МАЗ-7907

(1985 – 1987 гг.)

Самая оригинальная, прогрессивная и «самая многоосная» советская военная машина МАЗ-7907 (24x24) с электромеханической трансмиссией ТЭ-660-24, не имевшая зарубежных аналогов, являлась двухзвенной низкопрофильной 12-осной самоходной платформой грузоподъемностью 150 т, поставленной на две шестиосные тележки с 24 ведущими односкатными колесами и насыщенной новыми конструктивными решениями. Работы по ней также начались в марте 1983 года, первый прототип был готов в марте 1985-го, следующий – во втором квартале того же года. В отличие от двух предыдущих шасси, силовым агрегатом на МАЗ-7907 являлась трехвальная газовая турбина ГТД-1000ТФМ (вариант танкового двигателя ГТД-1250) номинальной мощностью 1200 л.с., смонтированная на передней консоли лонжеронной рамы длиной 5620 мм под специальной 3-местной кабиной с тремя лобовыми окнами, системами жизнеобеспечения и кондиционирования воздуха. Двигатель приводил только электрогенератор переменного тока ВСГ-625, от которого электроэнергия поступала на узлы трансмиссии и на 24 синхронных 30-киловаттных тяговых электромотора ДСТ-180-6 с частотной системой регулирования с тиристорными преобразователями и воздушно-масляным охлаждением, смонтированных внутри рамы машины. Блоки электрического управления и масляные радиаторы помещались в двух параллельных кожухах, расположенных продольно в задней части шасси. Все электрическое оборудование также разрабатывал и собирал новосибирский институт НИИКЭ. Механическую часть трансмиссии составляли согласующий и понижающий редукторы, коробка отбора мощности, угловые и колесные передачи, многочисленные трансмиссионные и колесные карданные валы. Второй конструктивной особенностью являлась необычно длинная монтажная часть рамы, которая при движении даже по достаточно ровным трассам могла искривляться и прогибаться. Во избежание этого ее разрезали на две равные по длине шестиосные секции и установили между ними простой горизонтальный шарнир на подшипниках с одной степенью свободы. Он позволял обеим частям машины перемещаться относительно друг друга только в продольной вертикальной плоскости на угол до 8? и предохранял раму со спецнадстройкой от перегрузок и повреждений. Традиционными для шарнирно-сочлененных машин функциями рулевого управления эта система не обладала. Для изменения направления движения служили только четыре передние и четыре задние ведущие оси с колесами, синхронно отклонявшимися в разные стороны на определенный угол в зависимости от их расположения. Индивидуальная гидропневматическая подвеска с попарными бортовыми балансирными связями соответствовала машине 7906. Все колеса оборудовали широкопрофильными камерными шинами ВИ-207 весьма скромного размера 1660x670-685 с постоянным внутренним давлением (3,5 кгс/см2). Снаряженная масса машины достигала 65,8 т. Базы передней и задней тележки – 9065 и 9220 мм с неравномерным расстояниями между осями соседних колес (1750, 1800 или 1855 мм). Длина шасси – 28 187 мм, ширина – 4690 мм, высота по кондиционерам на кабине – 4450 мм. Колея всех колес – 3330 мм, максимальный дорожный просвет – 485 мм. Проектная длина пусковой установки – 32 м, высота – до 5,6 м. Радиус поворота снизился до 27 м. Максимальная расчетная скорость на твердых и гладких покрытиях – 40 км/ч.

МАЗ-7907 (1985 – 1987 гг.)

Сочлененное шасси МАЗ-7907 (24x24) с 1200-сильным ГТД и электрической трансмиссией. 1985 год

МАЗ-7907 (1985 – 1987 гг.)

Уникальное шасси МАЗ-7907 для межконтинентального комплекса «Целина-2» с ракетой РТ-23 УТТХ

После заводских испытаний шасси 7907 было отправлено в Волгоград, где завод «Баррикады» смонтировал на нем габаритный макетный образец пусковой установки 15У157 комплекса 15П162 «Целина-2», которая вместе с аналогичной системой на базе МАЗ-7906 с сентября 1986 года в режиме строжайшей секретности проходила сравнительные эксплуатационные испытания в Калининской области на специальных участках дорог общего пользования. По компоновочным соображениям ТПК с ракетой пришлось приподнять над уровнем рамы, а для прохождения под мостами на шасси добавили систему регулирования высоты расположения контейнера. До сентября 1987 года имитационная СПУ прошла расстояние 2054 км, показав максимальную скорость 25 км/ч.

По результатам всех испытаний главными недостатками шасси 7907 являлись низкая работоспособность и малый КПД электрической трансмиссии, плохая проходимость по грунтам с низкой несущей способностью, повышенная осевая нагрузка (18,5 т) и недостаточная динамика разгона. По сведениям историков Минского автозавода в окончательных выводах комиссии МАЗ-7907 был рекомендован к производству, так как обладал существенными преимуществами перед моделью 7906 по осевой нагрузке, управляемости, лучшей звукоизоляции кабины, повышенной технологичности и увеличенной живучести за счет сохранения подвижности при повреждении привода сразу восьми колес. По отчетам 21 НИИИ шасси 7906 и 7907 не соответствовали предъявленным требованиям, «способов и средств улучшить опорную проходимость ни теоретически, ни экспериментально не было найдено», и в связи с выявленными недостатками дальнейшие доработки обеих машин были признаны бесперспективными. Вскоре к этим причинам добавилась главная разрушительная сила – перестройка. Работы по весьма перспективному проекту «Целина» были прекращены. Всем этим уникальным транспортерам так и не суждено было стать ни легендарными советскими ракетовозами, ни сыграть вообще какой-либо роли в деле повышения мощи советских Войск стратегического назначения, которые к тому времени тоже считались совершенно ненужными.

Похожие книги из библиотеки

Неизвестный Лавочкин

Легендарные самолеты Героя Социалистического Труда С.А. Лавочкина по праву считаются одним из символов Победы. Хотя его первенец ЛаГГ-3 оказался откровенно неудачным, «заслужив» прозвище «лакированный гарантированный гроб», установка нового мотора и усовершенствование конструкции буквально преобразили эту тяжелую неповоротливую машину, превратив в лучший истребитель Великой Отечественной – прославленные Ла-5, Ла-5ФН и Ла-7 сначала перехватили у немцев господство в воздухе, а затем и сломали хребет Люфтваффе. Именно на этих самолетах воевали двое из пяти лучших советских асов, а Иван Кожедуб первым сбил новейший реактивный Me.262. Именно Лавочкин стоял у истоков советской реактивной авиации – это его истребители первыми преодолели сверхзвуковой, а межконтинентальная крылатая ракета «Буря» – и тепловой барьер. Это в его ОКБ были созданы и первые отечественные беспилотники, и зенитные управляемые ракеты, прикрывавшие Москву в разгар холодной войны.

Прорывая завесу тотальной секретности, многие десятилетия окружавшую проекты Лавочкина, эта книга по крупицам восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора и подлинную историю его авиашедевров.

Снайперская война

Впервые в отечественной литературе!

Глубокое исследование снайперской войны на протяжении двух столетий – с позапрошлого века до наших дней. Анализ развития снайперского дела в обеих мировых войнах и многочисленных локальных конфликтах, на поле боя и в тайных операциях спецслужб. Настоящая энциклопедия снайперского искусства – не ремесла, а именно искусства! – ведь точность выстрела зависит от десятков факторов: времени суток и температуры воздуха, скорости и направления ветра, расстояния до цели, как падет свет, куда перемещаются тени и т. д., и т. п. Исчерпывающая информация о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем самого жестокого из воинских искусств.

Мясищев. Неудобный гений. Забытые победы советской авиации

Его вклад в историю мировой авиации ничуть не меньше заслуг Туполева, Ильюшина, Лавочкина и Яковлева – однако до сих пор имя Владимира Михайловича Мясищева остается в тени его прославленных коллег.

А ведь предложенные им идеи и технические решения по праву считаются революционными. Именно его КБ разработало первый отечественный межконтинентальный бомбардировщик М-4, первый сверхзвуковой стратегический бомбардировщик М-50 и первый в мире «космический челнок».

Но несмотря на все заслуги, огромный талант и организаторские способности, несмотря на то что многие историки прямо называют Мясищева «гением авиации», его имя так и не обрело всенародной известности – возможно, потому, что руководство советской авиапромышленности считало его «неудобным» конструктором, слишком опередившим свое время.

Эта книга, созданная на основе рассекреченных архивных материалов и свидетельств очевидцев, – первая отечественная биография великого советского авиаконструктора.

Все авиа-шедевры Мессершмитта. Взлет и падение Люфтваффе

Как бы ни были прославлены Юнкерс, Хейнкель и Курт Танк, немецким авиаконструктором № 1 стали не они, а Вилли МЕССЕРШМИТТ.

Эта книга – первая творческая биография гения авиации, на счету которого множество авиашедевров – легендарный Bf 109, по праву считающийся одним из лучших боевых самолетов в истории; знаменитый истребитель-бомбардировщик Bf 110; самый большой десантный планер своего времени Ме 321; шестимоторный военно-транспортный Ме 323; ракетный перехватчик Ме 163 и, конечно, эпохальный Ме 262, с которого фактически началась реактивная эра. Случались у Мессершмитта и провалы, самым громким из которых стал скандально известный Ме 210, но, несмотря на редкие неудачи, созданного им хватило бы на несколько жизней.

Сам будучи авиаконструктором и профессором МАИ, автор не только восстанавливает подлинную биографию Мессершмитта и историю его непростых взаимоотношений с руководством Третьего Рейха, но и профессионально анализирует все его проекты.