Конница и танки

Пересеченная местность, характерная для Испании, как нельзя более подходила для конных бойцов, так как танки и авиация еще не были настолько мощными, чтобы кардинально изменить характер сражений.

До 1936 г. испанская армия имела вполне боеспособную кавалерийскую дивизию, которая состояла из 3 бригад. Бригада включала в себя 2 полка, для их поддержки придавался батальон мотоциклистов. В группу поддержки входили также рота бронеавтомобилей и батальон конной артиллерии, состоявший из 3 батарей 75-мм орудий. Дополнительно в дивизию входили 4 отдельных кавполка и один пулеметный эскадрон. Особую экзотику армии придавали 5 таборов (подразделений, несколько меньших, чем батальон) марокканской кавалерии. Табор состоял из 3 марокканских кавалерийских эскадронов и одного испанского пулеметного эскадрона.

Испанский кавалерист был по сути дела тот же пехотинец, только имевший дополнительно коня и саблю и обученный фехтованию. Правда, эскадрон хотя и был эквивалентом пехотной роты, по огневой мощи едва дотягивал до пехотного взвода, так как имел на вооружении только винтовки и 3 ручных пулемета. Поэтому для огневой поддержки служил чисто пулеметный эскадрон и эскадрон, вооруженный 40- и 60-мм минометами, позже усиленный противотанковыми и зенитными орудиями.

Легкий танк Pzkpjwg-1 ausf В. Вооруженные силы франкистов: 4-я рота Agrupacion de Carros de Combate. Теруэль. 1937 г.

Легкий танк Pzkpjwg-1 ausf В. Вооруженные силы франкистов: 4-я рота Agrupacion de Carros de Combate. Теруэль. 1937 г.

Легкий танк Pzkpjwg-1 ausf В. Agrupacion de Carros de Combate de Legion.

С началом боевых действий на сторону генерала Франсиско Франко перешла большая часть 7 кавалерийских полков, один эскадрон гражданской гвардии и, конечно, вся кавалерия марокканцев. Дополняли силы франкистов несколько эскадронов милиции «Испанской фаланги». Республиканцев же поддержали 3 кавполка, 8 эскадронов гражданской гвардии, 2 эскадрона гвардии де Асальто и персонал учебных лагерей.

В обеих армиях пехотные бригады и дивизии в течение всей войны тесно взаимодействовали с кавалерийскими подразделениями, где только это было возможно. Кавалерия и бронеавтомобили использовались для ведения разведки и сопровождения колонн. При этом растянутая на более чем 2,5 тысячи миль линия фронта позволяла кавалерии скрытно просачиваться через линию обороны противника и совершать рейды в его тылу.

В полевых условиях кавалерия маневрировала в открытом боевом порядке. Отряд был разделен на взводы — по 3 или более отделения в каждом, а каждое отделение включало одну или две группы. В группу входили три-четыре всадника. На открытой местности отделение могло быть растянуто на расстояние до 45 м, т. е. более 5 м между всадниками. Для огневой поддержки придавался эскадрон, вооруженный ручными пулеметами Браунинга. Часто применялись и малые танки (танкетки), вооруженные пулеметами — для подавления огневых точек противника.

«…Марокканцы медленно приближались, угрожающе надвигаясь в громадном облаке пыли. Глядя на эту волнующую картину, у меня в сознании возникло невольное сравнение с воинством какого-нибудь римского императора, прибывающего на битву. Подойдя на расстояние выстрела нашей артиллерии и перестроившись в боевой порядок, они начали атаку. Дикие вопли, залпы орудий, разрывы шрапнели в воздухе, крики раненых и ржание обезумевших лошадей — все перемешалось в этой адской какофонии звуков. После первых залпов треть всадников была буквально скошена, другие продвигались в беспорядке. Когда они подошли поближе, среди них мы увидели два танка, вооруженных пулеметами», — так вспоминает о тех событиях их участник, республиканец Раймон Сендер из 5-го пехотного полка.

ФРАНКИСТЫ:

ФРАНКИСТЫ:

1 — офицер кавалерии — каид марокканских войск;

2 — майор в повседневной форме и кавалерийских бриджах;

3 — каид в полевой форме с ручным пулеметом «Браунинг» и с гербом Арагонского корпуса на левом плече.

Примечателен по своей массовости боевой эпизод Альфамбры, 6 февраля 1938 г. Две бригады всадников из состава франкистской дивизии генерала Монастерио, построившись в 2 шеренги (всего около 2 тысяч сабель), лавиной обрушились на позиции республиканцев, за ними следовала третья бригада с приданными для поддержки итальянскими CV-3/35. В результате такого взаимодействия дивизия республиканцев была разгромлена, националисты захватили всю артиллерию, пулеметы и даже полевые кухни.

Схема атаки была для того времени, можно сказать, классическая. Кавалерия, сопровождая танки, двигалась параллельно дороге. Когда головной отряд завязывал бой с противником, всадники спешивались и занимали позиции, позволявшие развернуть 65-мм орудия. Танки наносили удар с фронта, одновременно кавалерия атаковала с флангов и с тыла. Блокируя позиции противника, кавалеристы предоставляли возможность пехоте завершить операцию.

Однако так воевали в основном франкисты. Что же касается республиканцев, воспитанных к тому же на лучших традициях нашей собственной гражданской войны и лихих кавалерийских атаках Чапаева и Буденного, то подобную тактику они применяли так редко, что это практически не зафиксировано ни одним из источников. И это в условиях, когда приоритет кавалерии в качестве главной ударной силы сухопутных войск еще практически никем не оспаривался, традиционные стереотипы были весьма прочными, да и охотников их ломать находилось немного. В Соединенных Штатах Америки танковые части назывались бронекавалерийскими вплоть до начала Второй мировой войны, к совместным действиям с конницей готовились и танкисты Красной Армии, вот только в Испании положительный опыт использовался почему-то только франкистами. С другой стороны, возможно, советских военных советников там просто не слушали? «Большое количество русских офицеров в Арагоне ставит испанских солдат в положение колонизируемых аборигенов», — гласила телеграмма из штаба Арагонского фронта военному министру Испанской Республики. И этот пример отношения к ним вовсе не является единичным.

Интересно, что именно здесь, на Арагонском фронте произошло одно из наиболее массированных танковых наступлений республиканцев. В плане понимания неудач наших танков в Испании его пример является весьма показательным, вот почему есть смысл рассказать о нем поподробнее.

Танкетка «Фиат-Ансальдо» CV-3/35 и огнеметная танкетка. Италия.

Танкетка «Фиат-Ансальдо» CV-3/35 и огнеметная танкетка. Италия.

Похожие книги из библиотеки

Бронетанковая техника Японии 1939 - 1945

В третьем номере «Бронеколлекции» — приложении к журналу «Моделист-конструктор» — даётся краткий обзор развития японской бронетехники в период с 1939 по 1945 г.

Фокке-Вульф Fw 190, 1936-1945

Фокке-Вульф по праву считается самым универсальным самолетом Люфтваффе. Этот одноместный истребитель-моноплан также использовался в ходе Второй мировой войны и как ударная машина, и как истребитель- бомбардировщик, и как штурмовик. Несмотря на трудности, связанные с разработкой самолета, Fw 190 производили с 1941 г. и до конца войны, неоднократно модернизируя машину. Книга раскрывает вопросы истории становления и развития этого самолета. Более 200 рисунков позволяют увидеть различные модели, применявшиеся в ходе сражений на Западном и Восточном фронтах. Издание предназначено как для специалистов, так и для широкого круга любителей истории авиации и военной техники.

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.

Образцовые броненосцы франции. Часть III. “Шарль Мартель”

В ряду броненосцев последнего десятилетия XIX века «Шарль-Мартэль», как писал «Моделист», шёл первым. Так, «Шарль-Мартэль» и стал тем символом, который в наибольшей степени ассоциировался у меня с понятием «неповторимый облик французских броненосцев».

Только совсем недавно стала проясняться следующая картина. Оказывается, корабли 3-й Республики в самой Франции были настолько не востребованы, что издатели опасаются издавать по ним книги. Максимум, на что можно рассчитывать, это статьи. Отсюда небольшой выбор авторов: Люк Ферон, Марк Сэбэн, Филип Карэс и Жерар Прэвото. Два исследования на одну узкую тему - вещь в принципе невозможная, тем более, что целенаправленно по этому периоду пишет только один автор - мсьё Ферон.

Мой интерес, сугубо частный, не мог не привести к желанию, чтобы у читателя, не знакомого с французским языком, также создавалось бы целостное представление о их кораблях 1-го ранга.