требовался ремонт на верфях Штатов. Он получил более 40 попаданий с “Кирисимы”, “Атаго” и “Такао”.

Так завершилась одна из самая больших, самых яростных битв в морской истории. Снова попытка японцев нейтрализовать аэродром Гендерсон потерпела неудачу, и конвой Танаки оказался в опасности. Но Ямамото и Танака были полны решимости доставить к цели 38 дивизию. Конвой, который в это время находился в районе Щортленда, 14 ноября снова пошел на юг.

Вся авиация знала, что подходит конвой. Пилоты морской пехоты на Гуадалканале, летчики “Энтерпрайза, которые использовали Гендерсон как аэродром подскока, пилоты “Летающих крепостей” адмирала Фитча в Эспириту Санто. В 12.50 8 “Крепостей”, 17 “Доунтлессов”, 8 “Авенджеров” и 8 истребителей атаковали конвой; потопив 2 транспорта и повредив третий. Он кое-как дополз до Шортленда. В 14.30 появилась вторая волна — 24 “Доунтлесса” и 8 “Крепостей”. Она подожгла еще 1 транспорт. Третья волна атаковала в 15.30. На этот раз 5 “Доунтлессов” и 8 “Крепостей” потопили 2 транспорта. Последняя волна прибыла в 17.15–17 “Доунтлессов” и 4 “Крепости”. Она подожгла еще 1 транспорт. Таким образом, к вечеру у японцев осталось всего 4 транспорта, 400 человек погибли.

На какое-то время Танака заколебался. В 17.30 он начал отходить, но в 20.00 снова двинулся на SSO и к 2.15 прибыл к мысу Тассафаронга. Ночь была светлая, и Танака немедленно начал разгрузку транспортов. Его конвой сразу же обстреляла артиллерия из Лунга Пойнт. Начались атаки с воздуха. Все 4 транспорта получили попадания и загорелись. Им пришлось выброситься на берег. Невероятно, но ни один из эсминцев не получил попаданий. Они ушли с рассветом, и тогда в уничтожению транспортов подключился эсминец “Мид”, который обрушился на то, что Танака успел выгрузить на берег. Полная неудача конвоя вызвала глубокое разочарование в армейских штабах в Рабауле. Из всей 38 дивизии с приданными частями уцелели лишь жалкие остатки. 2000 из 10000 тысяч! Когда-то это были 2 пехотных полка, 1 батальон, инженерный полк, управление… Японцы успели выгрузить 1500 мешков риса (четырехдневный запас) и 260 выстрелов к горным гаубицам. (Ящики с боеприпасами были разбомблены и уничтожены в тот же день.)

Японцам эта операция обошлась очень дорого. 2 линкора, 1 тяжелый крейсер, 3 эсминца, 11 транспортов водоизмещением 77666 тонн были потоплены. Если добавить сюда множество поврежденных кораблей, сбитые самолеты, гибель почти 5000 человек из состава 38 дивизии, то становятся ясными размеры катастрофы.

Императорская Верховная Ставка ни на дюйм не изменила своей позиции — захватить Гуадалканал, хотя стало ясно, что даже использование главных сил Объдиненного Флота не поможет потопить “сухопутный авианосец “Гендерсон” или уничтожить корабли, которыми располагал Хэлси. Последняя крупная морская битва за Гуадалканал была проиграна, японская армия осталась в одиночестве. Тем не менее, Императорская Верховная Ставка все еще надеялась спасти положение. Хотя крупные конвои больше не собирали, почти каждую ночь вниз по Слоту шли корабли с пополнениями.

Ямамото просто не хотел рисковать своими авианосцами и линкорами, пытаясь нанести новый удар по острову и “Энтерпрайзу”. Такой удар вполне мог увенчаться успехом, но с августа 1942 года все крупные бои, в которых участвовали главные силы Объединенного Флота, приводили к тяжелым потерям, особенно в эсминцах. Отважный адмирал Ямамото образца 1941 года стал гораздо более острожным. Тем не менее, он все еще надеялся на решающий морской бой, который вполне мог разыграться вблизи Гуадалканала. Если этот бой будет выигран, то и сухопутная кампания завершится победой. Но Ямамото никогда не считал Гуадалканал местом, где обязана произойти столь желаемая им битва. Моряк до мозга костей, он никогда не понимал истинного значения Гуадалканала, хотя и помогал армейцам перебрасывать туда войска. Но последующие события показали истинное значение происходивших событий. После Третьего боя в Соломоновом море началось отступление японских вооруженных сил, которое завершилось только с капитуляцией Японии.

Организация сил в Третьем бою в Соломоновом море (длившемся 3 дня)

12 — 13 ноября 1942

3 Флот, Передовое Соединение, Набеговое (Соединение Обстрела, Добровольческое Ударное Соединение, адмирал Абэ)

(Примечание: В первый раз японский флот употребил термин "добровольческое". В буквальном толковании использованный иероглиф "тэйсин" переводится как "смело предложивший себя" или "доброволец". Его использование здесь должно было подчеркнуть новое психологическое отношение к войне. До этого всегда подразумевалась ожидаемая. победа. Теперь моряков просили искать смерти, предвосхитив концепцию камикадзэ.)

Линкоры: Хиэй, Кирисима

Легкий крейсер: Нагара

Эсминцы: Акацуки, Инадзума, Икадзути, Амаиукадзэ, Юкикадзэ, Тэрудзуки, Асагумо, Харусамэ, Мурасамэ, Самидарэ, Юдати, Сигурэ, Сирацую, Югурэ

13 — 14 ноября

Соединение Внешних Южных морей, Соединение Обстрела (адмирал Нисимура)

Тяжелые крейсера: Майя, Судзуя

Легкий крейсер: Тэнрю

Эсминцы: Кадзэгумо, Митисио, Макигумо, Югумо, Мотидзуки, Амагири

Соединение Внешних Южных Морей, Главные Силы

Тяжелые крейсера: Тёкай, Кинугаса

Эсминцы: Арасио, Асасио

14-15 ноября

Ударное Соединение, Главные Силы (обстрел аэродрома Гендерсон) (адмирал Кондо)

Линкоры: Кирисима, Хиэй (потоплен 13 ноября)

Тяжелые крейсера: Атаго, Такао

Легкий крейсер: Нагара

Эсминцы: Тэрудзуки, Инадзума, Асагумо, Оясио, Хацуюки, Самидарэ, Кагэро

Передовое Соединение (адмирал Хасимото)

Легкий крейсер: Сендай

Эсминцы: Уранами, Сикинами, Аянами

Конвойное Соединение

11 быстроходных транспортов

Соединение Эсминцев Прикрытия (адмирал Танака)

Эсминцы: Хаясио, Оясио, Кагэро, Мотидзуки, Амагири, Умикадзэ, Кавакадзэ, Наганами, Судзукадзэ, Таканами, Макинами

Мобильные Силы, Передовое Соединение

Авианосец: Дзуньё

Соединение Поддержки, Главные Силы

Линкоры: Конго, Харуна

Тяжелый крейсер: Тонэ

Эсминцы: Хацуюки, Сираюки

Американские силы

Оперативное Соединение 67

Оперативная Группа 67.1 (транспортная группа)

Транспорты: МакКолей, Кресчент Сити, Президент Адамс, Президент Джексон

Оперативная Группа 67.4 (группа поддержки)

Тяжелые крейсера: Сан Франциско, Портленд, Пенсакола

Легкие крейсера: Джюно, Хелена

Эсминцы: Бартон, Монссен, Кашинг, Лэффи, Стеретт, О'Беннон, Бьюкенен

Оперативная Группа 62.4

Легкий крейсер: Атланта

Эсминцы: Аарон Уорд, Флетчер, Ларднер, МакКолла

3 грузовых транспорта

Оперативная Группа 64

Линкоры: Вашингтон, Саут Дакота

Эсминцы: Уок, Бенхэм, Гуин, Престон

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.244. Запросов К БД/Cache: 3 / 1