1.8.12. Изготовление пуль для гладкоствольных ружей

1.8.12.1. Техника отливки пуль из свинца

Тотчас по расплавке свинца изгарина сверху принимает вид синеватой плевы или кожицы; с повышением температуры металла толщина этой плевы увеличивается; она сначала принимает красно-фиолетовый оттенок, который потом переходит постепенно в оранжевый и, наконец, в желтовато-блестящий.

Чем сильнее расплавленный свинец нагревается, тем он делается жиже: свинец, только что расплавленный, бывает густ, трудно льется и скоро твердеет при охлаждении.

Чем более свинец нагрет, тем глаже выливаются пули снаружи, но тем более получают внутренних недостатков, состоящих в свищах, пленах и раковинах. Из свинца, мало нагретого, пули выходят неполного объема. Но из свинца, нагретого умеренно, пули отливаются полного объема и, хотя имеют поверхность не совсем гладкую, но отличаются хорошим внутренним качеством и редко содержат раковины и другие недостатки.

Когда свинец совершенно расплавится, необходимо удостовериться, имеет ли он ту температуру, которая необходима для хорошей отливки.

О степени жара свинцовой бани можно судить по виду ее поверхности, когда немного отгребается верхний слой угля, которым свинец прикрывается для предохранения от изгарины или окиси (уголь употребляется древесный, грубо измельченный). Если эта поверхность покрыта тонкой пленкой синеватого отлива, то металл еще не достиг требуемой температуры; радужный, красно-фиолетовый цвет обнаруживает достаточный нагрев; а темно-оранжевый или желтовато-блестящий отлив служит признаком уже сильно разогретого металла. Только постоянный навык может давать безошибочное определение, потому, для большей уверенности в хорошем качестве, отливают сперва несколько пуль на пробу, и если, при строгом осмотре, они окажутся полного объема, с немного свилеватой поверхностью, но с блестящим, плотным сложением внутри, без признаков плен, черновин или раковин, то их признают доброкачественными и продолжают отливку безостановочно. Пули с совершенно гладкой поверхностью, но с признаками черновин или раковин внутри, обнаруживают слишком перегретый металл; а пули в объеме неполные и с очень слоистой поверхностью показывают, что свинец еще не достаточно нагрет.

В первом случае надо охладить металл добавлением в него куска холодного свинца или снижением нагрева; в последнем — продолжать нагревание до нужной температуры.

Когда количество расплавляемого свинца незначительно, то для расплавки употребляется железный ковш или половник.

Когда расплавленный свинец достиг требуемой температуры, приступают к литью.

Для этого складывают вместе обе половинки формы, вставляют стержень (где таковой имеется) и сжимают форму так плотно, чтобы между ее половинками не было просвета; в противном случае получаются пули увеличенного объема и с так называемыми протеками. Затем отгребают немного уголь и наливают свинец в гнездо формы до тех пор, пока свинец не сравняется с поверхностью самой формы.

Когда свинец отвердеет, что заметно на литнике, то вынимают пулю, предварительно отрезав литник от пули.

Наливание свинца в формы должно производиться плавно, без задержек, так, чтобы струя вливалась равномерно и при том не слишком быстро, но и без замедления. При слишком быстром литье воздух не успевает выйти из формы, а при литье медленном свинец застывает слоями и связь металла в пулях нарушается.

Пули отливаются тем удобнее, чем более разогрета форма. Для нагревания формы ее не следует класть в огонь, а предварительно отлить в ней несколько пуль, которые потом пустить в переплавку.

Отлитые пули надо класть бережно, а не бросать, чтобы не повредить их поверхности.

Собирание и разбирание формы следует производить с осторожностью; иначе форма, и в особенности нижняя оконечность стержня (где таковой имеется) могут быть повреждены и в скором времени прийти в негодность.

Форму и стержень нельзя чистить ни песком, ни наждаком, ни кирпичом. После отливки пуль, форму и все ее части тщательно вытирают чистой тряпкой, а потом железные и стальные части смазывают маслом для предохранения от ржавчины.

При собирании формы надо следить, чтобы между ее половинками не могли попасть частицы свинца, поскольку обе половинки не будут плотно прилегать одна к другой; чтобы стержень, после сжатия прижимом, плотно сидел в цилиндрическом канале и, наконец, чтобы обрез был на своем месте.

По мере того как древесный уголь сгорает, на свинец необходимо насыпать свежий слой.

Вода и снег, случайно попавшие в половник или в котел на поверхность расплавленного свинца, производят явление, подобное взрыву, причем часть свинца выбрасывается из половника или котла и может обжечь занимающегося литьем.

Поэтому необходимо наблюдать, чтобы на поверхности кусков свинца, опускаемых в котел, вовсе не было влаги.

Если при снятии пуль со стержней оборвутся хвостики от сердечников, то их выбивают из стержней железным прутиком или опускают стержень в расплавленный свинец, где и держат до тех пор, пока хвостики не расплавятся.

Похожие книги из библиотеки

Истребитель-бомбардировщик МиГ-27

Данный специальный выпуск познакомит вас с истребителями-бомбардировщиками, созданными на базе МиГ-23 (МиГ-23Б, МиГ-23БН и МиГ-27), их созданием, модификациями, эксплуатацией и боевым применением.

Инструкция по применению зажигательных бутылок

Зажигательные бутылки — одно из самых простых и безотказных средств для уничтожения танков, броневых и транспортных машин, складов, самолетов на аэродромах и живой силы противника, расположенной в укрытиях и в населенных пунктах. В руках смелого бойца зажигательные бутылки являются грозным оружием. Они способны при внезапном и умелом применении не только нанести поражения, но и вызвать панику, внести расстройство в боевые порядки противника.

Неизвестный Лангемак. Конструктор «катюш»

Он был одним из величайших конструкторов XX века, главным инженером первого в мире Реактивного института, пионером космонавтики (именно Г.Э. Лангемак ввел этот термин), соавтором легендарной «Катюши» – но звание Героя Социалистического Труда получил лишь посмертно. Его арестовали по доносу подчиненного, осудили как «вредителя», «заговорщика» и «врага народа» и казнили в январе 1938 года. Полвека спустя маршал Устинов сказал: «Если бы Лангемака не расстреляли, я был бы у него замом, а первым космонавтом стал бы не Гагарин, а Титов». Успей Георгий Эрихович завершить свои разработки – мы бы сейчас осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам».

Почему все эти великие начинания пошли прахом? Кто погубил великого конструктора и присвоил его открытия? Как разгромили Реактивный институт, замедлив развитие космонавтики на десятилетия? Воздавая должное гению Лангемака, эта фундаментальная биография проливает свет на самые героические и трагические страницы родной истории.