175

Секретные автомобили Советской Армии

Опытные и мелкосерийные машины серии МАЗ-543

Опытные и мелкосерийные машины серии МАЗ-543

Первыми в алфавитном порядке после модели 543А следовали два опытных образца шасси МАЗ-543Б, построенные в конце 1960-х годов на базе МАЗ-543. Их собрали для монтажа модернизированной пусковой установки 9П117М ОТРК 9К72 с усиленной направляющей для запуска новой ракеты 8К14-1, однако впоследствии все доработанные шасси для ракетных и иных систем по-прежнему носили индексы 543 и 543А. К малоизвестным единичным проходным машинам, не получившим развития, относились шасси 543Д с многотопливным вариантом штатного дизеля и экспериментальный «тропик» 543Т для эксплуатации в горной и пустынной местности, оборудованный жаростойкими резинотехническими изделиями, изготовление которых организовать не удалось.

МАЗ-543П (1966 – 1974 гг.) – бортовой автомобиль двойного назначения на шасси МАЗ-543 с цельнометаллической грузовой платформой для перевозки различных грузов массой до 19,6 т. Первоначально был создан для народного хозяйства с целевым использованием в газо– и нефтегазодобывающем комплексе. Главным отличием об военных машин являлось отсутствие специального оснащения и светомаскировочных приспособлений. За первый год собрали 80 машин 543П, и до окончания выпуска было изготовлено более 2 тыс. автомобилей, которым эксплуатационники присвоили неформальное наименование «Ураган». Параллельно в небольших количествах грузовики МАЗ-543П с низкобортными платформами применяли в Советской Армии для доставки грузов, как учебные машины или балластные тягачи артиллерийских орудий и тяжелых прицепов. Их снаряженная масса составила 22,7 т, максимальная скорость по шоссе с груженым прицепом – 55 км/ч.

Опытные и мелкосерийные машины серии МАЗ-543

Многоцелевой бортовой автомобиль МАЗ-543П со стальной грузовой платформой. 1966 год

МАЗ-543В (1972 – 1974 гг.) – малоизвестный экспериментальный прототип грузоподъемностью 19,6 т с принципиально новой компоновкой, послуживший основой самого известного в будущем шасси МАЗ-543М. В отличие от своих предшественников 543 и 543А впервые был оснащен одной левой сдвинутой вперед 2-местной кабиной и расположенным рядом с ней моторным отсеком, что позволило существенно освободить монтажную часть рамы под установку более крупного оборудования. По сравнению с моделью 543А ее длина возросла сразу почти на 2 м, а величина переднего свеса достигла своего максимума – 2765 мм при сохранении прежней габаритной длины (11 470 мм). Два последних параметра сохранялись на всех последующих серийных машинах 543М. Снаряженная и полная масса машины соответствовали модели 543А (21,0 и 40,8 т). Общая вместимость двух новых топливных баков возросла до 740 л, запас хода – до 875 км. В течение трех лет было собрано 233 шасси МАЗ-543В, которые проходили заводские и государственные испытания, но на вооружение не принимались. Тем не менее, эти машины сыграли важнейшую роль в развитии 543-й серии как подвижная экспериментальная база будущих автомобилей 543М и основа новых военных систем. На них были смонтированы и испытаны первые пробные машины жизнеобеспечения подвижных стратегических ракетных комплексов (СРК) «Темп-2С» и «Пионер», размещенные во вместительных обитаемых кузовах-фургонах. К ним относились первая машина дежурной смены, охраны, обороны и караула 15Я55, первые средства бытового обеспечения, станция тропосферной связи и другие, которые вскоре были переставлены на шасси МАЗ-543М.

Опытные и мелкосерийные машины серии МАЗ-543

Опытное шасси МАЗ-543В грузоподъемностью 19,6 т с одной левой кабиной. 1972 год

Похожие книги из библиотеки

Мясищев. Неудобный гений. Забытые победы советской авиации

Его вклад в историю мировой авиации ничуть не меньше заслуг Туполева, Ильюшина, Лавочкина и Яковлева – однако до сих пор имя Владимира Михайловича Мясищева остается в тени его прославленных коллег.

А ведь предложенные им идеи и технические решения по праву считаются революционными. Именно его КБ разработало первый отечественный межконтинентальный бомбардировщик М-4, первый сверхзвуковой стратегический бомбардировщик М-50 и первый в мире «космический челнок».

Но несмотря на все заслуги, огромный талант и организаторские способности, несмотря на то что многие историки прямо называют Мясищева «гением авиации», его имя так и не обрело всенародной известности – возможно, потому, что руководство советской авиапромышленности считало его «неудобным» конструктором, слишком опередившим свое время.

Эта книга, созданная на основе рассекреченных архивных материалов и свидетельств очевидцев, – первая отечественная биография великого советского авиаконструктора.

Все авиа-шедевры Мессершмитта. Взлет и падение Люфтваффе

Как бы ни были прославлены Юнкерс, Хейнкель и Курт Танк, немецким авиаконструктором № 1 стали не они, а Вилли МЕССЕРШМИТТ.

Эта книга – первая творческая биография гения авиации, на счету которого множество авиашедевров – легендарный Bf 109, по праву считающийся одним из лучших боевых самолетов в истории; знаменитый истребитель-бомбардировщик Bf 110; самый большой десантный планер своего времени Ме 321; шестимоторный военно-транспортный Ме 323; ракетный перехватчик Ме 163 и, конечно, эпохальный Ме 262, с которого фактически началась реактивная эра. Случались у Мессершмитта и провалы, самым громким из которых стал скандально известный Ме 210, но, несмотря на редкие неудачи, созданного им хватило бы на несколько жизней.

Сам будучи авиаконструктором и профессором МАИ, автор не только восстанавливает подлинную биографию Мессершмитта и историю его непростых взаимоотношений с руководством Третьего Рейха, но и профессионально анализирует все его проекты.

Неизвестный Лавочкин

Легендарные самолеты Героя Социалистического Труда С.А. Лавочкина по праву считаются одним из символов Победы. Хотя его первенец ЛаГГ-3 оказался откровенно неудачным, «заслужив» прозвище «лакированный гарантированный гроб», установка нового мотора и усовершенствование конструкции буквально преобразили эту тяжелую неповоротливую машину, превратив в лучший истребитель Великой Отечественной – прославленные Ла-5, Ла-5ФН и Ла-7 сначала перехватили у немцев господство в воздухе, а затем и сломали хребет Люфтваффе. Именно на этих самолетах воевали двое из пяти лучших советских асов, а Иван Кожедуб первым сбил новейший реактивный Me.262. Именно Лавочкин стоял у истоков советской реактивной авиации – это его истребители первыми преодолели сверхзвуковой, а межконтинентальная крылатая ракета «Буря» – и тепловой барьер. Это в его ОКБ были созданы и первые отечественные беспилотники, и зенитные управляемые ракеты, прикрывавшие Москву в разгар холодной войны.

Прорывая завесу тотальной секретности, многие десятилетия окружавшую проекты Лавочкина, эта книга по крупицам восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора и подлинную историю его авиашедевров.

Неизвестный Яковлев. «Железный» авиаконструктор

«Конструктор должен быть железным», – писал А.С. Яковлев в газете «Правда» летом 1944 года. Не за это ли качество его возвысил Сталин, разглядевший в молодом авиагении родственную душу и назначивший его замнаркома авиационной промышленности в возрасте 33 лет? Однако за близость к власти всегда приходится платить высокую цену – вот и Яковлев нажил массу врагов, за глаза обвинявших его в «чрезвычайной требовательности, доходившей до грубости», «интриганстве» и беззастенчивом использовании «административного ресурса», и эти упреки можно услышать по сей день. Впрочем, даже недруги не отрицают его таланта и огромного вклада яковлевского ОКБ в отечественное самолетостроение.

От первых авиэток и неудачного бомбардировщика Як-2/Як-4 до лучшего советского истребителя начала войны Як-1; от «заслуженного фронтовика» Як-9 до непревзойденного Як-3, удостоенного почетного прозвища «Победа»; от реактивного первенца Як-15 до барражирующего перехватчика Як-25 и многоцелевого Як-28; от учебно-тренировочных машин до пассажирских авиалайнеров Як-40 и Як-42; от вертолетов до первого сверхзвукового самолета вертикального взлета Як-141, ставшего вершиной деятельности яковлевского КБ, – эта книга восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора во всей ее полноте, без «белых пятен» и купюр, не замалчивая провалов и катастроф, не занижая побед и заслуг Александра Сергеевича Яковлева перед Отечеством, дважды удостоившим его звания Героя Социалистического Труда.