Германский легион «Кондор»

Первые 9 германских легких танков Т-1Ф (Pzkpfwg 1/SIRfz 101/ausf А) появились в Испании в конце августа 1936 г., а в середине сентября — еще 32 машины. Созданное на их базе танковое подразделение в легион «Кондор» организационно не входило, а получило обозначение «танковой группы Дрон» и кодовое название «Имкер». Командовал подразделением подполковник Вильгельм Риттер фон Тома. Вначале группа «Дрон» имела следующую организацию: штаб; 2 танковые роты по три секции в каждой. Каждая секция состояла из 5 танков, плюс одна командирская машина. Подразделения поддержки состояли из секции транспорта, полевой ремонтной мастерской, противотанкового артиллерийского и огнеметного подразделений. 6 октября началась подготовка испанских танкистов. Фон Тома нашел, что «испанцы быстро учатся, но также быстро забывают то, что выучили», поэтому в смешанных германо-испанских экипажах наиболее ответственную часть работы в первую очередь выполняли сами немцы.

Легкий танк Pzkpfwg-1A. Батальон de Carros de Combate. Теруэль. 1937 г.

Легкий танк Pzkpfwg-1A. Батальон de Carros de Combate. Теруэль. 1937 г.

Легкий танк Pzkpfwg-1B. Agrupacion de Carros de Combate. Севилья. 1939 г.

Уже первые бои показали слабость германских танков Т-1 А, и с декабря 1936 г. в Испанию начали поставляться «улучшенные» танки модификации T-1B. В августе 1937 г. генерал Л. Оргас провел реорганизацию танковых сил националистов, которые стали состоять из штабной роты, четырех германских танковых рот с танками Т-1А и Т-1В, — прозванными испанцами «негрилос» за темно-серый цвет, в который они были окрашены, — одной танковой роты трофейных советских танков, транспортной роты, моторизованной противотанковой роты, а также двух ремонтных мастерских — оружейной и шасси. Новая организационная перестройка ожидала испанские танковые силы в начале 1938 г., когда их переименовали в «Бандеру» под общим командованием испанского Иностранного легиона, имевшего свой штаб в Испанском Марокко. В 1938 г. германские танковые части в Испании насчитывали 4 батальона, состоявшие из 3 рот по 15 танков в каждой. 4 роты (60 танков) составляли советские трофейные Т-26, которые немцы с успехом использовали. О большом значении, которое придавали в войсках генерала Франко советским пушечным танкам, свидетельствует тот факт, что за захват танка Т-26 их командование выдавало премию в размере 500 песет — сумму, приблизительно равную месячному жалованию американского летчика на службе у республиканцев, советские «сталинские соколы» получали там значительно меньше, чем пилоты из других стран, причем особую активность проявляли в этом деле марокканцы. Всего же в качестве трофеев франкисты сумели заполучить более 150 танков Т-26, БТ-5 и БА-10, причем это только те машины, которые они смогли ввести в строй. К моменту окончания войны танковых рот, состоящих из машин германского и советского производства, насчитывалось уже 7. Имелась отдельная танковая школа, танковое депо, рота противотанкового оружия, ремонтная мастерская, рота снабжения и штаб.

Легкий командирский танк Pzbejwg-1B. Agrupacion de Carros de Combate. Барселона. 1938 г.

Легкий командирский танк Pzbejwg-1B. Agrupacion de Carros de Combate. Барселона. 1938 г.

Легкий танк Pzkpjwg-1A, с 20-мм пушкой Breda mod. 85. 1939 г.

Легкий бронеавтомобиль ФАИ. Вооруженные силы франкистов. Малага. 1938 г.

Бронеавтомобиль БА-6. Вооруженные силы франкистов. Валенсия. 1938 г.

В октябре 1938 г. «Бандера» была выведена из подчинения легиону и вновь переименована на чисто испанский манер (Agrupacion de Carros de Combate) и вместе с танковыми частями Южного фронта, сформированными в конце 1938 г., завершила свое участие в войне.

Немцы чувствовали себя совершенно независимыми от испанцев. И когда однажды сам Франко потребовал от командовавшего ими полковника фон Тома, чтобы тот послал свои танки в атаку вперемежку с пехотой — «в обычной манере генералов принадлежавших к старой школе», — тот не побоялся ему ответить следующим образом: «Я буду использовать танки не распыляя их, а концентрируя». Франко на такой ответ пришлось промолчать.

ФРАНКИСТЫ:

ФРАНКИСТЫ:

1 — капитан из Agrupacion de Carros de Combate в полевой форме;

2 — майор танковой группы легиона «Кондор» в комбинезоне поверх полевой формы;

3 — сержант-инструктор танковой группы легиона «Кондор» с ручным пулеметом MG-34.

Интересно, что в это время танковые силы фон Тома с точки зрения противостояния танкам республиканцев были не так уж и сильны. Его «танковый корпус» состоял из 4 батальонов по 3 танковые роты в каждом, а каждая рота насчитывала 15 танков, так что его общая численность составляла 180 машин. Огневую поддержку подразделений «танкового корпуса» осуществляли 30 рот ПТО, имевшие каждая по шесть 37-мм орудий РАК-36. Всем этим силам приходилось действовать на довольно широком участке фронта, тогда как только в Каталонии, например, республиканцы имели до 200 советских танков и БА одновременно. В основном это были Т-26, причем, командование Каталонского фронта даже такие машины оценивало как слишком тяжелые и… недостаточно эффективные!

Хотя на практике они не раз подтверждали свою высокую эффективность. Так, например, в феврале 1937 г. бригада Д. Г. Павлова вместе с отдельной танковой ротой участвовала в сражении на реке Харама. Батальоны и роты танков, приданные стрелковым подразделениям, отбивали атаки лучших частей противника — марокканской пехоты и Иностранного легиона. Так как обе стороны готовились к наступлению, бои за удержание плацдармов на берегах реки и за господствующую высоту Пингаррон были очень кровопролитными. Атаки мятежников отбивались пулеметным огнем и короткими контратаками пехоты и танков, которые предпринимались многократно, не менее пяти-шести раз. Республиканские танки буквально сметали пехоту противника, а немецкие танки Pz.1 и танкетки CV-3, принадлежащие мятежникам и имевшие лишь пулеметное вооружение, не могли оказать достаточной помощи своей пехоте, поскольку они были бессильны против Т-26.

Легкий танк Т-26В. Вооруженные силы франкистов: 3-я рота 2-го батальона Agrupacion de Carros de Combate. Каталония. 1938 г.

Легкий танк Т-26В. Вооруженные силы франкистов: 3-я рота 2-го батальона Agrupacion de Carros de Combate. Каталония. 1938 г.

Закономерен вопрос: какой эффективности требовали испанцы от советских танков, если им противостояли такие германские машины, как Т-1А и Т-1В, а также итальянские легкие танки CV-3/35? Ведь ни одна из них пушечного вооружения не имела, и, следовательно, их даже нельзя считать полноценными противниками Т-26 и БТ-5, вооруженных 45-мм орудием. Господство авиации националистов, якобы наносившей большие потери танкам республиканцев, также нельзя считать достаточно установленным. Дело в том, что если на уничтожение одного понтонного моста в наступлении на реке Эбро франкисты расходовали до 500 бомб, то что же тогда говорить о количестве бомб, необходимом для уничтожения всего-навсего одного танка? Кроме того, в самые критические дни ноября 1936 г. Т-26, «Чатос» и «Москас» вовсе господствовали на полях сражений и в воздухе над Испанией!

Все это заставляет думать о том, что в первую очередь важнейшими факторами победы франкистов в испанской войне стали боевая выучка, дисциплина и умелое командование. Пехота националистов, особенно марокканская, не в пример республиканцам, неся большие потери от танков, не покидала окопов и не отходила. Солдаты противника забрасывали боевые машины гранатами и бутылками с бензином, а когда таковые отсутствовали, марокканцы с карабинами наперевес бросались прямо под танки, били прикладами по броне, хватались за гусеницы.

Известный журналист Михаил Кольцов в своей книге «Испанский дневник» несколько раз сообщает о том, что в армии франкистов специально выделенные сержанты расстреливали отступавших и струсивших, что позади частей франкистов сплошь и рядом ставились пулеметы. Сержанты имели приказ стрелять в офицеров, командовавших подразделениями, отступавшими без письменного приказа из штаба. Интересно, что среди националистов-карлистов (сторонников монархии) имело хождение такое выражение: «Всякому, кто убьет „красного“, скостится год в чистилище». И действовало это, как свидетельствуют примеры, не хуже угроз. Однако и республиканский генерал Энрико Листер также отдавал приказы расстреливать солдат за отступление. «Каждый, кто допустит потерю хотя бы дюйма земли, ответит за это головой», — говорилось в одном из его обращений к войскам. И, тем не менее, республиканские части несли поражение за поражением.

Танк T-R6B. Вооруженные силы франкистов: 3-я рота 2-го батальона Agrupacion de Carros de Combate. 1938 г.

Танк T-R6B. Вооруженные силы франкистов: 3-я рота 2-го батальона Agrupacion de Carros de Combate. 1938 г.

Легкий быстроходный танк БТ-5. Вооруженные силы франкистов. Арагон. 1938 г.

Похожие книги из библиотеки

Су-25 «Грач»

Пока дискуссии о штурмовой авиации шли в высших кругах ВВС и минавиапрома, инженеры ОКБ Сухого начали прикидки будущего Су-25 в сугубо инициативном порядке, даже без ведома П.О. Сухого. «Закоперщиком» работ являлся бывший командир танка Т-34, один из самых блестящих авиаконструкторов XX века, Олег Сергеевич Самойлович. Другим «генератором идей» стал преподаватель Военно-инженерной авиационной академии им. Н.Е. Жуковского полковник И. Савченко. Аванпроект разрабатывался зачастую в домашних условиях инженерами КБ Ю.В. Ивашечкиным, Д.Н. Горбачевым, В.М Лебедевым, А. Монаховым.

Эволюция вооружения Европы. От викингов до Наполеоновских войн

Книга известного ученого Джека Коггинса представляет подробнейший обзор эволюции вооружения Европы. Исследование включает историю развития оружия, обмундирования и классификацию военных чинов, характерных для ведущих мировых держав. Применение различных видов оружия рассматривается на примере ведения боя у викингов, испанцев, британцев, шведов и французов.

Перед читателем возникает целостная картина развития военного дела Европы, важным этапом которого стало появление огнестрельного оружия.

Развитие советской авиации в предвоенный период (1938 год — первая половина 1941 года)

Данная книга, написанная доктором исторических наук А.С. Степановым, является первой в серии монографий автора, посвященных развитию советской авиации в 30-х годах ХХ века, и отражает результаты его многолетних исследований. Несмотря на высокий интерес к авиации в кругу профессиональных исследователей и любителей, примеры комплексного и системного изучения данной темы встречаются крайне редко, как в России, так и за ее пределами. Настоящее исследование сделано на базе шести государственных архивов Российской Федерации, автором также проведен подробный анализ отечественной и зарубежной литературы. Приложение, включающее сто таблиц с различным фактическим материалом, может быть полезным для специалистов как гуманитарного, так и технического профиля.

В отличие от распространенной ныне тенденции давать минимальное количество ссылок на использованные источники и литературу, автор придерживается строгой традиции составления научных текстов, поэтому каждый раздел монографии снабжен соответствующими сносками.

Эту книгу автор хотел бы посвятил светлой памяти Владимира Венедиктовича Рогожина — своего первого научного руководителя