Глав: 5 | Статей: 28
Оглавление
Аннотация издательства: Книга посвящена наиболее интересному и трагичному периоду в истории Императорского Японского флота — его участию во Второй Мировой войне. Являясь одной из лучших работ обзорного характера, она может быть рекомендована самому широкому кругу читателей.

Карты и схемы приведены из различных источников

Крушение внешнего оборонительного периметра

Крушение внешнего оборонительного периметра



После потери Мунды самой ближней японской базой стал Коломбангра. Как и на Атту, американская стратегия предусматривала обход удерживаемых японцами островов и их постепенное удушение. Генерал МакАртур настоял на изменении этой стратегии. 30 июня была захвачена бухта Нассау в 17 милях южнее Саламауа. Это отрезало Лаэ и Саламауа от всякой помощи. На Соломоновых островах 15 августа американцами была захвачена бухта Баракома на южной оконечности Велья-Лавелья. Остров Велья-Лавелья лежал в 40 милях Северо-западнее Вилы и в 60 милях южнее Баллале, который находился прямо к югу от Бугенвилля. Тактика лягушачьих прыжков слегка напоминала игру в шашки, и американцы перепрыгнули Коломбангру. Американские силы вторжения могли пострадать от воздушных атак, но подавляющая воздушная мощь США нейтрализовала Кахили, Баллале и базу гидросамолетов на Шортленде. Десантная армада была прикрыта с воздуха на расстоянии 200 миль от Гуадалканала. Эта операция еще раз продемонстрировала, что тот, кто контролирует воздух, контролирует также море и сушу.

Это наступление снова захватило врасплох Императорскую Верховную Ставку. Японцы решили не повторять ошибок вроде высадки войск в северном секторе Велья-Лавелья. Вместо этого наметили усилить оборонительный периметр Рабаула в Бугенвилле и вывезти войска с Коломбангры. На Велья-Лавелья следовало создать промежуточную базу для барж, эвакуирующих гарнизон Коломбангры. Чтобы сделать это, следовало 17 августа перевезти из Буйна на 20 баржах солдат армейских подразделений и специальных штурмовых частей флота. Перевозку прикрывали эсминцы "Сазанами", "Хамакадзэ", "Сигурэ", "Исокадзэ". В ответ на эти передвижения, на север были посланы американские эсминцы "Николас", "О'Беннон", "Тэйлор", "Шевалье" с целью перехвата японских барж и кораблей.

Бой у Хораниу

Когда японские баржи и эсминцы отправились на юг 17 августа, они подверглись яростной воздушной атаке в 20.38, а потом еще одной в 24.00. Потерь и повреждений не было, однако строй японцев к началу боя оказался немного растрепанным.

Японские баржи двигались к Хораниу на северо-восточном конце Велья-Лавелья. Некоторым оставалось пройти еще миль 15. В 35 кабельтовых севернее находились эсминцы "Сазанами" и "Хамакадзэ", шедшие на NW. Между ними оказались эсминцы "Исокадзэ" и "Сигурэ", шедшие строем фррнта. Они пытались собрать свою колонну.

В 0.29 американский радар обнаружил противника на северо-западе на расстоянии более 11 миль. В 0.40 американские эсминцы круто повернули на запад, что привело их на пересекающиеся курсы с баржами. Японские эсминцы, которые сейчас тоже шли на W, заметили американскую группу в 0.29. Адмирал Мацудзи Идзюин на "Сазанами" отдал приказ готовиться к торпедной атаке с левого борта. Так как главной задачей адмирала была защита барж, он постарался поставить свои корабли перед американскими эсминцами, чтобы отвлечь атаку на себя. Поэтому в 0.50 японские эсминцы повернули на SSO. "Сигурэ" и "Хамакадзэ" уже выпустили торпеды в 0.46, но на слишком большой дистанции 12500 ярдов они оказались неэффективны.

Американские эсминцы оказались более заинтересованы в схватке с эсминцами, чем в истреблении барж, чего Идзюин совсем не ожидал. Поэтому американский командир капитан 1 ранга Т.Дж. Райан повернул прямо на японские эсминцы. Его корабли теперь шли строем фронта, что сделало японскую торпедную атаку неэффективной. Когда дистанция сократилась, в 0.56 американские эсминцы повернули на W. В ответ Идзюин повернул на S. Поэтому в 1.00 противники шли параллельными контркурсами на расстоянии 9500 ярдов.

"Сазанами" в 0.55 выпустил торпеды, через минуту "Хамакадзэ" и "Сазанами" открыли огонь. Дистанция была большой, и торпеды прошли мимо. Американская группа открыла ответный огонь в 0.59, после того, как "Шевалье" выпустил 4 торпеды. "Сигурэ" и "Исокадзэ", шедший на W в 9,5 милях от места боя, в 0.50 повернули на S позади "Сазанами" и "Хамакадзэ". Готовя новую торпедную атаку, "Сигурэ" и "Исокадзэ" попали под неприятный обстрел с короткой дистанции. Оба эсминца поставили дымзавесы и пошли зигзагом, отстреливаясь. Одновременно они выпустили торпеды. Хотя обе стороны щедро расходовали боеприпасы и усиленно пенили воду, потерь не было. Внезапно оператор радиолокатора "Хамакадзэ" решил, что видит мощное американское соединение, подходящее с юга. На основании этой информации в 1.00 Идзюин приказал отходить на северо-запад. Американские эсминцы продолжали идти на N, и в 1.12 сумели положить несколько снарядов вблизи "Исокадзэ". На нем было ранено несколько человек, и начались маленькие пожары. В 1.11 "Исокадзэ" дал еще один бесцельный торпедный залп. "Хамакадзэ" получил незначительный повреждения от близких разрывов, "Сигурэ" и "Сазанами" остались нетронуты. Бой завершился, ни одна сторона не добилась вообще никаких результатов. Дистанция была слишком велика для эсминцев, и адмирал Идзюин выполнил свою задачу — отвлечь американцев от барж. В ходе боя баржи рассеялись, и американцы сумели потопить только 2 штуки. К 19 августа 390 пассажиров этих барж начали строительство новой базы на Велья-Лавелья.

14 сентября силы союзников захватили Хораниу. 600 японских солдат и рабочих сосредоточились на северо-западном конце острова, ожидая эвакуации, которая прошла в ходе боя 6–7 октября. Гарнизон Коломбангры был вывезен баржами на Бугенвилль через Сумби Пойнт и Шуазель. Таким образом было спасено почти 10000 человек, и американцы оказались неспособны помешать эвакуациям. Японские посты из бухты Реката, с островов Санта Исабель, Гизо и Ганонга тоже были вывезены. Японцы создали Следующую линию обороны на Бугенвилле, и пока еще оставался гарнизон на Шуазеле.

В последнюю очередь японцы эвакуировали временную базу барж из Хораниу, Велья-Лавелья. Эта операция привела к новому морскому бою и новой японской победе. Даже при отступлении японские эсминцы демонстрировали незаурядное мастерство в ночных боях.

Бой у Велья-Лавелья

Трудное положение 600 солдат, застрявших на Велья-Лавелья, нельзя было игнорировать. Чтобы вывезти их, адмирал Идзюин снова вышел в море. Он имел Соединение Поддержки — эсминцы "Акигумо", "Исокадзэ", "Кадзэгумо", "Самидарэ", "Сигурэ", "Югумо" — Транспортное Соединение — эсминцы "Фумицуки", "Мацукадзэ", "Юнаги", не считая нескольких отдельных групп, в которые входили примерно 20 барж и мелких судов. Эсминцы вышли из Рабаула, а баржи — из Буина, о чем американцы узнали во второй половине дня 6 октября. В этот момент они располагали всего 6 эсминцами, разделенными на 2 группы по 3 корабля: "Селфридж", "Шевалье", "О'Беннон" и "Ральф Талбот", "Тэйлор", "Ла Валетт". Капитан 1 ранга Фрэнк Р. Уокер командовал первой группой, а капитан 2 ранга Гарольд Б. Ларсон — второй, находившейся в 20 милях южнее. В 23.35 баржи шли на SO и уже находились в 20 милях от цели. С юго-запада их прикрывали эсминцы "Акигумо", "Исокадзэ", "Кадзэгумо", "Югумо". Они двигались на NW строем кильватера. В 8 милях на запад расположились "Сигурэ" и "Самидарэ", шедшие на S на встречу с главными силами адмирала Идзюина. Разделив свои корабли, Идзюин надеялся ввести американцев в заблуждение относительно своих сил.

В свою очередь Уокер знал, что его обнаружили и ждал, что налетит на крупное соединение японских эсминцев. Тем не менее, он решил не дожидаться Ларсона и ринулся вперед, ведя свои 3 эсминца строем кильватера — "Селфридж", "Шевалье" и "О'Беннон". В 22.31 американский радар обнаружил корабли в 10 милях на NN0. Это было Транспортное соединение, которое уходило прочь, так как были замечены американцы. Когда обе группы засекли друг друга, адмирал Идзюин совершенно неправильно оценил силы противника. Видимость была отвратительной, и ему сообщили, что приближается американская эскадра из 4 крейсеров и 3 эсминцев.

В 22.30 "Исокадзэ" решил, что видит 3 вражеских корабля. Это донесение подтвердили в 22.38 "Кадзэгумо" и "Акигумо" но расстояние было сильно завышено — полагали, что оно равно 11000 ярдов. В 22.35 Идзюин круто повернул свои 4 эсминца влево, и к 22.38 они уже шли на S. Если бы японцы сохранили этот курс, они добились бы "crossing Т" соединению Уокера. Однако Уокер шел прежним курсом, чтобы поскорее сблизиться с врагом. Затем Идзюин совершил серию необъяснимых сложных маневров и потерял первоначальное преимущество. В 22.45 он приказал повернуть "все вдруг" на 45° влево, через 3 минуты еще один поворот — на 90° влево. Теперь он отходил, находясь к северо-западу от американских эсминцев. "Югумо" располагался на левом фланге боевой линии, перекрывая директрису всем остальным кораблям. Затем "Югумо" внезапно покинул строй, бросившись на американцев. Обе стороны открыли огонь в 22.56, используя орудия и торпедные аппараты. "Кадзэгумо" теперь тоже смог стрелять, так как ушел мешавший ему "Югумо".

Первую кровь пролили торпеды "Югумо", когда в 23.01 "Селфридж" получил попадание в носовую часть левого борта. Взорвался погреб и оторвал нос до самого мостика. Шедший за кормой у него "О'Беннон" врезался в "Шевалье". Эсминцы сумели расцепиться, но "О'Беннон" был вынужден выйти из боя. Потеря "Шевалье" была отмщена практически немедленно. Американские снаряды и торпеды разнесли "Югумо" на куски, он затонул в считанные минуты. Когда Идзюин увидел бросок "Югумо", он повернул на S, перестроился в кильватер и поставил дымзавесу.

"Селфридж", оставшись в одиночестве, продолжал сближаться с Транспортным Соединением, описав круг на N. Он вступил в бой с "Сигурэ" и "Самидарэ". Орудия "Селфриджа" накрыли эту парочку, но они уже выпустили 16 торпед и начали отстреливаться. В 23.06 торпеды попала в левый борт "Селфриджа" ближе к носу. Пожары не начались, но соединение Уокера было целиком выбито. Все японские эсминцы теперь отходили, еще опасаясь, что за ними гонится более крупное соединие. Когда прибыл капитан 2 ранга Ларсон, он не нашел ничего, кроме обломков и плавающих людей. "Ла Валетт" добил "Шевалье" торпедой, после того как снял 250 человек из его экипажа. 51 человек погиб. "Селфридж" и "О'Беннон" благополучно добрались до Тулаги.

Тем временем баржи, истинная причина боя, достигли Хораниу, сняли всех солдат и спокойно ушли на N. Если не считать гибели "Югумо", японские эсминцы не получили ни царапины. Еще раз они показали, что остаются великолепными специалистами по ночным боям. А кроме того, капитан 1 ранга Уокер обязательно должен был дождаться Ларсона, но, похоже, в нем тоже имелась капелька пресловутого "Банзай!".

Новая Гвинея

Генерал МакАртур намеревался прорваться через архипелаг Бисмарка через Новую Гвинею. Для этого следовало захватить Лаэ, Саламауа и Финшхафен. Американский флот выделил ему очень мало кораблей (и ни одного авианосца), поэтому ему приходилось полагаться на базовую авиация для прикрытия высадок и нейтрализации японских аэродромов в Лаэ, Саламауа, Финшхафене, Веваке, Маданге. Иногда он предпринимал и массированные налеты на Рабаул. В свою очередь японский флот перебрасывал войска с мыса Глостер в Финшхафен, чтобы на баржах доставлять их на юг.

Японцы потеряли Саламауа 14 сентября после комбинированного наступления с суши и моря, поддержанного бомбардировками с моря и воздуха. Лаэ пал на следующий день. Эвакуация из этих городов была просто невозможна. Финшхафен был потерян 2 октября. После безуспешно попытки отбить его, Императорская Верховная Ставка решила сосредоточить все силы для защиты Бугенвилля. Это развязало руки американской V Воздушной армии, которая 12 октября налётом 249 самолетов приступила к уничтожению сооружений Рабаула. Воздушные налеты не прекращались, пока в начале 1944 года Рабаул не прекратил существование, как военно-морская база.

Бугенвилль

Следующей цель союзников стал Бугенвилль. Он имел площадь 3380 кв. миль и был самым большим из Соломоновых островов. Гористый, заросший джунглями остров имел сырой, дождливый климат. Население острова было мало (около 43000 человек), и его туземные обитатели были крайне примитивны. Если бы его удалось захватить, Рабаул, находившийся всего в 170 милях от его северной оконечности, становился беззащитным перед авиацией союзников. Контроль союзников над Бутенвиллем лишал всякой пользы вражеские аэродромы в Кахили, Буине, Кахара, Киста, Тенекау, Бука и Бонисе, на Шортленде и Балладе, базы гидросамолетов на Файзи, островах Трежери и Шуазель. Десантные операции всегда таят в себе долю риска, но адмирал Нимитц правильно считал, что с началом в середине ноября наступления в центральной части Тихого океана, адмирал Кога не сможет выслать авианосцы Объединенного Флота для действий против Хэлси в юго-западную часть океана.

Для обороны Бутеимилля японцы имели более 50000 солдат — но выбранный для высадки район в бухте Императрицы Августы обороняло менее 3000. 1 ноября на мыс Торокина высадилась 3 дивизия морской пехоты. Его обороняли всего 270 человек с 1 полевым орудием. В сумеркам на берегу уже находились 14000 морских пехотинцев. Американцы ожидали немедленных контрударов с моря и воздуха, поэтому все транспорты, даже те, что не успели полностью разгрузиться, покинули район высадки.

Бой в бухте Газелле

(Американское название: Бой в заливе Императрицы Августы)

Вице-адмирал Сэнтаро Омори находился в Рабауле 30 октября. Он сопровождал конвой с различными припасами и новыми кораблями для командующего 8 Флотом вице-адмирала Томосигэ Самэдзима. Адмирал Омори сразу получил разрешение с Трука от адмирала Кога объединить свои силы с адмиралом Самэдзима и попытаться перевезти в бухту Императрицы Августы конвой с 1000 солдат. Следовало организовать контратаку на суше, пока японский флот атакует и уничтожит американские транспорты и силы поддержки. Омори не успевал подготовить транспорты вовремя, но он получил разрешение перейти в бухту Торокина и там дожидаться их прибытия, а потом атаковать находящиеся неподалеку американские транспорты. Омори прошел пролив Сент-Джордж, ожидая транспорты, однако, когда он прибыл на место, оказалось, что те слишком тихоходны. Омори оставил их позади в проливе в 19.30. С севера навстречу ему двигалось Оперативное Соединение 39 контр-адмирала Э.С. Меррилла, которое только что вернулось в базу после обстрела аэродрома в Бука 31 октября.

К моменту установления контакта, примерно в 19 милях к NW от мыса Торокина, японские силы шли в 3 колоннах. Левая состояла из легкого крейсера "Сендай" и эсминцев "Сигурэ", "Сирацую". В 10000 ярдов правее шла центральная колонна — тяжелые крейсера "Мьёко" и "Хагуро". Еще в 5000 ярдов правее шла правая колонна — легкий крейсер "Агано", эсминцы "Наганами", "Хацукадзэ", "Вакацуки". Они двигались курсом SO.


ОС 39, состоявшее из 4 легких крейсеров, шло на N, прикрытое справа эсминцами авангарда, находившимися в 1000 ярдов от крейсеров. Слева по корме располагались эсминцы арьергарда. Когда был установлен контакт, японцы находились в 20000 ярдов на NW от ОС 39.

Бой не удался адмиралу Омори. Видимость была скверной, у него не было радара, донесения его самолетов только сбивали с толка, а намеченные им сложные маневры были чересчур сложны для наспех собранного соединения. Более того, он не имел понятия, каковы силы противника. Сначала его самолет сообщил о 3 американских линкорах, множестве крейсеров и эсминцев у мыса Торокина. Потом в 1.26 "Хагуро" поднял самолет, который в 1.40 сообщил о минных заградителях, 1 крейсере и 3 эсминцах в 20 милях южнее кораблей Омори. В этот момент Омори приказал повернуть на обратный курс "всем вдруг". Это очень сложный маневр для идущих сомкнутым строем в полной темноте кораблей. Он хотел обмануть противника и дождаться новых сообщений от самолетов-разведчиков. Вскоре после этого он приказал выполнить еще один поворот на 180°. К этому времени его колонны пришли в расстройство. Левая оказалась всего в 300 ярдах от главных сил, "Самидарэ" вообще потерял место в строю. Вскоре после этого наблюдатели "Сигурэ" заметили противника, что окончательно запутало Омори.


Оперативное Соединение 39 шло на север, и радар "Монпелье" уже обнаружил японские корабли. В 1.31 адмирал Меррилл приказал 4 головным эсминцам, развернуться влево и атаковать противника. (На экране радара показался "Сендай"). Через 8 минут группа Меррилла выполнила одновременный поворот, который освободил концевые эсминцы для торпедной атаки. Через минуту после того, как "Сигурэ" увидел противника, "Осборн", "Дайсон", "Стэнли" и "Класкстон" выпустили 25 торпед. Потом они разделились на 2 группы, первая пара просто повернула вправо, а вторая описала петлю в этом же направлении, приблизившись к легким крейсерам.

"Сигурэ" сообщил о 2 отходящих эсминцах и 2 следующих параллельно колонне "Сендая". "Сендай" отреагировал крутым поворотом вправо, так как было похоже, что американские торпеды идут на японские корабли с траверза. Но более ранняя потеря строя теперь сказалась роковым образом. "Сендай" повернул круче, чем "Сигурэ" и они почти столкнулись. "Самидарэ", пытаясь уклониться от "Сендая", врезался в "Сирацую", пробив ему левый борт и искорежив палубу. Оба эсминца загорелись, хотя "Самидарэ" и сумел выпустить 8 торпед в 1.52. "Сигурэ" тоже выпустил 8 торпед в 1.48, "Сендай" дал такой же залп в 1.50. Но теперь в бой вступили американские легкие крейсера, которые открыли огонь в 1.50. Как обычно при управлении стрельбой с помощь радара, огонь был сосредоточен на самой крупной цели. В 1.51 "Сендай" получил первые 3 залпа от американских 6" орудий. Он был буквально засыпан металлом и мгновенно загорелся.


Адмирал Омори на "Мьёко" увидел пылающий "Сендай" у себя на левом траверзе, хотя считал, что тот находится слева по носу. Омори попытался перестроить свои корабли, описав циркуляцию влево и выйдя на курс SSW. В это время "Агано" и его 3 эсминца сблизились с американцами.

Когда пришел приказ перестроиться, колонна "Агано" поворачивала последовательно вправо, заставив "Мьёко" и "Хагуро" прорезать ее строй. "Мьёко" отрезал нос эсминцу "Хацукадзэ" и повредил его торпедные аппараты. (Носовая часть "Хацукадзэ" все еще висела на форштевне крейсера, когда "Мьёко" вернулся в Рабаул.) "Хагуро" едва избежал столкновения с "Наганами" и "Вакацуки".

В ответ крейсера Меррилла выполнили серию сложных маневров, включая восьмерку с севера на юг. Когда японские тяжелые крейсера пошли прямо на S, американские крейсера шли на SW строем фронта. Потом они повернули на W и наконец построились в кильватерную колонну, идущую на N. Наконец завязался бой между японскими тяжелыми крейсерами и американским легкими. "Мьёко" и "Хагуро" открыли огонь в 2.15 и в свою очередь были накрыты огнем американцев. В 2.18 они выпустили 24 торпеды, но ни одна из сторон не добилась попаданий, и в 2.29 Омори приказал отходить.

Концевые американские эсминцы так и не выполнили торпедную атаку, которой от них ожидали. В "Фут" попала торпеда, выпущенная по крейсерам, и оторвала ему корму. Однако его удалось отбуксировать на ремонт.

Японцы совершенно очевидно проиграли этот бой, хотя имели более тяжелые орудия. "Сендай" был потоплен. I-37 подобрала адмирала Идзюи-на и 37 человек экипажа, но остальные погибли. (Экипаж крейсера обычно состоял из 450 человек.) Американские эсминцы позднее потопили потерявший нос "Хацукадзэ" артогнем, однако, весь его экипаж кроме 9 человек был спасен. "Самидарэ" получил 2 прямых попадания и был поврежден при столкновении, но управляясь вручную, он сумел добраться до Рабаула, как и "Сирацую". "Агано" получил незначительные повреждения от близких разрывов, боевые донесения "Хагуро" и "Мьёко" умалчивают о потерях и повреждениях. Маневрирование Омори и столкновения принесли японцам больше вреда, чем ливень 5" и 6" снарядов и две дюжины торпед, выпущенные по их кораблям. Так как Омори бесславно вернулся, вторжение на Бугенвилль остановить было уже нельзя.

Рабаул против авианосных самолетов

После поражения адмирала Омори адмирал Кога решил усилить 8 Флот, стоящий в Симпсон-Харборе, Рабаул, так как высадку американцев на Бугенвилле теперь предотвратить было невозможно. Он послал в Рабаул самые заслуженные корабли 2 Флота: тяжелые крейсера "Атаго", "Тёкай", "Майя", "Такао", "Могами", "Судзуя" и "Тикума" вместе с легким крейсером "Носиро" и 4 эсминцами под командой вице-адмирала Такеб Курита.

Когда эту новость получил адмирал Хэлси, у него не было ни линкоров, ни тяжелых крейсеров. Все они перешли в центральную часть Тихого океана, где готовилась высадка на Гилбертовы острова (Тарава — Макин). Он располагал Оперативным Соединение 38 контр-адмирала Фредерика К. Шермана. Это было быстроходное авианосное соединение, построенное вокруг тяжелого авианосца "Саратога" и легкого авианосца "Принстон". Хэлси решил рискнуть и послать их в точку к югу от мыса Торокина, в 230 милях юго-восточнее Рабаула. Оттуда они должны были выслать свои самолеты, полагаясь на внезапность и слабое воздушное прикрытие, которое обеспечивало командование ВВС на Соломоновых островах. Погода благоприятствовала ОС 38, и Шерман шел на север под прикрытием туч и дождевых шквалов. Хотя его корабли и были замечены самолетами-разведчиками противника, они не опознали авианосцы и приняли эскадру за подкрепления, посланные в район высадки на Бугенвилле.

Японское соединение прибыло в Рабаул около 7.00 5 ноября. Там уже находились легкие крейсера "Агано" и "Юбари" и 7 эсминцев. Небо в Рабауле было солнечным и чистым, совершенно идеальным для внезапной атаки. Когда примерно в 10.00 прозвучал сигнал воздушной тревоги, большинство кораблей не смогло дать ход и покинуть гавань, чтобы рассредоточиться. "Саратога" и "Принстон" подняли самолеты в 9.00, выслав 52 истребителя "Хеллкэт", 23 торпедоносца "Авенджер" и 22 пикирующих бомбардировщика "Доунтлесс".

Самолеты были замечены над Рабаулом в 10.20. Авианосные пилоты держались компактной группой до самой атаки, что давало наилучшую защиту от японских истребителей до последнего момента. Налет завершился в 10.44, после того как большинство японских кораблей получили тяжелые повреждения. Возле "Атаго" разорвались 3 бомбы, изрешетившие були и корпус. Были повреждены и машины и вооружение, погибло 22 человека, в том числе капитан, ранены 60 человек. "Майя" уже дал ход, чтобы покинуть гавань, но получил попадание в авиационную палубу. Последовала серия взрывов, и пламя охватило все машинные отделения, заставив корабль потерять ход. 70 человек были убиты, 60 — ранены. "Тикума" отделался легко — поверхностными повреждениями корпуса и вооружения. Крейсер уже в 20.38 в тот же день ушел на Трук, а 20 ноября отправился на Эниветок. "Могами" покинул гавань в 10.37, но перед этим получил попадание и загорелся, возможно от торпеды. Погреба башен № 1 и № 2 были затоплены. В 10.45 встали машины, и экипажу пришлось сосредоточиться на борьбе с пожарами. Вечером он ушел на Трук в сопровождении "Судзуи" и эсминца "Таманами", имея тяжелые повреждения носовой части. "Такао" получил бомбы в правый борт рядом с башней № 2, что привело к тяжелым повреждениям корпуса и машин. "Судзуя", который в момент начала атаки двигался к "Натуро" для дозаправки, сумел увернуться от бомб и отделался мелкими царапинами. 3 легких крейсера — "Агано", "Носиро" и "Юбари" — повреждений не получили. Из эсминцев "Фудзинами" получил попадание невзорвавшейся торпедой, "Амагири" и "Вакацуки" были легко повреждены.

Налетчики вернулись на авианосцы, которые после этого пошли на юг, так и не обнаруженные врагом. Система ПВО Рабаула смогла уничтожить менее дюжины самолетов. Прежде чем японцы сумели оправиться от хаоса, последовала атака самолетов V Воздушной армии: 27 В-24 и 67 Р-38. Они не встретили никакого сопротивления, так как вся наличная авиация японцев была брошена на поиски ОС 38. Однако этот налет новых потерь не вызвал.

5 ноября 1943 года стало началом конца Рабаула, как японской военно-морской базы, хотя требовались гораздо более серьезные налеты, чтобы выбить японцев оттуда. Японские моряки любили Рабаул, и теперь их популярная песенка звучала с трагической иронией. "Сараба, Рабауру-ё, мата куру маде ва — Прощай, Рабаул, пока я не увижу тебя вновь". Тяжелые крейсера 2 Флота, не участвовавшие в боях большую часть 1943 года, получили в Рабауле сильнейший удар. 4 корабля были отправлены в Японию на ремонт, который отнял несколько месяцев.

V Воздушная армия поддерживала давления частыми рейдами. Потери японской авиации при защите Рабаула были серьезными, но японскому флоту эта база была отчаянно нужна. Поэтому Кога отправил 100 самолетов со своих тяжелых авианосцев, стоящих на Труке, окончательно лишив авианосный флот пилотов и самолетов. Атака Оперативного Соединения 38 оказалась такой удачной, что была взята за образец при разработке дальнейших авианосных рейдов. Такие рейды, как позднее признал Тодзио, стали одним из 3 факторов, вызвавших капитуляцию Японии.

Адмирал Хэлси планировал немедленно повторить атаку. Он только что получил новые тяжелые авианосцы "Банкер Хилл" и "Эссекс" и легкий авианосец "Индепенденс" и сформировал из них Оперативную Группу 50.3 под командованием контр-адмирала Альфреда Э. Монтгомери. 11 ноября в воздух поднялись 183 самолета, но на этот раз японцы были готовы. Они не только прикрыли Симпсон-Харбор, но и подготовили ответную атаку против авианосцев. Рядрм с портом находились тяжелый крейсер "Майя", легкие крейсера "Агано", "Носиро" и "Юбари" и эсминцы "Кадзэгумо", "Уракадзэ", "Судзунами", "Хаянами", "Фумицуки", "Умикадзэ", "Наганами", "Макинами", "Фудзинами", "Амагири". В воздухе находились авианосные истребители, а американцы не показали той решимости и точности, что и раньше. Тем не менее, "Носиро" подвергся атаке торпедоносцев вне гавани, когда налетел сильный дождевой заряд. Крейсер ушел от всех торпед, но пулеметным огнем был изрешечен мостик и перебиты кабели размагничивания. В 9.03 он подвергся второй атаке, которая тоже не дала попаданий. "Судзунами" был потоплен бомбами в 8.20. "Юбари", "Уракадзэ" и "Умикадзэ" отделались легкими повреждениями. "Наганами" получил сначала близкий разрыв, а потом и бомбы позади мостика. Ею пришлось отбуксировать в порт. Второй налет американских авианосных самолетов длился менее часа,

В 12.00 японцы выслали более 100 самолетов против Оперативной группы 50.3. Американский воздушный патруль и эсминцы охранения помешали японцам добиться попаданий и сбили более 35 самолетов.

Над Рабаулом было сбито еще около 20 японских самолетов. Только 52 авианосных самолета сумели вернуться обратно на Трук. А в результате не только не удалось по-настоящему прикрыть Рабаул, но и авианосцы Объединенного Флота оказались без самолетов. Поэтому Кога не смог отреагировать на американскую высадку на Тараве 20 ноября. Как случалось не раз, японцы, не желая терять одну часть оборонительного периметра, в результате позволяли взломать другую. Теперь начал трещать даже основной оборонительный периметр, так как флот не мог оказать надлежащей поддержки.

Бой у мыса Сент-Джордж

Когда стало ясно, что союзники удержат Бугенвилль, японцы начали опасаться высадки на Буку. Флот считал, что главной целью союзников будет Бугенвилль, армия же считала, что настоящей целью наступления американцев будет Бука. Эта точка зрения победила, и было решено, что флот перебросит 900 солдат на Буку, вывезя оттуда 700 человек аэродромного персонала, так как постоянные бомбардировки аэродромов на Буке сделали их к 1 ноября совершенно бесполезными.

Поэтому флоту в очередной раз пришлось создавать миноносное соединения для решения армейских стратегических задач. Конвой от 25 ноября стал последним рейсом "Токийского экспресса".

Подкрепления для гарнизона Буки были погружены на эсминцы "Амагири", "Югири" и "Удзуки". Их прикрывали эсминцы "Онами" и "Макинами". Авиаразведка предупредила Хэлси, и он послал 2 дивизиона эсминцев из состава 23 эскадры эсминцев. Это были 45 ДЭМ ("Чарльз Осборн", "Клакстон", "Дайсон") и 46 ДЭМ ("Конверс", "Спенс").

"Амагири", "Югири" и "Удзуки" высадили свои войска на Буке, забрали аэродромный персонал и направились домой в 0.45. 2 дивизиона американских эсминцев сторожили восточный вход в пролив Сент-Джордж. Если неприятель будет перехвачен, 45 ДЭМ мог выполнить торпедную атаку, прикрываемый 45 ДЭМ. Затем они менялись ролями. Радарный контакт был установлен в 1.41, были замечены японские эсминцы прикрытия. "Онами" и "Макинами" находились справа от "Амагири", "Югири" и "Удзуки" и направлялись на W, значительно опередив эсминцы-транспорты. Эсминцы "Чарльз Осборн", "Клакстон", "Дайсон" составляли правую колонну, "Клакстон" и "Спенс" шли у них на левой раковине. В 1.45 45 ДЭМ повернул прямо на О, чтобы атаковать эсминцы прикрытия. В 1.56 американцы выпустили торпеды с дистанции 4500 ярдов и повернули на S.

"Онами" заметил отходящие эсминцы в 2.00, но через 30 секунд получил попадания несколькими торпедами и мгновенно затонул. "Макинами" тоже получил несколько попаданий, едва не переломился, но все-таки остался на плаву. В этот момент радар 45 ДЭМ обнаружил эсминцы-транспорты в 13000 ярдов от разгромленного соединения прикрытия. Он повернули на север и дали полный ход, 45 ДЭМ погнался за ними. "Югири" выпустил торпеды, но промахнулся. В 2.22 45 ДЭМ открыл огонь из носовых орудий всех 3 кораблей, на который японцы ответили, добившись нескольких близких разрывов. В 2.25 эсминцы-транспорты разделились и начали расходиться веером, заставив капитана 1 ранга Арли Берка решать, за кем именно гнаться. Он выбрал "Югири", который в 3.05 начал получать попадания снарядов. Но "Югири" не сдался просто так. Он повернул навстречу преследователям, яростно отстреливаясь, и выпустил несколько торпед. Но под сосредоточенными огнем он затонул в 3.28. Затем Берк попытался догнать "Амагири" и "Удзуки", но безуспешно. В 4.04 американцы повернули назад, оставив погоню.

В тот момент никто не знал, что это был последний морской бой на Соломоновых островах (первым бой у острова Саво 9 августа 1942 года). Всего произошло 15 боев, из которых 12 были ночными артиллерийскими схватками. Из-за того, что дуэли авианосцев уж очень эффектны, многие считают Тихоокеанскую войну чисто авианосной, но на самом деле большинство боев, особенно происшедшие в районе Соломоновых островов, было боями между артиллерийскими кораблями. Японцы выиграли 10 из этих ночных столкновений (или по крайней мере не проиграли), однако при этом они потеряли много эсминцев (и несколько крейсеров). В результате, когда затрещал японский оборонительный периметр после высадок на Новой Гвинее, островах Адмиралтейства, в центре Тихого океана, они ничего не смогли сделать. Соединение Внешних Южных морей было переименовано в Соединение Внутренних Южных морей. А в итоге с 25 ноября 1943 года по 19 июня 1944 года не произошло ни одного серьезного морского боя. Силы японского флота были надломлены, особенно что касалось эсминцев, в то время как американский усиливался все возрастающими темпами. После 25 ноября изменился характер войны на море. Перед японским флотом реально встала угроза окончательного поражения, а надежда на победу в генеральном сражении стала совсем призрачной.

Начиная с этого момента японское стратегическое планирование постепенно теряло ощущение реальности, одержимое идеей победы в невозможной "решающей битве" и поисками смерти в бою. Обычно война тянется еще достаточно долго, после того, как поражение одной из сторон становится неизбежным. Это было особенно справедливо для Японии, однако ее военные лидеры руководствовались японской мифологией, а не реальностью. В Японию никогда не вторгался враг, ее народ считался происходящим от богов, и саму землю Японии создал бог Идзанаги, Японией управлял полубожественный император. Поэтому Япония просто не могла потерпеть поражения. "Божественный ветер" обязательно спасет ее. И поэтому война тянулась до плачевного конца, что означало полное уничтожение Императорского Японского флота.

Бой в бухте Газелле

Соединение Перехвата Торокин

Тяжелые крейсера: Мьёко, Хагуро

Левое соединение прикрытия

Легкий крейсер: Сендай

Эсминцы: Самидарэ, Сигурэ, Сирацую

Правое соединение прикрытия

Легкий крейсер: Агано

Эсминцы: Хацукадзэ, Наганами, Вакацуки

Американские силы

Оперативное Соединение 39 (контр-адмирал Э.С. Меррилл)

Легкие крейсера: Монпелье, Кливленд, Коламбиа, Денвер

Авангардное прикрытие

Эсминцы: Чарльз Осборн, Дайсон, Стэнли, Клакстон

Арьергардное прикрытие

Эсминцы: Спенс, Тэтчер, Конверс, Фут

Оглавление книги


Генерация: 0.258. Запросов К БД/Cache: 3 / 1