В Кургане первый седельный тягач МАЗ-537 был собран из минских узлов в декабре 1963 года, а к его серийному изготовлению на новых производственных площадях удалось приступить только через год. Одновременно с этим событием на КЗКТ прекратилась сборка предыдущих машин 535А и 535В. Окончательная передача производства модели 537 из Минска в Курган состоялась в 1965 году, но на первых порах все работы по организации выпуска непривычной и весьма сложной продукции проходили чрезвычайно трудно. Среди основных причин были неразвитая производственная структура КЗКТ, отсутствие опыта освоения технологий серийного изготовления, нехватка рабочих и конструкторских кадров. Все это приводило к низкому качеству сборки и малой надежности машин ранних выпусков, а также к существенной задержке с внедрением модернизированных версий.

Первые тягачи МАЗ-537 курганской сборки с той же допустимой нагрузкой на сцепное устройство (25 т) ничем не отличались от машин, собиравшихся до тех пор на Минском автозаводе, но обычно снабжались только двумя головными фарами. Они также служили для буксировки полуприцепов массой до 65 т в составе автопоездов полной массой до 90 т и развивали максимальную скорость 60 км/ч. Автомобили оснащались 48-клапанным дизелем Д12А-525 V12 мощностью 525 л.с. с непосредственным впрыском топлива, плунжерным насосом НК-10 и циркуляционной системой смазки с сухим картером, гидромеханической 3-ступенчатой трансмиссией и двухступенчатой раздаточной коробкой. При переходе в тяжелые дорожные условия вторая понижающая передача в ней включалась только при остановке тягача и отключении двигателя. От раздаточной коробки крутящий момент подавался на два межосевых тележечных редуктора со встроенными самоблокирующимися дифференциалами и далее поступал на конические главные передачи каждой пары колес, в которых размещались межколесные дифференциалы: первого и второго мостов – повышенного трения, третьего и четвертого – с автоматической блокировкой при помощи зубчатых муфт. Далее крутящий момент карданными валами передавался на ступицы ведущих колес с планетарными редукторами. Тормоза всех колес остались барабанными с однопроводным пневмогидравлическим приводом, в раздаточной коробке помещался стояночный ленточный тормоз с ручным управлением. Подвеска четырех передних колес – независимая рычажно-торсионная с телескопическими гидроамортизаторами двойного действия. Четыре задних колеса, попарно объединенные жесткими бортовыми рычагами в балансирную тележку, были шарнирно связаны с рамой без каких-либо упругих элементов. Металлическая 2-дверная 4-местная кабина, весившая всего 400 кг, снабжалась люком и прожектором на крыше, двумя отопителями и индивидуальным сиденьем водителя, регулируемым в продольном направлении. В состав однопроводного 24-вольтного экранированного электрооборудования входили четыре аккумуляторные батареи, генератор переменного тока в 1,5 кВт с встроенным выпрямителем и стартер мощностью 12 кВт (15 л.с.). На первых тягачах также стояли камерные 24-слойные 24-дюймовые шины И-170. Системы регулирования давления в шинах и штатной лебедки на них не было. Одно или два запасных колеса обычно помещали на свободной передней части (хоботе) транспортных полуприцепов.

Семейство МАЗ/КЗКТ-537 (1963 – 1990 гг.)

525-сильный седельный тягач серии МАЗ-537 первой партии курганской сборки начала 1970-х годов

С 1965 года и до начала 1980-х годов основные модификации автомобилей МАЗ-537 сводились к элементарным перестановкам ряда второстепенных узлов, усилению одних и упразднению других несущественных деталей или к упрощению более важных, но ненадежных и дорогих элементов. Например, первый массивный предпусковой танковый подогреватель был заменен на более компактный вариант ПЖД-600 производительностью 55 тыс. ккал/ч, число точек смазки сокращено за счет введения в топливном насосе проточной смазки, два воздушных фильтра заменили на один более эффективный, а один крупный компрессор поменяли на два компактных. В системе рулевого гидроусилителя появился новый масляный бачок, а в топливных баках – шариковые сливные краники, для облегчения замены шин их шпилечное крепление на ободах заменили на замочное и т. д. В 1977 году появились новые полнопоточные масляные фильтры со сменными элементами и термостаты с твердым наполнителем, а с 1979-го в приводе управляемых колес всех тягачей вместо прежних дорогих шарниров «Бендикс-Вейсс» поставили обычные карданные сочленения с игольчатыми подшипниками. В 1980-е годы использовались новые 24-слойные шины ВИ-202 повышенной проходимости с увеличенным сроком службы. К тому времени все резервы дальнейших мелких улучшений иссякли, но выпуск быстро состарившихся машин МАЗ-537 продолжался, тем более что военных они вполне устраивали, так как никакой иной замены им просто не существовало.

Внешним отражением регулярно проводившихся технических модификаций являлись 2-дверная кабина и облицовка моторного отсека, постепенно упрощавшиеся с вводом в производство каждой очередной модернизированной серии. Первые партии тягачей от своих предшественников унаследовали два горизонтальных вентиляционных лючка на передней стенке кабины, небольшие круглые угловые подфарники, круглые зеркала заднего вида и три передние фары, из которых средняя служила для инфракрасной подсветки дороги в темное время суток. К середине 1960-х она исчезла, но при этом лючки пока оставались. В 1970-е годы прежние пять вертикальных створок на боковинах моторного отсека сменил массивный регулируемый коробчатый воздухозаборник переднего расположения, за которым имелись простые двухрядные вертикальные щели, а на крыше отсека появились два крупных вентиляционных люка. Увеличенные зеркала стали прямоугольными, а крылья над передними колесами были продлены на пространство между средними мостами, и часть машин лишилась характерной средней V-образной ступеньки, которую подменяла простая лесенка для доступа оператора к сцепке и лебедке. Теперь на обоих крыльях дополнительно к огнетушителям стали закреплять канистры для топлива, воды или охлаждающей жидкости. К концу 1970-х с передков кабин окончательно исчезли последние декоративные элементы – вентиляционные лючки, упростив и оголив их до предела, зато двухсекционные стекла подфарников стали более крупными. К середине 1980-х оба топливных бака лишись своих защитных кожухов. На практике новые, отремонтированные или восстановленные машины МАЗ-537 могли иметь иную комбинацию вышеуказанных внешних деталей, что окончательно запутывало всех, кто хотел точнее их идентифицировать.

С середины 1960-х годов на шасси стандартного тягача МАЗ-537 на КЗКТ началось создание обширной гаммы седельных и балластных машин специализированного назначения. До начала их серийного изготовления научные и опытно-конструкторские работы в этом направлении параллельно проводили также другие организации и заводы. Например, в 1965 году совместными усилиями специалистов 21 НИИИ, московского завода «Динамо» и номерных предприятий был разработан и построен оригинальный опытный вариант тягача для работы с активным трехосным полуприцепом-шасси с электрическим приводом всех управляемых колес. Для этого на автомобиле были смонтированы генератор постоянного тока в 215 кВт и гидронасос, для привода которых использовалась доработанная коробка отбора мощности тягача.

Семейство МАЗ/КЗКТ-537 (1963 – 1990 гг.)

Многоцелевой вариант МАЗ-537Г в упрощенном внешнем исполнении конца 1970-х годов

Семейство МАЗ/КЗКТ-537 (1963 – 1990 гг.)

Экспериментальный тягач МАЗ-537 с электрогенератором для привода колес полуприцепа. 1965 год

Все виды тягачей серии МАЗ-537 широко применялись как во всех подразделениях Советской Армии и ВМФ СССР, так и во многих отраслях народного хозяйства, где их основной задачей являлась доставка по всем видам дорог, по бездорожью и при любых погодных условиях тяжелых крупногабаритных грузов и различного оснащения. Специальные варианты тягачей использовались в основном в РВСН, но многоцелевые базовые модели поступали во все страны Варшавского договора и Финляндию, в союзные страны Ближнего и Среднего Востока, многие государства Африки и Азии. По оценочным данным, в общей сложности автомобили 537-го семейства были изготовлены в количестве 8 – 10 тыс. экземпляров.

Похожие книги из библиотеки

Снайперская война

Впервые в отечественной литературе!

Глубокое исследование снайперской войны на протяжении двух столетий – с позапрошлого века до наших дней. Анализ развития снайперского дела в обеих мировых войнах и многочисленных локальных конфликтах, на поле боя и в тайных операциях спецслужб. Настоящая энциклопедия снайперского искусства – не ремесла, а именно искусства! – ведь точность выстрела зависит от десятков факторов: времени суток и температуры воздуха, скорости и направления ветра, расстояния до цели, как падет свет, куда перемещаются тени и т. д., и т. п. Исчерпывающая информация о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем самого жестокого из воинских искусств.

Автомобили Советской Армии 1946-1991

Новая книга от автора бестселлеров «Автомобили Красной Армии» и «Военные автомобили Вермахта». Уникальная энциклопедия автотехники, стоявшей на вооружении Советской Армии в 1945–1991 гг. Полная информация о всех типах серийных армейских автомобилей, специальных кузовов, надстроек и вооружения, а также бронетранспортеров первого поколения, выпускавшихся на шасси армейских грузовиков.

Если в годы Второй Мировой войны СССР катастрофически отставал от Запада в качестве и количестве автотранспорта, что стало одной из главных причин поражений 1941–1942 гг., то после Победы наш военный автопром совершил колоссальный рывок, не только догнав, но кое в чем (например, в производстве подвижных колесных систем ракетного вооружения и переправочных средств) даже обогнав «вероятного противника». Лучшие советские армейские автомобили – легендарные ГАЗ-69, УАЗ-469, ГАЗ-66, ЗИЛ-157, ЗИЛ-131 и «Урал-375» – по праву занимали в мировых рейтингах высокие позиции, отличаясь простотой, надежностью и великолепной проходимостью. Эпоха 1950–1960-х гг. стала поистине «звездным часом» для всего отечественного ВПК, в том числе и для автомобильной отрасли, способной самостоятельно разрабатывать уникальную военную технику, не имевшую аналогов за рубежом, и выпускать лучшие за всю отечественную историю полноприводные армейские автомобили со специальным оборудованием и вооружением. Об этой ожесточенной «войне моторов», в которой был достигнут паритет с НАТО и обеспечена реальная безопасность страны, рассказывает новая книга ведущего специалиста по истории автомобилестроения, иллюстрированная сотнями редких фотографий.

Мясищев. Неудобный гений. Забытые победы советской авиации

Его вклад в историю мировой авиации ничуть не меньше заслуг Туполева, Ильюшина, Лавочкина и Яковлева – однако до сих пор имя Владимира Михайловича Мясищева остается в тени его прославленных коллег.

А ведь предложенные им идеи и технические решения по праву считаются революционными. Именно его КБ разработало первый отечественный межконтинентальный бомбардировщик М-4, первый сверхзвуковой стратегический бомбардировщик М-50 и первый в мире «космический челнок».

Но несмотря на все заслуги, огромный талант и организаторские способности, несмотря на то что многие историки прямо называют Мясищева «гением авиации», его имя так и не обрело всенародной известности – возможно, потому, что руководство советской авиапромышленности считало его «неудобным» конструктором, слишком опередившим свое время.

Эта книга, созданная на основе рассекреченных архивных материалов и свидетельств очевидцев, – первая отечественная биография великого советского авиаконструктора.

Неизвестный Лавочкин

Легендарные самолеты Героя Социалистического Труда С.А. Лавочкина по праву считаются одним из символов Победы. Хотя его первенец ЛаГГ-3 оказался откровенно неудачным, «заслужив» прозвище «лакированный гарантированный гроб», установка нового мотора и усовершенствование конструкции буквально преобразили эту тяжелую неповоротливую машину, превратив в лучший истребитель Великой Отечественной – прославленные Ла-5, Ла-5ФН и Ла-7 сначала перехватили у немцев господство в воздухе, а затем и сломали хребет Люфтваффе. Именно на этих самолетах воевали двое из пяти лучших советских асов, а Иван Кожедуб первым сбил новейший реактивный Me.262. Именно Лавочкин стоял у истоков советской реактивной авиации – это его истребители первыми преодолели сверхзвуковой, а межконтинентальная крылатая ракета «Буря» – и тепловой барьер. Это в его ОКБ были созданы и первые отечественные беспилотники, и зенитные управляемые ракеты, прикрывавшие Москву в разгар холодной войны.

Прорывая завесу тотальной секретности, многие десятилетия окружавшую проекты Лавочкина, эта книга по крупицам восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора и подлинную историю его авиашедевров.