298

Боевая подготовка ВДВ. Универсальный солдат

Элитные силы армий бывших стран – участниц Организации Варшавского договора

Польша

Польская Народная Армия являлась крупнейшей в организации Варшавского договора после Советской армии. В польской армии, единственной среди союзных Советскому Союзу армий, имелись элитные формирования уровня дивизии – парашютно-десантная дивизия и дивизия морской пехоты. В Польше, как и в СССР, также имелся ряд специальных подразделений, предназначенных для действий внутри страны и не подчинявшихся Министерству обороны.

Эксперименты с воздушным десантом начали проводить в Польше накануне Второй мировой войны, в 1938 г. в Быдгоще был создан Военный парашютный центр. После поражения Польши в сентябре 1939 г. многие солдаты и офицеры продолжали сражаться в составе британской армии. Летом 1940 г. в Великобритании из поляков было сформировано парашютно-десантное подразделение, позднее развернутое в 1-ю отдельную польскую парашютно-десантную бригаду. Бригада принимала участие в трагическом для союзников десанте под Арнемом. На Восточном фронте в составе действовавшего вместе с Красной армией Войска польского был сформирован отдельный штурмовой батальон. Подразделения батальона несколько раз десантировались с парашютами в тыл немецких войск для оказания помощи польским партизанам. После войны в составе польской армии были сформированы небольшие парашютно-десантные подразделения.

В 1956 г. 6-ю Померанскую пехотную дивизию преобразовали в парашютно-десантную. Соединение стало именоваться 6-й Поморской парашютно-десантной дивизией. Дивизия дислоцировалась в районе Кракова, Варшавский военный округ. Ее организационно-штатный состав довольно сильно отличался от штатов советской парашютно-десантной дивизии. По численности в 4000 солдат и офицеров польская дивизия уступала советской, по уровню механизации – также, боевые машины десанта поляки не получили. Вместо БТД на вооружении дивизии состояли колесные бронетранспортеры ОТ-64 и боевые машины пехоты. Непонятно, каким образом эта тяжелая техника вписывалась в структуру парашютно-десантной дивизии. Возможно, она была сосредоточена в одном механизированном полку, штат которого был близок штату обычного мотострелкового полка. Единственным типом специальной авиадесантной бронетехники, состоящим на вооружении польской парашютно-десантной дивизии, оставались самоходки АСУ-85. Эта самоходка популярностью у польских десантников не пользовалась, самоходки сняли с вооружения в начале 80-х гг. Весь личный состав польской дивизии, включая писарей и поваров, в обязательном порядке за время службы совершал не менее 15 прыжков с парашютом. В дивизии имелись подразделения, которые готовились к действиям в особых условиях – в горах, в Арктике. Полигоны дивизии располагались в Карпатах. Служба в дивизии считалась у поляков исключительно почетной.

Польские десантники принимали участие в подавлении студенческих волнений в Кракове в 1967–1968 гг., в операции «Дунай» – вводе войск в Чехословакию в 1968 г. Личный состав дивизии всегда рассматривался руководством Польской рабочей партии как резерв на случай подавления внутренних беспорядков, прежде всего среди немецкого населения присоединенной к Польше после окончания Второй мировой войны Силезии. В случае войны в Европе, вероятно, перед польскими воздушными десантниками могли ставиться задачи захвата и уничтожения пусковых установок баллистических ракет «Першинг» и стратегических крылатых ракет «Томагавк».

В состав 6-й парашютно-десантной дивизии входил отдельный батальон специального назначения, ранее известный как 4101-й парашютно-десантный батальон. Личный состав готовился для ведения диверсионной войны в глубоком тылу противника. Батальон в большей степени подчинялся польской контрразведке, чем армейскому командованию. Для охраны первых лиц Народной Польши использовались военнослужащие специального батальона BOR – Batalion Ochrony Rzadu. Еще более таинственным, чем польская парашютно-десантная дивизия, являлась польская дивизия морской пехоты. Части морской пехоты входили в состав береговой обороны – Jednostka Obrona Wybrzeza, аналог предвоенной польской береговой обороны – Ladowa Obrona Wybrzeza. Части Ladowa Obrona Wybrzeza в сентябре 1939 г. сражались в польском Поморье с германскими войсками. Польская морская пехота была сформирована на базе 23-й механизированной дивизии и 3-го полка морской пехоты. Соединение после реорганизации стало именоваться 7-й Луцкой морской десантной дивизией – 7 Luzycka Dywizya Desantnowa-Morska. Дивизия дислоцировалась в Гданьске и входила в состав армии, а не флота. Численность дивизии составляла примерно 5500 человек. Каждый из трех полков дивизии включал по пять рот, вооруженных гусеничными бронетранспортерами ОТ-62, десять из них были вооружены 82-мм минометами. В дивизии имелись также подразделения тактических баллистических ракет «Frog», реактивных установок залпового огня БМ-21 «Град», танковый и разведывательный батальоны, подразделения обеспечения. Дивизия предназначалась для поддержки действий советского Балтийского флота и Военно-морского флота Польши на приморском направлении во взаимодействии с советским 36-м гвардейским полком морской пехоты. Вероятно, перед дивизией на случай крупномасштабной войны в Европе ставилась задача установления контроля над Балтийскими проливами совместно с советскими и восточногерманскими войсками. Помимо 7-й морской десантной дивизии, поляки имели два батальона морской пехоты, ориентированных на оборонительные действия по защите побережья страны. В состав польского военного флота входили подразделения боевых пловцов.

Поляки создали массу разнообразных подразделений внутренней безопасности, от элементарной полиции до военизированных бригад, имеющих на вооружении бронетехнику. Польша никогда не отличалась внутренней стабильностью, пропитанное ядом католицизма население страны в массе своей относилось к руководящей роли ПОРП и генеральной линии КПСС, мягко говоря, критически. Подразделения внутренней безопасности никогда не пользовались у поляков особой популярностью, из-за чего набор рекрутов осложнялся. В 1956 г. армейские части отказались открыть огонь по бастующим рабочим в Познани, забастовку утопила в крови бригада Министерства внутренних дел. Солдаты и офицеры подразделений польского МВД заслужили репутацию кровожадных церберов коммунистического режима, принимая участие в подавлении многочисленных антиправительственных выступлений польских католиков. В 1965 г. все военизированные части МВД были переданы под контроль Министерства обороны и сведены в Войска внутренней обороны – Wojska Obrony Wewnetrznej, аналог советских Внутренних войск. По западным оценкам, в составе войска имелось 17 полков, по одному полку на провинцию. Личный состав полков проходил подготовку армейских мотострелков и носил униформу польской армии, но со своей символикой. Вооружение и техника полков Wojska Obrony Wewnetrznej также были аналогичны вооружению и технике армейских частей.

Еще один элемент внутренней безопасности – Wojskowa Sluzba Wewnetrzna. Номинально являясь военной полицией, эта служба фактически обеспечивала внутреннюю безопасность Вооруженных сил Польши, включая контрразведывательные мероприятия. Численность Wojskowa Sluzba Wewnetrzna составляла 25 000 человек. В начале 80-х гг. подразделения армейской службы безопасности привлекались для борьбы с так называемым профсоюзом «Солидарность». Эквивалентом Пограничных войск КГБ СССР в Польше были Wojska Obrony Pogranicza. Поскольку Польша имела мирные и безопасные границы, то у польских пограничников забот было куда меньше, чем у советских «зеленых фуражек». Польские пограничники готовились к ведению обычных боевых действий. Основной единицей Wojska Obrony Pogranicza являлась бригада. Бригады именовались по пограничным округам, в которых они дислоцировались. Войсковым цветом польских пограничников был зеленый, но в Подгалянской бригаде в продолжение традиций польских горнострелков была принята униформа польских горнострелковых полков предвоенного периода. Эта бригада считалась элитной в Пограничных войсках Польши. Личный состав готовился к боевым действиям в Карпатах.

Похожие книги из библиотеки

Руководство службы 7,62-мм станковый пулемет обр. 1939 г.

"Утверждаю"

Зам. начальника АУ РККА комкор

Грендаль

4 сентября 1939 г.

Вр. комиссар АУ РККА военинженер 2-го ранга

Муравьев

5 сентября 1939 г.

«Трехэтажный» американец Сталина

Этот танк принято ругать почем зря. Как только его ни обзывают — «клёпаным уродом», «трехэтажным переростком» (вооружение на нем действительно располагалось в три яруса) и даже «позором американского танкостроения». В годы Великой Отечественной советские танкисты сложили издевательскую частушку на мелодию из популярного кинофильма «Волга-Волга»:

«Как Америка России Подарила эм три эс Шуму много, толку мало, Ростом вышел до небес!»

«Эм три эс» — американский средний танк М3, известный на Западе под двумя именами: «Генерал Ли» и «Генерал Грант», — в Красной Армии не понравился и не прижился. Но был ли он так уж плох на самом деле? Сами американцы на нем почти не воевали — созданный в страшной спешке, за какие-то 60 дней, из всего, что оказалось под руками, М3 стал «мостиком» к знаменитому «Шерману», — а вот англичанам повоевать пришлось. И, в отличие от своих советских коллег, они остались довольны заокеанской машиной. Что не удивительно — другой театр военных действий, иные условия эксплуатации и уровень подготовки экипажей. Английские танкисты, намучившиеся со своими постоянно ломавшимися крейсерскими танками, были в восторге от надежности «Гранта». Кроме того, 75-мм пушка позволяла эффективно бороться со всеми типами немецкой бронетехники, применявшейся в Африке в 1941-11942 гг. Ну а японские «Ха-ro» и «Чи-ха», «гранты» и «ли» гоняли по Бирме и Индонезии вплоть до 1945 года!

НОВАЯ книга ведущего военного историка доказывает, что, вопреки расхожим мифам, средний танк М3 — не «позор», а безусловный успех молодого танкостроения США. Буквально с нуля американцам удалось создать полноценную боевую машину, хорошо защищенную и вооруженную. Да, не без недостатков, но у кого их нет! У нашего Т-34 в 1941 году их было не меньше, если не больше! Так что не стоит издеваться над этим танком, который в известном смысле можно считать прадедушкой «Абрамса».

Путь правды — разведка

Разведчик становится известен миру только тогда, когда его постигает крупная неудача. Пожалуй, то же самое можно сказать о разведке. Эта организация по своей природе должна видеть и слышать всё, оставаясь сама невидимой.

Русская береговая артиллерия

В книге рассказывается о возникновении и дальнейшем развитии русской береговой артиллерии с XIV столетия по первую мировую войну 1914–1918 годов включительно.