56. В кампании 1916 г.

Зиму 1915-1916 г. "Слава" провела на глубоководной стоянке в Моонзунде близ Вердерского маяка. Упорно стремясь покончить со своим главным противником, немцы все чаще бросали против "Славы" свою авиацию. 12 апреля при налете трех самолетов на "Славу" и стоявший с ней ледокол "Владимир" в "Славу" попало 3 из сброшенных 12 бомб. Они пробили палубу в кают-компании, произведя в ней немалые разрушения, и обратили в щепы четверку, висевшую за бортом на шлюпбалках. От полученных ран умерли пять из семи пострадавших матросов. В этот же день близ "Славы" встали на якорь корабли первого эшелона перебазировавшейся после зимы в Моонзунд Минной дивизии. Это были "Новик", "Охотник", "Пограничник" и 2-я группа 6-го дивизиона.

Плохая погода помешала последующей атаке германских цеппелинов, которые свои бомбы повышенной мощности сбросили где-то неподалеку. В новую капанию флот вступил значительно усилившимся. В строю была целая бригада отменно себя зарекомендовавших в море дредноутов. Артиллерию крейсеров типа "Баян" за счет снятия 75-мм пушек довели на каждом до 3 8-дм и 12 6-дм пушек. На Олеге" и "Богатыре" вместо устарелых 6-дм и 75-мм пушек стояли теперь по 16 130-мм современных, более дальнобойных орудий. "Диана" имела теперь 10 130-мм, на "Авроре" тем же путем вооружение довели до 146-дм пушек. "Россия" и "Громобой" имели теперь вдвое больше 8-дм пушек. По одной дополнительной 102-мм пушке, увеличив их число до трех, получили эсминцы класса "Доброволец". "Новик" за счет переделки оснований под орудия смог увеличить дальность стрельбы своих четырех 102-мм пушек с 70 на 82 кб. Каждый корабль получил по несколько зенитных 47-75-мм пушек, что существенно ограничило активность немецких самолетов. И только "Слава", прозимовав на Моонзунде, новых пушек не получила, хотя по всем данным нуждалась в них больше всех других кораблей.

Уроки германского вторжения в Рижский залив для командования флота и Морского министерства почему-то оставались без внимания. В заботах об энергично сооружавшихся по всему побережью (включая Рижский залив) новых береговых батареях и работах по углублению канала в Моонзунде до "Славы", видимо, опять "не доходили руки". И это было особенно странно в свете уже тогда готовившейся в Рижском заливе грандиозной десантной операции. Десант должен был опрокинуть немецкие войска на побережье, снять угрозу захвата Риги, очистить Курляндию от противника и сделать Рижский залив форпостом для развертывания действий флота к югу от Михайловского маяка.

Одним из видимых шагов к этой операции (вместе с готовившимися по всему побережью силами высадки и армейского десантного корпуса) стал, в частности, состоявшийся 28 апреля смотр "Славы" и батареи о. Моон, который произвел прибывший из Ревеля командующий флотом уже полный адмирал В.А. Канин. 23 мая он снова прибыл в Моонзунд и в Рижском заливе близ о. Руно, подняв флаг на "Славе", произвел смотровое маневрирование морских сил залива.

В ответ на активизацию русского флота в заливе и в море (две большие минные постановки 30 октября и 23 ноября 1915г. под прикрытием дредноутов, набеговые операции крейсеров и миноносцев в мае и в июне 1916 г.), немцы усиливали давление на русские позиции, и 5 июля 1916 г. совершили первый воздушный налет на Ревель. Борьба в заливе приобретала новую остроту. 19 июня/2 июля во время продолжавшегося целый день обстрела "Славой" позиций немцев у Каугерна (участвовали также "Грозящий", "Храбрый", уже переоборудованная в авиатранспорт "Орлица" и 8 эсминцев) одна из обнаруживших себя 8-дм и 9-дм батарей добилась попадания в поясную броню, но безрезультатно.

21 июня "Слава" с эсминцем "Сибирский стрелок" и "Охотник" нанесли мощный удар по расположению тяжелых батарей. "Храбрый" и оба миноносца перенесли затем огонь на район Лесной Одинг. Три гидросамолета с "Орлицы" вступили в бой с тремя гидросамолетами немцев и два из них сбили. С одного, севшего на воду, был взят в плен летчик и механик, второй упал на территории противника. Одни из русских самолетов был сбит – летчик подпоручик А.Н. Извеков и механик погибли.

2 и 3 июля "Слава" с теми же кораблями повторила обстрел в районе Лесной Одинг и Шмардсн.

О нарастании подготовки к десантной операции свидетельствовало и весомое наращивание сил Рижского залива. В энергично углублявшемся канале Моонзунда (летом работало до 30 землечерпалок) глубину довели до 23 фут (8,1 м), что позволило начать вводить в Рижский залив крейсера с усиленной дальнобойной артиллерией.

12/25 июня пришла "Диана", 13/26 августа "Баян", 14/27 августа "Аврора". Их проводка за тралом значительно усиливавшейся дивизии траления была их полным торжеством и хорошим предзнаменованием для флота.

В минной войне в Ирбене немцы применяли новые и новые средства. С мелкосидящих катеров и с гидросамолетов они ставили мины в "маневренном мешке", где при прорыве должна была действовать "Слава". На одной из таких мин в ночи 8/21 сентября 1915г. – во время усиления заграждения подорвался и погиб эсминец "Доброволец". 23 августа из очередной отлучки вернулся периодически уходивший для отдыха и пополнения запасов "Новик".

30 августа, благодаря гарантированно достигнутой 27-фут. глубине (еще месяц назад оставалось "пятно" 22 фута) канала, в Моонзунд пришел "Цесаревич". "Таким образом,- записывал Г.К. Граф, – мы стали сильнее на четыре 12-дм орудия, но к сожалению, недальнобойных". Тогда же, как записывал в дневнике И.И. Ренгартен, было сделано распоряжение о разгрузке "Андрея Первозванного" и "Императора Павла I". Флот наконец при обострении обстановки был готов двинуть эти корабли в Рижский залив. К передовой позиции решено было выдвинуть дредноуты. 2 сентября присоединился крейсер "Адмирал Макаров". Чрезвычайно активизировалась деятельность г ерманских крейсеров, державшихся в море (один из них быстро удалился под огнем новых пушек "Дианы"), и упорно продолжавших свою работу тральщиков. Их временами насчитывали до 40 единиц.

Прознав про готовившуюся русскую десантную операцию, немцы всеми силами старались внушить русскому командованию, что операция непременно будет сорвана из-за недостаточно обеспеченной обороны Моонзунда. Но флот, не считаясь с этим психологическим

давлением, лихорадочно готовился к десанту. Эсминцы, канлодки и крейсер "Аврора" на специально отведенном полигоне отрабатывали разрушения проволочных заграждений огнем своей артиллерии.

Огромен был флот высадки – пять отрядов по 5-8 транспортов, разработаны графики их рейсов к месту высадки. От времени "Ч" (начальник базы высадки капитан 2 ранга П.О. Шишко) на всю операцию отводилось 7 дней. Замечательное исследование профессора Н.А. Данилова (1867-1934) "Смешанная операция в Рижском заливе в июне-августе 1916 г". (Л., 1927, тираж 1000 экз., 350 с.), с великолепным введением проф. Б.Б. Жерве, не оставляет сомнений, что операция, будь она осуществлена, могла быть проведена блестяще. Ничто, казалось, уже не могло помешать образцово подготовленной высадке у Рояна.

15 августа начальник сухопутного Балтийского отряда генерал-майор А.В. Геруа (1870-1944) и и.д. начальника штаба подполковник А.И. Верховский (1886- 1938) подписали "Боевой приказ № 1", которым предписывалось: "высадкой на западном побережье Рижског о залива в тыл противника и энергическим наступлением на Таккум на соединение с частями 12-й армии содействовать поражению левого фланга германской армии".

Всего в десанте насчитывалось до 50000 чел. и до 5000 т груза. На 16 июля 1916 г. подготовленная для операции транспортная флотилия под командованием капитана 1 ранга Л.Л. Иванова 8-го (1875-1940. Рим) насчитывала 32 транспорта и до 19 судов в периоде подготовки. Одновременно флотилия могла поднять до 27000 человек. 4500 лошадей и 1100 повозок. Кроме того, боевые корабли могли принять 70 офицеров и 2854 нижних чина. "Слава" назначалась на роль флагманского корабля всей морской части операции под флагом командующего флота. Организационно "Слава" входила в состав "отряда боевых судов принятия высадки".

На мостике <a href='https://arsenal-info.ru/b/book/2587171837/1' target='_self'>линейного корабля</a> "Слава"

На мостике линейного корабля "Слава"

Силы обеспечения операции состояли из десяти соединений. Перечислим их:

1) В "отряд боевых судов прикрытия высадки" вместе со "Славой" входили крейсера "Диана" и "Аврора", заградитель "Амур", канонерские лодки "Храбрый", "Грозящий", "Хивинец", "Бобр", "Гиляк" и три миноносца 9-го дивизиона (типа "Дельный").

2) "Отряд боевых судов обороны Ирбенского пролива" составляли линейный корабль "Цесаревич", крейсера "Адмирал Макаров", "Богатырь", 1-й дивизион миноносцев (четыре эсминца типа "Победитель")

3) "Дозор в Ирбенском проливе" составляла 2-я группа миноносцев 5-го дивизиона (четыре "Добровольца" типа "Всадник").

4) "Дозор впереди Ирбенского минного поля" включал 6-й дивизион подводных лодок (устарелые лодки "Дракон", "Крокодил", "Кайман").

5) "Отряд боевых судов для содействия армии у Риги" включал крейсер "Баян" и 1-ю группу миноносцев 5-го дивизиона (три эсминца типа "Эмир Бухарский").

6) "Отряд для производства демонстрации высадки" составлял 8-й дивизион тральщиков под прикрытием миноносцев 6-го дивизиона (6 эсминцев типа "Стерегущий").

7) "Отряд транспортов, идущих из Моонзунда" (транспорты очередной группы под охраной 2-й группы миноносцев 6-го дивизиона).

8) "Отряд транспортов, идущих из Риги" (возвращающиеся после высадки десанта, транспорты под охраной 1-й группы миноносцев 6-го дивизиона и 4-й дивизии миноносцев – четыре эсминца типа "Сибирский стрелок").

9) "Отряд содействия воздушной разведки" (миноносцы 9-го дивизиона -десять эсминцев типа "Деятельный).

10) "Отряд охраны Моонзунда" (1-й дивизион подводных лодок: четыре или шесть базировавшихся на Ганге лодок типа "Барс").

Операция была обеспечена полным набором с исключительной тщательностью разработанных инструкций и наставлений. В частности, "инструкцией для стрельбы на берегу при высадке десанта" в разделе I "Артиллерийская подготовка" указывалось, что корабли артиллерийской подготовки должны были встать на ширине в 25 кб. от берега и в расстоянии 5 кб. один от другого. Огонь открывается по сигналу со "Славы" флагом "Н" до места и по радио. Миноносцы, предназначенные для уничтожения проволочных заграждений, шли строем фронта и открывали огонь без сигнала, как только рассмотрят линии заграждений. "Слава" располагалась на левом фланге и стреляла по особому приказанию по селению Жоцен (квадраты 437 и 460).

По обнаруженным батареям и пулеметам огонь открывали, не ожидая приказания адмирала. Полагалось беречь снаряды (беглый огонь предстояло вести, возможно, более суток) и тщательно наблюдать за целями, чтобы не задеть своих разведчиков. Предусматривалось ведение заградительного огня и "Стрельбы по квадратам с корректировкой" со строгим распределением целей. "Для отражения неприятельских аппаратов" предусматривались специальные наблюдатели и прислуга зенитных орудий. Особо предписывалось следить за боем в воздухе, чтобы не расстрелять свои самолеты. Радиосвязь флота с сухопутными силами регламентировалась тактическим приказом начальника минной дивизии Балтийского флота от 20 мая 1916 г. № 15", подписанным еще А.В. Колчаком.

27 августа 1916 новый начальник минной дивизии (с 28 июня) контр-адмирал М.А. Кедров (1878-1945, Париж) выпустил проверенную опытом "Инструкцию для корректирования артиллерийской стрельбы гидропланами и аэропланами при помощи радиотелеграфа". Роль корректировщиков возлагалась на самолеты с "Орлицы".

Но фатальная неспособность ставки к творческому озарению, стратегическая несостоятельность начальника штаба верховного главнокомандующего генерала М.В. Алексеева (1857-1918) и двух бывших "героев" японской войны генерала А.Н. Куропаткина (1848-1925) и адмирала А.И. Русина, убогость императора, вопреки возражениям всех министров (за это они со временем и были уволены) назначившего себя на роль "верховного", последовательно подрывали возможности осуществления операции. Время было потеряно, фактор внезапности утрачен, оборона Ирбена не обеспечена – ни дредноутов, ни додредноутов в составе Морских Сил Рижского залива включено не было. Отборные войска Ставка для десанта выделить отказалась. Не постеснялись (здесь в своем участии признавался министр И.К. Григорович) в самый ответственный момент – 28 июня 1916 г. – перебросить в Черное море начальника минной дивизии А.В. Колчака, который держал в своих руках все нити организации операции. И командующий флотом, ранее энергично на операции настаивавший, теперь, лишившись главного исполнителя, отказывался нести за нее ответственность.

Но и в этих условиях, ввиду огромной подготовительной работы, успех особенно при вводе дредноутов (они теперь, когда надо, могли уйти по Моонзунду обратно в Финский залив), необходимых для придания устойчивости обороне Ирбена, был еще возможен. Но "чрезвычайно незадачливый император" (отзыв генерала Брусилова) Николай II, не вовремя озабоченный второстепенными интересами юго-западного фронта, с легким сердцем 16 августа подписал директиву о расформировании с огромным трудом собиравшегося Балтийского отряда. Отменялись и планы операции. Шансы вывести флот и армию на оперативный простор Прибалтийского фронта, изменить ход войны и предотвратить предстоящий вскоре в России переворот были потеряны.

Немцы торжествовали и, убедившись в состоявшемся развале всех собранных для десанта сил, ослабили давление на Ирбен и свои действия в заливе. И, словно в подтверждение своего предательского взаимодействия с кузеном Вильгельмом, император Николай II произвел замену командующего Балтийским флотом. Была ли на пользу флоту замена А.В. Канина на занимавшего до того должность начальника службы связи вице-адмирала А.И. Непенина (1871-1917, революционные матросы) – в мнении об этом участники событий расходятся.

Список офицерского состава линейного корабля "Слава" по состоянию на 1916 г. (РГА, ВМФ, ф. 902, on. 1, д. 213, л. 249)

Должность Чин Имя, отечество, фамилия Даты жизни
Командир Капитан 1 ранга Павел Михайлович ПЛЕН 1879-1918. в барже, чекисты
Старший офицер Капитан 2 ранга Вячеслав Николаевич МАРКОВ I 1 885-1948, Брюссель
Ст. артил. офицер Лейтенант Юлий Юльевич РЫБАЛТОВСКИЙ 3* 1886-1919, в плену, чекисты
2-й артил. офицер "> Николай Сергеевич БАРТЕНЕВ 1887-1963
Ст. штурман   Стефан Иванович ФРАНКОВСКИЙ 1887-1940, в германском плену (контр-адмирал польского, флота)
Вахтенный начальник ,, Георгий Владимирович ОГИЛЬВИ 3 1889-?
То же "> Николай Аполлонович МОИСЕЕВ 1887-1919, в плену замучен
Ст. минный офицер "> Георгий Андреевич СТЕПАНОВ 1880-?
Вахтенный начальник   Борне Александрович БОРИСОВ 1 893-1960, Версаль
3-й артил. офицер >> Вадим Иванович ИВАНОВ* (стал Федорович КРАСНЫХ) 1893, после 1940 г., контр-адмирал сов. флота
И. о. мл. мин. офицера " Александр Эрнестович фон-ЗИБЕРТ* 1891-1925 г. Черн, флот, флагман
Вахтенный начальник М нчман Георгий Абелович РООС 1891 -1926,Ф инляндия
И. д.ревизора   Владимир Владимирович МОРАКИ* 1882-1936
Вахтенный начальник "" Петр Николаевич ВЕЙСЕНГОФ* 1891-1919, в пл. батар., в бел. армии.
Вахтенный офицер "" Владимир Дмитриевич ДЕРЖАВИН* 1895-1919, в белой армии
То же "" Леонид Иванович АГАТОВ* Около 1891-?
Вр. команд, в 2 гв. эк. "" Алексей Александрович МОРОЗОВ Около 1891-?
Вахтенный офицер "" Петр Васильевич ПАШКОВ* Около 1 892-?
И. д. ст. суд. ннж.-мех. Инж.-мех. ст. лей-т Борне Владимирович УЛЯНИЦКИЙ 1883-1945, Париж
Трюмный инж.-мех. Инж.-мех. лейтенант Константин Иванович МАЗУРЕНКО* 1891-1962, США
Минный инж.-мех. Инж.-мех. мичман Иван Яковлевич СТЕЦЕНКО 1889-?
Водолазный инж.-мех. То же Вячеслав Алексеевич ЭЛИВАНОВ 1891-?
Артил. инж.-мех. "" Николай Петрович МИЛОВСКИЙ* 1892-1939, Франция
Вахтенный механик Мнчман Петр Васильевич ИЛЬИН 1 892-?
Ст. судовой врач Коллежский асессор Владислав Владиславович НАГЕВИЧ* 1880-?
Мл. судовой врач Лекарь Владимир Витальевич ВОНГРОЗДСКИЙ 1892-?
Судовой священник Иеромонах Дмитрий ВИНОГРАДОВ* ?
По сведениям на 1 сентября 1917 г. (РГА ВМФ,ф.902,оп 1, д. 213, л. 490) к оставшимся от состава 1916 г. девяти офицерам н одному священнику (отмечены знаком *) добавились:
Командир Капитан 1 ранга Владимир Григорьевич АНТОНОВ 2-й 1876-1954, Брюссель
Старший офицер Капитан 2 ранга Лев Михайлович ГАЛЛЕР 1883-1950, тюрьма в Казани
Ст. штурм, офицер Лейтенант Дмитрий Павлович МАЛИНИН 1890-?
Вахтенный начальник М ичман Михаил Константинович ДЕНИСОВ 1 892-1935 г. выслан из Ленинграда
То же "" Сергей Семенович ШЕСТОПАЛ 1895-1957, Бельгийское Конго
Вахтенный офицер "" Борне Александрович ПЫШНОВ 1897-расстрелян в 1928 г. в Ленинграде
Вахтенный начальник   Николай Константинович КОВШОВ ?
Вахтенный офицер "" Борис Лаврентьевич КОЗЕЛЬСКИЙ ? 1 92 1 г. Бизерта
То же "" Александр Владимирович ШИМКЕВИЧ 1893-1922, Бизерта
  "" Георгий Андреевич ДЕНЬЕР 1897-1921
Ст. судовой инж.-мех. Инж.-мех., кап. 2 ранга Леонид Федорович ДЖЕЛЕПОВ 1 872- расстрелян после 1932 г.
Артил.. механик Мичман Андрей Михайлович БОГОСЛОВСКИЙ Около 1 897 г.-?
Водолазный механик "" Сергей Викентьевич БАГИЛЬДЗ 1893-1921,расстрелян
Вр. исп. об. суд. врача Лекарь Николай Николаевич СТРИЛАТОВ 1878-?
Мл. судовой врач Лекарь Иоганн Гансович (Янович) ЛЕППИК 1894, расстрелян в Ленинграде

Новый командующий в день своего назначения 7 сентября прибыл в Рижский залив, где следующим днем обстоятельно ознакомился с базированием минной дивизии, затем на "Новике" перешел в Аренсбург и в Церель, после чего произвел смотр стоявшим на рейде Аренсбурга "Славе", "Адмиралу Макарову", "Сибирскому стрелку" и "Новику". Состоялось и совещание со штабом флота. Чувствовалось, что своей стремительностью новый командующий хочет напомнить о возвращении на флот духа адмирала Н.О. Эссена. В последующие дни "Слава", в готовности к бою, оставалась лишь свидетелем действий легких сил, пытавшихся мешать работе германских тральщиков, и безрезультатных поисков в заливе остававшихся неуловимыми подводных лодок.

При налете русской авиации на базу немцев на Ангернском озере навстречу поднялись до 20 самолетов. По одному самолету с каждой стороны погибло. Несколько раз появлялись германские цеппелины, бросавшие бомбы на авиационную станцию у Цереля. 15/28 октября 1916 г. от торпеды германской лодки погиб эсминец "Казанец", который вместе с "Украиной" конвоировал в Ревель транспорт "Хабаровск".

Г.К. Граф отмечал, что тихоходный транспорт мог бы проделать свой путь ночью, а не быть приманкой для подводных лодок.

Необъяснимой осталась для флота акция флотилии из 11 германских эсминцев, в лоб форсировавших уже сформированное Передовое заграждение, на котором 28-29 октября друг за другом погибло семь новейших кораблей.

13 сентября "Слава", расставшись с "Цесаревичем", покинула Аренсбург, а 22 октября/4 ноября "Слава" с "Дианой" под конвоем "Новика" покидала Моонзунд. Более года неотлучно провела она в составе Морских Сил Рижского залива, почти все время, не имея возможности, в отличие от других кораблей, отступить и спастись под натиском подавляющих сил противника. "Теперь, – писал Г.К. Г раф, – она благополучно выходила из залива к великой радости всех ее офицеров и команды. Нельзя не отдать должное "Славе". Она с честью вышла из всех выпавших на ее долю тяжелых испытаний, а ведь бывало, когда вся тяжесть неприятельского натиска падала только на нее одну". К этим словам Г.К. Графа следовало бы, наверное, добавить, что теперь "Славе" вместе с флотом предстояло осмыслить полученные уроки и найти средства полнее их реализовать.

Похожие книги из библиотеки

“Цесаревич” Часть I. Эскадренный броненосец. 1899-1906 гг.

Броненосец “Цесаревич” строился по принятой в 1898 г. судостроительной программе “для нужд Дальнего Востока" — самой трудоемкой и, как показали события, самой ответственной из программ за всю историю отечественного броненосного флота. Программа предназначалась для нейтрализации усиленных военных приготовлений Японии. Ее правители. не удовольствовавшись возможностями широкой экономической экспансии на материке, обнаружили неудержимое стремление к территориальным захватам. Эти амбиции подкреплялись угрожающим наращиванием сил армии и флота, и направлены они были исключительно против России.

Броненосный крейсер "Баян"(1897-1904)

Проектом “Баяна” русский флот совершал явно назревший к концу XIX в. переход от сооружения одиночных океанских рейдеров к крейсеру для тесного взаимодействия с эскадрой линейных кораблей. Это был верный шаг в правильном направлении, и можно было только радоваться удачно совершившемуся переходу флота на новый, более высокий, отвечающий требованиям времени уровень крейсеростроения. Но все оказалось не так просто и оптимистично. Среди построенных перед войной крейсеров “Баян” оказался один, и выбор его характеристик, как вскоре выяснилось, был не самым оптимальным.

Прим. OCR: Имеются текстовые фрагменты в старой орфографии.

Полуброненосный фрегат “Память Азова” (1885-1925)

Проект “Памяти Азова” создавался в 80-е годы XIX века, когда в русском флоте с особой творческой активностью совершался поиск оптимального типа океанского крейсера. Виновником этой активности был управляющий Морским министерством (в период с1882 по 1888 гг.) вице-адмирал Иван Алексеевич Шестаков (1820–1888). Яркая незаурядная личность (оттого, наверное, и не состоялась обещанная советскому читателю в 1946 г. публикация его мемуаров “Полвека обыкновенной жизни”), отмечает адъютант адмирала В.А. Корнилов, он и в управлении Морским министерством оставил глубокий след. Но особым непреходящим увлечением адмирала было проектирование кораблей. Вернув флот на путь европейского развития, он зорко следил за новшествами техники и постоянно искал те типы кораблей, которые, как ему казалось, более других подходили для воспроизведения в России.

Эскадренные миноносцы класса Доброволец

Безвозвратно ушедшие от нас корабли и их, уже все покинувшие этот мир, люди остаются с нами не только вошедшими в историю судьбами, но и уроками, о которых следует многократно задумываться. Продолжавшаяся ничтожно короткий исторический срок – каких- то 10 с небольшим лет, активная служба “добровольцев” оказалась, как мы могли увидеть, насыщена огромной мудростью уроков прошлого. Тех самых уроков, которые упорно отказывалось видеть 300-летнее российское самодержавие, и, что особенно удивительно, не хотят видеть и современные его перестроечные поклонники и радетели.