Глав: 5 | Статей: 28
Оглавление
Аннотация издательства: Книга посвящена наиболее интересному и трагичному периоду в истории Императорского Японского флота — его участию во Второй Мировой войне. Являясь одной из лучших работ обзорного характера, она может быть рекомендована самому широкому кругу читателей.

Карты и схемы приведены из различных источников

Ретроспектива

Ретроспектива

Знаменитый индейский воин вождь Джозеф однажды заметил, что легко взять винтовку, но почти невозможно положить ее. Когда Япония 7 декабря 1941 года подняла винтовку, это решение было принято достаточно легко, хотя и не без горячих споров. На европейском театре союзникам Японии противостояла изолированная Англия. Они владели почти всем континентом, угрожали Каиру и отшвырнули русских почти до Сталинграда. Общественное мнение США делилось почти поровну между изоляционистами, которые выступали против участия во Второй Мировой войне, и интервенционистами, которые хотели этого. Более того, американские вооруженные силы были маленькими и относительно плохо обученными. Им не хватало современного вооружения, да и те крохи, которые имелись, часто передавались союзникам.

Напряженность в отношениях между США и Японией нарастала, начиная с начала века. Соединенные Штаты не только выступали против войны Японии в Китае и оккупации Французского Индокитая, Соединенные Штаты постоянно вели политику, унижавшую японцев как народ и как нацию. Более того, США глубоко презирали Императорский Японский Флот. Среди американских моряков царило убеждение, что в случае войны американский Тихоокеанский Флот будет в Токийской бухте через 10 дней. Японцы считали, что они в долгу перед страной и императором, и даже смерть не может оплатить этот долг. Это был гордый народ. Традиции самураев заставили их поверить, что действие следует предпочитать слову. Они были убеждены, что Япония уникальна, что их страна, яарод, император сошли с Небесных Равнин. Идеология Синто умело подогревалась яростным национализмом. Более того, перед Второй Мировой войной японская промышленность производила вооружение, которое как минимум не уступало оружию союзников. Японцы с треском разгромили "современную" европейскую державу — Россию — в 1904-05 годах. Они без труда захватили Циндао у Германии в 1914 году. Япония легко нанесла ряд поражений Китаю в 1931-32 годах. После этого Россия дважды громила японскую армию в пограничных конфликтах — Хасан, 1938 год и Халхин-Гол, 1940 год. Однако сейчас Россия выглядела обреченной в схватке с Германией. Но даже если России и Японии суждено было схватиться в будущем, Японии тем более требовалось сырье, особенно нефть, чтобы держать свою военную мощь на надлежащем уровне.

Все это сырье имелось в районе Южных Морей. Нидерланды были разгромлены в Европе, Англия оказалась в осаде. Соединенные Штаты, слабые в военном отношении и расколотые политиканами, все больше вязли в европейских делах. Это создавало сильный соблазн заняться строительством Великой Восточно-Азиатской Сферы Сопроцветания. Япония могла получить ресурсы Малаии, Бирмы, особенно Голландской Ост-Индии, если удастся разгромить Тихоокеанский Флот США одним сокрушительным ударом. Филиппинские острова не могли пеме-шать броску японцев на юг. Если война затянется, то можно создать оборонительный периметр под прикрытием мощной японской авиации. Трезвые военные правильно считали, что война с Соединенными Штатами не может быть короткой. Но горячие головы забыли или просто не понимали значения американской промышленной мощи. Лишь единицы, как адмирал Ямамото, смотрели на вещи реально. Либо война будет короткой, либо Япония обречена — они были в этом убеждены.

Решение было принято в основном армейским командованием и гражданским ультраправыми. Однако японские морские офицеры, повинуясь чувству долга, приложили все силы, чтобы постараться сделать войну короткой.

Захват намеченных территорий и создание оборонительного периметра заняли вдвое меньше времени, чем предусматривалось довоенными планами. Авианосное соединение адмирала Нагумо ураганом промчалось от Пирл-Харбора до Цейлона. В течение 4 месяцев оно встречало лишь чисто символическое сопротивление. Возникло опьянение победами, и японцы уверовали в свою непобедимость. В результате оборонительный периметр был расширен за пределы досягаемости базовой авиации — грубейшая стратегическая ошибка.

Еще б декабря 1941 года Америку терзали разногласия, однако всеобщая ярость объединила ее после налета на Пирл-Харбор. Могучая американская военная машина начала набирать обороты. Первой неудачей японцев стал срыв попытки захватить Порт-Морсби в мае 1942 года. Затем Ямамото проиграл свою "решающую битву" при Мидуэе в июне. Его авианосный флот, главный инструмент побед, был сломан. Японцы потеряли самых опытных пилотов и никогда не сумели восполнить эти потери. Их кораблестроительная программа совершенно не отвечала требованиям войны. Кампания на Гуадалканале, затеянная армией, еще больше истощила флот, который не мог также быстро восполнять потери, как это делали Соединенные Штаты. Когда в феврале 1943 года японцы эвакуировались с Гуадалканала, война уже практически была проиграна.

Но трудно положить винтовку, особенно для японца, учитывая его уникальную идеологию и национальную гордость. Поэтому Япония сражалась до самого конца — горестного и кровавого. Японские войска, даже отступая, сражались в самых безнадежных ситуациях. Часто бои велись до последнего человека, в плен сдавались считанные единицы.

Войну на Тихом океане принято считать авианосной войной. Однако за все время имело место только 5 по-настоящему авианосных битв. Большую часть боев проводили артиллерийские корабли, и многие из боев оказались ночными. Однако наличие авианосцев у обоих противников накладывало отпечаток на весь ход боев.

В этой книге термин "морской бой" относится к столкновениям кораблей. Исключение делается для налетов авиации на незащищенные порты и удары по незащищенным конвоям. Но 2 боя трудно классифицировать: бой в море Сибуян 24 октября 1944 года и бой у мыса Энганьо 25 — 26 октября 1944 года.

Бой в море Сибуян называется таковым, потому что лишь своеволие адмирала Фукудомэ лишило корабли Куриты истребительного прикрытия. Командующий авиацией на Филиппинах бросил все свои самолеты против американских авианосцев, вместо того, чтобы прикрывать свой флот. Самолеты Фукудомэ потопили легкий авианосец "Принстон" — и только. Бой у мыса Энганьо включен потому, что некоторые из кораблей Одзавы были потоплены артогнем кораблей Хэлси.

По этой классификации американский флот выиграл 2 авианосных боя, и 3 закончились вничью. Но из артиллерийских боев (большинство из которых было ночными, напоминаем) японцы в первый период войны выиграли 10, американцы — только 3. Бой у Командорских островов завершился вничью. Зато после боя у Велья-Лавелья 7 октября 1943 года американцы выиграли 8 боев, японцы — ни одного.

Японцы имели превосходство в ночных боях по нескольким причинам. Перед войной они долго и упорно отрабатывали такие действия. Они имели быстроходные 24" торпеды с колоссальной дальностью. Великолепные наблюдатели часто оказывались лучше радара. Беспламенный порох. Превосходная оптика. Кроме того они создали превосходную тактику. Японцы получали превосходство потому, что оставили торпеды на крейсерах, американцы торпедные аппараты на крейсера не ставили. Вдобавок, они умело использовали гидросамолеты-корректировщики.

Однако необходимость поддерживать японскую армию на Соломоновых островах стоила дорого. Дневные налеты на Шортленд, боевые повреждения, износ при отсутствии ремонта, непрерывное участие в боях — все это уменьшало боевую эффективность японских кораблей. А вдобавок и замедляло установку современного оборудования, которое позволило бы справиться с растущими подводной и воздушной угрозой. После ноября 1943 года японский флот покатился в пропасть. Ямамото оказался пророком, американская промышленная мощь в конечном итоге раздавила Японию.

Трудно понять, за что Ямамото называют великим адмиралом, если его единственным действительно заметным вкладом было планирование налета на Пирл-Харбор. Хотя до 1943 года японцы выиграли большую часть боев, адмирал Ямамото не командовал флотом в этих столкновениях. А когда он вывел в море весь Объединенный Флот, то в крупнейших авианосных боях его тактика привела к катастрофе. При Мидуэе его Объединенный Флот оказался слишком далеко позади, даже дальше, чем в бою в Коралловом море. Однако он снова повторил ту же ошибку во Втором бое в Соломоновом море и в бою у островов Санта Крус. Как ни странно, но, похоже, он так и остался линкорным адмиралом. В любом случае, Объединенный Флот ни разу не обрушился всеми силами на уступающий ему Тихоокеанский Флот США. Более того, он не использовал все возможности Объединенного Флота, когда положение американцев на Гуадалканале было отчаянным, и аэродром Гендерсон мог получать самолеты только с помощью одного поврежденного авианосца. Его флот провел множество крупных и мелких операций, потерял много кораблей, но ни разу не нанес массированного сокрушительного удара. Однако Ямамото лучше других понимал, что время играет против японцев, и он не мог позволить вести войну на истощение, в которую ввязался флот.

Всю войну японцы страдали от ряда слабостей. Хотя дух нации был очень высок, внутренние раздоры между армией, флотом и дзайбацу сильно били по планированию и выпуску военной продукции. До появления нового истребителя "Райдэн" (когда уже не хватало и бензина, и пилотов) японцы использовали те же самые самолеты, что и 7 декабря 1941 года. Действия японских подводных лодок, привязанные к действиям флота, были крайне неэффективны. Противолодочная оборона находилась на пещерном уровне. Только в 1943 году с эсминцев начали снимать тральное и заградительное оборудование, чтобы установить противолодочные бомбометы. Количество глубинных бомб на эсминцах было наконец-то доведено до 36 (по сравнению с примерно 100 на британских эсминцах).

Япония должна была положить винтовку до высадки американцев на Лейте. Вместо этого она в отчаянии уцепилась за полубезумные методы ведения войны: самолеты камикадзэ, человеко-торпеды кайтэн, человекоуправляемые бомбы бака. После заявления президента Рузвельта о требовании безоговорочной капитуляции, были созданы отчаянные планы вооружить все население Японии — мужчин, женщин и детей — бамбуковыми копьями, чтобы встретить американский десант на острова метрополии.

Но в конце концов, когда миллионы японских солдат были рассеяны и изолированы, флот полностью потерял боеспособность, в стране почти кончились запасы бензина и нефти, возобладала мудрость. Но для этого еще понадобились атомные бомбы, которые уничтожили Хиросиму и Нагасаки. Западных историков ставит в тупик безропотная капитуляция Японии, если учесть стремление японцев сражаться до смерти и готовность обречь все население страны на ту же участь. Но их отношение к императору объясняет это кажущееся противоречие. Когда японцам говорили умирать за императора, они повиновались. Когда император приказал им капитулировать, они тоже повиновались. И протестов было поразительно мало.

----

Оглавление книги


Генерация: 0.163. Запросов К БД/Cache: 3 / 1