Важнейшую роль в обеспечении Советской Армии мощными и тяжелыми многоцелевыми четырехосными тягачами играл сравнительно небольшой и малоизвестный Курганский завод колесных тягачей имени Д. М. Карбышева (КЗКТ), вовлеченный в конце 1950-х в автомобильный сектор ВПК СССР. Он был образован в начале Великой Отечественной войны как подразделение Курганского машиностроительного завода (КМЗ), на который из центральной части страны были эвакуированы некоторые предприятия сельскохозяйственного профиля. С 1950 года будущий КЗКТ выпускал сельхозтехнику и комплектующие изделия для тракторных двигателей, а в 1958 году начал самостоятельно проектировать колесные тягачи. В 1959 году он получил аббревиатуру КЗКТ и летом 1960-го был перепрофилирован под серийную сборку четырехосных полноприводных машин, разработанных в СКБ-1 Минского автозавода, которые стали и остаются до сих пор его главной специализацией.

Первым в июне 1960-го был собран курганский вариант минского балластного тягача МАЗ-535А, за которым последовал седельный МАЗ-535В. Их серийное изготовление началось со следующего года. В 1964-м машины серии 535 сменили более мощные 525-сильные седельные тягачи МАЗ-537, несущественно доработанные в Кургане и впоследствии составившие обширное семейство общего и специального назначения. Многоцелевые седельные и балластные автомобили курганского производства служили для буксировки по всем видам дорог и на местности низкорамных полуприцепов и прицепов со сверхтяжелыми и крупногабаритными военными грузами, с гусеничной бронетехникой, ракетным вооружением и специальным оборудованием, а также работали на крупных военных аэродромах и являлись базой эвакуационной и инженерной техники. Специальные исполнения тягачей применяли в основном в РВСН для транспортировки межконтинентальных баллистических ракет стратегического назначения и установки их на стартовые позиции, для буксировки крупных штабных и радиотехнических комплексов, перевозки специального оборудования и ракетного топлива.

Для организации серийного выпуска достаточно сложных четырехосных машин, требовавших высокого качества изготовления и культуры производства, в начале 1960-х КЗКТ был практически возведен заново: площадь нового главного сборочного корпуса № 14 с ежегодной производственной мощностью 350 – 400 автомобилей превышала все существовавшие к тому времени старые цеха КМЗ. Поначалу выпуск несложных узлов был налажен в старом корпусе № 5, но впоследствии почти все агрегаты трансмиссии, рамы и кабины в Кургане собирали самостоятельно. С первых же лет выпуска базового тягача МАЗ-537 на заводе постепенно разворачивалось изготовление всех его специальных версий, разработанных и выпущенных пробными сериями еще в Минске. Несмотря на то что на машинах 537-й серии в Кургане постоянно вводили мелкие модификации, повышали их надежность, улучшали эксплуатационные и технические параметры, все они долгое время сохраняли оригинальную маркировку МАЗ. Первой существенной самостоятельной работой курганских конструкторов считается прототип МАЗ-545 с новой 4-дверной кабиной, построенный на основе технической документации, разработанной в Минске. Получив ценный практический опыт доработки прежних версий и создания новых машин, на Курганском заводе под руководством главного конструктора Г. А. Домрачева в тесном контакте со специалистами минского СКБ-1 началось проектирование и изготовление собственных версий тягачей, которые уже носили индекс КЗКТ. Их основой стал балластный вариант 537Л, по-прежнему базировавшийся на минском шасси 537. В 1970-е годы в Кургане начались активные поиски собственного лица своей «лицензионной» продукции. Они привели к созданию нескольких опытных машин переходных серий КЗКТ-7426 и 7427, послуживших в 1988 году базой семейства 650-сильных седельных тягачей 7428 с новой кабиной, созданных на усиленном шасси все той же базовой модели 537 и до сего дня составляющих основу производственной программы завода. К тому времени основные функции новых моделей уже сводились лишь к транспортировке по дорогам общего пользования тяжелой бронетехники, танков и крупных неделимых военных грузов. Во времена перестройки КЗКТ оказался вообще без каких-либо военных заказов, был акционирован и преобразован в ОАО «Русич». Не имея в своей программе спасительной гражданской техники, он попал в катастрофическое положение, едва не стоившее ему жизни.

Похожие книги из библиотеки

Советские танковые армии в бою

Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.

Неизвестный Лангемак. Конструктор «катюш»

Он был одним из величайших конструкторов XX века, главным инженером первого в мире Реактивного института, пионером космонавтики (именно Г.Э. Лангемак ввел этот термин), соавтором легендарной «Катюши» – но звание Героя Социалистического Труда получил лишь посмертно. Его арестовали по доносу подчиненного, осудили как «вредителя», «заговорщика» и «врага народа» и казнили в январе 1938 года. Полвека спустя маршал Устинов сказал: «Если бы Лангемака не расстреляли, я был бы у него замом, а первым космонавтом стал бы не Гагарин, а Титов». Успей Георгий Эрихович завершить свои разработки – мы бы сейчас осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам».

Почему все эти великие начинания пошли прахом? Кто погубил великого конструктора и присвоил его открытия? Как разгромили Реактивный институт, замедлив развитие космонавтики на десятилетия? Воздавая должное гению Лангемака, эта фундаментальная биография проливает свет на самые героические и трагические страницы родной истории.

Снайперская война

Впервые в отечественной литературе!

Глубокое исследование снайперской войны на протяжении двух столетий – с позапрошлого века до наших дней. Анализ развития снайперского дела в обеих мировых войнах и многочисленных локальных конфликтах, на поле боя и в тайных операциях спецслужб. Настоящая энциклопедия снайперского искусства – не ремесла, а именно искусства! – ведь точность выстрела зависит от десятков факторов: времени суток и температуры воздуха, скорости и направления ветра, расстояния до цели, как падет свет, куда перемещаются тени и т. д., и т. п. Исчерпывающая информация о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем самого жестокого из воинских искусств.

Все авиа-шедевры Мессершмитта. Взлет и падение Люфтваффе

Как бы ни были прославлены Юнкерс, Хейнкель и Курт Танк, немецким авиаконструктором № 1 стали не они, а Вилли МЕССЕРШМИТТ.

Эта книга – первая творческая биография гения авиации, на счету которого множество авиашедевров – легендарный Bf 109, по праву считающийся одним из лучших боевых самолетов в истории; знаменитый истребитель-бомбардировщик Bf 110; самый большой десантный планер своего времени Ме 321; шестимоторный военно-транспортный Ме 323; ракетный перехватчик Ме 163 и, конечно, эпохальный Ме 262, с которого фактически началась реактивная эра. Случались у Мессершмитта и провалы, самым громким из которых стал скандально известный Ме 210, но, несмотря на редкие неудачи, созданного им хватило бы на несколько жизней.

Сам будучи авиаконструктором и профессором МАИ, автор не только восстанавливает подлинную биографию Мессершмитта и историю его непростых взаимоотношений с руководством Третьего Рейха, но и профессионально анализирует все его проекты.