ВВЕДЕНИЕ

Переломные события, захлестнувшие в начале 1990-х годов новую Россию, отодвинули на задний план грандиозные достижения СССР в области военной автомобильной техники и различных видов вооружения, казавшихся абсолютно ненужными и даже вредным на пути поступательного продвижения к всеобщей гласности, заветной свободе и желанной демократии, при которых вообще отпадет необходимость вооружаться и воевать. История все расставила по своим местам, но в результате потрепанная перестройкой, конверсией и реформами военная индустрия Российской Федерации была отброшена на десятки лет назад от мирового уровня, который в течение всех послевоенных лет Советский Союз уверенно сохранял за собой.

До сих пор остается малоизвестным, что во времена СССР по техническому совершенству некоторых видов военной автотехники и практически всем видам вооружений на ее базе наша Родина не просто занимала ведущее положение в мире, но и по ряду направлений возглавляла мировой прогресс. Столь высокое лидирующее положение обеспечивали вовсе не всем известные массовые армейские грузовики, а сверхсекретные разработки особых видов колесных машин и специальных ракетных шасси, каких не смогли построить даже на пресловутом Западе. В этой области советские ученые и конструкторы не имели равных и по арсеналу смелых творческих идей и уникальных опытных разработок, правда, в те времена они сами не предполагали, что их машины находятся в авангарде мирового прогресса. Вся эта скрытая от посторонних глаз деятельность проходила в условиях навязанной извне изнурительной гонки вооружения, полной внешней изоляции страны и советской командно-приказной системы управления. Благодаря или вопреки всем этим трудностям в СССР за короткое время удалось создать мощный скрытный научно-производственный потенциал, незаметно трудившийся на благо своей страны параллельно с десятками открытых учреждений и предприятий военно-автомобильного сектора, входившего в гигантский военно-промышленный комплекс (ВПК). Он поставлял образованной в феврале 1946 года Советской Армии самые передовые виды автотехники и вооружения, способные противостоять странам членам НАТО и предостеречь западных стратегов не только от мысли о возможности нападения на Страну Советов, способную дать достойный отпор, но и от диктата в отношении СССР и навязывания ему каких-либо условий.

Формирование строго засекреченного сектора военно-автомобильного комплекса началось в первые послевоенные годы, когда Советский Союз находился в стадии «холодной войны» с Западом, создававшей реальную угрозу внезапного нападения. В столь напряженной и опасной обстановке Советское правительство разработало новую военно-политическую стратегию, направленную на кардинальное преобразование всей научно-производственной деятельности в этой области. 25 июня 1954 года по инициативе министра оборонной промышленности Д. Ф. Устинова было подписано секретное Постановление Совета Министров СССР № 1258-563сс об организации на всех основных автомобильных и тракторных заводах страны специальных конструкторских бюро (СКБ) для проектирования и изготовления принципиально новых передовых видов военной автотехники. В дальнейшем с появлением сверхзвуковой авиации, мощного ракетного и ядерного оружия работа закрытых СКБ решениями высшего руководства СССР, ЦК КПСС и Постановлениями Совета Министров (ПСМ) оперативно перенаправлялась на наиболее важные разработки, отвечавшие постоянно изменявшимся военно-политическим условиям и стратегическим требованиям. Несмотря на огромные организационные, кадровые, технические и технологические проблемы, вся эта разветвленная и непомерно дорогостоящая строго засекреченная система постоянно приносила свои важные плоды, намного опережая аналогичные гражданские отрасли, не получавшие столь же щедрой государственной поддержки. Уже в 1960-е годы в СССР началось серийное производство многоосных полноприводных автомобилей и специальных шасси для несения различных ракетных комплексов, которые послужили мобильной основой Войск противовоздушной обороны (ПВО) и Ракетных войск стратегического назначения (РВСН), образованных 17 декабря 1959 года. В дальнейшем все они постоянно совершенствовались, обеспечивая высокую боеспособность Советской Армии, надежную оборону СССР и постоянный военный паритет с объединенными силами западных держав. В ущерб другим отраслям экономики на это противостояние тратились гигантские народные средства – до 40% ВВП страны, но в результате пресловутая гонка вооружения по многим видам подвижных ракетных систем была проиграна Западом и на деле обернулась демонстрацией неисчерпаемых возможностей СССР и его превосходством по ряду важнейших направлений, в том числе по подвижным ракетным комплексам на автомобильных шасси. Их проектировали по вторичному принципу – как более совершенный и мощный ответ на ранее созданные за рубежом аналогичные системы, эффективное средство военного противовеса и отрезвляющего ответного удара. Надо отдать должное таланту советских конструкторов таких систем: в этой сфере им удалось не только угнаться за западными конкурентами, но и уйти далеко вперед. Более того, в СССР впервые в мире была разработана собственная доктрина применения практически неуязвимых подвижных стратегических ракетных комплексов на многоосных шасси, которые несли боевое дежурство в постоянном движении по специальным скрытным грунтовым дорогам. До сих пор они не имеют аналогов за рубежом.

В отличие от массовой военной автотехники, выпуском специальных армейских машин, автопоездов и небронированных ракетных шасси занимались только три головных предприятия – Брянский и Минский автозаводы и Курганский завод колесных тягачей, а к разработке и сборке многочисленных экспериментальных образцов были подключены другие предприятия и научно-исследовательские учреждения. В роли инициатора всех перспективных разработок выступало Министерство обороны СССР в лице своих профильных главных управлений и 21-го Научно-исследовательского и испытательного института (21 НИИИ), который разрабатывал теорию и общую концепцию будущей автомобильной спецтехники, готовил тактико-технические требования, проводил государственные испытания и представлял рекомендации по принятию ее на вооружение.

В ходе закрытых разработок рождались как уникальные конструкции экспериментальных вездеходных колесных машин, так и серийной многоцелевой и специальной сухопутной и плавающей автотехники. Их перечень начинается с простейших микролитражных транспортеров и завершается многоосными полноприводными шасси для ракетных комплексов – тактических, оперативно-тактических и стратегических средней и межконтинентальной дальности, а также обширного шлейфа машин обеспечения их боевого применения. К секретной многоцелевой автотехнике относились опытные образцы перспективных грузовиков и тягачей, пробные колесные вездеходы поисковых конструкций, многочисленные активные автопоезда, а также бесконечная шеренга специальных ракетных шасси. На них проверяли разные колесные схемы и компоновки, устанавливали бензиновые, дизельные, многотопливные, газотурбинные, электрические и даже реактивные двигатели, бесступенчатые гидромеханические трансмиссии, блокируемые дифференциалы и гидропневматические подвески, особые виды движителей, использовали алюминиевые, магниевые, титановые сплавы и стеклопластик. Даже по современным меркам, столь огромного и разнообразного арсенала передовой военной автотехники, разработанной и построенной собственными силами в изолированной от остального мира стране, не могло себе позволить ни одно самое развитое государство планеты.

К высшим советским достижениям в этой области относились уникальные скоростные амфибии, специальные плавающие грузовики и корпусные шасси, целая гамма активных автопоездов, многоосные полноприводные машины и многосекционные транспортные средства, широкое применение автоматических трансмиссий, газотурбинных силовых установок и электропривода, а также создание обширной гаммы боевых и вспомогательных колесных машин со специализированными надстройками – от ракетных пусковых систем до подвижных столовых и гостиниц.

Во времена создания всей этой техники даже самые скудные сведения о наиболее прогрессивных достижениях вообще не выходили за стены СКБ, институтов и заводов-изготовителей. Об их существовании ничего не знали не только простые советские люди, но и западные спецслужбы, довольствовавшиеся лишь завистливым лицезрением новых ракетовозов на регулярных военных парадах на Красной площади в Москве. В годы глубокого военного противостояния секретность и цензура в этой области царили тотальные – от момента принятия решения о начале проектирования и до полной ликвидации машин, хотя и об этом тоже никто ничего не знал. Труднее всего было сохранить секретность на испытаниях в дальних пробегах, а также с началом экспорта автотехники в союзные страны, хотя перед этим она проходила тщательную спецподготовку. Как потом оказалось, в конструкции автомобильной части большинства самых секретных ракетовозов особой тайны не было, что доказывали упрощенные варианты ряда таких машин для народного хозяйства. Особая секретность касалась в основном стратегически важных конструктивных решений, ряда систем, агрегатов и технологических средств, относившихся к специзделиям и спецнадстройкам. После развала СССР основная доля информации и изображений военной автотехники была рассекречена, но часть материалов вообще уничтожили, и потому до сих пор некоторые сведения, характеристики и результаты испытаний остаются неполными или продолжают носить гриф «секретно».

В этой области реальное подтверждение нашел известный постулат о роли личности в истории. Развитие большинства специальных военных автомобилей и их агрегатов могло бы пойти по другому пути и иметь совершенно иные результаты, если бы их проектированием не занимались талантливые, увлеченные и самоотверженные конструкторы, заложившие собственные школы создания колесной автотехники и подчас жертвовавшие своим здоровьем и благополучием на благо Родины. В СКБ Московского завода трудился легендарный автоконструктор Виталий Андреевич Грачев (1903 – 1978 гг.), ориентировавшийся на оригинальную двухмоторную бортовую схему передачи мощности, а его коллега Борис Львович Шапошник (1902 – 1985 гг.), возглавлявший СКБ Минского автозавода, отдавал предпочтение классической компоновке. В Научном автомоторном институте (НАМИ) секретными разработками занимался Николай Иванович Коротоношко (1903 – 1995 гг.), на Брянском автозаводе – Рафаил Александрович Розов (1922 – 1996 гг.), а с 1985 года минским СКБ руководил главный конструктор Владимир Ефимович Чвялев (р. 1932 г.), перу которого принадлежат все поздние многоосные шасси-ракетовозы. Всем им пришлось трудиться в крайне напряженных и нервных условиях советской системы управления и обособленности страны, нехватки зарубежной информации и основ для воспроизведения, банального отсутствия мощных силовых агрегатов, материалов, технологического оборудования и квалифицированных кадров. Немудрено, что подчас им приходилось руководствоваться своей собственной интуицией или идти чрезмерно длительным и крайне дорогим путем проб и ошибок. В результате в советском военном автомобилестроении имели место обидные ошибки и опрометчиво смелые, но тупиковые решения, отодвигавшие страну от еще более высоких мировых вершин.

Несмотря на гигантские трудности, эффективная советская автомобильная техника с передовыми системами вооружения сыграла важнейшую роль в противостоянии развязыванию Третьей мировой войны, послужив самым доходчивым аргументом сдерживания гонки вооружения и мирного сосуществования. Огромные достижения советского ВПК не давали покоя руководству НАТО, постоянно инициировавшему проведение переговоров с Советским Союзом и подписание международных договоров о взаимном сокращении или ликвидации тех или иных боевых систем. По первым соглашениям с вооружения снимали устаревшие ракеты и ракетные комплексы, которым уже имелась достойная замена, но всё круто изменилось с началом перестройки, когда новое советское руководство подобострастно старалось во всем угождать требованиям Америки. Так, в Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) от 7 декабря 1987 года с легкой руки Горбачева попали не относившиеся к ним особо точные подвижные ракетные комплексы, одним росчерком пера отправленные в металлолом, и одновременно с ними были заморожены разработки десятков других секретных перспективных систем.

Так началась активная демилитаризация великой Страны Советов, закончившаяся полным развалом собственного ВПК, разрушением «железного занавеса» вместе с пресловутой системой социалистической кооперации и интеграции, потерей мирового лидерства и военно-политического авторитета, закатом времен патриотического творчества и подвижнического созидания новых видов военной автотехники. Запад праздновал свою неожиданно скорую и полную победу над Советским Союзом в военном, экономическом и идеологическом соревновании. Точку в этом процессе поставил распад СССР, сопровождавшийся реорганизацией дискредитированной Советской Армии.

* * *

Эта книга является продолжением первого издания «Автомобили Советской Армии» и представляет собой первую попытку подробного изложения истории ныне рассекреченной, а ранее совершенно не известной советской военной автомобильной техники единичного и серийного изготовления, создававшейся в условиях абсолютной секретности в закрытых СКБ и на многочисленных предприятиях. Из-за перенасыщенного количества упомянутых машин и смонтированных на них систем сведения по секретной колесной бронетехнике здесь не приводятся.

В книге использованы солидные, с точки зрения автора, открытые отечественные и зарубежные источники, официальные каталоги военной техники и автомобильные справочники, сведения из архивов заводов, СКБ и военных институтов, рассекреченные на момент работы над книгой. При отборе источников конструктивных особенностей и эксплуатационных данных приоритет отдан отчетам по государственным военным испытаниям и техническим описаниям, открытым изданиям военных учреждений, СКБ и заводов. Учитывая специфику данной тематики, в книге пока остается множество белых пятен: отсутствует ряд сведений по бывшей секретной колесной технике, уже снятой с вооружения, ее надстройкам и вооружению, времени выпуска, а материалы по более современным машинам отличаются лаконичностью. Большинство иллюстраций в книге публикуется впервые.

Автор выражает искреннюю благодарность за помощь в подготовке этой уникальной книги:

генерал-майору д. т. н. И. А. Шеремету, председателю Военно-научного комитета Вооруженных Сил Российской Федерации, заместителю начальника Генерального штаба; полковнику д. т. н. И. А. Карпову, начальнику 3 ЦНИИ Министерства обороны Российской Федерации; полковнику к. в. н. И. Б. Шеремету, заместителю начальника 3 ЦНИИ МО РФ; полковнику к. т. н. А. А. Колтукову, начальнику 21 НИИЦ МО РФ; В. Е. Чвялеву, в 1985 – 2003 годах главному конструктору, начальнику УГК-2 МАЗ и МЗКТ; В. П. Соловьеву, главному конструктору ОГК СТ АМО ЗИЛ; к. т. н. Р. Г. Данилову, ведущему конструктору ОГК СТ АМО ЗИЛ, а также Ю. Д. Бабушкину, В. В. Дёмику, В. В. Дмитриеву, А. В. Карасеву, Н. К. Кочневой, А. А. Латрыгину, В. А. Рахманову, М. В. Соколову, сотрудникам 21 НИИЦ МО РФ и Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи.

(Должности и звания указаны на момент совместной работы)

Похожие книги из библиотеки

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.

АвтоНАШЕСТВИЕ на СССР. Трофейные и лендлизовские автомобили

С самого своего рождения отечественный автопром не был изолирован от остального мира – даже в наиболее сложные периоды истории, в разгар «холодной войны» и открытой конфронтации с Западом, иностранные машины составляли заметную часть автопарка СССР, активно использовались и в Советской Армии, и в народном хозяйстве. Речь прежде всего о сотнях тысяч автомобилей, полученных в годы Второй Мировой войны по ленд-лизу, а также о трофейной технике, захваченной у Вермахта и его союзников. Хотя в СССР об этом не принято было упоминать, трофейные и ленд-лизовские машины сыграли важную роль в развитии советской автомобильной промышленности, бурный прогресс которой в послевоенный период стал возможен благодаря тщательному изучению мирового опыта.

Много лет работая над этой темой, буквально по крупицам собрав и обработав колоссальный объем информации, автор впервые воссоздает подлинную историю этого автоНАШЕСТВИЯ на СССР, оставившего заметный след в судьбе отечественного автопрома.

Снайперская война

Впервые в отечественной литературе!

Глубокое исследование снайперской войны на протяжении двух столетий – с позапрошлого века до наших дней. Анализ развития снайперского дела в обеих мировых войнах и многочисленных локальных конфликтах, на поле боя и в тайных операциях спецслужб. Настоящая энциклопедия снайперского искусства – не ремесла, а именно искусства! – ведь точность выстрела зависит от десятков факторов: времени суток и температуры воздуха, скорости и направления ветра, расстояния до цели, как падет свет, куда перемещаются тени и т. д., и т. п. Исчерпывающая информация о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем самого жестокого из воинских искусств.

Неизвестный «МиГ». Гордость советского авиапрома

Это слово понятно без перевода в любой точке мира – совсем как «спутник» или «Калашников». Эти легендарные истребители всегда оправдывали свое стремительное имя, отличившись во всех войнах СССР. Высотные скоростные МиГ-3, на которых держалась наша ПВО в начале Великой Отечественной, надежно защитили Москву от немецких налетов. Великолепные МиГ-15 очистили небо Кореи от «Летающих крепостей», похоронив надежды США на победу в ядерной войне. Прославленные МиГ-21 сбивали американские «Фантомы» над Вьетнамом и израильские «Миражи» над Голанскими высотами. Вся история ОКБ им. А. И. Микояна – это летопись рекордов, достижений и побед: первый отечественный реактивный самолет Миг-9; первый в мире серийный сверхзвуковой МиГ-19; революционный для своего времени МиГ-23 с изменяемой геометрией крыла; стремительный МиГ-25, первым среди серийных машин достигший скорости 3000 км/ч.; сверхманевренный МиГ-29, по праву считающийся одним из лучших истребителей четвертого поколения, «мечтой любого пилота» … Менее известен вклад Микояна в космические победы СССР, а ведь именно под его руководством создавались искусственные спутники Земли и сверхсекретный пилотируемый воздушно-космический самолет «Спираль», не имеющий себе равных.

Снимая гриф секретности, эта книга восстанавливает подлинную историю МиГа за три четверти века. Это – лучшая творческая биография великого авиаконструктора и его легендарного КБ, ставшего гордостью отечественного авиапрома.