БАЗ-69481М

(1987 г.)

В 1987 году, в рамках работ по опытным сухопутным четырехосным машинам серии 6948/69481, на Брянском автозаводе под руководством Ю. И. Мосина был построен уникальный по своей концепции пятиосный автомобиль-шасси БАЗ-69481М (10x8) грузоподъемностью 18,6 т для монтажа новой ракетной системы. Он также входил в семейство «Основа-1» и получил военный индекс «Вощина», его детальной разработкой занимался ведущий конструктор А. С. Коптюх. В этой машине сочетались два оригинальных для советского и мирового автомобилестроения поисковых решения: несимметричная компоновка с пятью парами колес и только четырьмя ведущими мостами, а также достаточно прочный негерметизированный несущий корпус водоизмещающего типа, внешне напоминавший плавающие машины. От своего ближайшего предшественника 69481 новый автомобиль отличался более вместительным сварным корпусом и установкой третьей неведущей оси, которая вместе с двумя штатными задними ведущими мостами образовывала трехосную тележку, выдерживавшую повышенные нагрузки. Увеличение массы машины привело к установке двух более мощных 260-сильных двигателей КамАЗ-740.3 с бортовыми трансмиссиями, усиленных подрамников и узлов ходовой части. В остальном в общей конструкции шасси 69481М серьезных изменений не произошло. На его первоначальном исполнении корпус был низким открытым, затем его переделали в более высокий кузов с пологими скосами крыши и рабочим отсеком с брезентовым верхом. Снаряженная масса машины составила 21,5 т, полная – 40,5 т. Радиус поворота – 16,5 м. Максимальная скорость осталась на уровне 70 км/ч, запас хода снизился до 900 км. В 1987 году БАЗ-69481М проходил приемочные испытания в 21 НИИИ и сразу же не получил одобрения военных. Он обладал недостаточной проходимостью и надежностью, связанными с установкой двух дополнительных неведущих колес и применением схемы с нечетным количеством мостов. При движении по неровной дороге столь оригинальные конструктивные решения приводили к неравномерному перераспределению ударных нагрузок на колеса, подвеску, трансмиссию и раму машины, а во время преодоления даже невысоких преград вся нагрузка кратковременно приходилась только на один средний мост.

БАЗ-69481М (1987 г.)

Сухопутное корпусное шасси БАЗ-69481М (10x8) с двумя 260-сильными двигателями КамАЗа. 1987 год

Тем временем с начала 1980-х годов в коломенском СКБ-221 параллельно с разработкой комплекса «Ока-У» проводилось проектирование модернизированного оперативно-тактического комплекса «Волга» увеличенной дальности действия (900 – 1000 км) для замены системы «Темп-С». Его пусковую и заряжающую установки планировались разместить на будущем шасси 69481М. Из них удалось завершить только оборудование опытного образца транспортно-заряжающей машины с боевым расчетом из четырех человек, а после подписания Договора о ликвидации РСМД все дальнейшие работы по комплексу «Волга» и по шасси были прекращены. Его единственным развитием в 1989 году стал гражданский вариант БАЗ-69511П, тоже не получивший развития в те смутные времена.

Похожие книги из библиотеки

Советские танковые армии в бою

Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.

Неизвестный Лавочкин

Легендарные самолеты Героя Социалистического Труда С.А. Лавочкина по праву считаются одним из символов Победы. Хотя его первенец ЛаГГ-3 оказался откровенно неудачным, «заслужив» прозвище «лакированный гарантированный гроб», установка нового мотора и усовершенствование конструкции буквально преобразили эту тяжелую неповоротливую машину, превратив в лучший истребитель Великой Отечественной – прославленные Ла-5, Ла-5ФН и Ла-7 сначала перехватили у немцев господство в воздухе, а затем и сломали хребет Люфтваффе. Именно на этих самолетах воевали двое из пяти лучших советских асов, а Иван Кожедуб первым сбил новейший реактивный Me.262. Именно Лавочкин стоял у истоков советской реактивной авиации – это его истребители первыми преодолели сверхзвуковой, а межконтинентальная крылатая ракета «Буря» – и тепловой барьер. Это в его ОКБ были созданы и первые отечественные беспилотники, и зенитные управляемые ракеты, прикрывавшие Москву в разгар холодной войны.

Прорывая завесу тотальной секретности, многие десятилетия окружавшую проекты Лавочкина, эта книга по крупицам восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора и подлинную историю его авиашедевров.

Все авиа-шедевры Мессершмитта. Взлет и падение Люфтваффе

Как бы ни были прославлены Юнкерс, Хейнкель и Курт Танк, немецким авиаконструктором № 1 стали не они, а Вилли МЕССЕРШМИТТ.

Эта книга – первая творческая биография гения авиации, на счету которого множество авиашедевров – легендарный Bf 109, по праву считающийся одним из лучших боевых самолетов в истории; знаменитый истребитель-бомбардировщик Bf 110; самый большой десантный планер своего времени Ме 321; шестимоторный военно-транспортный Ме 323; ракетный перехватчик Ме 163 и, конечно, эпохальный Ме 262, с которого фактически началась реактивная эра. Случались у Мессершмитта и провалы, самым громким из которых стал скандально известный Ме 210, но, несмотря на редкие неудачи, созданного им хватило бы на несколько жизней.

Сам будучи авиаконструктором и профессором МАИ, автор не только восстанавливает подлинную биографию Мессершмитта и историю его непростых взаимоотношений с руководством Третьего Рейха, но и профессионально анализирует все его проекты.

Неизвестный Лангемак. Конструктор «катюш»

Он был одним из величайших конструкторов XX века, главным инженером первого в мире Реактивного института, пионером космонавтики (именно Г.Э. Лангемак ввел этот термин), соавтором легендарной «Катюши» – но звание Героя Социалистического Труда получил лишь посмертно. Его арестовали по доносу подчиненного, осудили как «вредителя», «заговорщика» и «врага народа» и казнили в январе 1938 года. Полвека спустя маршал Устинов сказал: «Если бы Лангемака не расстреляли, я был бы у него замом, а первым космонавтом стал бы не Гагарин, а Титов». Успей Георгий Эрихович завершить свои разработки – мы бы сейчас осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам».

Почему все эти великие начинания пошли прахом? Кто погубил великого конструктора и присвоил его открытия? Как разгромили Реактивный институт, замедлив развитие космонавтики на десятилетия? Воздавая должное гению Лангемака, эта фундаментальная биография проливает свет на самые героические и трагические страницы родной истории.