Городок следопыта и занятия охотой

При действиях десантных групп в тылу противника важное значение имеет умение разведчиков читать следы. Правильно прочитать следы, оставленные человеком или различными средствами передвижения (автомобиль, танк, бронетранспортер), – это прежде всего определить, в какое время они были оставлены, сколько прошло человек или единиц транспорта и в каком направлении. Эта трудная задача усложняется тем, что десантник должен читать следы быстро, так как времени для детального ознакомления со следом, как правило, не бывает. Она усложняется и тем, что противник может прибегать к различным ухищрениям и маскировке следов, чтобы ввести разведчиков в заблуждение. Поэтому десантник должен быть очень внимателен при чтении следов, уметь отличать ложные следы от действительных, а это умение вырабатывается на занятиях и еще путем упорной тренировки своего внимания в повседневной жизни.

Для проведения занятий по следопытству целесообразно иметь оборудованный городок следопыта. При оборудовании городка следопыта учитывать основной принцип обучения – учить тому, что необходимо знать разведчику, в зависимости от предназначения части, специфических условий ведения разведки на конкретном ТВД. Следовательно, размеры городка, его оборудование и содержание должны быть такими, чтобы можно было отрабатывать все темы и учебные вопросы по следопытству. Например, если предусматривается вывод групп через государственную границу, то в городке должна быть оборудована контрольно-следовая полоса и сигнализационно-заградительные устройства, при этом весь комплекс различных контролирующих и сигнализационных устройств как по размерам (высоте, ширине), так и по последовательности размещения должен соответствовать тому, что есть на границе. В городке необходимо иметь класс закрытого или открытого (летнего) типа, стенды с рисунками и схемами по следопытству, предметы (макеты) для прокладки ухищренных следов и другие учебные пособия. Стенды и плакаты следует размещать на специальной площадке (учебном месте). Возле класса целесообразно поставить ящики для хранения предметов, используемых на занятиях по следопытству, например, номерные указатели, маты (соломенные, хворостяные, травяные), макеты копыт и лап животных, ходули, шесты, лыжи (для северных районов и средней полосы), измерительные ленты, а также различные средства, используемые при преодолении сигнализационно-заградительных устройств. В городке следопыта желательно иметь металлические или фанерные щиты, на которых крупными буквами написать основные правила следопытства. Большую помощь в оборудовании городка следопыта и проведении занятий по следопытству могут оказать офицеры и прапорщики погранзастав, комендатур штабов пограничных округов, расположенных в непосредственной близости от пунктов постоянной дислокации соединений, частей и подразделений разведки. Однако в городке следопыта десантники могут получить лишь первоначальные сведения. Учиться распознавать следы надо в поле, в лесу, на полигоне, там, где вся земля испещрена самыми разнообразными отпечатками ног, копыт, лап, колес, гусеничных траков, усеяна мусором, оставленным людьми в местах своего пребывания.

Если десантник смотрит, но не замечает, видит, но не анализирует, ему очень трудно стать хорошим следопытом. Каждый десантник должен видеть все новое, что ежечасно днем и ночью происходит вокруг него, делать правильные выводы, знать, какие дикие животные обитают в данной местности, знать особенности следов домашних и диких животных, в каких местах они встречаются обычно, в каких – случайно. Десантник должен знать особенности поведения птиц в разное время года и суток. Десантнику важно знать образ жизни местных жителей, их обычаи, характер деятельности. Все эти знания необходимо проверять и дополнять при каждом выходе в поле. Только тогда они будут способствовать овладению навыками следопыта.

Охота является замечательным средством тренировки разведчика. Занятия ею развивают наблюдательность, умение читать следы и маскироваться, быстроту ориентировки на местности, выдержку и многие другие качества. Именно поэтому охота является прекрасным видом активного отдыха. Форм и видов охоты очень много. В разведывательных подразделениях в зависимости от местных условий, времени года и особенностей службы можно проводить следующие виды одиночной и групповой охоты:

– на водоплавающую птицу, на тетеревов, куропаток и фазанов, на хищных птиц (ястребов, сорок, соек, сов);

– на зайцев, лисиц, белок, кабанов, коз (без помощи собак);

– на волков, шакалов, рысей и других хищников.

Охоту проводят главным образом в воскресные дни, а также во время многодневных походов. Командир подразделения для тренировки разведчиков должен ставить им разнообразные задачи. Например, на разведку мест охоты; на выслеживание зверя, птиц; на определение следов; на охоту с ограниченным числом патронов по определенной дичи; на охоту за определенными животными в заданном участке леса или у реки; на выход к местам охоты по карте, по азимуту, по следам впереди идущего, по дорожным знакам разведчика и т. п. Вот как опыт следопыта помогал нашим диверсантам и партизанам. Вспоминает Герой Советского Союза Г.М. Линьков, командовавший в Великую Отечественную партизанским соединением в белорусских лесах:

«Охота не только приучает человека к ходьбе и холоду. Охотник как бы проникает в самую сущность природы. В поисках зверя и птицы он осматривает растительность, мельчайшие складки местности, заросли камышей и кустарника. Охотник познает природу так, как не может познать ее человек, не интересующийся охотой.

…Сколько раз, в самой сложной обстановке, когда вокруг бушевал смерч войны, победа добывалась лишь благодаря опыту, приобретенному на охоте.

Готовясь к вылету в тыл врага, я обратил внимание на звуковую сигнализацию, которой мы должны были пользоваться после приземления на территорию, занятую немцами. Враг, заметив наши сигналы, не должен был понять, что это перекликаются парашютисты.

Я тогда избрал сигналы «крик дикой утки» и «свист рябчика», воспроизводимые с помощью манка. И когда я в течение нескольких часов сзывал своих «утят» под носом у фашистов, они так и не догадались, что это не утка, а опасный противник.

… Иногда немцы преследовали нас с собаками. Уходя от немцев, я всегда делал петли как заяц и организовывал засады с подветренной стороны, так что преследователи, продвигаясь по нашим следам, незаметно попадали под обстрел наших автоматов…

…Там, где постоянно спит заяц, люди бывают редко… медведь для своих прогулок не выбирает людного места…

…Журавли подсказывали о приближении врага, …они кричат не так при приближении человека, как кричат при появлении животных…

…Потеряли ориентировку к нужному озеру. Помогла утиная трасса, утки летели в сторону нужного нам водоема…

Опыт, приобретенный на охоте, спасал неоднократно меня и моих людей от почти неминуемой гибели».

Похожие книги из библиотеки

Броня русской армии. Бронеавтомобили и бронепоезда в Первой мировой войне

Символом отечественной военной мощи в XX веке принято считать танковые войска. Но так было не всегда. В годы Первой мировой войны, еще до массового появления на фронтах танков, Россия уже состоялась как великая «броневая держава».

Неудачи русской армии принято списывать на «техническую отсталость» и «косность чиновников», однако что касается бронетехники — в этой области мы всегда были на лидирующих позициях.

Во время Великой войны русские бронеавтомобили не уступали по качеству лучшим английским образцам, а бронепоезда вообще не имели себе равных. Технические решения, применявшиеся при их изготовлении, надолго обогнали свое время.

Бронечасти русской армии комплектовались самыми грамотными солдатами. Многие из них были добровольцами. Именно поэтому команды бронепоездов и бронеавтомобилей практически не поддавались разложению и революционной агитации и до самого конца войны оставались наиболее боеспособными подразделениями русской армии.

Новая книга ведущего специалиста по истории бронетехники Максима Коломийца посвящена истории, вооружению, организации и боевому применению отечественных бронечастей в годы Первой мировой войны.

Неизвестный «МиГ». Гордость советского авиапрома

Это слово понятно без перевода в любой точке мира – совсем как «спутник» или «Калашников». Эти легендарные истребители всегда оправдывали свое стремительное имя, отличившись во всех войнах СССР. Высотные скоростные МиГ-3, на которых держалась наша ПВО в начале Великой Отечественной, надежно защитили Москву от немецких налетов. Великолепные МиГ-15 очистили небо Кореи от «Летающих крепостей», похоронив надежды США на победу в ядерной войне. Прославленные МиГ-21 сбивали американские «Фантомы» над Вьетнамом и израильские «Миражи» над Голанскими высотами. Вся история ОКБ им. А. И. Микояна – это летопись рекордов, достижений и побед: первый отечественный реактивный самолет Миг-9; первый в мире серийный сверхзвуковой МиГ-19; революционный для своего времени МиГ-23 с изменяемой геометрией крыла; стремительный МиГ-25, первым среди серийных машин достигший скорости 3000 км/ч.; сверхманевренный МиГ-29, по праву считающийся одним из лучших истребителей четвертого поколения, «мечтой любого пилота» … Менее известен вклад Микояна в космические победы СССР, а ведь именно под его руководством создавались искусственные спутники Земли и сверхсекретный пилотируемый воздушно-космический самолет «Спираль», не имеющий себе равных.

Снимая гриф секретности, эта книга восстанавливает подлинную историю МиГа за три четверти века. Это – лучшая творческая биография великого авиаконструктора и его легендарного КБ, ставшего гордостью отечественного авиапрома.

Р-39 Airacobra. Модификации и детали конструкции

Истребитель «Аэрокобра» — один из самых удачных самолетов периода второй мировой войны в своем классе, в то же время Р-39 и самый спорный истребитель того периода, по поводу его достоинств и недостатков в США ломают копья до сих пор. Разрабатывался он как скоростной перехватчик, отсюда исключительно мощное вооружение — 37-мм автоматическая пушка, фугасные снаряды которой могли развалить на составляющие едва ли не любой самолет. После проведения летных испытаний прототипа ХР-39 командование авиационного корпуса армии США разрешило снять с самолета турбокомпрессор. На малых и средних высотах это устройство ощутимой пользы не приносило, но на больших значительно увеличивало ЛTX самолета. На Западе придавали большое значение именно высотности истребителей, поэтому решение о снятии турбокмпрессора выглядит довольно странным. Неудивительно, что многие эксплуатанты «Кобры», особенно англичане, плохо отзывались о летных характеристиках истребителя Р-39. «Кобра» не пользовалась популярностью у пилотов.

Мощное пушечное вооружение превращало истребитель в незаурядный ударный самолет, а для атаки наземных целей высотность машине не нужна. Бортовое вооружение «Кобры» позволяло поражать даже бронированные цели. В ВВС Красной Армии сотни «Аэрокобр» успешно применялись как штурмовики. Вместе с тем советские «Кобры» зарекомендовали себя и как отличные самолеты-истребители, на которых сражались множество выдающихся асов.